Работа в банке связана с огромными рисками. Учитывая, что многие люди беспокоятся о своих деньгах гораздо активнее, чем, скажем, о собственном здоровье, операционная или любая другая ошибка банкира в той или иной операции может оказаться для человека куда более фатальной, чем медицинская. Приведу пару примеров, что называется, из собственной практики. Сразу оговорюсь, что ошибаются в банке абсолютно все, просто кто-то чаще, кто-то реже.

Мой «звездный час» состоялся, как нарочно, в последний день испытательного срока в моем первом банке. Поскольку роботов пока операционно-кассовой работе не обучили, занимаются этим неблагодарным делом люди, склонные к таким непозволительным слабостям, как усталость или притупление внимания. Пожалуй, самое страшное, что можно натворить в таком состоянии – это допустить опечатку в реквизитах внешнего перевода в сторонний банк в оплату оформленного там кредита. Именно подобное и случилось у меня. Как результат: перевод по назначению не доходит, деньги возвращаются на счет клиента, который через несколько дней оказывается огорошенным звонком из своего банка: кредит ваш не оплачен и вышли вы на просрочку.

А кредитная история любого человека – она ведь как женская невинность. Подпортив её единожды, на всю жизнь уже лишаешься кредитной «девственности». На долгие годы останешься «заклейменным». И Бюро кредитных историй глубоко наплевать, по чьей там вине произошла просрочка.

Чтобы подстраховаться и избежать подобных казусов, мы всегда рекомендуем клиентам, оплачивающим кредиты через сторонние банки, делать это заранее – дней за 5-7 до даты платежа, закладывая в этот период все возможные риски и задержки в банковских переводах. Вот только люди редко к этому прислушиваются, и приходят всегда платить свои кредиты в самый притык.

Но вернемся к нашему пострадавшему. Узнав, что деньги его не ушли, он прибегает в отделение, персонально к тому, кто делал перевод, естественно. Людям ведь всегда важно максимально четко персонифицировать объект своей гневной атаки, ибо каждый понимает, что простое сотрясание воздуха ни к чему не приведет. Мы оперативно все исправляем, делаем уточнение платежа, и тут начинается уже «война» не только с возбужденным клиентом, но и с его банком, которого вдруг по каким-то своим причинам не устраивает уточнение платежа, заверенное подписью директора дополнительно офиса – этим товарищам подавай уточнение с подписью самого председателя правления нашего банка.

Банк, который выставлял такие условия – московский, а с Москвой бороться, тем более какому-то региональному банку, абсолютно бесполезно. Что получается в итоге. Ты оказываешься в эпицентре треугольника:
— с одной стороны клиент, который топает ногой и требует отправки перевода,
— с другой – твое непосредственное начальство, которое проклинает тебя и говорит, что быстрее сходить до Китая пешком, чем добыть подпись Председателя правления,
— и с третьей – упорные московские банкиры, которые ни в какую не принимают перевод без уточнения с подписью Председателя правления.
Несколько дней бюрократические запросы одних бумагомарателей удовлетворяют другие, потом все разрешается, тебя депремируют, и ты знаешь только одно – уж больше ты такой ошибки никогда не совершишь.

А вообще, мы всегда говорим нашим клиентам, что ни одно действие с их деньгами не произойдет без подписи соответствующего документа. Беда лишь в том, что 90% подписывающих банковские платежки, договоры и пр., даже не затрудняются проверить, ПОД ЧЕМ они ставят свой автограф.

Впрочем, эта история, заметно истощившая эмоционально, но не очень сильно материально, покажется детским лепетом по сравнению с той, что случилась в нашем же отделении еще до моего прихода в банк. Её рассказывают всем новеньким, как страшилку, основанную на реальных событиях. А было все очень просто: кассир, выдавая деньги в кассе, ошиблась, узрев в сумме из расходника лишний ноль, и выдав клиенту сумму, на порядок больше необходимой (если не ошибаюсь, вместо 500 000 руб была выдана сумма в 5 000 000 руб). Камеры в кассе тогда не было. Клиент, бровью не поведя, деньги все забрал и потом, естественно, сказал, что получил ровно столько, сколько должен был. Кассир та набрала кредитов, и выплачивает их банку до сих пор. И много лет еще выплачивать будет. Некоторые у нас даже «шутили», что лучше бы оказаться подорвавшимся на мине сапером, чем в том положении до пенсии обремененной нашей кассирши – человека, кстати, всегда крайне внимательного, сосредоточенного и обязательного.

Такой вот человеческий фактор. И такая вот цена банкирской ошибки.

В следующий понедельник я завершу серию историй о внутренней жизни банка рассказом о том, как банкиров равняют под сейлзов, и почему наибольшие перспективы в банке имеют бывшие продавцы йогуртов.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире