baltshuler

Борис Альтшулер, руководитель правозащитной организации «Право ребенка»

18 августа 2018

F

Москва не должна быть городом жилищного несчастья

Обращение к Ефиму Рачевскому, Марине Лошак, Леониду Рошалю, Константину Ремчукову, ко всем 152 доверенным лицам Сергея Собянина на  выборах Мэра Москвы.

Уважаемые Ефим Лазаревич, Марина Девовна, Леонид Михайлович, Константин Вадимович!

Уважаемые господа — доверенные лица Сергея Семеновича Собянина на выборах Мэра Москвы 9 сентября с.г. !

От имени многих тысяч москвичей, в первую очередь семей с детьми, многодетных семей, находящихся в недопустимых жилищных условиях, прошу Вас сделать такое чудо — содействовать решению проблемы, которая не решается годами и десятилетиями.

На состоявшемся 14 августа с.г. специальном заседании Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека снова шла речь о массовых нарушениях жилищных прав москвичей. Две многодетные семьи — в одной комнате 18 кв. метров коммунальной квартиры, на жилищной очереди более 10 лет; три семьи также в одной комнате; три многодетные семьи — в одной квартире, на очереди более 25 лет; семьи с тяжелыми инвалидами в малогабаритных квартирах без какой-либо надежды на «разуплотнение» и т.п. Не говоря о ситуациях SOS выселения на улицу семей с детьми с лишением регистрации по месту жительства. В любом крупном городе мира есть резервное жилье либо инструмент социально значимой бюджетной компенсации найма жилья, дабы не оставлять без крыши над головой граждан, оказавшихся в  трудной ситуации. Почему такого нет в  Столице нашей Родины Москве?

На 16.05.2018 в очереди на жилье в Москве находилось 78 574 семей или 276 910 человек; среди них около 5000 многодетных семей. Самый факт постановки на очередь означает, что государство в  лице Правительства Москвы признало жилищные условия семьи неприемлемыми. Почему же даже после такого официального признания люди многие годы продолжают жить в условиях «кладбищенской» нормы жилплощади, меньшей, чем санитарная норма 6 кв. метров на человека, установленная на федеральном уровне?

Парадокс в том, что все эти проблемы Москва могла бы  решить в кратчайшие сроки и практически незатратно для бюджета. Но не делается, а на самые отчаянные обращения, просьбы о помощи поступают бездушные отписки, иногда даже за подписью того или иного заместителя Мэра Москвы. При этом факт остается фактом: в тех редких случаях, когда государственные правозащитники передают такие обращения лично С.С. Собянину, он своей волей эти тяжелейшие индивидуальные ситуации разрешает. Но  системно не решается ничего.

Причина такого положения дел достаточно очевидна — строительство жилья в Москве крайне прибыльное дело, здесь в обороте сотни миллиардов рублей, и высоким московским жилищным чиновникам просто нет дела до  тяжелейших жилищных проблем москвичей. Фактически руководство жилищно-строительным комплексом Москвы стало государством в государстве — без какой-либо ответственности не только перед законом или населением города, но и перед Мэром Москвы.

Уважаемые доверенные лица Мэра Москвы, прошу Вас — помогите Сергею Семеновичу Собянину справиться с этой неприемлемой ситуацией. А проблема действительно серьезная, не  исключено, что навести здесь порядок невозможно без привлечения авторитета Президента Российской Федерации и  правоохранительных органов федерального уровня. В любом случае здесь нужны особые подходы. Уверен, что Ваш огромный авторитет и мощный творческий потенциал позволят решить проблему — бросить москвичам жилищный спасательный круг!

С уважением

Председатель Правления РОО «Право ребенка», член Общественного совета при Министерстве строительства и ЖКХ РФ, член рабочей группы по реализации права граждан на доступное жилье Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и  правам человека и Министерства строительства и ЖКХ РФ, член Московской Хельсинкской группы, член III и IV созывов (2010-2014гг.) Общественной палаты Российской Федерации

Альтшулер Борис Львович

baltshuler@yandex.ru

К  80-летнему юбилею Петра Петровича Старчика


Сегодня, 8 августа, исполняется 80 лет легендарному барду и композитору Петру Старчику — диссиденту и автору более 2000 песен на стихи самых разных поэтов. Но дело, конечно, не в количестве сочиненного, а в том, что многие из этих песен — шедевры, которые останутся навсегда. Петя начал сочинять в 17 лет, в 1955 году, продолжал этим заниматься и в Казанской спецпсихбольнице, куда попал в 1972 году за распространение в Москве антисоветских листовок. Был освобожден в начале 1975 года и организовал у себя дома в Теплом Стане регулярные домашние концерты, собиравшие множество народа. Хорошо помним эту набитую до  отказа 3-х комнатную квартиру, где он  жил с женой Саидой и детьми Мариной и  Петей. Эти концерты Старчика стали таким же знаковым событием середины 1970-х, как, например, московские квартирные художественные выставки.


И наряду с  замечательными лирическими, детскими песнями звучало и такое: «Даже и небо решеткою ржавою красный паук затянул» (Виктор Некипелов, «Владимирская прогулочная»); «И тот, кто познал эти страшные муки, тот проклял Октябрь и  советскую власть…» («Жестокий закон», слова народные); «Белым был – красным стал: / Кровь обагрила. / Красным был – белым стал: / Смерть побелила.» (Марина Цветаева о национальной катастрофе Октябрьской революции и гражданской войны); «Китеж» и «Русь гулящая» — о том же Максимилиана Волошина. Шаламов, Мандельштам, Домбровский, Чичибабин… И, конечно, веселая «Ах не додержали, не добили» на  слова Юлия Даниэля, последняя строфа которой: «Триста лет татары игом гнули / Только убедились – не согнешь. / Мы их в пятьдесят лет так согнули, / В триста лет потом не разогнешь.».


Всего не  перечислишь. Но мы процитировали «политику», потому что именно из-за нее сотрудники КГБ не раз требовали, чтобы Петр прекратил свои концерты. А он не  слушался. В результате 15 сентября 1976 года второй арест на глазах жены и детей и принудительное помещение в психбольницу, как было очевидно, надолго, если не  навсегда. Но нет в этом мире ничего очевидного. 15 октября, через месяц после ареста Петра, когда к нему уже начали применять мучительное «лечение», на  квартире Старчиков собрались друзья, был там и Петр Григорьевич Григоренко. И поскольку только что в газетах была объявлена Неделя советско-французской культуры, друзья подписали коллективное обращение к президенту Франции Валери Жискар д'Эстену. Основная мысль обращения: в СССР сажают в психбольницы за исполнение песен в  собственном доме, и просьба — ходатайствовать перед Леонидом Брежневым об освобождении Петра Старчика. Обращение было передано на Запад, и случилось чудо: страшная лапа ослабила хватку. Ведь даже через пять лет, в 1981-м, журнал «Новое время» сообщал о вопросе французского журналиста посетившему Париж советскому официозу Вадиму Загладину: «Правда ли, что в СССР сажают в психиатрические больницы за  исполнение песен в собственном доме».


Вскоре прекратили «лечение», Петра перевели в более легкое отделение, куда друзья передали ему гитару и радиоприемник. И, поймав «немецкую волну», Петя вдруг услышал свои песни в его собственном исполнении. Как он шутил потом: «там сумасшедшие с ума сошли». Приехал туда послушать песни Петра Старчика и главный психиатр Москвы Котов, заявил, что ему понравилось и что ничего опасного в  этих песнях он не видит. 15 ноября 1976 года Старчика освободили. Тогда же в больницу мы передали Петру только что вышедший «День поэзии — 1976» с «Пушкинскими эпиграфами» Арсения Тарковского и  «Балладой о прокуренном вагоне» Александра Кочеткова. И возникли такие песенные шедевры Старчика как «Синица» и «С любимыми не расставайтесь»:


С  любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не  расставайтесь!
Всей кровью прорастайте в них, –
И каждый раз навек прощайтесь!
И  каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
Когда уходите на миг!


Петр и Саида пели это на два голоса, и как невозможно актуально это звучало! По-счастью эти архивные магнитозаписи 1976 года удалось позже перевести в цифру и они есть в интернете: http://larisamiller.ru/pesni_starchik.html


От всей души поздравляем дорогого Петю Старчика с юбилеем!


Борис Альтшулер

Лариса Миллер

Илья Альтшулер

8 августа 2018 г.


Пенсии, дети и будущее России

Арсений Тарковский:

 «Грядущее свершается сейчас»

Владимир Путин:

«История убедительно свидетельствует, что все диктатуры, авторитарные системы правления преходящи. Непреходящими оказываются только  демократические системы…  При всех их  недостатках ничего лучшего человечество не придумало» (декабрь 1999 г.);

 «Политическая среда в России, как и экономическая, должна быть

 конкурентна, но для этого еще много надо сделать» (14 декабря 2017 г.).

 

18 лет, прошедшие между двумя приведенными в эпиграфе высказываниями президента России говорят о том, что задача создания в нашей стране устойчивой политической и экономической конкурентной среды действительно трудная, а, возможно, и неразрешимая в  принципе. Впрочем, не будем впадать в грех уныния, многое зависит от нас самих – см. эпиграф из Арсения Тарковского.

Монополизм в государственном управлении и монополизм в экономике возникли у нас не сегодня. Вся советская система была тотально монопольной, потому неустойчивой, потому и рухнула. Но и в Новой России политический и экономический монополизм расцвел пышным цветом еще в начале 1990-х и процветает до сих пор, лишая Россию будущего. Проблема, очевидно, системная, и решать ее надо системно. Как?

Прежде, чем попытаться ответить на этот вопрос, обратимся к событиям сегодняшнего дня, которые, хотя это звучит парадоксально, дают надежду на выход России из монопольного тупика – надо только не упустить этот исторический шанс. Я имею ввиду объявленную Правительством РФ пенсионную реформу.

Еще два года назад, откликаясь на  активные призывы Алексея Кудрина повысить возраст выхода на пенсию, я написал эссе «Стариков ритуально умерщвлять, а потом съедать» (http://right-child.ru/292-gov.html ), где увязал этот «добрый» обычай древних патагонцев Южной Америки с  некоторыми, мягко говоря, негуманными заявлениями Алексея Леонидовича. А также отметил поразительную безграмотность одного из главных экономистов страны, который повторяет, как мантру, слова о дефиците в России рабочих рук, чем и  обосновывает необходимость пенсионной реформы. Между тем хорошо известно, что миллионы россиян кормят семью отхожим промыслом, потому что в местах (и целых регионах) их постоянного проживания просто нет НИКАКОЙ работы? И также известно, что сегодня множество семей с детьми выживают, кормят детей исключительно благодаря пенсии бабушек и дедушек. Так по кому ударит повышение пенсионного возраста?

Налицо бесчеловечность и  безграмотность авторов пенсионной реформы и тех, кто ее поддерживает, – от  членов Правительства, Госдумы и Председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко до тележурналистов Владимира Познера, Дмитрия и Марии Киселевых. Пенсионная реформа, обусловленная объективным фактом старения населения, нужна и возможна в тех странах, где есть экономика. Российская Федерация такой страной, к  сожалению, пока не является, потому что «труба» — это еще не экономика. В России налицо не «дефицит рабочих рук», а  катастрофический дефицит рабочих мест. Причина – все тот же монополизм, убивающий любую деловую инициативу. И он же уголовным образом «накручивает» стоимость продуктов, товаров, квадратных метров первой необходимости, превращая в борьбу за выживание жизнь миллионов россиян (в первую очередь семей с детьми) – граждан страны с самыми большими в мире природными ресурсами.

Слова «уголовным образом» я употребил не случайно, не я это придумал:

— «Преступления против конкуренции считаются одними из самых серьезных экономических преступлений, в некоторых странах — даже более серьезными, чем налоговые нарушения… Ущерб для экономики страны колоссальный, мы его просто не ощущаем, не чувствуем» (Владимир Путин на  заседании Государственного совета по развитию конкуренции 5 апреля с.г.);

— «специфической чертой антиконкурентных соглашений в России является участие в них государственных органовсо всеми признаками, присущими организованным преступным группам и преступным сообществам» (из Доклада Федеральной антимонопольной службы России 31 октября 2017 г.). В том же Докладе ФАС говорится о тотальной картелизации российской экономики и о саботаже со стороны МВД России применения статьи 178 УК РФ «Ограничение конкуренции». Примеров такого саботажа немало. В этой связи советую посмотреть антикартельное» Поручение Президента Российской Федерации от 5 августа 2017 г. № Пр-1525 – п. 2, адресованное МВД, ФСБ, СК  России и Генпрокуратуре РФ, со сроком исполнения 1 октября 2017 г. (http://kremlin.ru/acts/assignments/orders/55315 ) – не исполнено до сих пор.

Итак, пенсионная реформа, людоедский характер которой сегодня очевиден, перестанет быть таковой, если предварительно навести порядок в экономике страны, обеспечить россиянам возможность работать и  достойно зарабатывать. И сделать это, казалось бы, нетрудно – достаточно запустить систему уничтожения раковых клеток экономики: картельных, анти-конкурентных ценовых сговоров с участием госорганов. Но, как говорил Император Александр I, «некем взять», поскольку правоохранители – это ведь тоже госорганы, зачастую являющиеся «частью проблемы» (вспомним миллиарды полковника Захарченко, и это лишь вершинка айсберга, почему-то оказавшаяся видимой).

Однако, и наведение порядка в  правоохранительных органах – не квадратура круга. Некоторые известные системные меры такого рода я просуммировал в материалах «Дети в опасности – Россия в беде: к  сороковине трагедии в Кемерово» (4 мая 2018 г. — https://echo.msk.ru/blog/baltshuler/2196386-echo/) и «Предвыборное-правозащитное» (март 2018 г. — https://echo.msk.ru/blog/baltshuler/2163736-echo/ ).

Факт тот, что навести порядок в России нетрудно, нужна лишь политическая воля. При словах «политическая воля» миллионы россиян начинают смотреть в одну точку по адресу «Москва, Кремль», ожидая проявления этой «воли» оттуда – сверху и забывая при этом об их собственной политической воле. Эта «забывчивость», а  вернее политический конформизм избирателей, дорого обходится стране и самим гражданам. Поэтому я и высказал в начале статьи ту мысль, что ситуация, сложившаяся вокруг пенсионной реформы, порожденные ею массовые протесты – это шанс для России выйти из монопольного тупика, обрести политическую и  экономическую конкурентную среду, когда критерием успеха в конкурентной борьбе является выбор покупателя (в экономике) и мнение народа (в политике).

И в заключение совсем конкретно. 9 сентября – единый день голосования, в том числе выборы мэра Москвы и Губернатора Московской области. Хорошо бы  избиратели не забыли в этот день о нечеловеческих жилищных условиях множества семей столичного региона и о том, что причиной этой беды являются картельные антиконкурентные ценовые сговоры в сфере жилищного строительства — те самые, которые, согласно цитированному выше Докладу ФАС России,  осуществляются с участием государственных органов (то есть высоких должностных лиц администраций Сергея Собянина и Андрея Воробьева) и имеют признаки организованных преступных групп и преступных сообществ.

Также см. на эту тему

«К 100-летию Октябрьской Революции: тотальный монополизм как причина народной беды и в прошлом и сегодня»

https://echo.msk.ru/blog/baltshuler/2087474-echo/

 

27.06.2018

Борис Альтшулер

Председатель Правления РОО «Право ребенка»,

Член Московской Хельсинкской группы

Дети в опасности – Россия в беде
(к сороковине трагедии в Кемерово)

«Страна, как есть, обильна. Порядка только нет»
Граф А.К. Толстой, 1868 г.

«Я вижу, почему ваша система буксует. Потому что там никто не проверяет другого. А здесь постоянно кто-то кого-то проверяет. Постоянно. Надо мной стоят ещё 40 детективов из разных бюро, которые могут меня посадить в тюрьму, если я что-то неправильно сделаю. У вас нет этого». –
Из интервью нью-йоркского полицейского русского происхождения Питера Гриневского газете «Московские новости», 22 июня 1994г.

40 дней назад в кемеровском ТЦ «Зимняя вишня» сгорели и задохнулись десятки детей и взрослых. Выражаю глубочайшее соболезнование и сострадание близким погибших. И, думаю, наша общая задача – сделать так, чтобы минимизировать возможность повторения этого ужаса, то есть устранить коренные глубинные причины таких трагедий.

Случайное возгорание может быть всегда, но катастрофой оно становится только в условиях грубейших нарушений правил пожарной безопасности. Об этих хронических нарушениях, как причине гибели людей в Кемерово, сказано неоднократно, в том числе и на официальном государственном уровне. Однако мне известен лишь один комментарий, ясно указывающий на то, почему же такие нарушения стали возможны. – Это публикация в газете «Новые известия» «В кемеровском пожаре виноваты «силовики»», где слово «силовики» означает, конечно, не вооруженные силы или Национальную гвардию, а контрольно-надзорные и правоохранительные органы. Именно они должны выявлять нарушителей инструкций и жестко их наказывать. И ТЦ «Зимняя вишня» давно должен был быть закрыт, но работал почему-то.

Такое парадоксальное бездействие контролеров и правоохранителей я бы назвал «преступная халатность», которая, увы, не частность, а явление тотальное. Почему качество продуктов в магазинах у нас фактически никто не контролирует и неизвестно чем мы кормим своих детей? Потому что Роспотребнадзор – не орган, а фикция. Почему у нас миллионы граждан не живут, а выживают, что особенно остро для семей с детьми? Потому что цены на продукты первой необходимости и на кв. метры первой необходимости – заоблачные. Почему так? Потому что, как пояснил Президент России Владимир Путин на Госсовете по развитию конкуренции 5 апреля с.г., экономика Росси поражена картельными ценовым сговорами. А в Докладе Федеральной антимонопольной службы от 31 октября 2017 г. говорится: «специфической чертой антиконкурентных соглашений в России является участие в них государственных органов… со всеми признаками, присущими организованным преступным группам и преступным сообществам», а также отмечается, что МВД России фактически саботирует применение к этим ОПГ и ОПС статьи 178 УК РФ «Ограничение конкуренции».

Такая «преступная халатность» правоохранителей также может быть прямо связана с коррупцией – они «в доле» и поэтому закрывают глаза на вопиющие нарушения закона. Да, подмосковные дети дышат миазмами незаконных свалок по той же причине, по которой погибли дети в Кемерово, – «виноваты «силовики»». Проблема коррупции в правоохранительных органах – в МВД, ФСБ, СКР и т.п. острейшая, о чем не раз заявлено на высшем уровне. См, например, недавние публикации «Полиция по всей России платит дань начальству» и «Взятки, общее покровительство, крышевание – чем грешат российские чекисты». А о запредельной коррупции в судебной системе РФ недавно жестко высказался Президент России Владимир Путин. И все это бьет по детям, по гражданам России, по всей стране, лишая Россию будущего.

Но, помимо преступной халатности и коррупции, есть еще одна страшная угроза – злоупотребление правоохранителей властью, работа не на закон, а на себя. Кто знает, сколько дел среди сотен, возбужденных по статье «экстремизм», — реальные, а сколько сфабрикованы самим ФСБ? Как, например, дело «Нового величия», организации, созданной провокаторами из спецслужб с целью посадить вовлеченную в нее молодежь. Вот и в 1930-е годы НКВД само устраивало взрывы на заводах с тем, чтобы потом разоблачить и расстрелять «диверсантов». Так и хочется сказать «чур меня». А ведь сегодня жертвами, в основном, становятся дети, или вчерашние дети – та молодежь, которая родилась и выросла в Новой России и ничего не знает о советских посадках «за язык» и ведет себя раскованно, тем более в социальных сетях в интернете. Об этом подробнее во вчерашней публикации в блоге «Эха Москвы» Льва Пономарева «Спасайся, кто может: ФСБ идет в атаку!».
А самоубийство талантливого подмосковного школьника после жесткого вторжения в квартиру ОМОНа по доносу соседей – в том же ряду, что и гибель детей в «Зимней вишне»

Что же делать? «Грядущее свершается сейчас» (Арсений Тарковский), и многочисленные сообщения о планируемой реформе правоохранительной и следственной системы дают надежду на кардинальное улучшение ее работы, на преодоление указанных преступной халатности, коррупции, злоупотреблений служебным положением. И также необходимо кардинальное совершенствование всей контрольно-надзорной системы Российской Федерации.

И нет тут никакой «квадратуры круга». Почему в других странах владельцы магазинов и различных центров сами строго следят за качеством продаваемых продуктов, соблюдением правил безопасности и т.п.? Потому что независимые инспекторы приходят инкогнито под видом покупателей-посетителей. А потом, если они выявили нарушения, появляется повестка в суд — и конец всему бизнесу. А картельные ценовые сговоры в других странах, как недавно сообщил Президент России, считаются одним из тяжелейших уголовных преступлений, в то время как у нас ФАС с трудом добивается наказания за них по КоАП.

Итак, несколько конкретных (заведомо не полных) предложений по необходимым реформам:

1. При федеральном Роспотребнадзоре создаются выездные контрольные бригады, посещающие регионы без предупреждения и анонимно. А при выявлении нарушений правил безопасности и т.п. наказывать надо не только непосредственных нарушителей, но и разгонять надзорное отделение данного субъекта РФ. То есть они все должны дрожать и бояться – так, как смертельно боятся выявления нарушений все бизнесмены и должностные лица на Западе.

2. При Верховном Суде РФ создается «Горячая линия» — для судей всей страны, которые обязаны сообщать на нее о любых попытках давления на суд. А если не сообщил в течение получаса после такой попытки, то, как в Германии, — пожизненная дисквалификация судьи. Да, судьи тоже должны дрожать и бояться.

3. И сотрудники всех правоохранительных органов – ФСБ, МВД, СКР и т.п. тоже должны бояться нарушить закон. – См. приведенную в эпиграфе цитату американского полицейского. Цитату эту я привел еще 18 лет назад в статье января 2000 года «Что можно сделать, когда сделать ничего нельзя? Конструктивный комментарий к статье Владимира Путина «Россия на рубеже тысячелетий»». Подробнее о конкретных мерах по наведению порядка в правоохранительной системе – в моей недавней заметке «Предвыборное – правозащитное: если бы я стал президентом».

04.05.2018

Борис Альтшулер
Председатель Правления РОО «Право ребенка»,
Член Московской Хельсинкской группы

Предвыборное — правозащитное. И к 8 марта!

«Если бы я стал Президентом»

Поздравляя дорогих женщин России с Праздником Весны 8 Марта, считаю необходимым сегодня — за 10 дней до выборов Президента Российской Федерации — постараться дать ответы на вопросы, волнующие миллионы россиянок: Где с детьми жить? На что завтра кормить детей? Как лечить детей? Или иначе: что надо сделать, чтобы в стране с самыми большими в мире запасами природных богатств «сделать былью» конституционную «сказку» о праве граждан России на жилище, на охрану здоровья, на достойную жизнь?

Конечно, можно только приветствовать, что все кандидаты в президенты, а также и неформальные «кандидаты», в своих программных документах на первое место ставят ликвидацию массовой бедности россиян (особенно остро ощущаемую миллионами семей с детьми) и вполне логично связывают решение этой задачи с созданием условий для экономического развития и преодолением коррупции. Жаль только, что дальше этих деклараций дело не идет, а  хотелось бы услышать, например, с какими конкретными первоочередными законодательными инициативами, направленными на кардинальное улучшение ситуации, планирует выступить вновь избранный Президент России.

Главная задача правозащитника — помочь конкретному человеку, конкретной семье. А сели это не получается (как, например, оказалось невозможно помочь семьям с детьми, «законно» выселяемым на улицу из единственного жилья, или находящимся в недопустимых жилищных условиях, или в состоянии крайней бедности), то мы предлагаем системные реформы по преодолению этой «невозможности». Вот этими предложениями я и хочу поделиться — в слабой надежде, что, может быть, сегодня они будут услышаны.

Если совсем кратко о корнях проблемы, то: (1) невозможно преодолеть бедность в стране, где угнетено производство, где люди, родители не могут достойно зарабатывать; (2) производства нет и не может быть там, где монополизм и коррупция душат деловую инициативу и свободный конкурентный рынок, сбивающий цены, в том числе цены на самое-самое необходимое — продукты питания, жилье, лекарства; (3) а эти язвы — монополизм и коррупцию — невозможно излечить без наведения порядка в правоохранительных органах и судебной системе, которые сегодня во-многом являются «частью проблемы».

В новейшем Докладе Федеральной антимонопольной службы (ФАС) России от 31 октября 2017 года «О состоянии конкуренции в Российской Федерации за 2016 год» говорится о поистине вселенском масштабе картельных ценовых сговоров с участием госорганов, поразивших до 80% ряда отраслей народного хозяйства, а также об основной причине, не позволяющей бороться с этой чумой. Цитирую: «Всеобщая картелизация российской экономики» (особые претензии ФАС к строительному и фармацевтическому комплексам); «специфической чертой антиконкурентных соглашений в России является участие в них государственных органов... со всеми признаками, присущими организованным преступным группам и преступным сообществам»; констатируется, что подследственная МВД России статья 178 УК РФ «Ограничение конкуренции» «практически не работает», что «органами внутренних дел в 2016 году выявлено всего 3 картеля и возбуждено 3 уголовных дела по ст. 178 УК РФ и ни одно из них не было направлено в суд.»; и предлагается «изменить подследственность дел по 178 УК РФ». Серьезность проблемы признается на высшем уровне. Об антикартельном поручении Президента Российской Федерации от 5 августа 2017 г., и как оно никем не исполняется см. в материале «ОПГ и ОПС с участием госорганов обрекают россиян на бездомность» — https://echo.msk.ru/blog/baltshuler/2158134-echo/. Здесь же о возможностях быстрого решения жилищной проблемы и о монополизме и коррупции как единственных тому препятствиях.

Между тем, в странах с рыночной экономикой вся мощь государства направлена именно на защиту рынка от монополий и картелей. Без такой государственной защиты свободный конкурентный рынок быстро прекращает свое существование — это азбучная экономическая истина. У  нас, к сожалению, в течение всех 25 лет Новой России государство не выполняет этой важнейшей функции защиты конкуренции.

Итак, «Васька слушает да ест», а  преодолеть бедность россиян, очевидно, невозможно без наведения порядка в правоохранительных органах. Что же делать?

Предлагается:

1. В целях принципиального усиления борьбы с картелями:

— законодательно расширить полномочия ФАС России, наделив ФАС правом осуществления оперативно-розыскной деятельности (ОРД) в данной сфере;

— в статье 151 УПК РФ  «Подследственность» установить, что дела по статье 178 УК РФ «Ограничение конкуренции» подследственны не только МВД России, но и ряду других правоохранительных органов.

2. В целях преодоления коррупции (включая получение «откатов» от  участников картельных ценовых сговоров) в самих правоохранительных органах, каковых в Российской Федерации более десяти (прокуратура, МВД, СКР, ФСБ, Минюст, ФСО, ФСИН, МЧС…), и в судебной системе, следуя мировому опыту, предлагается (перечень мер заведомо неполный):

— законодательно установить право службы собственной безопасности (ССБ) каждого из правоохранительных органов на осуществление Целевой Профилактической Оперативно-Розыскной Деятельности (ЦП ОРД) в отношении сотрудников своего правоохранительного органа, а главное — в отношении сотрудников других правоохранительных органов и определенных законом категорий иных должностных лиц. Этот межведомственный взаимоконтроль — основной механизм, обеспечивающий неизбежность выявления коррупционных деяний (взяточничество, крышевание бизнеса и т.п.) правоохранителей во многих странах;

— реализовать предложение бывшего Министра МВД РФ Р.Г. Нургалиева (декабря 2009 г.) подчинить ССБ МВД России исключительно центральному аппарату МВД, чтобы даже начальники ГУВД Москвы, других субъектов РФ не знали кто тут за ними следит. Применить этот принцип к ССБ всех правоохранительных органов;

— что касается обеспечения независимости судебной системы, то в дополнение к известным мерам, которые предлагают специалисты и политики, сошлюсь на опыт Германии, где законодательно установлено, что если, например, судье поступил звонок в попытке повлиять на решение суда (или, как это у нас чаще всего бывает, если «надавил» председатель суда) и  если судья не сообщил об этом куда следует в течение получаса, то  результатом будет пожизненная дисквалификация судьи. «Куда следует» — это может быть, например, горячая линия Верховного Суда РФ.

3. В целом в целях преодоления коррупции должностных лиц всех ветвей власти установить законом, что гражданин, поступающий на работу в правоохранительные органы, либо судьей, либо в органы государственной власти или местного самоуправления обязан дать подписку о добровольном согласии на частичное ограничение его права на «неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну» (статья 23 Конституции РФ), то есть на осуществление в отношении него указанной выше в п. 2 ЦП ОРД. При этом разглашение персональных данных, полученных при осуществлении ЦП ОРД, должно караться в уголовном порядке, как это и предусмотрено законодательством.

И в заключение скажу еще одну очевидность: для успешного преодоления бедности нужна не только экономическая, но и политическая конкуренция. Почему в Финляндии, вообще не имеющей природных ресурсов, один из самых высоких в мире уровней жизни? Потому что Финляндия — единственная провинция бывшей Российской Империи, которая успешно внедрила правовые реформы Императора Александра II — судебную, местного самоуправления и т.п. Поэтому там жесточайшая ответственность власти перед населением и заведомо невозможны те издевательства должностных лиц над людьми, какие у нас, к сожалению, являются буднями жизни.

8 марта 2018 г.

Борис Альтшулер

Председатель Правления РОО «Право ребенка»,

Член Московской Хельсинкской группы,

Член Рабочей группы по реализации права граждан на доступное жилье Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека и Министерства строительства и ЖКХ РФ 

См. на ту же тему на сайте РОО «Право ребенка» и в блоге «Эхо Москвы»:

http://right-child.ru/catalog/a/

https://echo.msk.ru/blog/baltshuler/

«ОПГ и ОПС с участием госорганов» (цит. ФАС России) обрекают россиян на бездомность

 

Выступление на рабочем совещании по  проблемам формирования фонда доступного жилья, включая наемное, и развития некоммерческого жилищного найма для граждан, имеющих невысокий уровень дохода, а также обеспечения жилищных прав детей-сирот, многодетных семей и инвалидов

Совет при Президенте РФ по правам человека, Москва, 27 февраля 2018 г.

 

«Построить нужное количество жилья точно возможно…»

 

Президент России В.В. Путин в заключительном слове на  заседании Государственного совета по жилищной политике 17 мая 2016 г. сказал: «Построить нужное количество жилья точно возможно… Но для этого нужно сделать немногое. Нужно разбюрократить принятие решений по выдаче земли. Не раздавать её своим да нашим…».

Здесь точно обозначены два главных посыла, две стороны медали: проблема легко решаема, но не решается по одной единственной причине «своих да наших».

Не буду подробно говорить о всем известной остроте жилищной проблемы – тут и 167 тысяч бездомных лиц из числа детей-сирот, и семьи с  детьми, выселяемые из единственного жилья, и очередники, долгие годы ожидающие «улучшения», и многодетные семьи и семьи с детьми-инвалидами в условиях нечеловеческой скученности, и жители аварийного жилья и т.п. И Президент прав — все эти проблемы легко решаемы.

И способы решения этих проблем также точно обозначены в Указе Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года № 600:

«разработать порядок бесплатного предоставления земельных участков под строительство жилья экономического класса, предусмотрев при этом ограничение продажной цены на такое жилье;» (пункт «а» части 2 Указа № 600);

«разработать государственную программу обеспечения доступным и комфортным жильем и коммунальными услугами граждан Российской Федерации, предусматривающую строительство жилья экономического класса и объектов инфраструктуры на  вовлеченных в экономический оборот земельных участках, примыкающих к крупным городам…; разработать план мероприятий по предупреждению и пресечению монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции хозяйствующих субъектов в сферах жилищного строительства и производства строительных материалов; обеспечить создание благоприятных условий для привлечения частных инвестиций…»; (п. «г», ч. 2 Указа № 600);

«до января 2013 г. обеспечить формирование рынка доступного арендного жилья и развитие некоммерческого жилищного фонда для граждан, имеющих невысокий уровень дохода;»; (п. «д» ч. 2 Указа № 600), и т.д.

Замечу, что ни  одно из этих поручений Президента РФ не выполнено Правительством РФ в течение почти 6 лет, хотя Жилищный кодекс РФ прямо предусматривает возможность «бесплатного предоставления земельных участков» по «голландской схеме», т.е. когда победителем аукциона признается лицо, предложившее минимальную цену продажи жилых помещений, хотя давно создана нормативно-правовая база наемных домов, хотя земельных участков, примыкающих к  городам и поселкам в нашей огромной стране более, чем достаточно. А ведь этот тезис Указа № 600 – важнейший для снижения себестоимости строительства, поскольку означает строительство жилья вблизи уже существующих социальной, транспортной и магистральной инженерной инфраструктур, то есть жилья преимущественно для тех граждан, которые здесь живут, уже пользуются всеми этими инфраструктурами и остро нуждаются в улучшении жилищных условий.

Спрашивается, почему такой саботаж поручений Президента России, результатом которого является массовое нарушение конституционного права граждан на жилище? И кто виноват?

О причине саботажа я скажу чуть ниже, также опираясь на самые авторитетные источники. А если говорить о виновниках, то необходимо назвать имя человека, который несет ответственность за всю эту ситуацию. Это Заместитель Председателя Правительства РФ Игорь Иванович Шувалов, который вот уже более 15 лет отвечает за реализацию программ строительства доступного жилья. Поэтому и нет у нас доступного жилья. Это его вина, что, как здесь уже говорилось, строительство социального жилья в  России практически прекратилось, а строится только сверхдорогое коммерческое жилье при единственном финансовом механизме его покупки – ипотека под огромные проценты.

Наша Рабочая группа была сформирована на основании соглашения между Советом и Минстроем России от 30 мая 2014 года, и уже на встрече Совета с  Президентом РФ 14 октября 2014 года Председатель Совета Михаил Александрович Федотов сообщил Президенту:

«… А можно сделать так, как мы сделали с Минстроем: создали временную рабочую группу по проблеме доступного жилья. Три месяца она работала, уже есть конкретные предложения, которые позволяют вместо 3–4 миллионов квадратных метров арендного жилья, обещанных Правительством, возвести силами отечественного строительного бизнеса около 100 миллионов квадратных метров в течение одного-двух лет. А использование принадлежащих гражданам пустующих жилых помещений позволит при тех же бюджетных затратах обеспечить жильём в 20–30 раз больше семей, чем при субсидировании покупки жилья.». — http://kremlin.ru/events/president/news/46786

Всё здесь обоснованно и реалистично. В основе предложений Рабочей группы – региональные программы, которые уместно было бы назвать «программами по исполнению Указа Президента РФ  № 600». Но в неоднократных попытках договориться о реализации этих предложений хотя бы где-то пилотно мы наткнулись на ту же стену, на то же препятствие, из-за которого саботируются указанные поручения Президента РФ и из-за которого оказалась полностью провалена ограничившая продажную цену кв. метра правительственная программа «Жилье для российской семьи» (2014-2017 гг.).

Что же это за препятствие, которое никому не удается преодолеть? Конечно, это «свои да наши» — по метафорическому выражению В.В. Путина (см. цитату в начале доклада). А на более официальном языке о том же читаем в ежегодном Докладе Федеральной антимонопольной службы России от 31 октября 2017 года «О состоянии конкуренции в Российской Федерации за 2016 год», где говорится о «картелизации российской экономики» (особые претензии ФАС к строительному и фармацевтическому комплексам), причем «специфической чертой антиконкурентных соглашений в России является участие в них государственных органовсо всеми признаками, присущими организованным преступным группам и преступным сообществам».

Серьезность проблемы признается на высшем уровне: см. Поручение Президента Российской Федерации от  5 августа 2017 г. № Пр-1525 «ФАС России совместно с МВД России, ФСБ России, Следственным комитетом Российской Федерации и при участии Генеральной прокуратуры Российской Федерации разработать межведомственную программу мер по выявлению и пресечению деятельности картелей… «, а также заявление профильной комиссии Совета Безопасности РФ от 11 сентября 2017 г. о том, что картельные ценовые сговоры угрожают экономической безопасности России.

Казалось бы, всё ясно? Но  нет – не всё. Потому что «Васька слушает да ест», несмотря на все заявления и  поручения высшего уровня. А «власть употребить» к этому «Ваське» почему-то никак не получается, хотя в УК РФ есть специальная статья 178 «Ограничение конкуренции», предусматривающая серьезные наказания за картельные ценовые сговоры. Но вот в том же Докладе ФАС от 31 октября 2017 г. констатируется, что подследственная МВД России статья 178 УК РФ практически не работает, что «органами внутренних дел в 2016 году выявлено всего 3 картеля и возбуждено 3 уголовных дела по ст. 178 УК РФ и ни одно из них не было направлено в суд.»; и предлагается «изменить подследственность дел по 178 УК РФ». Замечу, что год назад в Обращении на имя Президента РФ от 9 января 2017 года я  просил инициировать внесение изменений в статью 151 УПК РФ «Подследственность» с тем, чтобы статья 178 УК РФ была подследственна также и Следственному комитету России. Это мое письмо было переслано из Администрации Президента в ФАС России, откуда я получил вполне позитивный ответ.

В странах с рыночной экономикой собственно государственный сектор небольшой, а вся мощь государства направлена именно на защиту частного рынка от  монополий и картелей. Без такой государственной защиты свободный конкурентный рынок быстро прекращает существовать – это азбучная экономическая истина. У  нас, к сожалению, в течение всех 25 лет существования Новой России государство не выполняет этой важнейшей функции защиты конкуренции, сбивающей цены, в том числе на самое для людей необходимое – жилье, продукты питания, лекарства.

В свете сказанного представляется, что к разработке национального приоритетного проекта, о котором сейчас говорили члены рабочей группы Евгений Бобров и  Василий Тишков, под условным названием «Малоэтажное строительство – гражданам России» необходимо привлечь и ФАС России.

И в заключение о том, что даст реализация предложений рабочей группы в рамках предлагаемого приоритетного проекта, ориентированного преимущественно на малоэтажное строительство, включая и ИЖС, и многоквартирные дома до трех этажей.

1. Во-первых, это мощный приток в жилищную сферу частных инвестиций, что на фоне нынешней стагнации коммерческого жилищного строительства имеет стратегическое значение. Очевидно, что бесплатные земельные участки плюс низкая капиталоемкость индустриального малоэтажного строительства (и как результат в десятки раз более быстрый, чем при строительстве высотных домов, оборот вложенных средств) не могут не привлечь инвесторов-строителей. А  таковых в России многие тысячи, о чем хорошо известно в Российском союзе строителей, с которым мы тесно сотрудничаем.

2. Это практически мгновенное обеспечение жильем ныне бездомных 167 тысяч граждан из числа детей-сирот. Логика тут простая: на жилье для детей-сирот федеральный и региональные бюджеты выделяют сейчас около 25 миллиардов рублей в год, которые тратятся на покупку дорогого коммерческого жилья для ничтожной части нуждающихся сирот. Но если строить дешево, как мы  предлагаем вслед за Президентом Российской Федерации, то ведь государство (например, в лице органов государственной власти субъектов РФ) может уже сегодня выступить в роли заемщика – юридического лица, т.е. получить ипотечный кредит на сумму 150 млрд. рублей, скажем на 10 лет под 7% годовых, и на эти деньги выкупить по  цене 30 тысяч рублей за кв. метр 5 миллионов кв. метров малогабаритных однокомнатных квартир для всех 167 тысяч сирот, а потом 10 лет расплачиваться по этому кредиту указанными ежегодными 25 миллиардами рублей (по 150 тысяч рублей в год на одного сироту, т.е. ежемесячные выплаты по кредиту составят примерно 420 рублей за кв. метр). А если 5 миллионов кв. метров таких квартир сегодня нет в  наличии, то, согласно нашим предложениям, они могут быть быстро построены на  частные средства при условии бесплатности предоставления земельных участков и  при государственных гарантиях возвратности и доходности этих вложений после сдачи жилья «под ключ».

3. По такой же финансовой схеме могут быстро реализоваться и другие государственные жилищные обязательства, включая предоставление жилья очередникам, срочное переселение граждан из 11 миллионов кв. метров аварийного жилья, а также могут создаваться фонды наемного жилья социального использования, необходимые в том числе для разрешения исключительных жилищных ситуаций, таких как выселение из единственного жилья и т.п.

4. Особо следует отметить, что в рамках предлагаемого приоритетного проекта и соответствующих региональных программ может быть решена проблема стремительного нарастания аварийного жилищного фонда. О необходимости всероссийской программы реконструкции ветхих зданий с целью предотвращения перехода их в разряд аварийных не раз говорила Галина Петровна Хованская. Сегодня существуют эффективные и малозатратные технологии реконструкции и капитального ремонта зданий с надстройкой нескольких этажей даже без отселения жителей, они хорошо известны, надо лишь утвердить такие программы.

5. И, конечно, в рамках предлагаемых региональных программ возможно массовое развитие жилищно-строительных кооперативов с государственной поддержкой в виде бесплатного предоставления земельных участков, находящихся в  федеральной, региональной, муниципальной собственности, либо собственность на  которые не разграничена. В том числе речь идет о ЖСК многодетных семей. Сейчас здесь выступит Елена Фоминых – Президент Ассоциации многодетных семей «МногоНас». В июле 2017 года эта Ассоциация заключила соглашение о  сотрудничестве с Российским союзом строителей, а сейчас активно продвигает планы развития кооперативного движения многодетных в районах Московской области, в чем, как мы надеемся, намечается плодотворное сотрудничество с областным Министерством строительного комплекса.

Так что я присоединяюсь к коллегам по нашей рабочей группе и очень прошу помочь в разработке Приоритетного проекта под условным названием «Малоэтажное строительство – гражданам России».

Борис Альтшулер

Председатель Правления РОО «Право ребенка»

Член Московской Хельсинкской группы

Лауреат Премии «Спешите делать добро — 2017» Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации

 

Российская семья: четверть века без помощи и поддержки

Доклад на конференции памяти В.И. Сиротина «За права детей и подростков»

Левого социалистического движения совместно с Международным университетом социализма, Музей и общественный центр «Мирпрогресс, права человека» имени Андрея Сахарова, Москва, 9 января 2018 г.

 

Содержание

1. Вначале кратко о социализме.

2. О бедности семей с детьми.

3. О помощи семье услугами: законодательная база, почему помощи нет как нет, трагические последствия ее отсутствия.

4. О российском пилотном опыте помощи семье и как он уничтожался: Екатерина Лахова, Лидия Михеева и Сергей Кургинян.

     4.1. Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав как координаторы индивидуальной профилактической работы.

     4.2. Патронатное воспитание.

     4.3. Социальный патронат.

5. Заключение. Россиротпром и пугало «западной ювенальной юстиции».

 

«Все то, что натворили дураки,
Поверьте мне, такие пустяки,
В сравненье с тем,
Что может сделать гений.
Особенно – из лучших побуждений!»

Борис Заходер

 

1. Вначале кратко о  социализме.

Эта конференция организована убежденными социалистами. Я знаю, что и Андрей Дмитриевич Сахаров, с которым я был знаком в течение 20 лет, тоже был сторонником лучших принципов социализма, суть которых в том, что государство должно быть социальным, то есть не должно бросать граждан на произвол судьбы в  различных трудных ситуациях. Я сам тоже являюсь сторонником этих принципов, установленных также и Конституцией РФ: «Российская Федерация – социальное государство…» (Статья 7), «Материнство и детство, семья находятся под защитой государства» (Стать 38). В докладе как раз и пойдет речь о государственной помощи семьям с детьми.

Октябрьская Революция 1917 года провозгласила эти замечательные принципы социализма, однако на практике всё это обернулось в нашей стране поистине Вселенским Ужасом (см. эпиграф, а также, например, мою статью «К 100-летию Октябрьской Революции: тотальный монополизм как причина народной беды и в прошлом, и сегодня»). Замечу, что и пенсии по старости в  СССР установили только в 1956 году, через 39 лет после Революции. А вот в  Финляндии, Норвегии, Швеции и других, называемых у нас в прошлом «капиталистическими», странах действительно построен «социализм с человеческим лицом». Как это у них получилось без убийства миллионов сограждан?! Поучиться, наверно, никогда не поздно.

 

2. О бедности семей с  детьми.

Сразу уточню, что, говоря в названии доклада об отсутствии государственной помощи и поддержки российской семье, я не имею здесь в виду помощь финансовую. Она существует, узаконена, а в ряде регионов, как, например, в Москве, очень значительная, хотя предоставляется только гражданам с постоянной московской регистрацией по месту жительства (а не имеющие такой регистрации, их в Москве живет примерно 2 миллиона, — это для московских властей люди второго сорта, включая и детей). А в целом в стране налицо массовая бедность семей с детьми, когда доходов, включая мизерные пособия, не хватает даже на продукты первой необходимости, и дети хронически недоедают. РОО «Право ребенка» озабочено этой проблемой уже много лет. См., например: «Чем больше детей, тем хуже жизнь», «Спасите наших детей от хронического недоедания», «Стариков ритуально умерщвлять, а  потом съедать» и много другого в СМИ и в разделе «Новости» нашего сайта.

Если кратко подытожить, то очевидно, что невозможно преодолеть бедность в  стране, где угнетено производство, где люди, родители не могут работать и  зарабатывать. А производства нет и не может быть там, где монополизм и  коррупция душат деловую инициативу и свободный конкурентный рынок, сбивающий цены, в том числе цены на самое-самое необходимое. А эти язвы – монополизм и  коррупцию — невозможно излечить в условиях политической безгласности населения и без наведения порядка в правоохранительных органах и судебной системе. Так что о бедности – отдельный большой разговор не для этого доклада.

 

3. О помощи семье услугами: законодательная база, почему помощи нет как нет, трагические последствия ее отсутствия.

А теперь прямо по теме конференции и по теме доклада. Речь пойдет о государственной помощи семье в виде всевозможных услуг. – Так, как, например, это сформулировано в части 4 Статьи 65 Семейного Кодекса РФ: «4. При осуществлении родительских прав родители (лица, их заменяющие) имеют право на оказание им содействия в предоставлении семье медицинской, психологической, педагогической, юридической, социальной помощи. Условия и порядок оказания содействия в предоставлении указанной помощи определяются законодательством Российской Федерации о социальном обслуживании.».

Этот пункт был внесен в статью 65 СК РФ Федеральным законом от 2 июля 2013 г. N 167-ФЗ — во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 28 декабря 2012 года № 1688 (подписан в тот же день, что и закон «Димы Яковлева»). Абзац первый пункта 1 Указа № 1688 гласит:

«1. Правительству Российской Федерации:

а) до 15 февраля 2013 г. принять решения, обеспечивающие:

создание механизмов правовой, организационной и психолого-педагогической поддержки граждан Российской Федерации, намеревающихся усыновить (удочерить), взять под опеку (попечительство, патронат) детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также семей, воспитывающих приемных детей;…».

Как видно, законодатель пошел дальше данного поручения Указа № 1688 и в цитированном выше дополнении в СК РФ июля 2013 года говорится не только об опекунских и приемных семьях, но  также и о кровных родителях, имеющих право на государственную помощь и поддержку.

Более того, в  принятом еще через полгода Федеральном законе от 28.12.2013 года № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации», казалось бы, регламентировано в деталях всё, что требуется указанными пунктом 4 статьи 65 СК РФ: «При необходимости гражданам, в том числе родителям, опекунам, попечителям, иным законным представителям несовершеннолетних детей, оказывается содействие в предоставлении медицинской, психологической, педагогической, юридической, социальной помощи…» (статья 22 № 442-ФЗ)… «на основе межведомственного взаимодействия» (статья 28), в том числе на основании обращений «государственных органов, органов местного самоуправления, общественных объединений…» (статья 14).

А парадокс состоит в том, что, несмотря на все эти позитивные законы и поручения Президента РФ, российские семьи с детьми остаются без помощи и поддержки в самых экстремальных жизненных ситуациях – таких, как, например, выселение на улицу из единственного жилья. И хуже того: органы опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (КДНиЗП), суды Российской Федерации традиционно продолжают работать по правилам «фабрики сиротства», в массовом порядке разделяя детей и родителей, вместо того, чтобы вместе с соцзащитой сосредоточиться на спасении семьи, на содействии в устранении трудностей, на  восстановлении детско-родительских отношений и т.п.

На глубинную причину этого парадокса мне как-то, лет 10 назад, указала руководитель органов опеки и попечительства одного из регионов ЦФО: «Борис Львович, сделайте там в Москве что-то с федеральным законодательством, которое превратило нас – опеку в карателей семьи. Ведь мы  можем либо отобрать ребенка, либо закрыть глаза на семейное неблагополучие – с  риском для ребенка, а для помощи семье у нас нет никаких правовых оснований». Действительно в действующем с 1995 года Семейном Кодексе РФ 9 статей (№ 69-77) регламентируют лишения и ограничения родительских прав, отобрания ребенка у родителей, а еще 43 статьи (целый Раздел VI) устанавливает «Формы воспитания детей, оставшихся без попечения родителей». А слова «помощь семье» впервые, как говорилось, появились в 2013 году в одном пункте одной статьи 65 и  то сугубо декларативно, то есть в не рабочем виде.

Результаты отсутствия обязывающей законодательной увязки деятельности органов, полномочных принимать решения о судьбе ребенка и семьи (опека, КДНиЗП, суды), с  деятельностью органов и организаций социального обслуживания, способных оказывать помощь и поддержку, поистине трагические. Это и названная «фабрика сиротства», это и отражаемые в докладах и отчетах Следственного комитета России ужасные случаи гибели детей и т.п. И практически по каждому такому случаю следователи отмечают, что о семейном неблагополучии, приведшем в конце концов к  трагедии, была известно всем давно. Но никто адекватно не реагировал, никто не забил тревогу, не было назначено никакой «индивидуальной профилактической работы» с  семьей (взятое в кавычки понятие – из еще одного важного закона № 120-ФЗ от 24 июня 1999 года «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»). Законодатели наши сильны на красивые декларации, которые почему-то совсем не работают на практике.

Мы в течение последних нескольких лет не раз направляли и в Госдуму, и в Совет Федерации предложения по небольшим, но принципиальным, изменениям и дополнениям в  законодательство, устанавливающим эту недостающую связку органов управления и  органов социальной защиты. Для этого достаточно немного подправить Семейный Кодекс РФ, закон «Об опеке и попечительстве» № 48-ФЗ 2008 года и названный № 120-ФЗ, регламентирующий деятельность КДНиЗП. И ни разу, ни у кого из  законодателей это не вызвало интереса. Почему? Думаю, потому что они слишком заняты политикой и идеологией, когда до семьи и детей просто руки не доходят (см. также в конце доклада).

 

4. О  российском пилотном опыте помощи семье и как он уничтожался: Екатерина Лахова, Лидия Михеева и Сергей Кургинян.

Саботаж со стороны законодателей тем более парадоксален, что в России на местах был замечательный пилотный опыт по созданию работоспособной системы защиты детства и семьи и  организации плановой комплексной профессиональной профилактически-восстановительной работы «со случаем».

 

4.1. КДНиЗП как координаторы индивидуальной профилактической работы.

РОО «Право ребенка», как и другие НКО, в течение многих лет изучало и старалось поддерживать местные пилотные инициативы по созданию действительно эффективной целостной системы защиты детства и семьи. Назову замечательный опыт координирующей работы комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав Московской, Саратовской областей, Пермского Края – там действительно удалось организовать совместную работу по каждому конкретному случаю всех органов и учреждений – с  удивительными результатами. Например, в г. Перми в 2005-2010 гг. закрылись младшие группы в детских домах, поскольку удалось остановить эту самую «фабрику сиротства».

К сожалению, этот уникальный опыт не был воспринят на федеральном уровне. Не удалось продвинуть до  обязательного для всей страны федерального закона ни одного из множества предложения из регионов, обобщающих этот успешный опыт работы КДНиЗП как координаторов системы профилактики. Ну а на местах эти замечательные инициативы при отсутствии их законодательного закрепления на федеральном уровне с приходом новых руководителей регионов постепенно сошли на нет.

 

4.2. Патронатное воспитание.

Это форма передачи ребенка из детского дома на семейное воспитание в условиях, когда патронатная семья и ребенок получают комплексные профессиональные услуги на основе договора о патронате. Речь идет о той самой многоплановой поддержке и помощи, о которых говорится в названных выше Указе Президента РФ № 1688 декабря 2012 года, и в дополнении  к статье 65 СК РФ июля 2013 года. Эта форма позволяла передать в семью практически любого ребенка, даже  тяжелого ребенка-инвалида. Там, где она активно применялась, пустели детские дома. Что, очевидно, и привело к ликвидации патроната. Потому что, как в личной беседе сказала одна высокая московская чиновница: «Учреждениям тоже нужны дети». Патронат активно развивался в регионах в 2000-2008 годах. В половине субъектов РФ были приняты региональные законы о патронате.

В 2007 году Министерство образования и науки РФ совместно с пионером развития патроната в России Директором легендарного московского детского дома № 19 Марией Терновской разработали федеральный закон о патронате, который, увы, никогда не был принят.

Напротив, применение патроната, как эффективной договорной формы оказания замещающей семье всяческой поддержки и помощи, было запрещено Федеральным законом от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве», принятым по инициативе депутата Госдумы Екатерины Лаховой (она же – инициатор в декабре 2012 года закона «Димы Яковлева»). Желающие могут набрать в поисковой системе интернета два слова «Лахова патронат», чтобы увидеть сколько грязи вылила на этот замечательный отечественный опыт тогдашний Председатель Комитета Госдумы по делам женщин, семьи и детей. А фактическим автором убившего патронат закона была Лидия Михеева, эксперт Е.Ф. Лаховой. До сих пор перед глазами стоит эта незабываемая сцена: май 2008 года, слушания в Госдуме, посвященные только что принятому новому закону «Об опеке и попечительстве». В зале более 200 представителей регионов, обращаясь к которым Лидия Юрьевна Михеева говорит: «А теперь, в тот самый день 1 сентября этого года, когда закон «Об опеке  попечительстве» вступит в силу, все ваши региональные законы о патронате перестанут действовать как противоречащие федеральному законодательству». Это был шок, помню, как очень эмоционально отреагировала на эти слова председатель слушаний Елена Борисовна Мизулина: «Теперь я вижу, что Альтшулер и Терновская были правы, когда говорили, что новый закон убьет патронат». И правда, слова Лидии Михеевой звучали, как смертный приговор: многие тысячи детей после этого оказались заперты в интернатах, лишились возможности расти в семейной среде.

Зачем Екатерине Лаховой и Лидии Михеевой понадобилась расправляться с патронатным воспитанием – об этом в заключительной части доклада.

 

4.3. Социальный патронат.

Если патронатное воспитание – это договорная форма оказания услуг замещающей семье, то  социальный патронат – то же самое для кровной семьи, нуждающейся в помощи, находящейся под угрозой отобрания ребенка/детей. Региональные законы о  социальном патронате были приняты более 10 лет назад в Москве, в Московской области и в ряде других регионов. Применение социального патроната позволяло и  позволяет предотвращать разделение детей и родителей, спасать семью даже в, казалось бы, совершенно безнадежных случаях. Очевидно, что результатом широкого применения социального патроната стало бы резкое сокращение вновь выявляемых сирот, т.е. сокращение населения детских домов России. Однако, «учреждениям тоже нужны дети» — и распространение опыта социального патроната на всю страну было заблокировано так же, как ранее это было сделано с патронатным воспитанием.

В 2011 году Минобрнауки России разработал законопроект «О социальном патронате», который был внесен в Госдуму и в марте 2012 года принят в первом чтении. Практически одновременно Президент РФ Дмитрий Медведев в конце декабря 2011 года внес в  Госдуму разработанный правозащитниками проект закона об общественном контроле детских интернатов, который Госдума единогласно приняла в первом чтении 16 марта 2012 года. Позже стало известно, что после этого триумфального голосования Госдумы во многих субъектах РФ в руководстве региональных департаментов, которым подведомственны организации для детей-сирот, возникла паника: «что это еще за общественники, которые начнут приходить без предупреждения и нас проверять?».

И вот совершенно неожиданно на сцене появляется политолог Сергей Кургинян с его движением «Суть времени». В июне 2012 года они доставили в Госдуму ящики с 85 тысячами подписей граждан против обеих «ювенальных прозападных» законов о социальном патронате и  об общественном контроле детских интернатов. В сентябре 2014 года Кургинян собрал уже 140 тысяч подписей против этих законов. Как это делалось, Сергей Кургинян рассказал на слушаниях в Госдуме в том же сентябре 2012 года и даже  показал съемку: на свадьбе в некоем регионе России люди подписывают это его обращение. Почему подписывают? Потому что Кургинян на всю страну объявил, что есть в некоей Общественной палате РФ в Москве некий Борис Альтшулер, который хочет отнять у них детей с помощью этих двух законов. — Именно так он это формулировал, выступая в Госдуме в сентябре 2012 года. Я тогда тоже выступал и, припомнив «Тараканище» Корнея Чуковского: «Принесите-ка мне звери ваших детушек, я сегодня их за ужином скушаю», пояснил, что если людей пугать Альтшулером-Тараканищем, то они подмахнут что угодно. Между прочим, такой массовый сбор подписей по всей стране стоит немалых денег. Хорошо бы Сергей Ервандович когда-нибудь объяснил, кто ему это проплачивал.

Дальнейшая история с этими двумя законами совершенно фантастична. В названном выше Указе Президента РФ от 28 декабря 2012 года № 1688 первый абзац второй части гласит:

«2. Рекомендовать Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации доработать в приоритетном порядке проекты федеральных законов «Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» и «О внесении изменений в  отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства», предусмотрев в  том числе уточнение порядка приема ребенка в патронатную семью и форм его воспитания.».

Но Сергей Кургинян не дремлет: он сразу же выступил против этого «ювенального» Указа Президента, противопоставив его «патриотическому» закону «Димы Яковлева», и заявил, что 9 февраля 2013 года собирает в Колонном Зале Дома Союзов протестное «Родительское собрание». И собрал, и туда неожиданно пришел Президент России Владимир Путин, который в своем выступлении фактически отменил поручения собственного Указа № 1688.

С тех пор прошло 5 лет. Такие эффективные договорные формы оказания помощи семье, как патронатное воспитание и социальный патронат, так и не узаконены на федеральным уровне, иных работоспособных механизмов оказания помощи семье так и не создано, а Семейный Кодекс РФ остается активно карательным в отношении семьи. А организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, как были, так и  остаются закрытыми для «внешнего наблюдателя» — со всеми страшными последствиями, как явствует в том числе и из докладов Следственного комитета России. И за все это мы должны «благодарить» трех человек, имена которых, названные в заголовке этой части доклада, должны быть вписаны черными буквами в  историю детства и семьи Новой России.

 

5. Заключение. Россиротпром и пугало «западной ювенальной юстиции».

Массовое социальное сиротство (то есть сиротство при живых родителях) в России возникло в 1990-е годы как результат экономической катастрофы тех лет, но также и как следствие карательного в отношении семьи Семейного Кодекса РФ 1995 года (см. выше). В 2003 г. общее число воспитанников сиротских учреждений России было более полумиллиона, причем ежегодно «выявлялось» около 120 тысяч новых сирот (в среднем 350 детей в день становились сиротами). Можно сказать, что органы опеки и суды «раскалялись», штампуя лишения родительских прав, — отсюда и метафора «фабрика сиротства». А не раз повторенная выше фраза московского чиновника «учреждениям тоже нужны дети» становится понятной, если прикинуть общий бюджет системы детских домов и интернатов – это сотни миллиардов рублей. Сколько из  них доходило непосредственно до детей, а сколько оседало в карманах чиновников? Эту страшную систему мы назвали «Россиротпром», и название стало популярным, я  даже видел его в заголовках статей в Правительственной «Российской газете».

Первым, кто на  высоком уровне власти поддержал предложения общественных организаций и объявил войну этой системе, был Президент России Владимир Путин. В его ежегодном Послании Федеральному Собранию РФ 10 мая 2006 года он поручил: (1) Правительству «разработать механизмы, которые позволят сократить число детей, находящихся в интернатных учреждениях», и (2) существенно повысить выплаты приемным родителям. Второе поручение было выполнено, и это стало одной из  причин (наряду с общим сокращением детского населения России), почему население сиротских учреждений составляет сегодня «всего» 300 тысяч человек, а число вновь выявляемых сирот сократилось в три раза – до 120 человек в день. Тоже ужасная цифра, наглядно подтверждающая главный тезис доклада, вынесенный  в его заголовок, – об отсутствии помощи семье в Российской Федерации.

 300 тысяч детей в учреждениях, это, в  основном, дети с проблемами здоровья, не имеющие статуса сироты; кровные родители их сдали «временно» на попечение государства согласно части 2 статьи 155-1 СК РФ. Это также и старшие воспитанники. Этих детей мало кто решается принять в семью без профессиональной поддержки. Патронатное воспитание, т.е. поддерживаемая принимающая семья, как раз и было тем механизмом, о котором говорил Президент 10 мая 2006 года (и повторил в Указе № 1688 декабря 2012 года) и который позволял вывести из учреждений на семейное воспитание практически любого ребенка. Как уже говорилось, патронатное воспитание угрожало самому существованию «Россиротпрома», потому и было ликвидировано, несмотря на  поручение Президента России Владимира Путина.

Кстати, патронатное воспитание поддержал весной 2008 года и только что избранный Президентом РФ, но еще не вступивший в должность, Дмитрий Медведев. По просьбе Председателя Комиссии по социальной политике Общественной палаты РФ II созыва (2008-2009 гг.) Александры Васильевны Очировой (я тогда был ее экспертом) Дмитрий Анатольевич сам лично вписал патронатное воспитание в проект закона «Об опеке и попечительстве». Но  Лахова и Михеева всех нас переиграли, так определив патронат в законе, что он  стал лишь формой стандартной возмездной опеки, то есть законодательно было запрещено главное его преимущество – профессиональная поддержка принимающей ребенка семьи. Так что Екатерина Филипповна Лахова и Лидия Юрьевна Михеева одолели сразу двух президентов Российской Федерации.

И через 4 года то  же самое – одолеть сразу двух президентов России — сумел Сергей Кургинян в  отношении законов о социальном патронате и об общественном контроле детских интернатов. Действительно, если патронатное воспитание угрожало освободить  детские учреждения от уже находящихся там детей, то социальный патронат, как механизм спасения кровных семей, угрожал перекрыть «поставки» нового «товара» для Россиротпрома. Сергей Кургинян спас «Россиротпром» от этой угрозы с помощью истеричной кампании против «западной ювенальной юстиции».

Ювенальная юстиция в первичном смысле этого понятия – это специальные суды для несовершеннолетних правонарушителей, ориентированные на реабилитацию и перевоспитание. Такие суды, чуть ли не впервые в мире, были введены в Российской Империи в начале XX века, до 1917 года. Большевики эти специальные «детские» суды отменили.

Ювенальная юстиция в современном негативном смысле – это избыточное вмешательство государства в  дела семьи, разрушение семьи под предлогом защиты прав ребенка. Перегибы такого рода есть везде, называть их «западными» нелепо на фоне того чудовищного «перегиба», с которым Россия живет уже более 20 лет. А организаторы нашей отечественной «антиювенальной кампании» делают точно то же самое, что в 2008 году сделала Екатерина Лахова, — совершенно целенаправленно бьют по любой законодательной инициативе, угрожающей Россиротпрому. А депутаты Госдумы и сенаторы в Совете Федерации смертельно боятся «антиювенальщиков».

Поэтому, полагаю, и остаются без внимания законодательные инициативы по исправлению карательного в отношении семьи характера главного семейного закона страны – Семейного Кодекса Российской Федерации, 52 статьи которого устанавливают порядок разделения детей и родителей и дальнейшего устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Тогда как о спасении семьи, о помощи семье – только два слова и то декларативно с отсылкой на другие законы.

К 100-летию Октябрьской Революции:

тотальный монополизм как причина народной беды и в прошлом, и сегодня

  

«Государственный монопольный капитализм — есть полнейшая материальная подготовка социализма», «хлебная монополия, хлебная карточка, всеобщая трудовая повинность», «…крестьяне далеко не все понимают, что свободная торговля хлебом есть государственное преступление», «Организация учета, превращение всего государственного механизма в единую крупную машину, в хозяйственную организацию, работающую так, чтобы сотни миллионов людей руководствовались одним планом, — вот та гигантская организационная задача, которая легла на наши плечи», «Деньги — это свидетельство на получение общественного богатства, и многомиллионный [!] слой мелких собственников крепко держит это свидетельство», «Вести и провести беспощадную, террористическую [!] борьбу и войну [!] против крестьянской и иной буржуазии», «…Суд должен не устранить террор,… а  обосновать и узаконить его принципиально, ясно, без фальши и без прикрас», «Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц. Опубликовать их имена. Отнять у них весь хлеб. Назначить заложников — согласно вчерашней телеграмме»...

 

                                                                                                                     В.И. Ленин

 

 

Кто о чем, а РОО «Право ребенка» — о бедности семей с детьми, о хронически недоедающих детях, о бездомных многодетных семьях и в целом о  тяжелейших жилищных условиях множества семей с детьми. И о монополизме как глубинной причине этой народной беды в стране с самыми большими в мире природными ресурсами.

 

Причина эта узаконена в нашей стране 100 лет назад – см. эпиграф. Многие могут возразить, что приведенные крайне жесткие цитаты В.И. Ленина (а можно еще набрать в поисковике два слова «Ленин расстрелять») относятся к острому периоду вооруженного противостояния и этим отчасти оправданы. Но если бы так. Монополизм в экономике, убивающий хозяйственную инициативу, монопольное полновластие государственного — партийного чиновничества, не ограниченное какой-либо ответственностью перед населением, — это то, что осталось в СССР навсегда, и, в несколько модифицированной откровенно криминальной форме, уже 25 лет царствует в Новой России. В этом плане надо признать, что Ленин был гений – он создал систему, которую оказалось невозможно разрушить. А страшным языческим символом стабильности созданной системы является вознесенный над Россией труп вождя — в Мавзолее на главной площади страны.

 

И если все-таки не терять надежды (которая, как известно, умирает последней) и смотреть в будущее, то имеет смысл задаться вопросом, почему, например, в соседней Финляндии, не имеющей, в отличие от Российской Федерации, природных ресурсов, один из самых высоких в мире уровней жизни. И, может быть, стоит обратить внимание на то, что Финляндия – это единственная провинция бывшей Царской империи, которая эффективно внедрила реформы императора Александра II, такие как верховенство закона, создание ответственного перед населением местного самоуправления и независимой судебной системы. И пошла дальше, в том числе в обеспечении независимости от  политики правоохранительных органов и такой организации их работы, которая в  принципе исключает коррупцию в полиции и т.п. Вот чему стоит поучиться!

 

О  трагических последствиях монополизма власти с его неизбежным всевластием одного человека говорит вся история СССР. Мой отец Лев Альтшулер, один из пионеров советского атомного проекта – вместе с Сахаровым и другими коллегами, почти до самой перестройки верил в  идеалы Революции, но вступить в партию регулярно отказывался и всегда открыто и  резко высказывался по поводу возмущавших его «извращений социализма». Весна 1947 года, несколько месяцев назад закончился Нюрнбергский процесс.  На дне рождения своего ближайшего друга Вениамина Цукермана (гениальный инженер, тоже участник атомного проекта, который, будучи слепым, заведовал отделом в Арзамасе-16, г. Саров) отец произносит тост: «Я счастлив, что дожил до момента, когда повесили нацистских главарей. Я надеюсь дожить до нашего нюрнбергского процесса». Сказано это было в комнате коммунальной московской квартиры в присутствии множества гостей, и  никто не донес. А идейный и партийный друг Веня только заметил: «Ну Лёвка опять трепется». Я много позже спросил отца, почему он, веривший в социализм, так жестко высказался? И он пояснил, что не мог простить трех вещей: (1) коллективизации с ее голодомором и бессмысленным уничтожением миллионов работоспособных крестьян; (2) уничтожения комсостава Красной армии перед войной и полной неготовности 22 июня 1941 года, в результате которой погибла 3-миллионная армия, и Гитлер дошел до Москвы и Волги; и (3) бездарности руководства, по причине которой в блокадном Ленинграде умерло от голода более миллиона человек.

 

Все эти три «извращения социализма» — очевидный результат ничем и никак не ограниченного единоначалия. Говоря о монополизме власти, можно много чего вспомнить, – например, постановление Н.С. Хрущева о введении налога на фруктовые деревья, в результате которого за одну ночь в центральной России были вырублены все сады. А плановая по-ленински экономика – это и тракторы, распахивающие пески пустыни Кара-Кум, и многое другое в том же духе – и в результате неизбежный экономический застой.

 

Но вернемся к сегодняшнему дню. Крайняя бедность и  невыносимые жилищные условия множества семей с детьми прямо обусловлены монополизмом власти и  экономическим монополизмом, тесно связанными друг с другом.

 

Действительно, именно торговые монополисты — посредники между сельским производителем и потребителем ответственны за немыслимые «накрутки» стоимости продуктов первой необходимости, что также, наряду с монопольным диктатом агро-олигархов, возглавляемых Министром сельского хозяйства РФ, убивает массового сельского производителя и является причиной хронической деградации села.

 

Аналогично в жилищном строительстве. Провалены все программы доступного жилья, предусматривающие ограничение цены кв. метра при разумной прибыли застройщиков. Несмотря на огромную потребность в жилье, с трагическими проявлениями которой мы сталкиваемся каждый день, в стране процветает только  сверхприбыльное жилищное строительство, осуществляемое тесно связанными с  властями регионов строительными монополистами. Мы сотрудничаем с Российским союзом строителей, объединяющим тысячи строителей, которых эти «генералы» близко не подпускают к делу. Хотя при современных индустриальных методах строительства жилищную проблему можно решить в кратчайшие сроки и при минимальных бюджетных затратах. Такие предложения разработаны в 2014 году Рабочей группой по доступному жилью Совета при Президенте РФ по правам человека – Минстроя России. Но, несмотря на авторитет президентского Совета, все наши попытки реализации, хотя бы пилотно, такой региональной программы наталкиваются на сопротивление региональных властей (Москвы, Московской области, далее везде), тесно связанных со «своими да нашими» строительными монополистами (цит. слова В.В. Путина на Госсовете по жилищной политике 17 мая 2016 г.). А неделю назад, на заседании Правительства 31 октября с.г.

«Путин назвал безобразием ситуацию в сфере строительства в регионах
Малый и средний бизнес в сфере строительства до сих пор сталкивается с колоссальными проблемами» (РИА-недвижимость).

 

О том, что 178 статья УК РФ («Ограничение конкуренции») не  работает, что монополизм в экономике и коррупция во власти – главные причины бедности и тяжелых жилищных условий семей с детьми мы писали много раз в разном формате. Писали и о том, что об этих ключевых проблемах почему-то молчат главные экономические советники Президента.

 

Однако, вдруг лед тронулся:

     — 1 марта с.г. глава ФАС Игорь Артемьев заявил о «всеобщей картелизации экономики»;

     — 6 июня с.г. «Российская газета» сообщает о представленном в Правительство проекте ежегодного доклада ФАС, где говорится: «В российской экономике осталось очень мало областей, где нет картельных сговоров. Однако больше всего претензий у антимонопольной службы к сектору поставок медикаментов, медицинского оборудования и строительному комплексу… В докладе ведомства отмечается, что специфическая черта антиконкурентных соглашений в России — это участие в них госорганов.» (вот он антидемократический и антирыночный ленинский симбиоз монополии власти и монополии экономической);

     — 8 августа с.г. Президент РФ Владимир Путин дает поручение ФАС, совместно с МВД, ФСБ, Следственным комитетом и Генпрокуратурой, объединить усилия в борьбе с  картельными ценовыми сговорами;

      — 11 сентября с.г. профильная комиссия Совета безопасности РФ заявила, что картельные сговоры угрожают экономической безопасности России и для борьбы с ними необходимо также и международное сотрудничество;

       — 20 октября с.г. я направил письмо Председателю юридического комитета сената США, сенатору от  штата Айова Чаку Грессли, где поблагодарил его за «умные санкции» в отношении сверх-влиятельных российских коррупционеров и, следуя пожеланию комиссии Совета безопасности Российской Федерации, призвал к международному сотрудничеству, в  том числе между США и РФ, в деле борьбы с коррупцией и монополизмом, являющимися проблемой во многих странах, включая и Украину, и США, и др.

 

В заключение хочу выразить надежду, что 100-летие Октябрьской Революции станет тем переломным моментом, когда Россия все-таки откажется от  ленинского наследия тотального монополизма и приступит к строительству нормального государства – конкурентного и в политике, и в экономике. При том, что главным критерием успеха в этой конкурентной борьбе является выбор покупателя (в экономике) и мнение народа (в политике).

 

Борис Альтшулер

Председатель Правления РОО «Право ребенка»,

Член Московской Хельсинкской группы,

Член Рабочей группы по реализации права граждан на доступное жилье Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека и Министерства строительства и ЖКХ РФ.

 

P.S. См. также два моих недавних письма Президенту РФ на те же темы в блоге Движения «Очередники Москвы», пост от 1 ноября с.г.:

https://vk.com/ocheredniki

 

Эта Сказка о мудром градоначальнике и неразумных москвичах, не знающих своего счастья, – в лучших традициях бессмертного Салтыкова-Щедрина – опубликована в «Новой газете» 14 августа с.г.: «Он всех строит. Собянин опять всё перекопал? И правильно сделал. Юлия Латынина отвечает «оскорбленным москвичам»». Начало статьи: «Москва спустя сто лет будет выглядеть так, как спланирует ее Собянин», а заключительная фраза: «Сергей Собянин – действительно классический представитель старой аппаратной школы, которая считает, что народ должен быть осчастливлен даже без его, народа, согласия, потому что в своем счастье народ все равно ничего не поймет». А в конце статьи приписка Главного редактора уважаемой газеты Дмитрия Муратова о том, что он разделяет точку зрения автора.

 

Не вдаваясь в  подробности восхваляемых в статье программ «Реновация» и превращения Москвы в  современный город (тут слишком много вопросов – в первую очередь о непомерных и  бесконтрольных бюджетных затратах), хочу обратить внимание на два обстоятельства, в статье не отраженные, хотя каждое из них в любой нормальной стране привело бы к немедленной отставке Мэра:

 

1. Бесчеловечность, многолетнее безразличие к жилищным ситуациям SOS, игнорировать которые недопустимо. Но игнорируют! Ровно год назад 10 женщин из движения «Очередники Москвы», шестеро из них – многодетные матери, провели 40-дневную голодовку перед Главной приемной партии «Единая Россия», протестуя именно против этих невыносимых жилищных условий: 3 семьи в одной комнате коммунальной квартиры 18 м2; 2 многодетные семьи в одной комнате коммунальной квартиры 19 м2; 4 семьи в одной квартире; семья 6 детей, ожидают 7-го — в малогабаритной квартире; семья 5 детей, ожидают 6-го — в  малогабаритной квартире, семьи с детьми-инвалидами — на «кладбищенской жилищной норме» и т.п., и т.д., и без какой-либо надежды на «улучшение».

 

И это не единичные случаи, таких чрезвычайных ситуаций в Москве сотни тысяч.  Девиз той голодовки: «ТАК ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ!» — по  названию культового фильма Сергея Говорухина, который, кстати, будучи членом политсовета «ЕР», полностью проигнорировал этот протест, как и вся его правящая партия. Остался равнодушным и Сергей Собянин, хотя по данному вопросу к нему обращались главные государственные правозащитники страны, проводили встречи в  Администрации Президента – всё бесполезно.

 

А 8 июня с.г. в  Экспертном заключении на программу «Реновация» Президиум Совета при Президенте РФ по правам человека четко сформулировал свое основное возражение на эту программу: «очевидная социальная безответственность, предполагающая использование бюджетных средств на цели реновации, благоустройства территории и комплексного обновления среды проживания граждан в условиях наличия длительное время не  выполненных городом Москвой социальных обязательств перед очередниками и  жителями непригодных для проживания домов». Слова «социальная безответственность» — синоним  «бесчеловечности», о которой сказано выше. А  проблемы выселяемых на улицу жителей московских общежитий и непригодных для проживания домов – это такая боль, длящаяся годами! И ничего, Сергей Собянин спокоен, как будто, так и надо. Таковы катастрофические последствия полной безответственности власти перед населением и перед законом – см. ниже.

 

Парадокс комментируемого панегирика «Новой газеты» Мэру Москвы в том, что эта же газета, следуя своей замечательной традиции защиты жертв чиновничьего произвола, четыре раза писала о той прошлогодней головке: публикации 11 июля, 8 августа, 9 сентября 2016 г. и  13 января 2017 г. (https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/07/10/69222-mama-uehala-po-delam-vernetsya-s-novoy-kvartiroy, https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/08/08/69489-poka-vse-u-ombudsmena и https://vk.com/wall-6726778_563470 и https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/01/13/71122-moy-nomer-v-ocheredi-68-835-y). Причем, в статье января этого года – очень сильно о глубинной причине московских жилищных  проблем, т.е. о беспредельной коррупции, на которую нет никакой управы.

 

2. Вот эта глубинная причина почему-то также забыта в комментируемой «Сказке» о мудром градоначальнике. Укажу в этой связи лишь на одно обстоятельство, в котором, однако, как в капле воды, видна вся тяжесть заболевания. В ноябре 2016 года те  же «Очередники Москвы» сумели добыть в Росрегистрации документы о покупке в  июне 2016 года заместителем руководителя Департамента городского имущества Москвы Щербаковым И.А. квартиры на проспекте Вернадского за 4,3 миллиона рублей и ее продаже через два месяца за 21 миллион рублей. А поскольку квартира была в  доме, предназначенном для переселенцев из аварийного жилья, то купить ее за бесценок этот чиновник мог только по личному разрешению Мэра. – Документ с  подписью С.С. Собянина был в пакете материалов, переданных тогда в СК России, в  УФСБ и УМВД по г. Москве. А 8 декабря 2016 года Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Михайловна Алексеева передала эти документы лично в  руки Президенту Российской Федерации В.В. Путину.

 

Ну а в  результате никто не посмел тягаться с Собяниным, в январе с.г. всё (из Администрации Президента, из СКР, ФСБ, прокуратуры) стеклось в московское окружное Управление экономической безопасности и противодействия коррупции (какие хорошие правильные слова !!!), т.е. в УЭБиПК УМВД по ЮЗАО г. Москвы, которое за 8 месяцев так и не «родило» уголовное дело. А весной с.г., когда следователи пытались пригласить г-на Щербакова на беседу, тот прямым текстом пригрозил: «будете приставать, работать в Москве не будете». Добавлю, что недавно «Очередники Москвы» предоставили следствию еще один пакет документов о сопряженных с личным обогащением злоупотреблениях и издевательствах Щербакова И.А. над людьми — теперь уже в его новой функции куратора вопросов переселения граждан в рамках программы «Реновация».

 

Что же  делать? «Жилищную проблему решить вполне реально, нужно только над этим работать: не раздавать землю «своим да нашим», избавиться от коррупционных схем», — В.В. Путин на заседании Госсовета по  теме жилищной политики 17 мая 2016 г. Да, все проблемы легко решаемы. Мы тесно сотрудничаем с Российским союзом строителей, объединяющим тысячи строителей страны, которые хоть завтра застроят Москву, да и всю Россию, доступным жильем экономического класса при разумной доходности не более 10-15%. Но ведь  доходность московских девелоперов-монополистов и «крышующих» их чиновников – 100-200%, а тех, кто готов строить дешевле, они и близко не подпускают к  строительным площадкам.

 

В  недавнем докладе Федеральной антимонопольной службы говорится о тотальной картелизации экономики России, об участии в этих преступных (ст. 178 УК РФ) антиконкурентных сговорах государственных органов, об особых претензиях в этом плане к строительному комплексу и о парадоксальном бездействии правоохранителей. А 8 августа с.г. Президент России дал поручение об объединении антикартельных антимонопольных усилий ФАС, МФД, ФСБ, СКР и Генпрокуратуры. Теперь важно отследить, станет ли данное поручение Президента России жертвой такого же  саботажа, в том числе в Москве, как это случилось в последние годы с его важнейшими «жилищными» поручениями, начиная с известного Указа от 7 мая 2012 года № 600.

 

Если же всё опять получится «как всегда», т.е. корыстные коррупционно-монопольные интересы окажутся сильнее и Президента и всех правоохранителей России, то, наверно, надо вспомнить часть 1 статьи 3 Конституции РФ «Носителем суверенитета и  единственным источником власти в Российской Федерации является ее  многонациональный народ», т.е., как говорит Алексей Навальный:  «Надо политизировать любую проблему всеми средствами. Люди, заявляющие о  «неполитическом протесте», проигрывают ровно в эту секунду».

 

Да, последнее слово – законно, мирно через избирательные механизмы — должно быть за тем самым народом, который, согласно Юлии Латыниной, никак не поймет, какое это счастье иметь такого Мэра как Сергей Собянин.

22.08.2017

Борис Альтшулер

Председатель Правления РОО «Право ребенка»,

Член Московской Хельсинкской группы,

Член Рабочей групп по реализации права граждан на  доступное жилье Совета при Президенте РФ по правам человека – Минстроя России

Правозащита и  политика

К юбилею Людмилы Михайловны Алексеевой 20 июля 2017 года

 

«Наша конечная цель – помочь конкретному человеку»,

 «Мы правозащитники как раз и занимаемся

 неразрешимыми проблемами – и только это и  имеет смысл»,

Людмила Алексеева

 

Поздравляя Людмилу Михайловну с замечательным юбилеем, хочу сказать ей огромное спасибо за поддержку и сотрудничество в нашей борьбе в защиту конституционного права граждан России на жилище и конкретно в  защиту семей с детьми, находящихся в абсолютно невозможных жилищных условиях либо вообще не имеющих жилья. Назову здесь наше совместное с ней Открытое обращение апреля 2015 г. к Президенту Российской Федерации «Почему детям негде жить в самой большой стране мира»; или заявление членов МХГ июля 2016 г. «Покушение на убийство в центре Москвы. Требуем немедленной отставки Собянина» в поддержку десяти матерей – «Очередников Москвы», которые из-за невозможных жилищных условий объявили бессрочную голодовку перед главной приемной партии «Единая Россия»; или наше с Людмилой Михайловной еще одно письмо Президенту России, переданное ею лично В.В. Путину на его встрече с  Советом по правам человека 8 декабря 2016 г.

В этих обращениях – о цинизме и коррупции московских властей, которые «не заметили» указанную голодовку, хотя женщин поддержали Совет при Президенте РФ по правам человека и  Уполномоченный по правам человека в РФ, а в более общем плане – о многолетнем саботаже Правительством РФ (ответственный Игорь Шувалов), руководством Москвы, Московской области и других регионов поручений Указа Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 600 по обеспечению жильем «граждан с невысоким уровнем дохода», по «преодолению монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции в сфере жилищного строительства» и т.п.

Причина саботажа очевидна: жажда наживы, нежелание отказаться от монопольных «накруток» стоимости кв. метра и от жирных коррупционных откатов.

И не только мы  общественники об этом говорим. По сообщению «Российской газеты» от 5 июня с.г. в проекте ежегодного доклада Правительству Федеральной антимонопольной службы сказано:

— о тотальной «картелизации российской экономики»,

— об участии в  этих преступных антиконкурентных соглашениях государственных органов,

— об особых претензиях антимонопольщиков к строительному комплексу и 

— о непонятной пассивности в этих делах правоохранительных органов.

Итак, «Васька слушает да ест», а «власть употребить» к этому ненасытному «Ваське» оказывается невозможно. Отсюда и неразрешимость задачи обеспечить жильем бездомную многодетную семью и в целом неразрешимость жилищной проблемы. Но, Людмила Михайловна Алексеева справедливо отмечает, что только такими неразрешимыми проблемами и имеет смысл заниматься (см. эпиграф).

Что же делать?

Все-таки, следуя совету дедушки Крылова, «власть употребить», вспомнив, что согласно Конституции (часть 1 статьи 3) «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Конституцией предусмотрен и механизм реализации этой народной власти – выборы, позволяющие по воле народа отправлять в отставку всех этих зажравшихся, циничных, равнодушных к насущным народным нуждам. Казалось бы, в сегодняшней политической реальности повторять такие слова как «народ», «выборы» можно разве что в шутку. Но, во-первых, на дне рождения шутки уместны, а во-вторых, как говорится, «в каждой шутке есть доля шутки» — а  основная доля всерьез и нешуточно.

А на практике на  вопрос «Что делать?» ответ дал Алексей Навальный. Цитирую: «Надо политизировать любую проблему всеми средствами. Люди, заявляющие о «неполитическом протесте», проигрывают ровно в  эту секунду» (Новосибирск, апрель 2017 г.).

Мне, однако, возражают, в том числе и некоторые друзья правозащитники, что, мол, не надо нам лезть в политику, которая, как известно, «грязное дело». И правда, — мы правозащитники политикой не занимаемся и за власть не  боремся. Наша конечная цель — помочь конкретной жертве нарушений прав человека. Но для достижения этой цели мы сплошь да рядом вынуждены воздействовать на  политиков. Так было всегда. Напомню кое-что из событий 40-летней давности.

Почему не  расстреляли одного из основателей Московской Хельсинкской группы Анатолия Щаранского, хотя прокурор требовал высшей меры. Потому что удалось создать мировое политическое цунами в защиту Орлова, Гинзбурга и Щаранского, удалось подключить даже коммунистов Франции, столь значимых для советских партийных идеологов. Я тогда тоже внес свои пять копеек – написал заявление «Еврокоммунизм и права человек», передавали его по «вражеским голосам». Но  тогда многие работали в этом направлении, поскольку ясно было, что спасти может только политизация задачи спасения. Это 1978 год.

А за два года до  того обращение к Президенту Франции Валери Жискар д’Эстену спасло из психушки знаменитого барда и композитора Петра Старчика. Он был принудительно госпитализирован 15 сентября 1976 года и, судя по всему, навсегда, а 15 ноября вернулся домой к жене и детям. За эти два месяца произошло многое – и «терапия» инъекциями галоперидола, и, вдруг, прекращение этой пытки, перевод в более легкое отделение и посещение Петра главным психиатром Москвы Котовым – очевидно по поручению КГБ, которое тогда получило полный нокаут. И даже через 5 лет французские журналисты спрашивали советских представителей: «Правда ли, что у  вас принудительно помещают в психиатрические больницы за исполнение песен в  собственном доме?». Да, Петя еженедельно устраивал у себя дома в Теплом Стане концерты для 50-60 человек, где исполнял не только песни на стихи Цветаевой, Мандельштама, Шаламова, Клычкова и других поэтов, но также, например, «Жестокий закон» — слова народные: «Жестокий закон для народа создали / Настроили тюрем, кругом лагеря, / И тысячи тысяч этапам  гнали / Туда, где в безмолвии стынет земля…». И далее то, что так уместно процитировать сегодня в год столетия Великого Октября: «И кто испытал эти страшные муки, / Тот проклял Октябрь и Советскую власть…». Или «Владимирскую прогулочную» Вити Некипелова – о прогулочной клетке во  Владимирской тюрьме, где звучит: «Даже и  небо решеткою ржавою красный паук затянул» (http://larisamiller.ru/pesni_starchik_16.mp3 ). И Петр Старчик пел это в 1976 году! Вот его и забрали в психушку, а спасти его удалось только  политизацией проблемы на высшем уровне.

Не буду далеко ходить: автор этих строк не был арестован в начале 1980-х в том числе благодаря лаконичной телеграмме американского сенатора от штата Айова Чака Грессли на имя Председателя КГБ СССР: «Уважаемый господин Чебриков, я слышал, что у вас преследуют физика Бориса Альтшулера. Прошу Вас принять к сведению, что в моем штате производится 80% той сои, которую СССР закупает в США». Замечу, что Чак Грессли и сейчас сенатор и  возглавляет юридический комитет Сената США.

И в самом общем плане политизация правозащиты стала великой победой XX века. Я согласен с Сергеем Ковалевым, что именно борьба советских правозащитников сделала Конвенцию ООН о правах человека 1948 года документом мирового значения. Тут исторические вехи – Нобелевская премия Андрея Дмитриевича Сахарова в 1975 году и реализация блестящей идеи Юрия Федоровича Орлова о создании Московской Хельсинкской группы – это 1976 год. А что касается лидеров государств, то я опять же полностью согласен с Сергеем Адамовичем, что тут первым был Президент США Джимми Картер, который после его вступления в  должность в январе 1978 года объявил, что права человека отныне будут важнейшим приоритетом в политике США. И хотя есть много вопросов по деятельности Джимми Картера на посту президента США и позже, но этой заслуги у него не отнять.

ВЫВОД: Алексей Навальный прав – «Надо политизировать любую проблему всеми средствами». Политики должны соревноваться, кто лучше защищает права человека, кто лучше помог этой многодетной семье, кто эффективнее решает эти проблемы. А не так, как сейчас, когда ведущие члены партии «Единая Россия», проходя в свою приемную, постыдно отворачивались от голодающих женщин,  — и ничего, как с гуся вода. А надо, чтобы такое гнусное, безнравственное поведение с неизбежностью влекло конец политической карьеры.

Поздравляя дорогую Людмилу Михайловну с юбилеем, хочу выразить надежду, что в России возникнет, наконец, мощная политическая оппозиция, заинтересованная в защите гражданских и  социальных прав в той же мере, в какой заинтересованы в этом правозащитники.

 

И в дополнение – притча-быль на тему «власть употребить», рассказанная мне друзьями-правозащитниками из  Пензенской области на одной из встреч в день рождения Людмилы Михайловны Алексеевой. В далеком районе области местные власти в нарушение закона отказывали в предоставлении квартир трем детям-сиротам – выпускникам детдома. Правозащитники подали в суд, который выиграли: суд постановил квартиры выдать и  за нарушение закона назначил штраф. Однако власти спокойно уплатили назначенный судом штраф, а квартир сиротам так и не дали. Последовал второй суд, который опять потребовал выдать квартиры и увеличил штраф в десять раз. И власти опять его уплатили, а квартир не выдали. Но настойчивые правозащитники в третий раз обратились в суд, и тогда судья, всерьез рассердившись за неисполнение предыдущих его решений, заявил, что потребует 15 суток административного ареста для главы этого муниципального образования. Три квартиры были предоставлены на следующий день после этого заявления судьи.

Как нам жизненно необходима независимая судебная система! И опять же без политизации этой задачи ее не решить никогда.

Борис Альтшулер

Член Московской Хельсинкской группы,

Председатель Правления РОО «Право ребенка»


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире