«Всякий человек, даже самая распоследняя гнида, имеет право на судебную защиту».
Конституция РФ, ст. 46, п. 1


Напоминаю ход событий.

Я предложил членам Собрания интеллектуальную игру: путем рейтингового голосования вы выбираете какую-нибудь отвратительную историческую личность, за которую никто отродясь не заступался, а я попробую сыграть в адвоката и найти аргументы, способные убедить присяжных смягчить злодею кару.
В качестве присяжных могут выступить не только члены Собрания, но все, кто читает мой блог.

Легкомысленная затея привела к нелегкомысленному результату: главным гадом вы выбрали доктора Менгеле (справедливый выбор), и теперь я, хочешь не хочешь, должен спасать его от виселицы. А то, что этот военный преступник на любом судебном процессе двадцатого века получил бы смертную казнь, не вызывает ни малейших сомнений.

692965
Казнь охранников лагеря Маутхаузен.
По сравнению с Менгеле – овечки.


Я, конечно, мог бы придраться к тому, что часть голосов была подана не отдельными комментами, как требовалось, а в ветвях, но это было бы с моей стороны увиливанием от ответственности.
Защищать интересы Йозефа Менгеле никакого удовольствия, даже интеллектуального, мне не доставляет, но слово надо держать. Хочу поблагодарить всех, кто давал мне советы, как выстроить линию защиты в этом тяжелом процессе.

Порывшись в биографии, я не то что не обнаружил никаких смягчающих обстоятельств, но почувствовал, что сам охотно прикончил бы этого выродка.

Среди всех гнусностей, совершенных освенцимским экспериментатором, меня больше всего затрясло от одной.
Менгеле в детском бараке провел по стене мелом горизонтальную черту, выстроил всех детей и тех, кто был ростом ниже черты и не представлял для него практического интереса, сразу отправил в газовую камеру, чтобы не занимали полезного пространства…

Стоп.
Я забыл, что я адвокат. И моя задача – попытаться вытащить подзащитного из петли.

Приступаю.

Моя речь будет состоять из двух аргументационных частей.

Первая адресована тем, кто, подобно мне, является принципиальным противником смертной казни.
Понимаете, одно дело, когда я как частное лицо, подверженное эмоциям и слабостям, хочу кого-то убить. Другое дело – когда убийство совершается правосудием, которое не имеет права поддаваться судорожным порывам. Это означает отвечать на одну мерзость другой.

Впрочем, опускаю все обычные, хорошо известные аргументы против смертной казни.
Большинство из них применимы и к данному случаю.

Прибавлю лишь вот что.
С моей точки зрения, высшей мерой наказания для чудовищ вроде Менгеле должна быть не смерть, а пожизненное одиночное заключение. И чтоб в камере был большой экран, а на нем с утра до вечера показывали лица тех, кого преступник умертвил: с родителями, в радостные моменты жизни, в школе, в кругу друзей и так далее. Доктору Менгеле я еще прочертил бы по стене меловую черту. И сколько бы он ее ни стирал, она появлялась бы снова и снова.

692966
Вот сюда его до конца дней.
Только с монитором.


В пожизненную одиночку с экраном я посадил бы террористов Беслана и Буденновска, «взрывников» 1999 года и прочих подобных.
Примерно такую кару (разве что без монитора) понес Рудольф Гесс, отсидевший в тюрьме полвека и в конце концов наложивший на себя руки.

Вторую часть своей речи я адресую тем из вас, кто верит в Бога.
Судя по опросам, в России таких две трети населения. Вот и проверим, насколько крепка ваша вера в «Мне отмщение и Аз воздам».

Сам я не религиозен, но, изучая историю, я заметил одну странную закономерность.

«Злодеи второго плана» сплошь и рядом еще при жизни получают жестокое наказание по полной программе.
Про Гесса я уже поминал (он ведь не успел сотворить столько зла, сколько Гитлер, Гиммлер или Геббельс). Саддам Хусейн был хоть и изверг, но явно не мог конкурировать по сатанинской части с вышеупомянутыми геноссе, однако же расплатился за свои грехи многомесячным унижением и позорной казнью. Григорий Распутин, Лжедмитрий, Пугачев с Разиным (никакие они не народные герои, а разбойники и душегубы), сталинские приспешники Берия с Ежовым – все они приняли и муку, и земную казнь.

А вот самые худшие из злодеев почему-то очень часто уходят от расплаты за свои преступления в этой жизни.
Мало того – судьба любит одарить их напоследок завидно легкой смертью.

Иван Грозный, согласно преданию, скончался за партией в шахматы.

Гитлер умер мгновенно, совершив синдзю с любимой женщиной.

Гиммлер отравился безболезненным, быстродействующим ядом.

Сталин дышал в ритме Чейн-Стокса, находясь в милосердном забытье.

И так далее, и так далее – можете продолжить перечень сами.

692968
Геринг тоже легко отделался: ампула, переданная с поцелуем, – как романтично.

Я предлагаю такое объяснение: самых гнусных гадов Бог освобождает от земного суда.
Оставляет их для Себя. Потому что, согласно большинству вероучений, если злодей терпит муки на этом свете, тем самым он облегчает себе расплату на том. Я читал, что инквизиция сжигала грешников на костре не из жестокости, а – представьте себе – из гуманности. Мол, несколько минут страданий на костре пойдут еретику на Страшном Суде в частичное искупление и могут спасти его от вечных мук Ада.

Давайте я расскажу тем, кто не знает, как умер доктор Менгеле.

Он купался в океане, у него лопнул сосуд головного мозга.
Кто другой после тяжелого инсульта пролежал бы еще долгие месяцы в параличе, прежде чем отмучиться, а с этим монстром Всевышний обошелся с поразительным милосердием. Буль-буль – и на дно. Быстро, чисто, небольно.

Не знаю, как вы, а я в этом исходе вижу ясный сигнал: «Не троньте его, он Мой».

Вот и вся речь.
Оправдывать Менгеле я не хочу и не могу, а вот от смертной казни, господа присяжные, прошу его освободить.

Голосуйте.
Извините, если был недостаточно убедителен – мне было непросто.

предать гада смертной казни
дать гаду пожизненное
J 4070 человек проголосовало. Смотреть результаты


Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире