12:44 , 30 сентября 2011

Кажется, я напросился… (Advocatus diaboli-2)

В прошлый раз я предложил членам Собрания найти отъявленных злодеев, за которых никто-никто не заступается, а я в порядке умственного фитнеса попробую.
Ну и напросился.

Надеялся, что выберут какого-нибудь Аракчеева-Бенкендорфа, и я начну: с одной стороны, с другой стороны, да это поклеп, а вот это окончательно не доказано, и вообще не такое уж это было черное сердце, иногда и милосердие в него стучалось.
А выбери вы Малюту Скуратова, напомнил бы, что он отчасти искупил свои страшные вины храброй смертью на поле брани.

Но вы мне – так уж сложилось по результатам рейтингового подсчета – предложили добиваться оправдания или снисхождения для деятеля, касательно которого ни у кого на всем белом свете уж точно не найдется доброго слова.

Чуть-чуть недобрала Салтычиха, которая по сравнению с вашим избранником была бы просто мечтой адвоката.
Я как дважды два доказал бы, что она была невменяемой, не отвечала за свои поступки и к тому же заслуживает жалости из-за нечеловеческих условий тюремного содержания.

Но вы мне подсунули доктора Менгеле…

Короткая справка

691372
Йозеф Менгеле (1911 – 1979)

Славный доктор защитил диссертацию на тему «Расовые различия структуры нижней челюсти».

Был врачом «Цыганского лагеря» («Zigeunerlager») в Освенциме.
Когда весь контингент лагеря уничтожили, стал главным врачом лагеря Биркенау.

Считается, что в ходе своей деятельности Менгеле истребил около 40 тысяч человек.
Он лично отбирал узников для своих чудовищных экспериментов. Калечил, убивал и мучил тоже лично.

Особенно он увлекался опытами над беременными женщинами и детьми-двойняшками.
Свидетели рассказывают, что «работая» с детьми, доктор поначалу всегда был с ними очень ласков и умел завоевать полное их доверие.

После войны сбежал в Латинскую Америку.

Жил тихо-мирно, в руки охотников за нацистами не попался.
Умер своей смертью.

Честно говоря, я ежусь и плохо представляю, как буду выкручиваться.

Во-первых, худшей гадины, чем Менгеле, я, пожалуй, и сам не знаю.

Во-вторых, защищать это существо даже перед ненастоящим, виртуальным судом присяжных, апеллируя к их эмоциям и логике, – занятие, мягко говоря, безнравственное.

В-третьих, занятие это еще и рискованно с юридической точки зрения, потому что всякая публичная защита германского фашизма и его наиболее одиозных фигур является уголовно наказуемым преступлением.

Но, как рёк Конфуций: настоящий цзюнь-цзы да отвечает за базар.
Взялся за гуж и сказал, что недюж – неблагородный муж.

Деваться некуда.
Преступник доставлен. Обвинение предъявлено. С доказательной базой у прокурорской стороны полный ажур. Слово за адвокатом.

Беру таймаут на обдумывание линии защиты.
Следующее судебное заседание во вторник. Не исключаю, что в этот день я выскочу из-за адвокатской трибуны и с криком «А-а, пропадай моя лицензия! Бей его, гада!» накинусь вместе со всеми на своего подзащитного.

Дело мне кажется довольно безнадежным.
Поэтому усмирю гордыню и попрошу помощь зала. Если отыщутся свидетели защиты или кто-то подскажет плодотворную идею, которой можно разжалобить присяжных, выручайте.

Только не рассказывайте, пожалуйста, как сильно эксперименты доктора Менгеле продвинули современную медицину.
Это не смягчающее обстоятельство, а мерзость.

Ладно, удаляюсь готовить речь.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире