b_akunin

Борис Акунин

02 января 2018

F

Последний роман серии «Приключения Эраста Фандорина» выйдет только в феврале, но вот первая глава книги.
Из нее вы узнаете, что произошло с героем в черном-черном городе.

2871154

2871156

2871158

2871160

2871162

2871164

2871166

2871168

2871170

2871172

2871174

2871176

2871178

2871180

Оригинал

23 декабря 2017

Быть счастливее

2867334

Читаю книгу по испанской истории. Халиф кордовский Абд ар-Рахман III, самый благополучный и просвещенный монарх своей эпохи (Х век), царствовал 50 лет, 6 месяцев и 3 дня. После его смерти нашли бумагу, на которой он подсчитал, сколько счастливых дней было в его жизни. Получилось четырнадцать. Из восемнадцати тысяч четырехсот сорока восьми (если меня не обманывает калькулятор). Желаю вам быть счастливее калифа кордовского.

Оригинал

Я уже писал, что в качестве одного из экспертов участвовал в подготовке программы А.Навального. Как и вы, я отлично понимаю, что этого кандидата к выборам не допустят и возможности осуществить программу прямо в следующем году у него не будет. И все же я рассматриваю публикацию программы как очень важный шаг, как начало общественной дискуссии о будущем страны.

Больше всего меня занимает раздел, который озаглавлен «Будущая прекрасная Россия». В опубликованном «предвыборном» варианте программы он изложен кратко, но мы много об этом говорили между собой и все были согласны, что это самое главное. (По моему личному убеждению, всё остальное – не более чем средства для достижения этой цели). Звучало на наших обсуждениях и словосочетание, которого в России принято стесняться: «национальная идея».

О ней и хочу рассказать. Пока тоже коротко, лишь самую суть.

ПРО НАЦИОНАЛЬНУЮ ИДЕЮ

Полагаю, что России национальная идея необходима. Страны поменьше и пооднородней, наверное, могут обходиться и без таковой, но у нас вряд ли получится. Неминуемо будет возникать вопрос: а почему все эти разномастные регионы должны жить вместе? Только потому, что иначе в них введут войска? То есть из страха?

В программах демократической оппозиции (во всяком случае, и у А.Навального, и у М.Ходорковского) содержится пункт о превращении России из номинальной федерации в настоящую, где главные вопросы жизни будут решаться на местах и там же будет оставаться основная часть бюджетных денег.

Это хорошо и правильно. Ресурс тотально-централизованного, «ордынского» управления исторически исчерпан. В 21 веке эта система власти, неминуемо приводящая к авторитаризму, лишь тормозит развитие и плодит коррупцию.

 — Да, с «Московией» пора закончить.

 — Да, в стране должно быть несколько столиц: административная, финансовая, культурная, научно-инновационная (и еще, наверное, тихоокеанская, поскольку будущий центр мирового развития, видимо, переместится на Дальний Восток).

 — Да, человек, родившийся в провинции, не должен чувствовать себя обделенным по сравнению со столичными уроженцами и не должен в поисках успеха обязательно переселяться в центр.

Но верно и то, что настоящая федерализация чревата центробежностью, сепаратизмом и угрозой раздела страны. Вот почему – возвращаюсь к исходному тезису – Российской Федерации понадобится некая объединяющая идея, некий проект, одинаково выгодный, интересный и понятный для всех без исключения регионов и возможный лишь при условии существования большого государства, как общее для всех дело.

Выражусь резче: если такой идеи не появится, Россия будет обречена либо на вечный авторитаризм, либо на распад. И мне кажется ошибочным, даже стыдным, что мы о национальной идее не думаем, не говорим и даже считаем подобные беседы бессмысленными или вредными.

Идея, которой можно увлечь и объединить всю нацию, очевидно, должна соответствовать нескольким условиям.

 — Она должна быть для всех привлекательной и понятной.

 — Она должна быть осуществимой в течение жизни нынешнего поколения (мало кто увлекается дальними мечтами).

 — Она должна быть, извините за архаизм, благой (а, скажем, не агрессивной или имперской, ибо подобные национальные идеи, как мы знаем, тоже отлично способны объединять и мобилизовывать).

Идея, с которой уже много лет ношусь я, вставляя ее за невозможностью практического применения в романы, формулируется так:

СДЕЛАТЬ ГЛАВНЫМ НАЦИОНАЛЬНЫМ ПРОЕКТОМ ОБРАЗОВАНИЕ И ВОСПИТАНИЕ НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ — С ТЕМ, ЧТОБЫ ЧЕРЕЗ ДВАДЦАТЬ ЛЕТ РОССИЯ ПРЕВРАТИЛАСЬ В СТРАНУ УСПЕШНЫХ, СОСТОЯВШИХСЯ ЛЮДЕЙ.

Для этого потребуется:

 — Обозначить этот приоритет бюджетно, законодательно и даже конституционно как главную стратегическую задачу Российской Федерации: вложиться основными силами государства и общества в собственных детей.

 — Кардинально увеличить расходы на педагогику в самом широком смысле; разработать и осуществить федеральную программу реформы всех ступеней образования, от детского сада до магистратуры.

 — Разработать принципиально новую педагогическую систему, при которой к каждому ребенку, с раннего детства, будут относиться как к потенциальному сокровищу, будут помогать маленькому человеку найти свою дорогу в жизни и выйти на нее. Целью такой системы должно стать не вколачивание в головы некоего обязательного, стандартного минимума знаний, а фокусирование на индивидуальности ребенка.

 — Для этого, разумеется, понадобится очень много хороших педагогов, потому что группы или классы должны быть маленькими, а обучение гибким, приспосабливающимся к склонностям и дарованиям ребенка. Профессия учителя, воспитателя должна стать самой престижной и высокооплачиваемой, чтобы в эту сферу пошли – на конкурентной основе — люди способные и мотивированные.

Речь идет не только о том, чтобы обеспечить страну хорошими профессионалами, занимающимися делом, к которому они имеют природную склонность. Состоявшийся человек – это обычно еще и счастливый человек. И общество, в котором таких людей много, само становится гораздо счастливее.

Сколько будет стоить такая программа? Не дороже, чем поддержание агрессивной внешней и внутренней политики, коррупционные потери и поборы в теневые бюджеты. (О перераспределении денежных потоков и о том, откуда возьмутся средства, в программе А.Навального объяснено с конкретными цифрами).

В любом случае это инвестиция, которая окупится сторицей. И я буду поддерживать ту партию и того кандидата, кто возьмется осуществить это большое и красивое дело.

Оригинал

Сделал себе тут щедрый подарок по случаю окончания фандоринской серии – целый месяц ничего не писал и не придумывал, а с погружением учил испанский. Теперь открываю для себя мир испаноязычного исторического нон-фикшна, очень качественного и почему-то мало переводимого. Только что в книжке Historia Políticamente Incorrecta de América Latina (да, язык несложный) вычитал формулу, из которой складывается всякий латиноамериканец. В формуле пять компонентов. Всякий латиноамериканец: 1. Обожает оплакивать историю своей страны, хорошо помня из нее только всякие ужасы: истребление индейцев, рабство, ужасы разнообразных диктатур. Все остальное помнит неотчетливо.
2. Воспринимает культуру своей страны как оружие обороны и свято отстаивает превосходство национальной расцветки пончо или местной разновидности каких-нибудь дудок над соседскими.
3. Осуждает капитализм, а про коммунизм говорит: идея хорошая, просто неправильно применялась.
4. Жалуется на засилие забугорных сил. Если что-то невозможно свалить на тяжкое наследие колониального прошлого, слава богу всегда есть Соединенные Штаты.
5. Свято блюдет память всяких уродов, почитая их героями. Кто натворил больше глупостей и хуже навредил собственной стране, того больше всех и любят.
В общем, как говорится, читал — много думал.

Оригинал

Неприятно, что некоторые в моей френд-ленте пишут про тяжелый приговор Улюкаеву: так ему и надо, нечего было «пить с ворами».

Мне кажется очевидным, что Алексей Улюкаев садится в тюрьму, потому что на процессе вел себя не по-сердюковски, а держался с достоинством и защищался. В особенности же – за последнюю речь. Чтоб другим неповадно было.

Желаю этому человеку твердости и мужества. Надеюсь, он никогда не пожалеет о том, что повел себя на процессе так, а не иначе.

Оригинал

VINGT ANS APRÈS
Извещаю всех заинтересованных лиц, что сего 8 числа десятого месяца 29 года эпохи Хэйсэй закончил последнюю книгу серии «Приключения Эраста Фандорина».
Ощущения странные. Типа «Ах, витязь, то была Наина!», причем Наина – это я.
Впереди еще много работы – редактура, ловля «блох», оформление, корректура, но это уже техника.
Роман должен выйти 8 февраля 2018 г., в 20-ю годовщину публикации первой фандоринской книжки, романа «Азазель».

Оригинал

Сейчас идет спор – иногда нервный – на тему, общественно очень важную: как жить в современной России людям, которым категорически не нравится существующий политический режим?

Понятно, что вариантов три.
Первый – активно бороться с режимом. Второй – уехать. Третий – как-то уживаться с политической реальностью.
Все три дороги проблемны, но проблемы тут разной остроты и сложности.

Самый достойный путь, конечно, бороться. Однако помимо того, что он требует немалого мужества и изрядной пассионарности, здесь есть еще одна плата, для людей творческого труда особенно чувствительная. С 2014 года в России сложилась ситуация, при которой сопротивление требует от человека всего времени и всех сил. Сопротивление стало профессией. Уже невозможно, как в «белоленточные» времена, немножко посражаться в свободное от основной работы время, а потом пойти в кафе с настроением «как здорово, что все мы здесь сегодня собрались».

Что касается лично меня, то именно это осознание и заставило меня выбрать второй путь (как многих). Экспатриация – это самая легкая дорога из трех, но и она не без ухабов, не говоря уж о том, что далеко не все могут себе ее позволить по семейным, профессиональным, материальным и иным обстоятельствам. Однако не буду сейчас писать о «плате за уезд», ведь нынешняя дискуссия касается главным образом третьего пути: как жить в полицейском государстве, оставаясь при этом приличным человеком. Письмо Ивана Вырыпаева именно про это. Опрос на «Эхе Москвы» про Чулпан Хаматову и Аркадия Бабченко — тоже. И главные битвы по данному поводу, уверен, еще впереди. В будущем острота проблемы и полемики будет только обостряться.

Выживание приличного человека в неприличном политическом климате — процесс очень сложный, и диапазон тактик тут широкий, от сотрудничества с властью по отдельным вопросам до тотального от нее дистанцирования. Каждый выбирает позицию по своим силам и обстоятельствам. Разумеется, чем бескомпромисснее эта позиция, тем больше она вызывает уважения, но я бы ни в коем случае не стал упрекать людей, которые ради гуманитарных целей просят чиновников о помощи и потом расплачиваются за это репутационным ущербом, потому что обязаны участвовать в каких-то официозных ритуалах. Лично я бы так не смог, но это, вероятно, означает лишь, что себя я люблю больше, чем несчастных, кому нужна помощь. И к волонтерам, которые готовы обращаться за поддержкой к кому угодно, хоть к каналу «Лайф», я испытываю только глубокую благодарность и сочувствие.

Как мне кажется, есть один ясный параметр, по которому приемлемое здесь отделяется от неприемлемого: ради кого это делается. Если ради других – нормально; если из личных интересов или просто малодушия (как было с некоторыми подписантами знаменитого «крымского» письма деятелей культуры) — непростительно.

А в общем эта проблематика очень напоминает «градации приличности» советской эпохи. Тогда те, кто не любил КПСС, но при этом не участвовал в диссидентском движении и не эмигрировал, тоже выбирали всяк свою личную стратегию. Образцы были хорошо известны.
Кто-то шел в партию, чтобы «очеловечить ее изнутри» и осторожно сеял разумное, доброе, вечное, когда это было не очень опасно (типаж «Симонов»).

Кто-то делал больше – соблюдая все коммунистические обряды, пытался идти поперек течения (типаж «Твардовский»).
Кто-то, печатаясь или выпуская пластинки, демонстративно сторонился всякого официоза (типаж «Окуджава»).
Кто-то писал в стол или выступал на квартирниках («Поколение дворников и сторожей»).
Ну а со следующей ступеньки начинались уже диссиденты.

У людей обычных, нехудожников, тоже были свои микроразличия в поведении, казавшиеся тогда очень важными: уклоняться от членства в партии; «косить» от общественной работы; принципиально не участвовать в выборах; под предлогом болезни не ходить на собрания, где нужно кого-то клеймить позором (это требовало определенной смелости); прийти, но воздержаться или проголосовать против (это вообще уже почти суицидальное поведение). И так далее.

Господи, как же тоскливо видеть, что весь этот нафталин вновь благоухает.

Оригинал

По поводу ночного ареста Кирилла Серебренникова. Международно резонансные аресты людей такого уровня у нас происходят только с санкции, а то и с прямого приказа Главного Начальника. Не иначе.

Поэтому давайте называть вещи своими именами. Режиссера Мейерхольда арестовало не НКВД, а Сталин. Режиссера Серебренникова арестовал не Следственный Комитет, его арестовал Путин.

И хорошо еще, если с PR-целью затем явить высочайшую милость и выпустить всемирно известного режиссера под домашний арест или подписку. Потому что если нет – значит, Россия перешла на новую стадию существования, где будут действовать новые правила.

Оригинал

99 лет назад в этот день большевики убили Романовых, их личного доктора и трех слуг, которые не захотели покинуть обреченную семью.

Я про это, разумеется, знал давно — еще с тех времен, когда в советских школах объясняли, как это было хорошо и правильно.

Относился так: ну, история и история. Во время революции много кого убили.
А однажды в Центральном архиве Октябрьской революции сотрудники достали из сейфа и показали мне реликвию. Сказали: «Держать у нас эту гадость жутко, но и выкинуть рука не поднимается».

В шестидесятые годы к ним пришел ветеран и с гордостью передал на хранение австрийский штык (такой, как на фото), которым он добивал раненого царевича Алексея.

2786348

И для меня сразу история перестала быть историей. Глядя на эту железку, я вдруг явственно увидел, как оно всё там происходило, в том подвале.
У мальчика была гемофилия. Он умер бы и от укола иголкой.

Оригинал

Вчера я попросил представителей «86%» внятно объяснить, чем им нравится существующий режим. Получил 1,3К реплик.
Спасибо всем, кто ответил всерьез и содержательно. (И высказал свое собственное убеждение, а не пытался сформулировать мнение какого-то абстрактного «народа» — это я и сам умею).
Было интересно и познавательно.

Приведенные аргументы можно коротко свести к двум главным пунктам:

1. При Путине мы живем гораздо лучше, чем в 90-е годы при либералах.
2. Если не будет Путина, к власти снова придут либералы и опять будет, как в 90-е.

Больше всего меня удивило, что самый ожидаемый ответ («Да, мы живем хреновато, но зато благодаря Путину снова ощущаем себя гражданами великой державы») звучал редко.

Позавчера на совместном выступлении в Британской библиотеке Михаил Зыгарь (Mikhail Zygar) объяснил англичанам «феномен 86%» следующим образом: поддержка Путина держится на том, что сначала он предложил населению повышение уровня жизни в обмен на отказ от гражданских свобод, а когда уровень жизни начал падать, предложил новую замену, еще более действенную – национальную гордость.

По нашим комментариям так не получается, и, наверное, это отрадный результат. Аргументы «Зато-крым-наш» и «Зато-нас-все-боятся» мелькали, но погоды не сделали. Может быть, представление о том, что россияне поголовно заражены имперским синдромом, преувеличено.

А опасения насчет того, что «при либералах» будет хуже, вполне естественны. Ведь ретроспективно Коржаков с Сосковцом и «семибанкирщина» тоже воспринимаются как либералы. Мало кто помнит, что девяностые годы тоже делились на разные периоды, в том числе совсем не либеральные.

И еще один вывод. Про «воров и жуликов» все в курсе. Поэтому стратегия, построенная исключительно на разоблачении коррупции, не прибавляет оппозиции сторонников. Люди видят это и сами, они не слепые.
Не хватает главного.

Страшные либералы, объяснили бы вы уже наконец людям ясно и доходчиво, как вы собираетесь управлять страной, когда не будет Путина. Что вы собираетесь делать со здравоохранением, пенсиями, налогами, полицией, судами, образованием, местным самоуправлением, помощью мелкому бизнесу и молодежи.
Может, всё окажется не так уж страшно?

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире