Прилетев в ашхабадский аэропорт, первое, что слышишь, — это слово «усиление». Чего конкретно это «усиление» касается, нигде не произносится и никогда не объявлялось, но искушенным гражданам Туркменистана и так все понятно. «Усиление» — это усиление всего. Как никогда, во время этих «усилений» граждане страны чувствуют усиление государства во всем его объеме и обличье.

Обычно «усиление» вводится перед какими-то мероприятиями государственного масштаба — праздниками, поездками президента по стране, либо при его отъезде за пределы страны с разными визитами. Но нынешнее «усиление» будет иметь марафонский характер — оно было введено еще месяц назад, в преддверии юбилейного Дня независимости, отмечаемого 27-го октября, и продлится до февраля, дня президентских выборов.

Во время «усиления» в аэропорту много дольше идет проверка паспортов, в зоне выдачи багажа бродят люди в штатском, отличительной особенностью которых является пристальный угрюмый взгляд исподлобья и пухлый блокнот в руке. Понятное дело, во время «усиления» в аэропорту, на самом крайнем рубеже обороны страны, идут более тщательный поиск и выявление потенциальных врагов и провокаторов. В общей сложности, от входа в здание аэропорта по прилету до выхода на стоянку такси паспорт побывал в руках сотрудников различных служб 5 раз. Это норма для всех прилетевших.
Путь из аэропорта Ашхабада в город начинается с грандиозных автомобильных пробок. И это не проблема логистики как таковой — просто в городе уже месяц идут репетиции военного парада и демонстрации трудящихся, посвященные Дню независимости. В связи с этим весь центр города перманентно перекрыт не только из-за самих репетиций, но и из-за огромных толп студентов, школьников, сотрудников государственных органов, либо движущихся на репетицию, либо с нее возвращающихся. Военных везут рано утром и поздно вечером, так что пробки продолжаются с раннего утра и рассасываются к середине ночи.

И, конечно, сразу бросается в глаза, больше обычного, присутствие полиции и военных нарядов.
О репетициях парада и демонстрации вообще разговор отдельный. Почти одновременно с введением режима «усиления» начался призыв всех государственных служащих на ежедневные репетиции парада, а также (уже выборочно) на церемонии открытия многочисленных объектов, которые достраиваются и сдаются аккурат ко Дню независимости. Государственным служащим уклониться от ежедневных репетиций невозможно — уволят. Студентам тоже — отчислят. Мнения военнослужащих вообще никого не интересует. Учитывая, что в Ашхабаде подавляющее число жителей является либо государственными служащими, либо школьниками и студентами, то получается, что почти весь город марширует. При этом специальность и важность работы, а также возраст, не играет никакой роли и не дает брони от призыва на репетиции. Медики, включая сотрудников реанимационных отделений, по утрам маршируют, по вечерам лечат, либо наоборот. Ежедневно! Летчики гражданской авиации, диспетчеры, инженеры наземных служб тоже призваны на репетиции в счет положенного полноценного отдыха. Говорить о других государственных служащих вообще не приходится. По телефону 09 дозвониться нельзя — на всю справочную службу оставлены только две телефонистки, остальные мобилизованы. По всему городу ходят толпы людей, одетые по «профилю»: студенты в спортивных костюмах и почему-то со складными стульями в руках, доктора в белых халатах, много молодежи в национальной одежде и с национальными ювелирными украшениями, которые надевают обычно не каждый день.

Как говорят сами марширующие, с каждым днем требования к внешнему виду становятся все жестче. Так, последние две недели необходимо являться в той одежде, в которой предстоит маршировать, при этом строго запрещено брать с собой сумки, даже дамские, лекарства, воду, зонты. А в местах проведения репетиций ничего такого не обеспечено — ни продажа воды и еды, ни элементарных туалетов и пунктов медицинской помощи.

Последним нововведением властей стало требование сдать специальному уполномоченному все мобильные телефоны перед началом репетиций. Дело в том, что многие фотографируют на камеры мобильных телефонов этот незабываемый процесс со всеми его особенностями. Властям это не понравилось, особенно после того, как такие снимки появились в Интернете.
Особо отличились организаторы во время открытия телевизионной башни, которая находится на вершине одного из горных хребтов, окружающих Ашхабад. Народ свозили туда с многочисленных предприятий, отдельно привезли школьников. Ни еды, ни воды, ни туалетов обеспечено не было, в само здание телецентра никого не пускали — ждали президента. Ждать пришлось около 4-х часов. После церемонии открытия все так и остались стоять на своих местах, пока президент обходил многочисленные студии, рестораны, поднимался на самый верх башни. Когда президент уехал, автобусы спустились с горы только одним рейсом, оставив на вершине немало людей. Школьники, студенты, взрослые и пожилые люди пошли до Ашхабада пешком, а это 14 километров! Многим еще предстояло пойти на работу, которую никто не отменял, а некоторые отправились прямо на репетицию демонстрации, которую тоже забыли отменить.

Особо строгие требования к одежде, в которых все должны явиться на демонстрацию. Все потенциальные демонстранты должны пошить себе однотипные костюмы, цвет и фасон которых был разработан кем-то в правительстве для каждого ведомства и учреждения. Причем пошив костюма должен осуществляться в строго определенном ателье, в которое завезли заранее утвержденную по колёру и фактуре материю. Пошив осуществляется за счет марширующего. Студентам некоторых ВУЗов повезло больше: им достаточно просто выкупить у своего ВУЗа костюмы спортивного кроя с соответствующей символикой.

Но особого внимания у руководства государственных учреждений удостаиваются муляжи или полноразмерные макеты основных орудий труда, либо их символов. Нефтяники уже закончили сварку и монтаж уменьшенной копии нефтяной вышки и нефтяного насоса в масштабе, способного к транспортировке мимо правительственной трибуны. Заповедники уже изготовили чучела охраняемых краснокнижных животных. Авиаторы потащат мимо трибун макет Боинга, хлебопеки — муляжи огромных караваев, кому не хватит караваев, понесут в руках муляжи колосьев злаковых. Медикам, в отличие от нефтяников, пришлось не уменьшать, а увеличивать размеры своих символов: они понесут сбитые из фанеры копии книг по медицине, написанные президентом Бердымухамедовым. И то верно: не нести же мимо трибун увеличенный шприц, стетоскоп или клизму. Сложнее было рыбакам, которым поручили отловить живых осетров и провезти их на демонстрации в огромных аквариумах. Осетры, увы, дохнут, говорят, что прямо к празднику завезут свежих. Меньше всех забот у военных. Они точно поедут на настоящих танках и бронетранспортерах. Хотя говорят об этом всякое.
Но самой главной ценностью являются портреты президента Бердымухамедова, которые повезут, понесут и будут толкать мимо трибун. Они выполнены в цвете, стоят дорого, поэтому на репетиции их пока не выдают, носят пустые фанерные листы, на которые портреты натянут в последний момент.

Однако гражданам Туркменистана не придется расслабиться после 27 октября. «Усиление» продлится до президентских выборов 12 февраля 2012 года.

А 19 февраля в Туркменистане снова праздник — День флага. Снова будет демонстрация, а перед этим репетиции. Ну, в общем, как всегда…

Оригинал: Интернет-журнал «Оазис»


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире