Американский стрелок в природе встречается чаще нашего. Американцы берут числом. Их десятки миллионов и у каждого по три ствола… В результате американцев меньше, чем единиц огнестрельного оружия на их руках. В поддержку вооруженных американцев Голливуд включился давно и охотно снимает фильмы про бытовых снайперов и прочих ловких людей с оружием, умеющих решить любую проблему в три выстрела. В результате планета Земля живет с осознанием, что американцы отлично стреляют и в борьбе за справедливость не имеют равных. Разница лишь в статусе: одни меткие американцы сидят дома и обнаруживаются в  новостях по мере появления неприятностей, остальные служат в полиции, подразделении Дельта, морской пехоте, ЦРУ. Прочие либо снимаются в кино, либо смотрят кино.

Отступление.

Когда в 1996 году в Лиме было захвачено японское посольство и в плен попали 40 дипломатов из 26 стран (всего террористы в заложники взяли 490 чел.), американцы сразу направили в Перу отряд Дельта, о чем сообщили в СМИ. Террористы тут же выпустили всех американских заложников. Они, наравне с прочими обывателями, воспитывались Голливудом и безоговорочно верили в Дельту, испугавшись ее сразу. Что лишний раз доказывает эффективность пропаганды и  результативность Голливуда.

Про русских стрелков мало кто слышал. Мы с оружием встречаемся крайне редко и изучены мало. Ходят слухи, что русские – отличные спортсмены и в любых стрелковых дисциплинах нам нет равных. Еще что-то уклончивое упоминается про русский спецназ. Крайне редко сообщают про ЧВК. Отечественный кинематограф ведет себя застенчиво и в смысле пропаганды бесполезен, наши законодатели и руководители смотрят все тот же Голливуд и представление о теме имеют незатейливое.

Поэтому общественный баланс не в пользу русских стрелков.

В результате сформировано мнение, что русский с оружием опасен, а вооруженный американец полезен. На самом деле наоборот.

Американский стрелок выращивается под защитой закона и знает, что имеет право вести огонь на  поражение. Остальное объяснит его адвокат. То есть сдерживающих факторов, кроме ответного огня, для него нет.

В России параметров у задачи больше: закон, адвокат, правоприменительная практика, не  имеющая отношения к закону. Адвокат есть не у каждого. Единственное, в чем мы можем быть уверены – в ответ никто не выстрелит. Зарезать могут. Применить огнестрел – вряд ли. Поэтому мы имеем дело не только с конкретным противником, но и государством. Неразборчивым, безразличным, не соблюдающем наши права и свои законы. В ситуации, в которой американец стреляет, мы с вами еще только  взвешиваем последствия и вычисляем перспективы. А хронометраж у нас с  американцем одинаковый. Но он уже отстрелялся, а мы и не начинали.

Похожая картина с преступниками. Американский открывает огонь и устраивает массовую бойню. Наш даже не затевает. За последние годы только двое взялись за  американский сценарий. Первый в офисе аптечной фирмы Ригла в 2012 году, второй в Керчи прошлой осенью. Остальные раздумали, не захотели, отложили оружие и  пошли на дело без огнестрела. Потому, что и убийцы, и обыватели воспитаны, выучены, сформированы общими постулатами, стандартами и устоями. У нас даже  преступник оружие на дело не берет, а массовое убийство замышляет крайне редко и без оглядки на Голливуд.

Мы стрелки вдумчивые, мирные и безопасные.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире