У Путина очередная утечка в сортире. Не замоченные в нем террористы свирепствуют в Волгограде. Обещание всех замочить — не выполнено. Два взрыва и нехорошо ощущается третий… Бастрыкин уже полетел латать канализацию, Бортников получил указания. Голодец обозначила скорбь в лице и только Скворцова к месту и ко времени делает чрезвычайно важное дело – берет на себя ответственность, определяя кого уже отправлять в Москву, а кого еще нет. В нашей системе это важно, чтобы нашелся начальник, способный дать четкую команду. Скворцова хоть и не травматолог, но врач с обширной практикой. Она знает тему и потому помогает местным врачам в самом главном – принимает решение. Потом, когда все уляжется, кому-то из врачей это поможет остаться в профессии… Но два взрыва изменили жизнь людей и многим не поможет уже ничего. Убиты. Погибли. Вот-вот умрут в больнице. А где Наше Всё? Приличный президент нормальной страны мчится на место и, глядя на беду, рассказывает людям о том, что он с народом и как они теперь все вместе будут жить. Если президент трусоват, он ограничивается обращением к нации. Если совсем примитивен, от его имени распространяется пресс-релиз. Наше Всё помалкивает. Оно понимает, что ни в коем случае не едино с народом. Погибли посторонние. Не его. Убиты совсем чужие. Да еще в каком-то Волгограде. Если бы он был за нас, с нами, не делил на своих и чужих, никакая политическая целесообразность не помешала бы ему выглядеть человеком. А пока очевидно, что два взрыва в Волгограде, это для него рутина. Начальников взгреют, парочку лишних уволят, накричатся друг на друга, пообещают компенсации и расползутся праздновать Новый Год. А кто-то из нас погибнет. Будет убит следующим терактом недалеко от очередного сортира…



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире