aslanyan_s

Сергей Асланян

11 февраля 2019

F
11 февраля 2019

Погоня по тарифу

Почему в субботу 09.02.2019 полицейские 100 км гнались по 
всей Владимирской области за Skoda Rapid?

Почему решили остановить машину трупами гражданских водителей, сделав из них «живой щит»? Почему на посту не использовали спецсредства «Еж-Диана», средство принудительной остановки (СПО) «Барьер-2М», автоматический автозаградитель «Гарпун»? Почему за всю погоню не нашли места и возможности для применения оружия?

Потому, что гнались не за нарушителем, а за его деньгами. Чем больше сотрудников ДПС привлечено к задержанию, тем меньше доля. Поэтому полицейские так старательно преследовали машину, накручивая не километры, а рубли по тарифу – за каждый светофор, царапину, встречку — им мерещилась ипотека, погашенные кредиты и откат начальнику, чтоб впредь ставил только на выгодные точки.  

«Те из  граждан, которые не будут выполнять приказов, будут наказаны. Граждане, которые недобросовестно работают, или которые не работают назначенное количество часов, будут приговорены к денежному штрафу, который пойдет в распоряжение города. Если деньги не будут уплачены, виновные будут подвергнуты телесному наказанию».

«… с помощью аварийных комиссаров, с привлечением сотрудников ГИБДД будем жестко вести разговор» с водителями, уклоняющимися от уплаты проезда по платным магистралям. И «чтобы неповадно было будем формировать черные списки».

Первая цитата принадлежит германской оккупационной комендатуре г.Калуги 1942 год, вторая — только что назначенному руководителю «Автодора» Вячеславу Петушенко 2019 год.

В обоих случаях речь идет о неповиновении людей. Власть решила заставить их жить по  новым правилам, обязала к исполнению и придумала систему наказаний. Фашисты предусмотрели жесткие меры и ввели штрафы. Автодор предусмотрел жесткие меры и вводит штрафы.

Фашисты и  Автодор осознанно пошли на ограничения прав и свобод, поскольку не считают, что они полагаются населению. Если гауляйтер, комендант, министр, директор, распорядились, то населению полагается безропотно исполнять. Иначе людей ждет жесткий разговор и черный список.

Разница в том, что Автодор требует личный закон. Ему недостаточно существующих статей и норм права. Ему необходимо прямое принуждение в свою пользу, чтобы в административном кодексе была кормящая статья за неповиновение лично Автодору, и разговор с водителями получался однозначным, жестким и безальтернативным.

Ведь если попытаться применить к  шоферам нынешний УК и КоАП, то потребуется соблюдение полагающихся процедур: адвокаты, доказательства, рассмотрение в судах. И на стороне обвиняемых будет презумпция невиновности. Личная статья Автодора в КоАПе исключает презумпцию невиновности и позволит назначать к оплате штрафа любого водителя.

А создание черных списков и подавно не регламентируется законами и остается таким же неотвратимым инструментом, как расстрельные списки оккупационной комендатуры.

Общественное внимание к курьерам в нашей истории случалось лишь дважды. Впервые курьеры оказались в информационном мейн-стриме благодаря произведению Гоголя «Ревизор» в 1836 году. «... И в ту же минуту по улицам курьеры, курьеры, курьеры… можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров! Каково положение, я спрашиваю?» Хлестаков.

И вот через 183 года о курьерах внезапно заговорил Заместитель председателя комиссии Мосгордумы по безопасности Андрей Шибаев. Но все 35 000 курьеров его не взволновали. Ему показались интересными только курьеры на велосипедах. И лишь те из них, кто работает на доставке еды. Общество должно осознать опасность, исходящую исключительно от этой категории курьеров. Мосгордума в тревоге и смятении.

«Курьеры для выполнения своих задач идут на самые разные ухищрения, создавая опасные ситуации на дорогах при поездках на велосипедах и в метро при передвижении на самокатах с огромными сумками еды», — заявил депутат и предложил разработать профессиональные требования к курьерам из сервисов доставки еды.

Чтобы никто не смеялся, опасность курьеров, внезапно для себя ставших участниками движения, подкреплена уклончивой статистикой. Сообщается, что в последнее время в Москве выросло число ДТП с курьерами на велосипедах.

Но ведь еще выросло число происшествий с бабушками во дворах. Дедушками в поликлиниках. Детьми на катках. Мамами в подъездах. Папами на работе. Следовательно, по каждой проблеме необходим свой ответственный депутат, отдельная законодательная инициатива, экспертное заключение, обсуждение в городском парламенте. Непочатый край работы.

Гоголя недостаточно?

Кстати, заявку на лояльного Гоголя в свое время сформулировал Председатель Совета Министров СССР Георгий Маленков: «нам нужны советские Гоголи и Щедрины».

Власть никогда не возражала против популярности писателя, но под этим брендом хотела иметь отредактированную версию. Тогда Маленкову, с риском для биографии, ответил Юрий Багров:

«Нам, товарищи, нужны
Подобрее Щедрины
И такие Гоголи,
Чтобы нас не трогали».

Без депутатов мы вполне обойдемся, а Гоголь пусть останется, какой есть…

Для заимствования мы выбрали английский. Рунглиш поднял самооценку девочек в офисах и мальчиков в галстуках. Модные стали отличаться от отсталых умением вовремя сказать не по-русски и навыком угадать блюдо в меню. Негласной причиной рунглиша было стремление выглядеть заграничней. Гласной – производственная необходимость освоения компьютера. Программное обеспечение назначило новые значения, исказило смысл русских слов, отучило от устоявшихся норм. Английские термины стали привычными и наглядными. Но нам мало точных терминов. Нам необходимо, чтобы слова были еще и непременно выразительными. Как при падении кирпича на ногу или когда молотком по пальцу. Тут не отделаешься компьютерным словом «trouble», тут нужны родственники, отношения с ними и упоминание частей тела…

Американский компьютер пришел сразу ко всем, но только в нескольких странах встретил лингвистический отпор. Наибольшее сопротивление оказали французы. Вместо всемирного англицизма «computer» они придумали свое слово «ordinateur» (ординатор/помощник), а со временем запретили использовать в госучреждениях англицизм E-Mail.

Мы, как наследники Золотой Орды, под монгольскую копирку прожившие века, в освоении новой темы компьютеризации имели возможность опять пойти путем азиатского заимствования. Мы до сих пор пользуемся
монгольскими словами и могли всего лишь добавить свежих. В этом случае монгольский язык прекрасно совместил бы точность с выразительностью. Тем более, что мы заставили монголов пользоваться кириллицей, упростив ситуацию.

Вслушайтесь: вместо английского «трабл» — эмоционально окрашенное «зовлонтой байна». Вместо мягкого «фича» – хлесткое «ер бусын». Привычный «баг» превращается в  ругательство «шавж». И если за баг зарплату не снизят, то за шавж могут уволить. Есть и обратная конверсия. Оттенок трагизма в английском «breakdown» снимается
поэтичным «эвдрэл».

Но  преимущество монгольского языка все-таки в увеличении эмоционального натиска и  добавления весомости. Даже простейший «перерыв» по-монгольски звучит так, что похож на дело государственной важности и требование не беспокоить – «завсарлага». Монгольский космонавт Жүгдэрдэмидийн Гүррагчаа даже в  лейтенантских погонах звучит, как генерал. И сколь блистательно в монгольском языке «репортер» поднимается до недосягаемого уровня солидности и эмоциональной
окраски – «сурвалжлагч».

19 декабря 2018

Пистолет у виска

На улице тебе к голове приставили пистолет. Только потому, что у него он есть, а у тебя нет. Что это значит и как быть дальше? Первое (логичное): если сразу не выстрелили, значит, и не собирались.

Второе (практическое): бежать. Это не позорно, это разумно. Уклонение от боя – лучший вариант.

Третье (повествовательное): если нет отработанного навыка выбивать оружие одним ударом, а вторым класть оппонента на асфальт, можно ничего не предпринимать, поскольку в дело вступает Ангел Хранитель. Своя собственная роль в этом сценарии уже окончена и из главной стала скромнее статиста, сравнявшись с оборудованием сцены. Наступает тот самый момент, про который говорят: все в руках Божьих. За тебя либо заступятся и ты еще поживешь, либо нет.

Четвертое (массовое): все вокруг, если они есть, получают главную роль по высшей ставке. Они вместе с Ангелом. Чем их больше, тем меньше от них требуется. Хотя бы пошуметь, покричать и обозначить живое (во всех смыслах) участие. Патронов в магазине современного пистолета разрешено носить не больше десяти. Те, кто «идет на дело», набивают магазин полным, а это пятнадцать-семнадцать патронов, способных уничтожить всех вокруг. Но при содействии Ангела есть шанс переориентировать вооруженного человека, отвлекая внимание от жертвы и привлекая внимание к себе. Что не менее опасно. Но все же чуть лучше, чем созерцание убийства. Потому, что дает шанс обоим. Если человек с оружием отвлекся на еще одного участника и готов убить двух вместо одного, есть вероятность, что пистолет он уже убрал от одной головы и начинает целиться в другую.

Секунда решает судьбу. Это то самое мгновение, которое позволяет первому покинуть линию огня, а второму уклониться…

От 300-летия Дома Романовых нам осталось печенье «Юбилейное». От 200-летия Петра Первого – Политехнический Музей. В мае 1872 года в Москве открылась выставка достижений Российской Империи, посвященная дню рождения Царя и итогам его реформ. Поскольку двухсотлетний период оказался плодотворным, экспонаты – военные, промышленные, сельскохозяйственные, научно-технические и культурные – в Манеже не поместились и в центре города возвели специальные павильоны в едином архитектурном ключе. Назвали выставку «Политехнической» и увеселяли ею публику все лето: с 11 июня по 13 сентября 1872. Разбирать и развозить по  окраинам Империи достижения не решились и по окончании выставки учредили Политехнический Музей. К строительству здания в центре города приступили неспешно, получив финансирование и архитекторов. Стройка заняла 35 лет и в нынешнем виде Музей предстал лишь в 1907. Здания хватило на всю Советскую власть, но теперь дом закрыт на реконструкцию, которая ведется в историческом темпе, то есть неспешно и возможно будет закончена в 2019 году.

Закрытие Политехнического Музея поставило на паузу его работу и с 2013 года нет данных об осмысленной деятельности, расположении коллекций и перспективах возвращения в историческое здание. Но тут внезапно стали появляться причастные к музею люди. Оказывается, они существуют. Люди разные, возникшие из ниоткуда и канувшие в  никуда. Но как всякая комета, проскочившая мимо, они успевают оставлять яркий след наигранного недоумения: «Как, вы разве не знаете, что Музей работает на  временной площадке, где все лучше прежнего?» Поскольку все люди разные, в  единственном экземпляре, то и адреса площадок у них не совпадают. Одна яркая комета хвалилась блеском экспозиции на ВДНХ, другая – отменными павильонами на  АЗЛК, третья – масштабно рассказывала про какой-то дворец в безымянной промзоне.

Возможно, и Ленин в мавзолее на Красной Площади не такой уж мертвый и вот-вот полезет на броневик. Тем более, что материально-техническое обеспечение Ленина и Музея сопоставимо. Кометы пролетели и угасли, след их простыл. А если Политех и  вправду жив? И все эти годы в глубоком подполье, засекретив фоны, жизнедеятельность и местоположение, кипит работа и бьется мысль! Это же  сенсация! Прежде в партизаны уходила только вооруженная оппозиция. Теперь музей.

И если внезапно началась утечка информации, может и не надо прятаться? Отловить очередную комету, наделить полномочиями PR-менеджера и запустить по управляемой траектории, пусть выдаст пароли и явки, снимет гриф «Совершенно секретно» и  вернет нам Политехнический Музей не дожидаясь 400-летия Петра Первого…

Почему в начале и конце фильма «Неуловимые мстители» (Мосфильм, 1966г) четыре всадника черным контуром проступают на фоне гипертрофированного по размеру и цвету солнца? С какой стати оно такое огромное, гораздо больше, чем бывает на самом деле и такого красного цвета, да еще на фоне красного неба?

Черное и красное и нигде не видно синего или желтого. Почему вне зависимости от того, приближаются всадники или удаляются, солнце только разрастается и закрывает собою небо?

Четыре главных героя могли бы не являться столь картинно и неправдоподобно. Они достаточно красовались в  сюжете и украшать ими вход/выход было не обязательно. Тем более, что они умышленно сделаны неразличимыми, когда не ясно, кто есть кто.

Иными словами, авторский замысел был не в главных героях, а в количестве всадников. Было необходимым подчеркнуть, что это неважно кто, но в количестве четырех единиц и непременно верхом.

3016667

А солнце столь красное, что не имеет значения, восходит оно или заходит, главное, что оно кровавое. Что за намек?
Фильм посвящен юным героям гражданской войны, активно участвующим в жуткой резне.

Внимание, правильный ответ: данный образ четырех фигур верхом на фоне крови во весь горизонт небесного светила — это Четыре Всадники Апокалипсиса. В Откровениях Иоанна Богослова они появляются друг за другом, а в русской междоусобице все сразу: Чума, Война, Голод, Смерть.
Советская цензура потеряла бдительность.

Образовательный уровень Главлита упал настолько, что к моменту создания фильма в рядах идеологических блюстителей уже не осталось никого, знающего данный образ. А публике понравилось. И боевик отменный, и снято красиво…

С чем мы  возвращаемся в развитой социализм? Руководящую роль партии восстановили. Теперь для карьеры необходимо в нее вступать. Она опять нам вместо ума, чести и  совести.

Идеология вернулась и требует покорности. Нам приказывают ненавидеть блок НАТО, разоблачать Антанту и бороться с гидрой.

Всякое самостоятельное действие возможно только по инструкции и специальному разрешению, с последующим отчетом и возможным наказанием.

Сторож, уборщица и кухарка вернулись на свои места.

Кино по-прежнему важнейшее из искусств.

Мысль, озвученная вне кухни, грозит реальным сроком. За Пражскую весну опять арестовывают.

Краны и трубы вновь текут.

В дома возвращаются тараканы, исчезнувшие в кризис 1998 года.

Религия вновь опиум для народа, вздох угнетенной твари.

 

Что предстоит достигнуть? Вернуть закрытые распределители еды и дефицита. Сейчас все едят из  одного котла, имея разные возможности, но одинаковое меню.

 

Что останется с нами? Поскольку в стране умерла почти любая промышленность, мы не вернемся в  драповые пальто, меховые ушанки и двубортные костюмы на все случаи жизни, оставшись в джинсах, трикотаже и кроссовках.

Вся страна купила телевизоры. Тарелка Триколор-ТВ встречается даже там, где нет вообще ничего. 

Билеты на  поезд, в театр, санаторий можно купить сразу, а не через несколько лет.

Водительское удостоверение у всех, кому захотелось. Автомобиль купили даже те, кому он не нужен и не по карману. Переход на зимнюю резину сплачивает население.

Бензоколонки не по одной на город, а везде.

Телефон у  каждого. Очередь на телефон в несколько лет и по блату вызывает непонимание. Стационарный и на проводе выглядит родственником патефона с сопоставимым функционалом.

Человек в  очках больше не является посмешищем и оправа у него красивая.

Перестали ездить в город за колбасой.

В связи с ростом цены на платную парковку в Москве, мне позвонили за комментарием несколько радиостанций, порталов и телеканалов. Звали в эфир, на съемку в студию, по Скайпу, записать на диктофон. Всех сразу предупреждал: вам нужен кто-нибудь другой, неброский и аккуратный, поскольку я в оценочных суждениях не готов топтаться возле унылого вопроса про 380 рублей за час и полагаю необходимым взглянуть чуть шире.

Собеседники упрямо надеялись уговорить. Я тут же объяснял более развернуто про шесть уроков нацистов, как из личности сделать раба — методику концлагерей. Все собеседники на другом конце провода переставали дышать, дослушивали до конца и сдавленными голосами извинялись за беспокойство.

Коллеги радиостанций, телекомпаний и порталов – вы трусы. Пожалуй, нет. Коллеги – вы подлецы. Именно ваша позиция привела к нынешнему результату: если правду можно говорить только шепотом, значит, страну захватили враги.

Какие приказы отдает командующий, когда фронт прорван, войска отступают и вот-вот начнется паника? Он из жёсткого становится жестоким и начинает казнить своих солдат. Расстреливать дезертиров и паникеров, разжаловать офицеров и гнать их в штрафбат, сжигать деревни, уничтожать провиант, боеприпасы и транспорт.

Этими мерами командующий укрепляет дисциплину и заставляет людей совершать необходимые для победы подвиги. Разговаривать по-человечески он не будет. Его логика примитивна: если сейчас проиграть, то все его солдаты станут не нужны, и все равно погибнут или сдадутся. Так выглядит агония власти.
В этом состоянии никто не разговаривает с людьми по-человечески. Им повелевают во имя высокой цели и распоряжаются ради идеи.

3015131
фото: ТАСС

Нечто похожее происходит теперь в стране. Агония власти жестоко требует повиновения, исполнения, покорности. Кто не согласен — враг. Ему скорый суд, трибунал, расправа, срок за репост, наручники за мнение, 25 суток за доброту, тюрьма за поддержку и сломанные ребра за демонстрацию.

Риторика отныне военная, атмосфера прифронтовая, решения суровые, командиры мудрые, момент исторический. Обществу предписано исполнять.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире