Владимир Милов написал пост о безусловных преимуществах быстрой приватизации. Я с его тезисами не согласен, и ниже объясняю почему.

Тут пошла вот какая интересная пьянка: ряд уважаемых (без шуток) деятелей на полном серьезе начали утверждать, что в России «не надо проводить приватизацию», потому что сейчас цены на активы не алё.

Значит, уважаемые мои братцы кролики, зарубите себе на своем прекрасном лбу следующее.

1. Нынешние цены на commodities и производные от них активы = одни из лучших в истории. Разумеется, они ниже, чем были в течение аномалии последних 10 лет, но последние 10 лет были именно что дикой аномалией, которой никогда больше не будет.


Низкие показатели оценки российских компаний – результат не только низких цен на сырьевые товары, основу российского экспорта. Не меньшее значение имеют плохой инвестиционный климат в России, политические риски и низкое качество корпоративного управления в государственном секторе. Это видно при сравнении показателей оценки компаний в одной отрасли в России и на других развивающихся рынках – в России соответствующие множители намного, часто в разы ниже. Хотя тезис автора о том, что сегодняшние цены на сырье и производные активы одни из лучших в истории является спорным, это не имеет значения для предмета дискуссии. Вряд ли кто-то будет отрицать, что при прочих равных бюджету выгодна более высокая выручка от приватизации. Стоит поработать над увеличением стоимости государственных активов, прежде чем их продавать.

2. Приватизация имеет не только фискальную (побольше заработать на продаже активов), но и структурную (повысить эффективность управления активами и развивать конкуренцию) цель. Более того, самые умные люди давно уже сообразили своей головой, что структурная цель приватизации намного важнее фискальной, так как конкуренция и эффективность дают долгосрочный эффект, а чиновники сколь много на приватизации не заработай, все равно бесцельно это все прое… ну вы поняли. (Т.е. с учетом последнего обстоятельства не так важно, сколько именно государство зарабатывает на приватизации, важно просто чтобы все продавалось открыто и цена максимально соответствовала текущему рынку.)

А для конкуренции и эффективности выход государства из собственности необходим как воздух, вне зависимости от того, сколько государство за это получит и что вы там на эту тему бумагомараете. Это если так рассуждать как вы, то советские предприятия вообще не надо было приватизировать, потому что цены до середины 2000-х были низкими, а надо дальше их было дать разворовывать красным директорам, пока они не разворовали бы их совсем и не перевезли все разворованное в Швейцарию (те же последствия которых вы боитесь, только в профиль).


В апреле 2012 года мы с Алексеем Навальным написали статью «Неуправляемые госкомпании» для Harvard Business Review, где как раз подробно рассматривали тему приватизации и улучшения управления госкомпаниями. Её логика верна и через почти четыре года.

Если кратко, то суть вот в чём. Госкомпании в России управляются плохо. Они могут управляться лучше, если будет на то политическая воля, все рецепты улучшения корпоративного управления, снижения коррупции и злоупотреблений, известны. Пока у государства остается контроль над ними через акционерное владение, остается сценарий, что это будет сделано. Если же госактивы будут приватизированы до таких реформ, то государство не получит ни адекватной выручки от приватизации, ни благоприятных структурных изменений.

Когда мы говорим о крупных активах – контролируемых государством публичных (таких как «Роснефть», ВТБ, Сбербанк), а также крупных непубличных компаниях, (таких как «Транснефть», «Россельхозбанк»), то возможны два варианта их приватизации. Первый — продажа акций на рынке в виде публичного размещения акций. Второй – продажа крупных пакетов таких компаний отдельным инвесторам в ходе аукциона. Насколько обоснованы надежды на положительных структурный эффект от приватизации в текущих условиях? При продаже акций на публичном рынке владение ими будет распылено среди институциональных инвесторов. Опыт, и международный, и российский, показывает, что они не интересуются активным участием в корпоративном управлении, не стремятся проводить своих кандидатов в советы директоров. Если они недовольны тем, что происходит в компании, им проще продать акции, поскольку их доля в капитале невелика. Контроль коррумпированного менеджмента над компанией, акционерное владение которой распылено, только укрепится. Пример – банк ВТБ и один из крупнейших инвестиционных фондов мира TPG, который вложил около 100 млн. долл. в 2010 в акции банка. Несмотря на эти инвестиции, и место в совете директоров ВТБ, которое занимал в течение трех лет глава TPG Дэвид Бондеман, корпоративное управление в банке если изменилось, то к худшему, и ВТБ остается одним из самых наглядных примеров принципа «приватизации прибыли и национализации убытков» менеджментом госкомпании.

Если проводить приватизацию через продажу крупных пакетов акций результаты будут схожими. Менеджмент госкомпаний обладает уникальной информацией о финансовых потоках внутри них, и он сможет, через подставные компании или дружественных бизнесменов и те же госбанки успешно участвовать в таких аукционах. В силу информационной непрозрачности внешние инвесторы не смогут адекватно оценить компании и предложить конкурентную цену. Такая приватизация приведет к покупке контроля над госкомпаниями инсайдерами или изнутри самих компаний, или другими окологосударственными бизнесменами. Они найдут возможность обойти любые разумные ограничения на свое участие в приватизации, которые можно на них наложить. Условно говоря, контроль над ВТБ перейдет от государства к Костину (руководитель банка) и Соловьеву (глава его инвестиционного подразделения), над «Роснефтью» — к Сечину, а над «Роснано» — к Чубайсу, который уже публично заявил о планах выкупа управляющей компании проекта менеджментом.

Только улучшив управление компаниями имеет смысл проводить их постепенную приватизацию, таким образом преследуя и структурную, и фискальную цели.

3. Разумеется, не надо приватизировать нынешние монополии целиком, а надо раздробить их на много конкурентных составляющих, и только потом продавать.

Давайте пройдемся по крупнейшим госкомпаниям, на основе последнего рейтинга крупнейших компаний России журнала «Эксперт», посмотрим, кого там имеет смысл дробить.

Газпром. Давно обсуждается идея разделения газотранспортной и газодобывающей составляющей в компании, продажа непрофильных направлений бизнеса, таких как «Газпром-медиа». Владимир Милов на этой теме съел собаку. Думаю, он согласится, что вначале внутри компании должны быть проведены реформы (одно разделение займет несколько лет), а лишь потом можно вести разговор о разумной приватизации. Иначе приватизация будет проходить по опробованной схеме продажи Газпромом доли в «Новатэке», когда госкомпания недополучила около миллиарда за свою долю.

«Роснефть», «Башнефть», «Татнефть». Тенденция укрупнения и консолидация – международный тренд среди энергетических компаний. Увеличится ли капитализация нефтяных компаний, которые выступают на конкурентном международном рынке нефти и не являются монополистами от их возможного разделения на несколько частей – спорный вопрос.

Сбербанк, ВТБ, другие госбанки. Консолидация также является международным трендом и в финансовой сфере. Увеличится ли конкуренция на банковском рынке от разделения Сбербанка и выиграют ли от этого потребители и бюджет – совсем не очевидно.

«Транснефть». Если пакет акций полностью государственной «Транснефти» будет продан на публичном рынке, как это предполагают из года в год планы приватизации, в компании не изменится ничего – менеджмент, безусловно, заболтает и объегорит миноритарных инвесторов, если они будут требовать повышения прозрачности и уменьшения злоупотреблений.

Итак, мое резюме – структурные позитивные изменения в ходе приватизации крупных госкомпаний – эффекты второго порядка важности, для начала надо разобраться с эффектами первого порядка – навести порядок в управлении госсобственностью.

4. Приватизация КРИТИЧЕСКИ НЕОБХОДИМА КАК ВОЗДУХ, сомневающихся могу обеспечить бесплатным паяльником для выжигания соответствующей истины на лбу.

Паяльник, конечно, сильный аргумент, однако, я предпочитаю выходить на ристалище споров по поводу экономической политики и позитивной повестки, вооружившись анализом, статистикой, опытом и здравым смыслом. Чего желаю и уважаемому Владимиру Милову.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире