Олег Кашин написал колонку, где критикует наш проект «Санация права» за то, что в список первых 10 законов, рассмотренных его общественным советом и рекомендованных к немедленной отмене, не вошло антиэкстремистское законодательство. Хотел бы высказать по этому поводу несколько мыслей.

Наш проект управляется общественным советом, который состоит из восьми человек, обладающих серьезным авторитетом. Хотя у нас прописано правило квалифицированного большинства при принятии решений, мы стараемся все решения принимать консенсусно, проще говоря, единогласно. Этот механизм призван обеспечить взвешенность и объективность наших решений: если все в совете придерживаются одного мнения, то закон точно надо отменять, значит у такого решения есть больше шансов быть претворенным в жизнь в политическом поле. В этом смысле разные мнения членов совета служат индикатором общественного мнения в нашей ситуации, когда выборы, к сожалению, таким индикатором не являются.

Когда мы определяли список десяти первых законов для рассмотрения, статья 282 входила в их число. Но если по законам, которые вошли в первую десятку у нас был консенсус, то по вопросу ее отмены мнения были разные. Поэтому вначале мы решили сфокусироваться на законах, по поводу которых не было разногласий. Та полемика, которая развернулась в публичной сфере вокруг включения антиэкстремистского законодательства в реестр «Санации права», безусловно, побуждает нас рассмотреть его теперь в первоочередном порядке, чем мы и займемся в ближайшее время.

Необходимо понимать, что это законодательство сложное, они состоит из четырех статей с подразделами. Мы намерены сделать серьезный анализ этой проблематики, с привлечением опытных экспертов, а не руководствоваться принципом «Сам не читал, но осуждаю». Мы знаем, что практика правоприменения по этим законам ужасающая. Но практика применения большинства других законов у нас в России сейчас ужасает ненамного меньше. Мы будем подходить к этой работе взвешенно, без истерики.

Для меня одной из черт путинского режима является принятие единоличных решений. Для избавления от этого мы и создали совет и ориентируемся на консенсус в нем. Другой чертой является принятие без должного обсуждения быстрых, малопродуманных решений на основе броских, популистских моральных максим, например, о том, что «российские дети должны воспитываться в России» или «нельзя пропагандировать сексуальные отношения, отличающиеся от традиционных». К категории таких максим относится и тезис «нельзя наказывать за мыслепреступления», хотя смысл и задача антиэкстремистского законодательства вообще не об этом, если абстрагироваться от наблюдаемого нами репрессивного применения его в настоящее время. На данный момент я не знаю, чем закончится рассмотрение антиэкстремистского законодательства в нашем совете – преодолеет ли высокий порог общего консенсуса рекомендация отменить его целиком, или, возможно, какие-то его нормы. Я выступаю за развитие законных институтов и должных процедур, и пытаюсь эти принципы воплотить в работу нашего совета. По сравнение с путинским «бешеным принтером» мне гораздо ближе законодательный процесс в Англии, где я оказался волею судьбы. Он характеризуется публичным обсуждением, написанием разного рода докладов, исследований и «белых бумаг» перед тем, как принимается какое-то важное решение. По сложным вопросам, таким как этот, и мы будем стараться делать так. В этой связи обвинение нас в наличии путинских черт кажется мне направленным несколько не по адресу.

Я благодарен Олегу за то, что он включился в дискуссию по поводу «Санации права» и результатов его работы. Такое широкое обсуждение значит, что проект может стать важным общественным институтом, на что я и надеялся, когда задумывал его. Я бы хотел лишь предостеречь от позиции «морального абсолютизма», которая проглядывает в его статье, принципа «кто не с нами, тот против нас». Люди могут иметь разные мнения на то, что кажется вам очевидным, а могут и заблуждаться. Те, кто пытается сейчас приблизить кончину текущего режима и кому предстоит обустраивать Россию на новых принципах, очевидно, будут представлять самый разный спектр взглядов и склонны к ошибкам. Других людей нет. Критиковать их ошибки, но поддерживать их в главном, на мой взгляд, это правильный рецепт по выходу из под сени «совиных крыльев путинской реакции».

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире