19:02 , 28 августа 2019

Трамп в посудной лавке – так ли безрассудна внешняя политика президента США?

Перед началом первого срока Дональда Трампа, возможные катастрофические перемены в мировой политике, связанные с решениями эксцентричного президента, пугали многих едва ли не больше, чем судьба самих США.

Поводы, для опасений, разумеется, были, и большинство из них Трамп предоставил сам, разбрасываясь популистскими лозунгами во время предвыборной кампании. Были страхи, что несдержанный, нетерпеливый, а вдобавок ещё и неопытный Трамп, волею судеб оказавшийся во главе самого влиятельного государства мира, во внешней политике будет неаккуратен и груб, что обернется большими проблемами не только для самих США, но и для всего миропорядка в целом. Многие видные американские политологи (к примеру, Джон Миршаймер) заранее предрекали беду, отмечая, что Трамп ничего не смыслит в международных отношениях.

Кроме того, беспокойство непроизвольно возникало из-за ожиданий наиболее радикальных сторонников Трампа. Многие из них искренне надеялись, что Трамп перевернет американскую внешнюю политику с ног на голову, отвернувшись от ООН, ВТО, НАТО и прочих международных институтов и вернув США чуть ли не в эпоху изоляционизма. В конце концов, America first: в этих словах самые «пассионарные» фанаты Трампа видели обещание свернуть старый мировой порядок, который (по их мнению) состоит из США в роли глобального «донора» и многочисленных «безбилетников», пользующихся щедростью Вашингтона и не предоставляющих ничего взамен.

И тем не менее, с той поры минуло почти три года, первый срок Трампа подходит к концу, а резкой смены американского внешнеполитического курса так и не произошло. Да, Трамп эксцентричен, часто позволяет себе некорректные высказывания, слишком часто играет в гольф и слишком рьяно пишет в твиттер. Но, вместе с тем, он показал себя вполне рациональным и не позволяющим себе необдуманных действий политиком. Во время своего первого срока, Трамп, за редкими исключениями, действовал как классический президент-республиканец.

Многих могут ввести в заблуждение публичные высказывания Трампа, однако написанное в соцсетях и сказанное на митингах это одно, а реальные политические решения — другое. Трамп вечно жалуется на НАТО и называет партнёров по альянсу теми самыми «безбилетниками», однако развала, которого многие так боялись, не произошло. О том, что европейские страны должны больше тратить на оборону (в частности, соблюдать условия НАТО о расходах на вооружения в размере 2% от ВВП) Трамп заявил не первый – в частности, о том же говорил и его предшественник Барак Обама. Да, он делал это корректнее, но суть от этого не меняется.

Трамп обещал вывести американские войска из Сирии, но не сделал этого: скорее всего они будут и дальше там оставаться, вплоть до достижения коалицией необходимых целей. Недаром американское командование недавно пыталось побудить Германию к отправке в Сирию дополнительного контингента, а также заручилось гарантиями от Франции и Великобритании, о том, что их подразделения останутся в регионе. Что касается вывода войск из Афганистана, то подготовка к этому началась еще до прихода Трампа к власти: значительная часть американских военных покинула страну в 2014 году.

Многие представители американского истеблишмента боялись, что Трамп будет готов договориться с КНДР практически на любых условиях – лишь бы продемонстрировать свое умение заключать сделки и «решать» сложные проблемы. Серьезные опасения на эту тему активно печатались в американских ведущих СМИ накануне встречи Трампа и Ким Чен Ына в Ханое. Существует предположение, что вдохновившись этими публикациями, северокорейские дипломаты привезли во Вьетнам максимально невыгодный для США вариант договора об урегулировании. Однако свою подпись под ним американский президент не поставил: до конца неизвестно, было ли это его собственным решением, или же его смогли переубедить советники, но факт остается фактом: Трамп не принес интересы страны в жертву популистскому желанию «сиюминутного» решения корейского вопроса.

Отдельно стоит отметить судьбу ДРСМД: возможно, исчезновение этого договора станет одним из тех последствий правления Трампа, исправить которые будет уже нельзя. Однако обвинять одного лишь американского президента и его администрацию в таком исходе точно не стоит. Желания спасти договор не видно ни у одной из сторон: в конце концов, ДРСМД и правда был создан для реалий биполярного мира. В нынешних условиях его ограничения рисковали разрушить баланс сил – особенно учитывая то, как стремительно наращивается ядерный потенциал Китая, имеющего на своем вооружении уже почти 3000 ракет. Если Вашингтону удастся поспособствовать заключению нового договора о сокращении ядерных вооружений – такого, который распространялся бы не только на Россию и США, но и на другие основные ядерные державы, то прекращение действия ДРСМД не будет дипломатическим провалом. Напротив, новый договор станет эволюцией ДРСМД и укрепит режим контроля за вооружениями.

Лишь два глобальных внешнеполитических шага Трампа не вписываются в привычный, рациональный контекст: выход из иранской ядерной сделки и торговая война с ключевыми экономическими партнёрами.

Но и здесь все не столь однозначно: да, выход из уже согласованной сделки, выглядит вполне в духе того самого сумасбродного и иррационального Трампа родом из предвыборной борьбы, но вашингтонская администрация точно не стремится развязывать иранский «узел» с помощью военной конфронтации. В противном случае, в регион бы стягивались куда более значительные силы. Что же до роста напряженности в Персидском заливе и связанных с этим возможных перебоев с торговыми поставками через Ормузский пролив, то и в данном случае у Вашингтона есть определенный запас прочности: «сланцевая революция» значительно снизила зависимость США от ближневосточной нефти.

Что касается торговых войн, то меры США в отношении Китая лишь на первый взгляд кажутся дремучим протекционизмом. На деле же, как раз сама Поднебесная долгие годы злоупотребляла нечестными методами, позволявшими её компаниям захватывать зарубежные рынки: китайские предприятия пользовались неприкрытой господдержкой, правительство искусственно занижало курс юаня, а права иностранных компаний в Китае ущемлялись. Поэтому, протекционизм США является лишь вполне логичной и оправданной реакцией (которая, впрочем, не сулит непременного улучшения ситуации). О том, что введение штрафных пошлин на товары страны X допустимо, в случае нарушения страной X правил честной конкуренции, писал сам идеолог свободной торговли – Адам Смит.

Сложнее дело обстоит с торговыми пошлинами против европейских и канадских товаров. Их уже вряд ли можно объяснить «нечестной игрой»: по крайней мере, ни ЕС, ни Канаду нельзя обвинить в вопиющем пренебрежении свободной конкуренцией на китайский манер. В данной ситуации все выглядит так, что уже сам Трамп ищет нечестные способы поддержать отечественного производителя: в конце концов, именно в странах Западной Европы сосредоточена основная масса наиболее конкурентоспособных предприятий. В ряде промышленных сфер европейские товары объективно выигрывают по качеству у американских. Между тем, Трамп обещал возродить былую мощь американской индустрии – однако в условиях честной конкуренции сделать это не так просто. Впрочем, Трамп чаще угрожает пошлинами, чем вводит их (как в случае с немецкими автомобилями или французским вином).

Здесь важно отметить, что Трамп вовсе не первопроходец в области торговых конфликтов с важнейшими союзниками: к примеру, первая торговая война между США и Канадой случилась еще при Ричарде Никсоне в 1971 году. Тогда США ввели 10% пошлины на все канадские товары, что привело к одному из самых больших кризисов в американо-канадской истории. Никсон даже провозглашал, что «особым отношениям» между Вашингтоном и Оттавой пришел конец. История, однако же, показала, что «все пройдет»: после ухода Никсона ситуация начала улучшатся, а в 1994 году США и Канада заключили соглашение о создании зоны свободной торговли.

Получается, что в очищенном от громких заявлений, соцсетей и речей на митингах остатке, мы видим вполне стабильный и почти не изменившийся миропорядок. Его спокойствие Трамп возмутил лишь внешне: он постоянно на первых полосах международных изданий, предупреждающих об очередных безумных планах американского президента, но это лишь водная гладь, по которой до сих пор идут круги от его сенсационного избрания. Большинство действий реального Трампа взвешены и рациональны – а даже если и нет, ему в любом случае осталось править ещё максимум один срок. Трамп не сделал практически ничего необратимого: все пошлины можно в любой момент отменить, дружеские отношения – восстановить, соглашения – переподписать.

Для долгосрочной перспективы, продиктованные популизмом меры Трампа – всего лишь небольшие незадачки, секундная головная боль. История излечит ее — и может даже не поймет, что это был Дональд Трамп, который хотел переизбраться на второй срок.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире