С 7 по 18 декабря внимание всего мира будет приковано к Копенгагену, где состоится Конференция ООН по изменению климата, на которой будет обсуждаться новый договор по предотвращению глобального потепления.
Но не меньшего внимания заслуживают и другие места, где уже происходят реальные сокращения выброса газов, вызывающих парниковый эффект, поскольку одним из ключевых критериев успеха конференции в Копенгагене будет увеличение числа энергетических проектов с низким выбросом углерода, таких как электростанции на угле, работающие с минимальными выбросами газов, способствующих глобальному потеплению.

В числе этих проектов старая угольная электростанция в Западной Вирджинии, на которой улавливается и изолируется часть двуокиси углерода, и электростанция нового типа, которая строится в городе Тяньцзинь в Китае, изначально сконструированная так, что она практически не производит выбросов углекислого газа в атмосферу.

Увеличение числа подобных проектов должно быть ключевым показателем успеха конференции в Копенгагене, потому что, чтобы сохранить на приемлемом для человека уровне температуру на планете, в пределах следующих нескольких десятилетий мы должны добиться нулевых выбросов углерода в атмосферу.
Не 50 процентов от нынешнего уровня выбросов и даже не 20 процентов. Ноль. Это идет гораздо дальше, чем все, что предлагается в Копенгагене.

Как же мы сможем этого добиться?
Будет очень важно более эффективно использовать энергию. Некоторое количество энергии без выбросов углерода может дать использование энергии ветра и солнца, а также других возобновляемых источников, таких как приливы и геотермальная энергия.

Но ни один из этих методов, и даже все они вместе взятые, не могут заменить всю нашу энергию, получаемую от ископаемого топлива, в частности природного газа и самое главное – угля.
Уголь – это источник 40 процентов электроэнергии всего мира (50 процентов электроэнергии США и 80 процентов электроэнергии Китая), и он дает около 35 процентов мировых выбросов углекислого газа, связанных с энергопотреблением.

Кроме того, Китай, Индия и другие развивающиеся страны планируют в ближайшие десятилетия удвоить или утроить использование энергии, получаемой за счет угля, поскольку она дешевая и имеется в избытке, а другие источники ограничены.
И США никогда не откажется от своих электростанций на угле, которые производят половину всей энергии страны. Единственный вопрос состоит в том, получим ли мы вместе с углем углекислый газ. Совсем не обязательно.

Сегодняшние технологии готовы выполнить эту задачу – они могут удалить из угля диоксид углерода для последующего безопасного хранения под землей.
Именно это происходит сейчас в Западной Вирджинии, а также в Северной Дакоте, Норвегии и Алжире, в неэнергетическом секторе.

Но эти установки – экспериментального масштаба.
Нам нужно быстро перейти к полному масштабу производства, открыв 10 или 20 полноценных новых и переоборудованных угольных электростанций, углерод из которых не будет попадать в атмосферу. Мы должны показать всему миру, что это можно сделать, а затем нам нужно идти дальше. Пока мы не сделаем этого, эта возможность будет бесконечно обсуждаться, в то время как температура на земле будет все выше.

К счастью, компании из Соединенных Штатов и Китая – стран, которые вместе используют половину сжигаемого в мире угля и на их долю приходится половина мировых выбросов двуокиси углерода – уже совместно работают над подобными проектами.
Американская компания «Дьюк энерджи» (Duke Energy) недавно подписала соглашение о совместной работе в Китае и США с самой большой энергетической компанией Китая «Хуанэнь пауэр» (Huaneng Power) о проектах по улавливанию из угля углерода и его захоронению. Сейчас ведется работа по шести американо-китайским коммерческим низкоуглеродным проектам.

Компании США и Китая являются лидерами в этой области, но правительствам нужно по крайней мере сопровождать и поддерживать реальные проекты коммерческого масштаба.
Нам нужно не расширение технических обменов и дискуссий, а поддержка реальных проектов, в частности работа на местах лучших экспертов в области геологии, а также мониторинг и осуществление контроля над захоронением двуокиси углерода. Нам также нужна конкретная поддержка, например, оплата захоронения углерода с электростанций первой очереди.

В Копенгагене вряд ли будет подписано соглашение наподобие Киотского о мировых квотах на выброс углекислого газа и сроки сокращений выбросов.
Оно может появиться позже. Но Копенгаген может стать тем местом, где страны-лидеры придут к соглашению о том, что на сегодня важнейшая задача – улавливание углерода при сжигании угля, и где они договорятся подкрепить свои слова реальными деньгами.

Построить первые в мире 20 угольных электростанций, которые не приводят к выбросу диоксида углерода – это не настолько эффектно, как установление верхних пределов по выбросу двуокиси углерода или принятие обязательств по увеличению использования возобновляемой энергии.
Но это станет ключевым фактором на пути к избавлению от почти половины мировых выбросов углерода. От этого зависит температура нашей планеты.

Армонд Коэн – исполнительный директор организации по защите окружающей среды Clean Air Task Force (Рабочая группа «Чистый воздух»), которая занимается продвижением экологически чистых технологий в США и Китае.

Перевод Елизаветы Палажченко


Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире