13:11 , 12 октября 2015

«Федя теперь не свой собственный мальчик, он наш сын!»

Диана Машкова, писатель, журналист, руководитель клуба «Азбука приемной семьи» фонда «Арифметика добра»

Две недели назад мы вернулись из Казани, куда ездили в компании детей из двух детских домов Москвы и с потенциальными приемными родителями клуба. А два дня назад пятнадцатилетний Федя, который познакомился в поездке со своей будущей мамой, впервые попал на выходные в потрясающую семью Ставровых-Скрипник. И понял, что хочет остаться с мамой и папой навсегда. Родители, Юлия и Артем, поддержали Федю в его решении. Он больше не вернется в детский дом.

С Юлией мы познакомились на одном из мероприятий нашего клуба еще в марте этого года. До этого и после часто общались в соцсетях – у всех приемных родителей находятся вопросы, которые хочется обсудить. Дальше было интервью с Юлей для книги «Караван счастливых историй» (через несколько месяцев книга выйдет в издательстве «Эксмо»), в которой собраны рассказы состоявшихся приемных родителях об их пути к усыновлению. Во время наших бесед я больше узнала о семье Юли, об их с мужем решении принимать детей-сирот. В общем, мы подружились. И я попросила Юлю стать частью «группы поддержки» во время нашей поездки в Казань. Поскольку многие родители, которые отправлялись в путешествие, организованное фондом «Арифметика добра», были новичками и никогда раньше не воспитывали приемных детей, нужен был опытный наставник. «Две недели назад я практически сбегала из Москвы в Казань, — вспоминает Юлия, — сбегала от череды проблем, которые в нашей семье уже давно называются задачами. От двоек в первую неделю учебы у Ангелины, от истерик, криков и ссор между детьми, потому что школы и детский сад после каникул — это мощный стресс для большой семьи. Сбегала от тех задач, которые посетили практически каждого предпринимателя в нашей стране. Диана пригласила меня в поездку в качестве эксперта, поддержки для начинающих приемных родителей. Я сразу сказала Диане, что на данный момент моя коробочка, мой дом полон детей, и на большее я не готова».

Никто из нас и не думал, что именно Юлю в поездке ждет важная встреча. Знакомство, которое изменит судьбу ее семьи и будущее пятнадцатилетнего слабослышащего подростка, чьи шансы найти родителей – чего уж тут лукавить, таковы на сегодняшний день, к сожалению, реалии нашего общества – с каждым днем стремятся к нулю. Все произошло еще в поезде. Дети и взрослые перемещались по вагону, знакомились друг с другом, и вот рядом с Юлей оказался мальчик, который сразу же привлек ее внимание. Она спросила, как его зовут. «Это удивительный случай! У нас имя «Федя» давным-давно живет в семье. Наш папа так называет всех кукол. И еще у нас есть такой же секретный пароль. И вдруг я встречаю мальчика, с которым тут же возникает взаимная симпатия, и зовут его Федей».

Дальше были экскурсии по Казани, по древнему Кремлю, вечерние тренинги для взрослых, поездка в Болгар. Меня поражала уверенность Юли, ее опытность и смелость, которую наблюдали и считывали другие, менее решительные взрослые. Роль эксперта в итоге обернулась настоящим мастер-классом, показом действий опытного приемного родителя в деле. Поскольку Юлия шла к подросткам «с открытым забралом», очень многие ребята реагировали на нее, тянулись к ней. Собственно, так тянулись они ко всем взрослым, идущим к ним с открытой душой. Юлия очень умело и деликатно останавливала развитие отношений с теми, кого не могла принять. При этом сохраняла с ребятами доброе приятельство. Зато в первый же день она написала о встрече с Федей мужу Артему, отправила ему несколько фотографий. Казалось, уже в самом начале поездки они приняли решение.

«Второй день живу, словно не в себе, — писала она в своем блоге, — словно со стороны наблюдаю за собственными передвижениями в пространстве. Вот мы в Болгаре, встречаемся с первым президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым, чуть позже Белая мечеть, дом хлеба, верблюжья ферма. Картинки мелькают с бешеной скоростью, я не успеваю насладиться и ощутить свои ощущения. Время от времени мелькает мысль «Боже, как красиво, нам обязательно нужно вернуться сюда всей семьей!», — и меня снова захватывает водоворот детских лиц, и улыбок, глаз вопрошающих, полных надежды. Две девочки просят забрать меня к себе… Я не умею врать, не умею в таких ситуациях отвечать что-то неопределенное. Я не могу больше забрать ни одной девочки, квадратные метры пока не позволяют. И мне приходится говорить об этом, что дело не в них, а пока что в моей несостоятельности, в невозможности объять необъятное… Вот о чем я думаю: возможно, это прозвучит наивно, нужна база ресурсных семей, готовых принимать подростков. Просто невозможно после таких поездок оставаться в стороне. Дети, с которыми проживаешь бок о бок несколько дней, перестают быть чужими, безликими, мифическими…».

Я бы могла написать о своих переживаниях и мыслях фактически теми же словами. Никакой базы ресурсных приемных родителей у нас в стране пока, к сожалению, нет. Более того, создать ее фактически невозможно, поскольку нет в достаточном количестве состоявшихся взрослых, которые понимают, что жизнь ребенка в детском доме – это абсурд. Национальная трагедия, общая беда. Подавляющему большинству из тех, кто мог бы изменить жизни детей-сирот к лучшему, банально не приходит в голову, что подростку-сироте тоже нужна семья. Что это — обязательное условие его выживания в будущем. Что помочь одному конкретному подростку встать на ноги гораздо важнее, чем озолотить очередной детский дом. Я часто приезжаю с выступлением в Школы приемных родителей и вижу, что принять в семью подростка готовы не больше 1% от общего числа тех людей, которые решили стать усыновителями или приемными родителями. В то время как в детских домах 76% детей – это именно подростки.

Снова мы встретились с Юлей уже в Москве, на занятиях ресурсной группы Людмилы Петрановской «Уже вместе». «Из Казани я вернулась счастливой и полной сил и энергии, — призналась Юлия, — Феде 15 лет, он слабослышащий, и еще куча диагнозов, с которыми предстоит разобраться нашей семье. Я понимаю, сколько всего нужно будет пройти с Федей, понимаю, что нам всем предстоит. Но я счастлива».

Я уверена, что встречи родителей и подростков, которым нужна семья, могут быть естественными и непринужденными, такими же, как и знакомства взрослых людей. Порой мы, не планируя этого, встречаемся для того, чтобы оставаться рядом всю жизнь. И чтобы такие знакомства происходили, взрослые должны быть открыты, избавлены от бесконечной череды стереотипов в отношении старших детей-сирот. А у ребят в то же время должна быть возможность покидать стены детского дома, должен быть шанс встречаться со многими взрослыми, знакомится и узнавать реальный мир. Благодаря фонду «Возрождение», основанному Минтимером Шаймиевым, ребята впервые в жизни увидели Казань и Болгар. Многие говорили, что хотели бы задержаться в этом замечательном городе. И какое же счастье, что у поездки есть продолжение.

«Вчера Федя попросил не возвращать его больше в детский дом, — рассказывает Юлия, — и мы с Артемом, взявшие его изначально на гостевой режим, решили, что потянем. В детском доме у Феди восхитительные специалисты по устройству детей в семью и в свой выходной день они создали возможность, чтобы ребенок больше ни одной ночи не провел в стенах детского дома. Федя теперь не свой собственный мальчик, он наш сын, часть нашей «большой дружной семьи», как он о нас сам говорит».

В большой дружной семье Юлии и Артема Ставровых-Скрипник стало шестеро детей. Двое кровных сыновей, Никита, 17 лет, и Матвей, 12 лет, две приемные дочки, Ангелина, 12 лет, и Виктория, 6 лет. А еще Кристина, дочка Артема от предыдущего брака, которая гостит по выходным. И вот теперь добавился Федя – обаятельный подросток с трогательной улыбкой. В своей новой семье он смотрится так гармонично, словно всегда здесь был. Ну, разве что, уезжал куда-то на время. А теперь вот вернулся.

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

wowagera 12 октября 2015 | 15:50

Вот таких людей надо награждать, платить им огромные пособия..Они воспитывают Людей..

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире