(по телефону)

Само по себе желание, чтобы российские школьники много читали и чтобы выпускник российской школы знал хотя бы 100 произведений мировой литературы – прекрасное. И число подходящее. Мы знаем, что выходили и библиотеки «100 лучших книг» и так далее. Но, честно говоря, это принцип, более подходящий для университетских корпораций.

Мы знаем, что в некоторых американских университетах так бывает, что есть список книг, которые каждый выпускник должен знать, и это отличает там условно выпускника университета класса А от выпускника университета класса Б.

Что касается школы, то есть школьная программа. И достаточно сделать просто литературу ключевым, смысловым предметом, вернуть ей тот статус, которым она в русской школе всегда обладала и который она в течение последних лет последовательно теряла, чтобы предложенную Путиным задачу решить. Сделать литературу обязательным выпускным экзаменом, замотивировать заново школьника на то, что он читал, и эта задача будет решена.

Я бы вообще пошел другим путем, оттолкнувшись от путинской идеи просто как от повода. Все знают, что Россия – не первая страна, в которой интерес к чтению у среднего и старшего поколения падает. И, кстати говоря, у молодежи это вовсе не так – он, скорее, растет. В Англии был совершенно замечательный телевизионный конкурс, когда нация отбирала постепенно 100 любимых книг англичан. Потом в прямом эфире шла большая дискуссия о 20-ти лучших.

И это вызвало невероятный интерес к книге как таковой, и англичане узнали, что они, на самом деле, как историческая нация, любят и читают. Но это список, никакого отношения не имеет к идее какого-то невзламываемого кода национальной культуры, а имеет отношение к определению нормальных предпочтений нормальных читателей и к идее продвижения чтения.

Я бы просто воспользовался [предложением Владимира Путина] как поводом и оттолкнулся бы, и пошел в другую сторону.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире