anton_kr

Антон Красовский

13 июня 2018

F

На Семеновской набережной, прямо у метро Электрозаводская, стоит несколько красивых сталинских домов. Целый архитектурный ансамбль, выходящий фасадами на Яузу и строившийся, как украшение левого берега левого берега реки. Тут Лефортово переходит в Семеновскую слободу – исторические места. Эти дома призваны были стать торжественной границей центра Москвы и его восточного района, своеобразной крепостью сталинской столицы. И вот сейчас в сквере у реки начато строительство. Сперва жителям сообщали, что строить будут только транспортный узел, который соединит старую станцию синей ветки с новым кольцом и железнодорожной платформой. А потом откуда ни возьмись выскочил проект: прямо на берегу реки, над метро и станцией, заслоняя роскошные старые дома, вырастут 2 стометровые башни, стоящие прямо на Яузе. Вот буквально в ней. «Как же вы собираетесь их тут строить»? – интересуются геологи. – «Да уж как-нибудь построим, – сообщает застройщик, – Прямо на метро».

Один раз с жильцами встретился заместитель председателя Москомархитектуры Сорокин. Выслушал, что-то пробурчал и пообещал вторую встречу. В феврале. Прошел февраль, март, апрель. Вот уже середина июня. Никакой Сорокин ни с какими жильцами (а их тут больше тысячи) не встречается. Глава управы Дадаев вообще смеется людям в лицо: если решили построить, – говорит, – построим. Не выступайте.

Но жильцы будут выступать без вариантов. Мало того, что у них отняли сквер, вид, привычную жизнь, так и еще из-за стройки дома их начали трескаться. На каждом корпусе можно насчитать по 30-40 трещин. Если сейчас тут начнется полномасштабное строительство, то дома попросту уйдут под воду.

Жильцы гарантируют: если их не выслушают, если с ними не встретятся Сорокин, Кузнецов, префект Говердовский, они будут перекрывать движение по набережной, будут массово протестовать, дойдут до Путина. Я их видел, я им верю.

Оригинал

Второй раз уже встречаемся мы с жителями нескольких домов на Трёхгорном валу. Построенные еще до революции, эти дома для рабочих и служащих Трёхгорки, так и висят на балансе несуществующей уже, давно закрытой фабрики. Квартиры почти 100 семей по документам принадлежат фактически Олегу Дерипаске, а не городу. В итоге у людей, по 20-30 лет проработавших на фабрике, у их детей, родившихся и выросших в этих домах, нет даже прописки. Живет например человек в доме номер 2, а у него в паспорте дом 14. И в графе квартира написано «общ». Уже было несколько судебных решений, представления прокуратуры города о том, что именно Москва, а не Дерипаска никакой являются собственниками этих домов. Что именно Москва, а не ОАО «Трехгорка» должна заключить договоры найма с жильцами, решить с людьми имущественные отношения. Но все постановления, решения, все вообще тонет в управе Пресненского района. 100 семей, больше 300-т человек, живут в самом центре столицы в условиях, которые я видел только в далеких бедных городах. Стены домов рушатся, зарастают плесенью, в домах не работают лифты, протечки и аварии никто не собирается устранять. По своему желанию Трехгорка может в любой момент выгнать людей, вселить в их квартиры невесть кого или попросту не обращать внимание на их жизнь.

«Я люблю Москву», – по всему городу стоят сейчас рекламные конструкции. Но как можно любить город, который так относится к своим жителям? Как любить, если не любят тебя? Что нужно сделать, чтоб люди перестали мучиться? Ну и что должно произойти такого, чтоб город наконец оформил свою собственную собственность на здания?

Когда-то, еще в начале 1980-х, в этой старой московской усадьбе была огромная коммуналка. Одновременно в небольшом доме жило больше 40-ка человек. Пока этот деревянный дом, построенный в 1818-м, сразу после пожара, не выбил под нужды реставраторов знаменитый Савва Ямщиков, человек, реставрировавший иконы и сам ставший иконой культурного движения перестройки. Ямщиков был членом правления Фонда Культуры, другом Раисы Горбачевой, митрополита Питирима, Иоанна Крестьянкина. В этом доме на протяжении 30-ти лет работали лучшие реставраторы страны. За эти годы тут прошло больше 200 выставок. На те деньги, которые Минкульт выделял делалось не много, а просто очень много. Дом жил и держался на самоотверженном труде самого Ямщикова, его дочери Марфы, хранителя дома Нины Зайцевой.

В октябре Савве Ямщикову исполнилось бы 80 лет. Юбилей и праздник для всех реставраторов России. И вместо того, чтоб сделать Дом Палибина центром реставраторской жизни России, Министерство культуры отбирает усадьбу, передает ее какому-то фонду архангела Михаила, а реставраторов выселяет на Электрозаводскую. В НИИ.

Когда-то Минкульт отсудил Дом Палибина у города. Теперь это федеральная собственность и вроде бы Москва не вправе вмешиваться? Но как не вмешаться? Это один — кажется из четырех деревянных усадеб начала XIX века на территории города. Это потенциально настоящий культурный кластер, центр притяжения всего района, всей Москвы. Город не вправе стоять в стороне, когда Министерство тихой сапой превращает выдающееся дело в прах.

Москва, москвичи, мы все обязаны вмешаться и помешать Мединскому выселить сподвижников Саввы Ямщикова из их дома. Более того, мы должны требовать от Москвы взять под свой контроль это дело и вместе с Министерством культуры создать на базе Дома Палибина всероссийский дом реставратора с мемориальным кабинетом Саввы Ямщикова. Доступный для всех желающих. Ну и Владимир Ростиславович, посмотрите на этот дом поближе. Оставьте его людям!

Сегодня Дмитрий Гудков разместил у себя на странице карточку, на которой улыбающийся Яшин позировал фотографу в обнимку с ним и Сергеем Митрохиным на собрании независимых мундепов. «Ждем Красовского», – подписал фото Дмитрий Геннадьевич и поставил смайлик. Я понимаю, Дима, что смайлик – это теперь фирменный знак текстов вашей партии, но все же я решил ответить тебе серьезно. Кроме шуток.

Я зарегистрировался вчера вечером на этот «конгресс», думал – ну надо наверно поехать. Так принято вроде. То есть все мои прошлые коллеги наверняка бы поехали. Но утром я проснулся и понял, что – нет. Вы там сами. Без меня.

Вся моя кампания, да и вся моя жизнь, Дима, посвящены выходу из резервации. Всеми своими зачастую неловкими и не всегда толковыми заявлениями и поступками я стремился сделать так, чтоб меньшинство стало частью большинства. Чтоб оно вышло из своего шкафа, перестало бояться и стыдиться себя. Чтобы люди, с которыми я общаюсь, чувствовали себя частью чего-то огромного и важного. Вся моя жизнь нацелена на то, чтобы эти сны о чем-то большем, стали реальностью.

Вы же – каждый из вас – намеренно загоняет себя в это гетто. Вы таитесь так, что даже место проведения того, что громко называется «конгрессом» было засекречено до последнего дня. Вы годами привыкли к одним и тем же лицам в первой специально зарезервированной шеренге колонны, в первом ряду на ваших съездах, и даже этот «конгресс» был всего лишь вашим общим партсобранием. 50 делегатов из полутора тысяч муниципальных депутатов (около 3%) слушали сегодня незарегистрированных кандидатов в мэры, чьи партии набрали на прошлых президентских выборах в общей сложности 2,5% голосов. При этом одного из трех кандидатов (Илью Яшина) только что отказалась выдвигать даже вроде бы обещанная ему Партия народной свободы.

Печальная картина.

Вы все даже не в меньшинстве, вы все – статистическая погрешность.

Но я-то иду поддерживать меньшинства. Вот именно ради этого. В этом смысле я с вами. Поэтому и пишу.

Бросайте уже лицемерно обниматься (все знают, что вы друг друга ненавидите). Перестаньте выступать перед своими же мудепами, муниципальный фильтр они вам не обеспечат. Хватит подкалывать друг друга, вызывая по очереди на несуществующие праймериз. Перестаньте изображать единство, которого нет и никогда не было. Вы же видите, что с каждым днем это лицемерие вызывает все меньше доверия у людей.

Лицемерие скучно, тоскливо, а главное – его не скрыть. Это не конгресс независимых депутатов. Людей не так просто обмануть, как кажется. Они видят все наши мерзости, считывают фальш по взгляду с экрана, по интонации, по вот этим вот карточкам в обнимку.

«Ждем Красовского», – написал ты со смайликом. Поставив его потому очевидно, что знал – ждать меня бесполезно.

В обнимку я фотографируюсь только с товарищами, а выступаю лишь тогда, когда в этом есть смысл.

Именно поэтому я буду часто, даже очень часто, встречаться сейчас с разными муниципальными депутатами. Их ведь не 50, помнишь? И большинство из них, как вы бы сказали «собянинские». Я прекрасно понимаю их запросы, требования, обиды. Я тоже считаю, что нужно увеличивать их права и расширять полномочия. Я тоже против муниципального фильтра, но раз уж сейчас такой закон. Значит буду ходить и убеждать. По всей Москве.
Я желаю тебе, Дима, удачи. В отличие от твоей коллеги по партии я правда считаю тебя просто красивым. Но красота в нашей политике еще диковинней ума, так что – это целый капитал.

До встречи в Мосгоризбиркоме.

Оригинал

В интервью Лошака самое забавно не то даже, что на прямой вопрос Гордеевой «откуда деньги» Андрей Борисович на полном серьезе отвечает «ну уж точно не от Навального», а вот это вот «нынешний левиафан ничтожный и беспонтовый, на абсолютное зло не тянет, так, «серая слизь». Власть презираема публикой лишь за то, что позволяет себя презирать. Недостойна лишь тем, что недостойна ненависти. Ничтожна и беспонтова потому, что разрешает снимать революционные фильмы на деньги своих же олигархов, не мешает презирающим руководить крупнейшими музеями и газетами, и даже с улыбкой смотрит на коммерческие сделки врагов режима с недвижкой. Власть мало, что не кровожадна, но еще и вполне любезна. За это от интеллигенции ей положено лишь презрение. Вспомните, как эти же люди смешивали с говном Медведева. Читали про него подлые стишки на канале, который этот самый Медведев запустил в кабель. Ржали над фоточками с айфоном. Над его походкой. Над желтым плащом. Медведев в их мироустройстве был не достоин даже презрения, он даже не слизь. Так, – вошь улыбчивая. Гной на мизинце русской интеллигенции.

Власть в сознании интеллигенции настоящая, когда она наконец заслужит ненависть. Когда лучшие твои годы пройдут не за ленивым постукиванием по клавишам и пустым п***** в лобби Lanesborough, а на рудниках, где, задыхаясь в урановой пыли, ты не сможешь вспомнить как выглядела бочка с квасом на углу. Нет кваса. Не существует. Только блевотина и слезы. Твои дети гниют в детдомах, твоя жена на каторге. Твой дядя, бывший главный редактор, запытан в подвалах НКВД. Твоя тетя, бывший директор картинной галереи, утоплена в параше. С неба сыпется жесткий наждак полярного снега, жизни нет. И не было. И вот тогда власть становится достойной тебя. В этот самый момент, держась за худосочную северную березу, ты с уважением закричишь: «ненавижу». Ты поймешь, что жизь прошла в борьбе с достойным противником.

В этом презрении к некровожадности, к обыденности, к повседневности и тоскливости власти, к ее мещанским закидонам – все горе русской интеллигенции и вся безбудущность России. Навальный достоин потому, что должен все уничтожить. Стереть. Перемолоть. Пересажать и – даст Бог даже – подрасстрелять. Тихое сытое конечно же бескарьерное, а потому и бесполезное существование мучит. Сводит с ума. Хочется все снести, выгрести, выкинуть. Начать строить что-то новое, которое почему-то будет именно для тебя. Где ты непременно вернешься в Останкино и уж «точно найдешь себе применение».

Да только в этой тоске и бескровности и есть надежда. Позвольте, Андрей Борисович, им Вас не вешать. Не пытать. Дайте им пожалуйста так же хорошо о Вас заботиться. Путь эволюции он ведь в том и состоит, чтоб тихо уйти всем вместе. Им и вам. И видимо для России будет лучше, чтоб в Останкине и в Кремле нашли себя уже какие-то совсем другие новые люди. Которые научатся не презирать тишину, покой и уют. Ибо настоящая свобода, как и плесень, растет там, где тепло и комфортно.

Оригинал

То, что Тулеев даже не соблаговолил приехать к «Зимней вишне», то, что Воробьев так и не поговорил с людьми у Волоколамской свалки показывает нам, что люди эти вообще не готовы жить и дышать вместе с народом. Они могут лишь передавать «населению» свои послания через унылый региональный телеканальчик, свой уродливый инстаграмм или (если повезет) через парадную съемку с президентом. Они могут выступить с трибуны, открывая в каком-нибудь райцентре сельпо или фельдшерский пункт, но как только перед ними оказываются сотни разъяренных или плачущих мужчин и женщин, все эти начальники впадают в ступор. Они не понимают как обнять мать погибшего мальчика, как успокоить отца, чья дочь всю ночь задыхалась от помоечных выбросов. Они не в состоянии встать на сторону народа, по настоящему представлять его перед подонками, которые сливают в городской пруд кислоту или закрывают кинозал, набитый детьми, чтоб какой-нибудь еще один таежный третьеклассник не проник в кино без билета. Они не могут говорить со своим народом без омона, без телекамер, без поддержки из Москвы. Они боятся людей и совершенно им не сочувствуют.

И правильно. Как можно сочувствовать тем, с кем никогда искренне не станешь выпивать? С кем не будешь играть в футбол. С кем не пойдешь в баню. С кем вообще никогда ни при каких обстоятельствах не сможешь пересечься. Кого используешь лишь как массовку, как декорацию для телесюжета. Один мой знакомый, сын индийского раджи приехал в Европу выбирать себе невесту.

Индийскую разумеется. «А что, в Индии тебе невест мало»? – удивился я. Он улыбнулся: «Понимаешь, мне же нужна невеста из моей касты. А они все в Окфорде. А с другой кастой я даже не встречаюсь. Просто не пересекаюсь. У меня нет даже шанса их увидеть». Вот так же и у русских начальников нет никакого шанса увидеть русский народ. Пока нет.

Оригинал

Антон Вячеславович врать не будет. Поэтому сегодня тот самый рецепт для тех достойных и хороших, кто в ах.. глядит на цифры Путина и не понимает, как что им, умничкам и специалистам в ардеко теперь делать. А ответ очень простой. Нам всем нужно научиться жертвовать. Своей гордыней, своими привязанностями, своей любовью, своей судьбой и своей жизнью.

Страну можно построить лишь тогда, когда она – Россия – и есть твоя единственная гордость, твоя, любовь, твоя судьба и твоя жизнь. Каждый из нас должен понять, что у страны совершенно другие категории времени. То, что нам кажется целой жизнью, для нее – лишь миг. И (если мы и правда хотим тут что-то поменять) мы должны быть готовы положить на это свои жизни. И воспитать своих детей и внуков так, чтоб и они были к этому готовы.

Нам не победить Путина. Никакими шествиями, бойкотами и заметками. Никакие сайты и х….. телефильмы не сломят режим. Режим можно лишь поменять изнутри.

Если вы хотите изменить Россию, полюбите Путина. Не пытайтесь его нае….. Идите и полюбите. Поймите, что его жизнь, его вечность такой же миг в жизни России, как и ваша жизнь и ваша вечность. Вам выпала судьба жить с ним в одно время. А с кем бы вы хотели жить? С Петром? С Николаем? Со Сталиным? С Брежневым?

Полюбите его и храните ему верность. Чтоб когда-нибудь отдать вам власть, он должен быть уверен, что вы его не предадите.
Не предавайте его!

Любить обязательно искренне. Не думайте, что вам удастся его нае….. Чтобы тут что-то поменять, вы должны искренне полюбить страну такой, какая она есть.

Идите работать во власть. Идите в жэки, в школы, в армию, в суды, в полицию. Не нойте, что тут нет честного суда. Сами станьте честными судьями. Очень возможно, что вам не позволят. Вас даже самих кинут в тюрьму. Но только это и есть путь к улучшению.

Станьте архитектором, который придумает и продавит программу сноса уродливых изб и коробок. Дослужитесь до министра, котолрый эту программу продавит и сделает.
Станьте большинством этой системы, чтобы в тот момент, когда она будет готова, принять власть. Чтобы потом эту власть добровольно отдать.

Вступайте в «Единую Россию», чтобы когда-нибудь она разделилась на две системные партии. Одна из которых станет на время действующей властью, а вторая – временной оппозицией. Помните, оппозиция она лишь тогда оппозиция, когда она точно имеет шанс возглавить страну. Если такого шанса нет, это не оппозиция. Это говно.

Идите работать в ФСБ, в разведку, в правительство. Уезжайте в райцентры. Учите и учитесь. Учитесь сами и учите других прежде всего желанию быть свободным.
Не пеняйте на народ. Учите его. Свободе нужно учить. Вы и сами не научились.

Если вы не готовы запихнуть в жопу свои ничтожные представления о добре и красоте, если вы верите, что перемены наступят сразу и сами собой, если вам по-прежнему важно объединение каких-то никому тут неинтересных «демократов», уезжайте из страны. Сегодня же. И забудьте русский язык. Не будьте смешными, грустными, пьющими эмигрантами в Сан-Франциско, для которых чес Парфенова важнее конституционных реформ США.

Если вы хотите изменить не страну, а свою жизнь, уезжайте и наплюйте на Россию. Оставьте ее тем, для кого она может и должна быть своим Мэрилэндом, своим Голливудом, своим Хоупвиллом. Страной счастья. Святым холмом. Уголком надежды.

Оригинал

2825766 Это Коля Нестеров из Всеволожска Ленинградской области. Коле тут 8 лет. Ему могло было быть и 9, и 10, но Коля не дожил. 22 февраля 2017 года он, гуляя с отцом, полез на детскую горку, установленную во дворе школы № 5, покатился и с размаху напоролся на стальную цепь, которую растянули поперек спуска.

Коля мучился несколько часов и умер в больнице. Через некоторое время СК возбудил дело по статье «причинение смерти по неосторожности», но виновного не нашли. Наоборот. В июле адвокату Pen & Paper, коллегия адвокатов, представляющему интересы матери погибшего ребенка, поступило требование от следователя Натальи Фоминской прекратить активные действия по обеспечению расследования обстоятельств смерти. Свое требование следователь подкрепила угрозой — если адвокат не угомонится, то она привлечет к уголовной ответственности отца ребенка, который был в момент гибели с ним.

Говорят, у чувака, натянувшего эту цепь, — надежная крыша. Ему просто не нравилось, что с горки катаются без его ведома. Но зачем он эту цепь повесил в конце горки, а не на вершине?! Видимо именно за этим, — чтоб ребенку было как минимум очень больно.

Родители Коли — простые русские люди. Небогатые. Потерявшие сына. Сейчас левиафан маленького серого Всеволожска, словно та Териберка, пожирает и их. И никто не ответит ни за смерть их сына, ни за запугивание отца. Если вам не трудно, сделайте репост. Может, это увидит Александр Бастрыкин, он вроде любит детей. Может хоть кто-то поможет обычным русским людям добиться справедливости и не бояться ходить по улицам родного города.

Оригинал

Уважаемые жители Арбата, Замоскворечья, Перова, Строгина, Новогиреева, дорогие москвичи!

10 сентября пройдут выборы юных депутатов, тех самых депутатов, которых выбираете именно вы. Это ваши представители. Это не какие-то люди, которых отправляют в Государственную Думу, не те выборы, которые обычно фальсифицируют.

Помните, что настоящая свобода и ваша собственная жизнь зависит от тех людей, кто знает, течет ли у вас горячая вода, горит ли лампочка в подъезде, куда ходят учиться ваши дети и будут ли вам платить пенсию по потере кормильца, если, не дай бог, это произойдет.

Придите 10 сентября на выборы местных депутатов. Это правда очень важно для вас, для меня, для всех нас.

10 сентября — Московские муниципальные выборы!

19 сентября 2016

Лучшее уже позади

Сейчас начнется. Добрые люди, вдохновенно сходившие вчера на участки, начнут обвинять тех, кто в этом фарсе не участвовал в том, что из-за них — лентяев — теперь Россия пойдет ко дну. Вот если б те, кто в этот осенний день собирал в урны не листву, а макулатуру, все было б славно. Россия была б спасена, Григорий Алексеевич воцарился бы в Кремле, Дмитрий Геннадьевич уже судил бы жуликов и воров, а Мария Баронова спорила бы с профессором Зубовым в кулуарах совета безопасности.

Явка. Ах, если б была она высока, — сокрушаются либеральные политологи, доказывая в очередной раз свою полную профнепригодность и непонимание масштабов. Вообще в неумении отличать маленькое от огромного — единственная беда русского, хотел было сказать либерализма, да осекся. Скажем так — беда тех, кто не у власти. Кто не ездил в тысячи поездок по стране, не ел на трассе с дальнобоями, не выпивал с рыбаками. Кто уверен, что «никто из моих знакомых за них не голосовал» — это статистический аргумент.

Значит явка в Москве была 35%. Это 2,5 миллиона, от общего числа избирателей, которых 7 341 984. То есть 4,8 миллионов на выборы не пошли.

4,8 миллионов человек. Жуликоватая бухгалтерша из Капотни, таксист из Гольяново, физкультурник из Люблино, продавец мобил со Ждани. Почти 5 миллионов тех, кого вы так ненавидите, когда в день города улицы центра наводняются людьми в проволочных рожках. Когда вы едете в метро в час пик. Когда стоите в очереди в поликлинику. Впрочем, вы не стоите. Sorry.

Вы правда видите в этих миллионах тех, кто был на Болотной и пришел еще? Кто сомневается в том, что Крым стоило присоединять к России? Кто хотел бы замириться с Западом и даже — может — отменить статью за гей-пропаганду? Я написал «может» просто потому, что 70% из вас не видят на самом деле в этой статье ничего плохого. И знаете почему?

Потому что вы никогда по-настоящему не ощущали себя меньшинством. Вы ведь и сейчас считаете, что если б вот я пришел и проголосовал, вы были б в большинстве. Не были б.

Вот вам настоящий урок масштабирования.

Яблоко получило в Москве 10%. Это 250 тысяч голосов. Вдвое больше, чем на самом большом вашем митинге, где вы все были и куда собирались прийти еще. Но не пришли. Забили. Почему же вы считаете, что могло быть больше? Потому что Москва населена эльфами? Феями? Покемонами б…. пикачу?

Не населена. И округ Щукино вам доказательство.

Против Димы Гудкова поставили несколько спойлеров: Багирова, еще кого-то. Ну и презираемого вами Игоря Коротченко. Власть его тоже презирает, поэтому и поставила туда. На спойл. И в итоге в интеллигентном (вроде как) районе атомщиков Коротченко отобрал голоса у всех, включая чуть было не обоср…. из-за этого Геннадия Григорьевич Онищенко, которому — поди — уже приготовили комитет в новой Думе. В итоге Гудков — со всей своей медийностью, известностью и красотой всего на полтора процента опережает впервые появившегося на экране фрика в темных очках. Вы правда думаете, что если б явка в Щукино была выше, победил бы Гудков? Правда?!

Явка в Коми 40%, в Вологде — 41%, Волгоград — 43%, Иркутск — 33%. Всего в стране проголосовало 48% избирателей. 52%, больше 58 миллионов (всего избирателей около 112 миллионов) на участки не пошли. Но вы правда считаете, что вы — часть этих 58 миллионов? Что они проголосовали б за вас, а не за Коротченко?

Зайцы, радуйтесь б…., что явка была так низка. Если б она была высока, то на фоне избранников народа Виталий Валентинович Милонов, прошедший в ГД от Санкт-Петербурга, показался бы вам Анной Политковской. От Петербурга. Там по вашему мнению тоже эльфы облепили всю монферановскую колоннаду.

Мария Баронова. Вы только про нее и слышали все эти полтора месяца. Вот чудом собранные подписи. Никому не удавалось, а ей удалось. Как Кадырову, — Аллах послал. Вся ваша лента — о ней. Люди ссорились семьями из-за нее. И вот — четвертое место в ЦАО. В ЦАО б….. В ЦАО! Как будто нет ни ее, ни вас, ни всего этого фейсбучного воодушевления.

Что же делать? Да Господь ответил вам на вопрос. Если вы хотите принимать участие в политической жизни России, вступайте в ЕдРо. Если что-то тут и изменится и если власть вдруг кому-то и свалится в руки, то это будут теплые добрые руки члена Генсовета Единственной Партии России.

Правда упадет все это не скоро, люди, предсказывающие, что вот в годы этой Думы, просто мечтают до этого момента дожить.

Ребят, иногда надо признавать, что лучшее уже позади и помирать придется в тоске и пыли.

Shit happens и vita brevis.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире