Решение об освобождении Романа Полански – это мудрое решение. Оно делает честь тем, кто его принял. Оно показывает, что аргументы, изложенные сторонниками кинорежиссера, включая те, которые были опубликованы на сайте французского издания La Règle du Jeu, наконец принесли свои плоды. Оно демонстрирует, что французские адвокаты Полански, Эрве Темим (Hervé Témime) и Джордж Кьежман (Georges Kiejman) были правы в своей настойчивости. Сейчас я думаю об Эммануэль, его жене. Я думаю о двух его детях, которые видели, как имя их отца унизительно смешивают с грязью. Но прежде всего я думаю о нем самом – о Романе Полански, которого я не знаю, но судьба которого тронула меня так сильно. Ничто не может вернуть те дни, которые он провел в тюрьме. Ничто не может стереть огромную, невероятную несправедливость по отношению к нему. Ничто не может убрать из памяти истерию тех, кто не переставая выливал на него помои презрения, травил его ненавистью и требовал его наказания, как будто мы снова переживаем самые темные и жестокие времена маккартизма. По крайней мере, этот кошмар вот-вот закончится. По крайней мере, виден конец этого ада. И это, в данный момент самое главное.

Перевод Елизаветы Палажченко
Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире