Недавно кто-то где-то в России говорил о том, что мир забыл о героических подвигах российского народа, и о том, что фашисты хотели сделать из него рабов, не признавая его человеческого достоинства. Пусть этот кто-то где-то и те, кто, затаив дыхание, внимают его словам, прочитают, что сказал в канун 80-летия нападения на СССР нынешний президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер. Сказал, между прочим, в музее окончания войны, который был основан нашими советскими предками в берлинском районе Карлсхорст.

«Германская война против Советского Союза была убийственным варварством. Как ни тяжело нам это дается: мы должны помнить об этом! Память об этом аде, абсолютной враждебности и отрицании человеческой сути других – эта память остается обязанностью нас, немцев, и колоколом памяти для всего мира. Сотни тысяч советских солдат пали уже в первые месяцы войны, летом 1941 года… Непосредственно перед наступлением германских войск началось убийство еврейских мужчин, женщин и детей командами СД и СС… Сотни тысяч мирных жителей в Украине, Беларуси, странах Балтии и России стали жертвами бомбардировок, преследовались и уничтожались как партизаны. Города были разрушены, деревни сожжены… В конце Советский Союз оплакивал 27 миллионов убитых, 27 миллионов человек уничтожила национал-социалистская Германия – убила, уморила голодом, принудительной работой. 14 миллионов из них были мирными жителями.

Никто не оплакивал больше жертв в этой войне, чем народы тогдашнего Советского Союза. И несмотря на это эти миллионы не так глубоко врезались в нашу коллективную память, как того требует их горе и наша ответственность.

Эта война была преступлением – чудовищным, преступным нападением с целью уничтожения. …

Эта война была германским варварством. Она стоила миллионы человеческих жизней, она опустошила континент, она – как последствие ее – разделила мир на десятилетия.
Война и ее наследие разделили нашу память. И это разделение не преодолено спустя три десятилетия после падения железного занавеса. Оно останется грузом будущего. Изменить это – наша задача, задача, для которой мы должны предпринять больше усилий, преодолевая границы – ради прошлого, но прежде всего ради мирного будущего следующих поколений на этом континенте! Поэтому мы сегодня собрались в этом историческом месте, в музее, который поддерживается 17 организациями из четырех стран.

… Эта война оставляет нам – поколению за поколением, снова и снова – мучительный вопрос, как могло это случиться? Что знали наши предки? Что они сделали?
Ничто из того, что тогда произошло на востоке, было случайным. Войска гестапо, СД, СС и их помощники прокладывали себе дорогу, убивая без разбора и сжигая все на своем пути. Они следовали безумию уничтожения, своим убийственным планам, которые были разработаны в министерствах рейха. … Преступная наступательная война носила форму вермахта. В ее ужасах принимали участие солдаты вермахта. Немцам понадобилось много времени, чтобы признать эти факты.

Планы, которым следовали немецкие солдаты, назывались «Генеральный план Восток», «план голода», их принципом была анти-человечность. Это были планы с целью эксплуатации, изгнания, закабаления людей, голодомора и в конце концов их уничтожения. … Вся европейская часть Советского Союза, вся территория сегодняшних Украины и Беларуси должны были быть, я цитирую из приказов, «зачищены» и подготовлены для колонизации. Города-миллионщики – Ленинград, Москва, Киев, должны были быть сровнены с землей. Советские пленные также не рассматривались как пленные. Они не были военными товарищами. Их лишили их человечности …

… Преступления, которые немцы совершили в эту войну, тяжким грузом лежат на нас. На наших последующих поколениях так же, как и на нас. До сих пор. Тяжким грузом лежит на нас, что это были наши отцы, деды, прадеды, которые вели эту войну, участвовали в преступлениях. Тяжким грузом лежит на нас, что слишком много преступников, которые взяли на себя тяжелейшую вину, не были наказаны. Тяжким грузом лежит на нас, что мы слишком долго не уделяли признания жертвам.

… То, что немцы после всего, что случилось, сегодня гостеприимно принимаются людьми в Беларуси, Украине или России, что их тепло встречают, это не много ни мало, чем просто чудо.

… Из дара примирения для Германии вырастает большая ответственность. Мы хотим и мы должны сделать все, чтобы защищать международное право и территориальную целостность на этом континенте, работать ради мира также между государствами – наследниками тогдашнего Советского Союза.

… Я сильно обеспокоен тем, что полная горя история, о которой мы сегодня вспоминаем, становится все больше и больше источником отчуждения. Если взгляд сужается на единственную национальную перспективу, если обмен о различных перспективах памяти стоит на месте или получает отказ, тогда история становится инструментом конфликтов, предметом новой вражды. Я убежден: история не должна становиться оружием!

… Не позволяйте, давайте не позволим, чтобы мы снова встречались друг с другом как враги, чтобы мы не видели человека друг в друге. Давайте не позволим, чтобы те, кто имел право решающего голоса, не был тем, кто говорит словами национального высокомерия, презрения, вражды, отчуждения. Будущее – лучшее будущее – лежит в наших руках…

Мы сейчас здесь, чтобы вспоминать о невероятном вкладе женщин и мужчин, которые сражались в рядах Красной Армии против фашистской Германии.
Мы оглядываем на их мужество и решимость, на миллионы, которые вместе с американскими, британскими и французскими союзниками и многими другими заплатили своей жизнью за освобождение от национал-социалистского насильственного господства.

Я склоняюсь в глубоком уважении перед их борьбой против, как пишет Йехуда Бауэр, «самого ужасного режима, который когда-либо осквернил эту планету».
Я склоняюсь в глубокой скорби перед украинскими, белорусскими и русским жертвами – перед всеми жертвами на территории бывшего Советского Союза».

Кто-то в России, кто говорит, что кто-то где-то что-то не признает, сеет новую вражду и национальную рознь. Делая это, поддерживая новые национал-патриотические силы, например, партию «Альтернатива для Германии», этот кто-то совершает тяжелейшую ошибку, которую потом трудно – или невозможно – будет исправить.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире