Берлин оживает. Как я это почувствовала? Когда на нашей улице и в лесопарке стало меньше народа.

Честно, ежедневные пробежки во время «короны» стали испытанием. Приходилось лавировать между карапузами на самокатах, коллегами-спортсменами, фланирующими гражданами и велосипедистами. Иногда некие дамы возмущенно кричали мне в спину свои соображения насчет того, что я не соблюдаю дистанцию. Стресс надоел!

Когда в конце апреля открылись первые промтоварные магазины площадью до 800 квадратных метров, немцы, для которых «ходить пешком» — главный народный спорт, переместились в торговые зоны. На озере в моем лесопарке стало пусто. Можно бежать на полной скорости, не рискуя замесить потасовку, наткнувшись на ползающего под ногами младенца. Во время «короны» люди выходили подышать в лес, потому что им нельзя было ходить в другие места. Эврика!

Потом открылись все промтоварные магазины. Улицы нашей окраины опустели, так как магазинов у нас нет. Потом открылись рестораны. Улицы снова наполнились! Краем глаза, пролетая мимо, я видела скучающих за бокалом вина женщин – в одиночестве, романтичных, погруженных в себя. Такое впечатление, зло подумала я, что люди не пили и не ели два месяца. Но мысль была нехорошая, ругаю я себя, потому что, на самом деле, в Германии очень много одиноких людей. Именно им запрет на походы в рестораны и театры сильно действовал на нервы. Доходило до депрессий и нехилых психических расстройств.

В ресторане я еще не была. Но говорят, там все цивильно. Видно, что столики расставлены на расстоянии двух метров. Официанты должны быть в масках, посетители – не обязательно. Ну да, они же едят. Перед едой все заполняют формуляры с указанием паспортных данных – для преследования контактов зараженных. Все конфиденциально и выдается лишь по требованию районного отдела здравоохранения при выявленном случае коронавируса в ресторане.

В магазинах все образцово-показательно придерживаются гигиенических мер. Дистанция минимум полтора метра, маски у всех. Есть, конечно, исключения. Некоторые молодые люди иногда забывают натянуть маски на нос или вообще сдвигают их на затылок. Но это мелочи. Вот что в некоторые магазины не пускают после определенного числа посетителей, может показаться препятствием. Хотя толп особо нигде нет.

В парикмахерских, напротив, запись уже на полмесяца вперед. Меня вот посадили перед столбом – потому что у моего стилиста было кресло на расстоянии два метра от других. Мы посмотрели друг на друга из-под масок – и рассмеялись. «Ну и хорошо, что себя не вижу!» — обрадованно сказала я.

Маски обязательны теперь и в общественном транспорте. Перчатки немецкие вирусологи и эпидемиологи носить не рекомендуют. Вирусы распространяются капельным, а не контактным путем, не выживают на твердых, невлажных предметах, и концентрация их там минимальна, говорится на сайте Федерального ведомства по оценке рисков. В перчатках потеют руки и создается благоприятная атмосфера для «короны».

Вчера семьей смотрели бундеслигу по телевизору. Дерби берлинской «Hertha» против берлинского же «Union». Я радовалась, что не слышно воплей пьяных и трезвых фанатов, а удар мяча всегда акустически яркий и четкий. Рефери был в маске. Запасные игроки тоже сидели в масках. Можно повторить!

Да, еще тут школу открыли. Одну неделю ходят, одну пропускают. Мой ребенок боялся идти, начитался в «тик-токах» про коронавирус. К тому же во время обучения онлайн он стал чуть ли не отличником, а в классе опять начнутся проблемы, думал. Уроки по «Microsoft Teams» сыну жутко нравились. «Вордом» он научился пользоваться лучше меня. Завел адрес электронной почты. Цифровой прогресс благодаря «короне» налицо. Однако именно недостаток электронного оснащения школ и неподготовленность образовательных учреждений к подобных форс-мажорным ситуациям в ФРГ сейчас начали обсуждаться. Что делать, например, детям из малоимущих семей, где нет ноутбука? Какие методики обучения и контроля, а также расписания применять? Все это теперь будет темой политических дискуссий.

В школу нам ходить до середины июня. Политики говорят: наша главная цель – обеспечить детям хоть какие-никакие уроки до конца года. Посещение школы – как разводка на плацу. Разные классы входят в разные двери в разное время, в масках и с дистанцией полтора метра. На уроке сидят на расстоянии, в масках. На перемене стоят на расстоянии, в масках. Везде висят дезинфекционные средства — руки опрыскивать перед входом и выходом. Классы разделены наполовину. Сыну ограничения нравятся. Так не заболеешь, говорит. Я не против. Только на девочек он жалуется – не могут они соблюдать дистанцию.

Вообще-то немцы дико серьезно относятся ко всем предписаниям. Сейчас разрешено встречаться двум домашним хозяйствам, независимо от их величины. Ходить в гости друг к другу – соблюдая дистанцию. Мы вот пригласили друга с сыном – барбекю с аперолем и пивом хорошо пошло и без ресторана. Давно не встречались. Ему пришлось отменить свой юбилей на корабле в середине августа. Дистанцию там не пособлюдаешь. Да и вообще – все крупные мероприятия отменены в ФРГ до 24 октября.

Тем не менее, вот уже три недели повсюду разрешены собрания под открытым небом. Народ вышел на демонстрации. Вроде против «ограничительных мер», но похоже на сумасшедших, которым делать больше нечего. Один повар-веган особо стал популярным в Берлине из-за своей «теории заговора». Пока люди не подвергают опасности себя и других – пожалуйста. В Германии свобода слова и собраний – святое конституционное право. А если не соблюдают дистанцию и не хотят уходить – носильщики из полиции бесплатно переставят любого протестующего в другое место, выписав штраф.

Хорошо, что спорт на свежем воздухе никогда не запрещали! Сейчас во время кросса на озере вижу то и дело группки молодых людей по пять-восемь человек. Слушают музыку и курят марихуану. Тоже все вроде, как всегда: за круг пробежки получаю полную дозу.

В конце мая откроются отели. В середине июня начнут летать самолеты. В Евросоюзе отменены ограничения свободы передвижения, принятые из-за пандемии. Хочется, чтобы так было везде. Но кажется, не будет. Отмену двухнедельного карантина для въезжающих из России и США правительство ФРГ абсолютно исключает.

Ах да, снимать ограничительные меры в Германии начали не потому, что всех достало. А потому, что количество новых инфекций благодаря принятым шагам, дисциплине и ответственному поведению граждан быстро пошло на «нет». Репродукционный индекс R (reproduction number), который в России почему-то называют «коэффициентом распространения вируса», ниже 1 уже две недели. Самое главное: удается проследить цепочки заражения! Поистине героическую работу проделывают сотрудники 375 районных отделов здравоохранения, отслеживающие контактных лиц. На это из госбюджета ФРГ выделено более 50 млн евро.

Сейчас в Германии чуть больше 12 тысяч больных Covid-19. Ангела Меркель предупреждает: поживем еще три недели, потом будет видно действие послаблений. Летим дальше!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире