3027879

Незадолго перед новым, 2019, годом всех в России потряс большой скандал вокруг репортера «Шпигеля». Клаас Релотиус, 33-летний мужчина с богатой фантазией, безразмерным тщеславием, щуплой совестью и жаждой денег семь лет своей журналистской деятельности пытался делать карьеру выдуманными интервью и репортажами.

Скандал потряс и всех в Германии. Только вот по-другому, чем в России, потому что там не было таких кружевных затейливых выдумок и неверных фактов вокруг довольно-таки ясного дела. «МК», например, писал, что журналист «Шпигеля» выпустил в этом журнале 60 фейковых репортажей. Дальше — про честность и профессионализм российских журналистов. Смешно, потому что журналистка «МК» сама не особенно честно и скрупулёзно обошлась с исходным материалом. (Проверка фактов: Релотиус работал в «Шпигеле» на ставке лишь последние полтора года, 60 интервью и репортажей он написал и опубликовал в 8 изданиях, в том числе одной швейцарской газете, подозрение на фейки пало, в частности, в отношении 14 интервью и репортажей, многие из них были напечатаны не в «Шпигеле», Релотиус не всегда подделывал статьи полностью, многие лишь частично, иногда выдумывал отдельных героев и ситуации). Далее. Проект «Настоящее время» пишет в своем блоге, что Релотиус был маститым репортером «Шпигеля» (см. выше) и «лауреатом многих национальных и международных премий» (Релотиус получил четыре германских журналистских премии). В некоторых передачах ТВ и радио я слышала, что коллеги говорили и такое: «Журналист «Шпигеля» выдумывал фейковые статьи, а потом из-за этого на него даже подали в суд». (В суд на Релотиуса подали не из-за выдуманных статей — такого в Германии быть не может, потому что это не уголовное преступление. В суд подал, кстати, журнал «Шпигель», но за то, что репортер написал читателям письма с призывом переводить деньги для помощи героине его статьи о турецких детях, причем дал номер своего банковского счета. А это уже уголовное деяние по статье «мошенничество»).

Я еще тут много могу писать про несчастного Клауса Релотиуса. Однако главное, что я хочу сказать об этом случае: ни в одном СМИ России я не услышала и не увидела сообщения, что обман вскрылся благодаря коллеге Релотиуса — репортеру «Шпигеля» Морено, который вместе с ним писал материал из США. Вообще не упоминали журналисты в России и тот факт, что «Шпигель» сам в большой статье на портале «Шпигель онлайн» рассказал об этом вопиющем скандале. Сам не побоялся честно публично вскрыть все детали происшествия. Вообще никто не писал, что именно «Шпигель» подал на журналиста заявление в прокуратуру. Никто не говорил и не писал, что в «Шпигеле» начался анализ скандала, что редакция собирается разработать и установить новую систему контроля фактов, что члены редколлегии извинились перед читателями и коллегами. Главный редактор «Шпигеля» в своем стейтменте пишет: «У нас возникло много вопросов прежде всего к нам самим». Кроме того, представитель издания в своем заявлении после скандала сделал акцент на том, что подобные случаи в репортерской журналистике полностью исключить, увы, нельзя. Ведь Релотиус подделывал э-мейлы своих героев, что не так-то сложно в век электронной коммуникации. Редакция доверяла ему, проверяя лишь факты, которые действительно можно проверить. Наконец, Релотиус сам уволился на третий день после обнародования скандала. Все это такое важное «вокруг» российские СМИ полностью вычеркнули как нерелевантный «мусор».

Ну бог с ним, со «Шпигелем». Самое скандальное во всей истории то, что даже рассказывая о скандале с фейками в немецкой журналистике, российские журналисты не смогли придерживаться точных фактов. Как в абсурдном зеркале отразилась вся нагота российских СМИ, которые давно уже не особо ценят истину, сообщая о зарубежье. В стране, где главным профессиональным постулатом журналистов стала необходимость угодить Кремлю, самому главному шефу, а потом и всем служащим ему боссам на более мелких постах, совершенно теряется понимание цели журналистики как объективного рупора событий. Факт ушел на задний план. Главное — не сместить смысл заказчика информации, которому подчиняются все журналисты.

Конечно, не все СМИ в России — государственные. Но все СМИ питаются как донорской кровью информацией государственных агентств — ИТАР ТАСС и РИА Новости. Эта информация попадает в интернет-движки, поскольку все они подписаны на ленту этих агентств. Так, часто полуправда-полуложь оказывается на каких-нибудь «лентах.ру», «newsru.com», портале РБК и прочих СМИ, вроде бы считающихся достойными. Им верят. А зря. Информация из-за рубежа зиждется на сообщениях тех же агентств. А дальше — кто быстрее введет ее в оборот.

Журналисты государственных СМИ получают инструкции по подаче информации — что вырезать, что сохранить. Например, если Меркель говорит, что Россия аннексией Крыма нарушила международные договоры, но вообще-то Запад нуждается в России при решении международных конфликтов, журналисты государственных СМИ должны отрезать первую часть и оставить вторую.

Поскольку лишь у государственных телеканалов есть за границей корпункты и собственные корреспонденты, добыча и распределение информации контролируется и с этой стороны. В общем, обложили российского потребителя фейками так, что ни в телевизоре, ни в интернете правды ему уже не найти. Можно, конечно, представить себе, что сталевар из города Липецка или медсестра из города Москвы постоянно ходят на сайты различных иностранных газет, но для этого нужна фантазия не беднее, чем у Клааса Релотиуса.

Я хочу хоть как-то противостоять волне дезинформации, вызванной как спецификой журналистики в авторитарном режиме, так и потерей профессионализма в подаче информации, что, впрочем, тоже вызвано условиями работы в пропагандистском модусе. Я буду информировать вас, как и где вам врут.

Начнем с легкой новогодней истории. После католическо-протестантского Рождества отразили российский СМИ историю с мальчиком, вызвавшим полицию из-за недовольства подарками. Почти везде я читала и слышала о том, что их мальчику не принес Санта-Клаус, перепутавший листочки с пожеланиями. Так вот, друзья мои, самое страшное откровение момента: Санта-Клауса в Германии нет! Есть Святой Николаус. День Святого Николауса — 6 декабря. В некоторых регионах Германии дети выставляют в ночь на 6 декабря сапожки, в который кладут листочки с пожеланиями. В некоторых семьях его называют помощником «Рождественского человека» (или, лучше, «дядюшки»). Этот персонаж приходит к детям и взрослым с подарками 24 декабря. Немецкие дети получают подарки перед рождественской ночью, а не утром 25 декабря после Рождества. Рождественский дядюшка — аналог российского Деда Мороза, который по понятным причинам приходит к детям в ночь с 31 декабря на 1 января. Однако и имя у этого существа другое, и с Санта-Клаусом, то есть, Святым Николаусом, в Германии он ничего общего не имеет.

Тут же можно отметить, что мальчик не был «в ярости», как неправильно перевели слово, использовавшееся в немецком источнике — dpa, российские агентства, и полиция приехала в шутку, потому что делать им в этот момент в маленьком провинциальном городке было нечего. Просто захотелось скучающим служащим показать свою близость к простым гражданам, что часто в Германии случается. Но это уже такие частности, что просто даже требовать от российского журналиста, далекого от нужд простого немца, невозможно. Хоть бы перестали называть немецкого «Деда Мороза» Санта-Клаусом! Кстати, в немецких СМИ я никогда не видела подобной путаницы с российским новогодним персонажем. Да и вообще передергивания фактов в отношении не только России, но и других стран, тут нет, если не считать фантазера Релотиуса. Обычно немецкие журналисты работают очень профессионально и чисто. Это бы тоже можно было бы упомянуть, рассказывая про злополучного выдумщика репортажей и интервью.

Ну, пойдем дальше. Следующий фейк. В российским СМИ недавно просочилась информация, что Германия вышвыривает из страны российских граждан, да причем еще дает им впридачу «подъемные» — деньги для обустройства на родине. Этот фейк гулял по просторам интернета, передавался устным путем и странным образом сеял неразумную ненависть к «зажравшейся Германии».

Я пыталась рассказать журналистам в «Фейсбуке», которые делали репосты этой информации, что это — ложь и фейк. Никто мне не верил. Источник фейка — российский тележурналист, корреспондент одного из центральных телеканалов.

Истина же такова. Ведомство по миграции и делам беженцев при МВД ФРГ выпустило на своем веб-сайте, а также на стендах в городе, рекламу проекта, который был одобрен правительством Германии в 2018 году. Речь шла о субсидиях мигрантам, подавшим заявление на предоставление убежища в ФРГ, но не имеющим шансов его получить. Ведь убежище предоставляется в соответствии с Женевской конвенцией лишь людям, которые прибыли из регионов военных конфликтов, или тем, кому на родине по политическим мотивам грозят пытки или смерть.

Реклама была на шести языках, в том числе на арабском и русском. Почему на русском? Потому что в Германию за несколько прошедших лет въехало более 35 тысяч беженцев из маленькой Чеченской республики. Лишь 5% из них имеют шансы на убежище — представители сексуальных меньшинств или люди, на самом деле подвергающиеся политическому преследованию. Остальные, как и многие мигранты из стран Северной Африки или Пакистана, жители Чечни, российские граждане, не имели права получить убежище в Германии. Обработка их заявлений стоит денег, держать их здесь и кормить тоже дорого. Поэтому правительство ФРГ приняло решение субсидировать добровольную отправку чеченцев на родину. Это будет дешевле, чем постоянное обеспечение мест в детских садах, школах, общежитиях и медицинское обслуживание в ФРГ до момента отказа в убежище — таков был смысл закона, касающегося всех потенциальных «отказников».

Россиян или русскоговорящих из Германии никто не выгонял. Времена Третьего рейха давно прошли. Новый нацизм не настал. Все жены и мужья немецких граждан из России, все сотрудники предприятий с российским гражданством и все переселенцы могут спокойно оставаться на своих местах в ФРГ. Фейк, однако, уже не истребить. Такова природа ложной информации.

Дальше можно рассказать про пару интересных мелких фейков, на которых я по роду своей деятельности запнулась в уходящем году. Например, после теракта в Страсбурге российские агентства написали о том, что Германия перекрыла границу с Францией. Это, однако, такая же ерунда, как и открытие границы для беженцев Ангелой Меркель в 2015 году.

Каждый корреспондент в Германии должен, по идее, знать, что границы внутри Евросоюза никогда не могут быть закрыты. Полная свобода передвижения в рамках ЕС — принцип его существования. Так вот, в первом случае речь шла о введении временных (менее одного дня) контролей паспортов у пешеходов и водителей автомобилей, проезжающих из Германии во Францию и обратно. Во втором случае речь шла о соглашении Меркель с венграми, которые выпустили беженцев из временных лагерей. Конечно, удержать их на границе никто не имел права и вообще не мог. Они пошли в Германию.

Кстати, о мигрантах. Замечательный образчик фейка, вызванного цензурой — мощно процитированный российскими СМИ отрывок осенней речи Меркель в бундестаге. Канцлер ФРГ сказала такую фразу: «Конечно, в нашей миграционной политике были ошибки, однако они касаются того, что мы не заботились своевременно об условиях жизни людей в их родных странах». Речь шла о старом предложении политиков ФРГ решать проблему миграции с улучшения жизни потенциальных экономических беженцев в их странах. То есть — с помощи в развитии. В той же самой речи Меркель сказала, что свой лозунг 2015 года применительно к приему беженцев «мы справимся» она не собирается его пересматривать. Германия на самом деле справляется с притоком мигрантов и решает все связанные с этим проблемы. Это соответствует истине.

Российские агентства процитировали лишь кусок об «ошибках» — и больше ничего! Тезис о том, что Меркель «признала свою ошибку открытия границ для беженцев» я слышу до сих пор в аргументации ученых, политиков, политологов, журналистов, причем не только прокремлевских, но и оппозиционных. Конечно, каждый воспринимает то, что он хочет слышать, что подходит к его концепции, что просто и понятно всем. А просто и понятно то, что уже итак все сто раз слышали. Вне урезанных в угоду Кремлю сообщений государственных агентств, а именно в Германии всем известно, что Меркель никогда не отказывалась от своего решения 2015 года и не усомнится в его правильности. Скорее Эльба потечет вспять или Альпы станут равниной, чем Меркель назовет свое тогдашнее решение «ошибкой». Но реалии российской действительности таковы, что даже самые умные и начитанные политилоги, ученые и журналисты кормятся сообщениями государственных агентств и ТВ. Им некуда деваться. Они — тоже заложники авторитарной пропаганды.

Еще одна интересная деталь про осеннюю речь Эммнуэля Макрона также в бундестаге. Президент Франции произнес фразу «некоторые силы пытаются нас отдалить друг от друга». Под «нами» он имел в виду Францию и Германию. Под силами — все, что угодно, но в данный конкретный момент явно Трампа и США, поскольку именно американский президент препятствовал идее «европейской армии», близкой и важной для Макрона, а также грозился таможенными пошлинами на ввоз европейских товаров. Российские агентства перевели слово «силы» как «державы». В результате в российских СМИ начался шторм возмущения. Ведь все поняли под «державами» Россию и США. В шутку я сказала коллеге из RFI: только очень не знакомый с Францией журналист может всерьез поверить, что президент этой страны может назвать современную Россию «державой». Он посмеялся, но согласился. Кроме того, подтвердил, что Макрон и на французском языке, а не только в немецком переводе, сказал слово «силы». И что за силы президент имел в виду, осталось за скобками, хотя он точно не имел в виду Россию, которая не прилагала (пока) усилий, чтобы поссорить Германию с Францией.

Немало головной боли доставило мне и сообщение российских агентств про «заговор в бундесвере». Падкость на желтые сенсации без проверки и «вдоха-выдоха» — тоже следствие урезанной режимной журналистики, непрофессионализма, незнания и отсутствия самокритичности. В одном из ноябрьских номеров «Фокуса» появилась короткая заметка о том, что одна немецкая прокуратура ведет следствие по подозрению «угрозы суверенному государству» в отношении группы врачей, адвокатов, полицейских, солдат и офицеров. Об этом за полтора года до заметки в «Фокусе» уже сообщала берлинская газета taz. Случай всплыл при вынесении обвинения одному из офицеров бундесвера, который выдал себя за сирийского беженца с целью устроить правоэкстремистский теракт. Эту историю все российские СМИ в свое время тоже осветили со своей стороны, но это уже прошлогодний снег. Среди знакомых осужденного был офицер немецкой военной разведки, под кличкой «Ганнибал» ведущий чат группы «готовящихся к концу света сограждан». Один адвокат и один полицейский из этой группы полгода назад были обвинены в незаконном хранении оружия и подготовке свержения демократического строя. Остальные находились под наблюдением. К тому же, к бундесверу большинство участников чата имели лишь самое опосредованное отношение. Члены группы обменивались мнениями о том, как воспользоваться приближающимся концом света для ликвидации «левых» и даже публиковали списки с именами политиков «Левой партии», которые будут уничтожены в первую очередь. В общем, случай для психиатрии, просто ненормальные правые экстремисты. Группа до сих пор не запрещена. Заговора раскрыто не было. Однако в России случай прошел под ником «заговор». Таким он и остался.

Все вышесказанное можно было знать, лишь следя за немецким медийным ландшафтом, оценивая ситуацию не в отношении конкретного момента, а в логичной хронологии. Процитированная агентством и неверно интерпретированная информация появилась лишь в «Фокусе», который уже давно не вызывает доверия у серьезных читателей ФРГ и потерял свою былую славу лет 15-20 назад. Далее. Когда новость не появляется в «Бильде», «Вельте», «Шпигеле» и «Зюддойче Цайтунг», это у каждого собственного корреспондента должно вызывать подозрение. Ну а кто регулярно читает taz, вообще не мог бы попасться на подобную дешевку. Но нет, птичка вылетела из гнезда российских информационных агентств и зацепилась в российской же сети. «Фейсбучные» френды без устали репостили сообщения о «заговоре в бундвесвере».

Что ж, можно продолжать. В один блог я все фейки и враки не умещу. Да и развеять ложь трудно. Тем более в России. Самый большой фейк российских СМИ о «девочке Лизе» до сих пор не назван ложью. Сергей Лавров после фейкового материала корреспондента Первого канала, появившегося в январе 2016 года, во всеуслышанье потребовал «освобождения русской девочки, которую беженцы 48 часов держали в заложницах». Какая ерунда! И девочка не была русской, а уже совсем немецкой. И родители не обратились в российское посольство. И не беженцы ее держали, и не в заложниках, и не 48 часов. Просто этот трудный подросток сбежал из дома, боясь порки отца после косяков в школе, и выдумал историю похлеще Релотиуса. Его тетя обратилась на Первый канал — и вот он, самый знаменитый фейк, закончившийся самым знаменитым в Германии позорным заявлением министра иностранных дел России. И корреспондент не был уволен, и Первый канал не извинился ни перед кем, о министре вообще молчу. А полиция завела дело против неких совершеннолетних друзей 13-летней девочки, с которыми она некогда (не в этот именно день) имела интимный контакт. О вреде, нанесенном психике подростка этим «репортажем», умолчим.

Быть может, такие ляпы касаются только Германии? В других странах все хорошо? Не думаю. Судя по тому, как в России воспринимается и обсуждается скандал с Кевином Спейси, что-то недостает в передаче дискурса СМИ и фона общественного мнения в западных странах. Ни один уважающий себя политик, журналист, знаменитость или общественный деятель Германии не пожалел или не выразил сострадания этому актеру после скандала, никто не восхитился его странным видео перед вызовом к судье. Жаль, что один из сериалов сошел на «нет», говорили комментаторы в ФРГ, да. Но был бы на месте Спейси Кевин Костнер, Джэк Николсон, Брэт Питт или на месте Вайнштайна Тарантино — реакция американской общественности и индустрии кино была бы такой же. До России не дошли важные детали этого скандала и важные моменты отношения к этой тематике на Западе. Думаю, иначе бы российские политики, журналисты и общественные деятели не бросились бы защищать подозреваемых насильников и педофилов, одновременно глумясь над их жертвами. А именно такой тон был в российских комментариях. Показательно, что в отношении к Слуцкому и Колпакову были почему-то сразу найдены соответствующие слова и другой тон.
Все вышесказанное — не ошибки. Это сознательное нежелание или отсутствие привычки проверять факты. В худшем случае — сознательное их искажение или умолчание. Чтобы хоть как-то противостоять этому, я в новом году буду продолжать писать про фейки дальше, стараясь реагировать на них сразу же. Посмотрим, что получится. Положение пациента «российские СМИ» страшное, но не безысходное. Я верю, что когда-нибудь оно улучшится.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире