annarose

Анна Розэ

18 мая 2018

F

Ангела Меркель и Владимир Путин знают друг друга давно. Дольше, чем кто-либо из лидеров других стран. 


Меркель-Путин – самый долгоиграющий тандем на сегодняшний день. Однако отношения двух лидеров никогда не были сердечными. В баню с Путиным Меркель, как ее предшественник на посту канцлера Герхард Шредер, не ходила. Путин выпустил на Меркель в 2005 году при встрече в Сочи своего лабрадора – зная, что канцлер жутко боится собак. В их разговорных контактах и даже на пресс-конференциях всегда одинаковый образ действий – холодная чопорная вежливость Меркель, и ернические подколки со стороны Путина.

 

На этот раз в Сочи Меркель, как всегда, говорила ни о чем. Ожиданий от встречи канцлера ФРГ и президента Российской Федерации тоже было немного. Если бы российские комментаторы знали, как себя ведет Меркель на пресс-конференциях в Германии, у них было бы меньше эйфории. Канцлер всегда отделывается общими фразами, говорит будто гипнотизер, повторяющий «воля – неволя – все одно», пытается затуманить и облегчить контекст. Порой надо выискывать смысл по отдельным окрашенным прилагательным, постановке фраз. 

 

Меркель в Сочи сказала о регулярном открытом обмене мнениями с Россией и стратегической заинтересованности в хороших отношениях, о том, что две страны нужны друг другу экономически и политически, о том, что им всегда удавалось поддерживать контакт – но это тоже ни о чем. Старая шарманка. Так она говорила всегда. Чем более размыты фразы главы германского кабинета министров, тем более надо задуматься о том, что она НЕ сказала. Если она не сказала ничего конкретного перед прессой – значит, они не могла сказать ничего хорошего ни по одной теме.

 

Тема «Украина и санкции Евросоюза». Журналисты таблоида «Бильд» узнали на пути правительственного самолета германских ВВС в Россию, что Меркель настроена пригрозить Путину газом (конечно, не «Новичком», о деле Скрипаля она ни слова не сказала тоже). Известно, что Германия проталкивает «Северный поток 2» вопреки Евросоюзу, который требует приостановить проект и, поскольку этого точно уже не произойдет, вправе законодательно ограничить объемы прокачиваемого газа. Пока Меркель всеми силами этому противится. Но когда-нибудь может и ослабить сопротивление.

 

«Северный поток 2» останется. Это бесспорно. Во вторник строительство газопровода было запущено. На него уже потрачено несколько миллиардов евро, причем основательно вложились все стороны, в том числе Россия и Германия. 

 

Естественно, Германии и другим странам Евросоюза нужен газ, однако немного ограничить прокачку можно. Немного ограничения для Германии принесет много потерь для России. Конечно, ФРГ не бросится исполнять желание Трампа и не приостановит проект. Тут американский президент полностью недооценивает ситуацию. Шантаж Ангела Меркель не выносит вообще. Однако Германия может покупать немного сжиженного газа и у США – в обмен, например, на обещание Трампа не вводить высокие пошлины на сталь и алюминий. Этот козырь есть в руках у Меркель. Если надо – он будет разыгран. 

 

Очень надо это Германии в связи с ситуацией на востоке Украины. Немецкие политики серьезно опасаются дестабилизации целой страны и стремятся прекратить кровопролитие. По словам Меркель, за четыре года войны там погибло более 10 тысяч человек. Канцлер знает, что минские соглашения уже не стоят бумаги, на которой написаны, хотя и повторяет как мантру, что их надо выполнять. На самом деле речь идет теперь только о контроле российско-украинской границы и об эффективном разоружении, а лишь затем о новом статусе восточных областей, который бы устроил всех. Контролировать границу можно только с помощью миротворческих сил ООН. О них Меркель вскользь упомянула – опять же, без конкретики. Было бы интересно, добилась ли она у Путина согласия пустить миротворцев на границу, а не только приставить их как охрану сотрудникам ОБСЕ. 

 

Просить у Меркель снятия санкций Евросоюза, вынесенных из-за Украины, – это стучаться в неправильную дверь. Во-первых, канцлер не хотела бы их снятия без явных подвижек по урегулированию ситуации на востоке страны. Во-вторых, вряд ли сейчас она сможет убедить Францию, Голландию, Польшу, Эстонию, Литву, Латвию и парочку других стран отказаться от своей позиции за продолжение санкций. 

 

Тема «газ и Украина». Россия все же пошла навстречу Германии – согласилась на транзит газа через эту страну. Однако речь и в этом случае идет об объемах. Если ситуация не улучшится — Германия могла бы подумать и о том, чтобы оставить Украину без поступлений за транзит, но и дальше со своей стороны снабжать ее газом по спонсированной цене. Украина уже сейчас получает газ только из Европы. Вариант существует, несмотря на то, что Трамп против. 

 

Тема «Трамп и США». Смешно и глупо ожидать, что из-за напряженных отношений с нынешним американским президентом Германия вдруг бросится в объятия России. Слишком много связывает две демократических страны с одной стороны и слишком много различий у двух других с другой. Головную боль промышленности ФРГ санкции США доставляют только постольку, поскольку немецкие предприятия страдают от них в России. Однако этого не произойдет, и это Меркель знает. Кто же тогда будет инвестировать в модернизацию российской промышленности? А сделать что-то для России в Германии по смягчению воздействия санкций она тоже не может. На явную ссору с Америкой ФРГ ради России не пойдет. Здесь возможно представить себе постепенный поворот от трансатлантической линии на восточную. Но он будет очень медленным и возможен лишь в том случае, если Трамп останется еще на один срок и не прекратит как слон бить посуду в лавке.

 

Единственная надежда сейчас – единодушное мнение России и Европы по иранской ядерной сделке вопреки Трампу. Меркель рада, что по этой теме есть согласье в товарищах. Однако преувеличивать совместную линию в этой ситуации – это все равно что при игре в рулетку радоваться, что наконец-то выпадает круглое число, уже проиграв почти все деньги. Больше этой совместной теме надо радоваться Путину, а не Меркель. К тому же, заинтересованность России в том, чтобы муллы прекратили строить атомную бомбу, тоже велика. Вряд ли можно себе представить, что она вдруг откажется от лозаннского соглашения, которое сама же некогда и презентовала  как свой большой успех. 

 

Тема «Сирия». В день встречи Путина с Асадом перед встречей Путина с Меркель министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен заявила: «Долгосрочной перспективы для мясника Асада, у которого руки в крови, не будет». Тут можно отвлечься на не особенно важную тему возвращения беженцев, как это и сделала Меркель, однако ее близкая политическая соратница по партии сказала то, что у канцлера не на языке, а в уме. А до этого спикер Меркель подчеркнул, что Германия недовольна ролей России в Сирии, хотя, конечно, нуждается в ее сотрудничестве для урегулирования конфликта при содействии ООН. Тут комментарии излишни. 

 

Меркель была бы не Меркель, если бы она выносила конфронтацию на люди. Открытой ссоры она боится и всегда по возможности избегает. Россия и Германия похожи на семейную пару, которая громогласно ссорится в кафе, но при этом под столом держит друг друга за ручки. Причина размытой позиции Меркель — отсутствие какой бы то ни было концепции развития отношений с Россией. Вместе в баню уже как-то не хочется, а существовать рядом надо. Однако Меркель открыта всем предложениям и явно показывает это. Кардинальное улучшение ситуации возможно теперь лишь со стороны России. Германия ждет конкретных шагов навстречу.  

Кто думает, что Меркель ездила в Вашингтон для обсуждения с Трампом газопровода «Северный поток 2» и для того, чтобы побороться за наш общий алюминий, ошибается. Боюсь нанести пару царапин на центристски заостренное миропонимание некоторых соотечественников, но Меркель ездила в Вашингтон, чтобы предотвратить угрожающую Европе и Америке «торговую войну», а также выход США из соглашения по ядерной программе Ирана. 


Кстати, и во время первого визита Макрона к американскому коллеге речь шла в первую очередь также об этих двух пунктах. Только позиция Франции перед лицом всемогущего трансатлантического друга иная – Макрон послал свои самолеты в Сирию, а Меркель – нет. У Франции есть такие возможности, а у Германии с отсталым бундесвером – нет. 


Поэтому и поцелуи были горячее между Трампом и Макроном. Поэтому для Трампа было важно убедить Меркель в повышении расходов на вооружение. Об этом с канцлером постоянно говорил и интеллигентный Барак Обама. Еще в его времена ФРГ обещала до 2024 года повысить свои расходы до 2 процентов ВВП. Сейчас ее расходы на вооружение составляют 1,2 процента ВВП. В 2019 году согласно поставленным при Обаме целям, они должны повыситься до 1,3 процента. А пока суд да дело, уже и Меркель переизберется, и бабушки надвое сказали. 

 

Как бы то ни было, никаких новых обещаний на сей момент Трампу из Меркель выжать не удалось. Несмотря на расхабаристый театр в преддверии первого 20-минутного разговора и 2,5-часового обеда, последующего за ним. Зря Трамп назвал Меркель необыкновенной женщиной и два раза наметил дружеский поцелуй в щеку. Ну и что? Окончательно ни ему, ни Меркель это псевдо-братание не помогло. Оба знают, что не любят друг друга. Недолюбливают. Оба знают, что партнерских и дружеских отношений никогда между ними не будет. 

 

Хотя Меркель всегда подспудно тянуло к Америке и отказать в трансатлантической дружбе Трамп тоже не может, каждому важно пробить свои цели, добиться выполнения своих задач. Трамп делает Америку снова великой, а Меркель нужно защитить свою экспортную промышленность и загасить очаг возможного напряжения в Иране. Однако для этого кому-то надо пойти на уступки. Как оказалось, ни у Макрона, ни у Меркель, несмотря на поцелуи, не было желания заигрывать с Трампом. Ну а у того нет необходимости заигрывать с ними обоими.


Европейское наступление закончилось ничем. Как говорят сотрудники из администрации канцлера, надо готовится к тому, что с 1 мая США введет штрафные пошлины на сталь и алюминий из Европы. По всей вероятности, Америка также выйдет из иранского ядерного соглашения, а потом снова наложит на Иран санкции. Видимо, с Трампом надо действовать иначе – когда посещаешь льва в его клетке, надо нести с собой не только хлыст, но и мясо. 


Меркель можно было пойти президенту США навстречу и пообещать быстрого повышения расходов на вооружение – однако партнеры по правительственной коалиции в Берлине встретили бы ее не салютом, а сильной обструкцией. Немецкие социал-демократы никогда бы не согласились тратить родной бюджет на вооружения вместо повышения социальных расходов. Да и с оппозицией в бундестаге шутки плохи. Руки у Меркель связаны, да и ноги тоже.


Поэтому канцлер попробовала, в отличие от Макрона, убедить президента США аргументами, что пошлины плохи и для Америки. Например, что эта торговая война боком выйдет также и для американских производителей. Но Трамп чужд логики, когда речь идет о сиюминутных политических успехах. Можно было бы, конечно, пообещать ему понизить пошлины на ввозимые в ФРГ американские внедорожники, о чем опять же ненавязчиво просил Трамп. Однако канцлер пошла на принцип – ей этого почему-то тоже не хотелось. Нет у нее мужества на отчаянные шаги, как у главы КНР. Тот сразу же пошел на уступки – и разрешил понизить пошлины на автомобили из США. Поэтому Китаю теперь торговая война не грозит. А вот европейцы, вместо того, чтобы совместно с американцами выступить против самой дешевой стали в мире – китайской, да и других продуктов из Поднебесной, решили пойти на принцип. 


Глупая тактика Меркель и Макрона. Ошиблись они, считая, что нерушимость трансатлантической дружбы для Трампа важнее. Серому волку своя шкура важнее. Президент США посчитал, что хватит обеспечивать безопасность Германии с Францией. Пусть сами что-то предпринимают. Большие уже. Особенно Германия должна бы раскошелиться в рамках НАТО. А то как защищать свой громадный экспортный профицит – так это Меркель может, а как открыть кошелек для расходов на вооружение – так извините? 


Пока президент США и канцлер ФРГ обменивались любезностями и аргументами, борясь каждый за наказы своих избирателей, время ускакало, и поговорить о газопроводе «Северный поток 2» они не успели. Зато согласились в том, что курс в отношении Москвы у них единый и правильный. Особенно нравится он им в отношении роли России в Сирии. Как-то все уже потихоньку поняли, что Ассаду альтернативы нет, а таскать каштаны из огня можно и российскими руками. Потом Россия пусть и за восстановление Сирии платит. Не надо только ей мешать. Очень она важный партнер в урегулировании конфликтов по всему миру.


Правда, с Северной Кореей опять же удалось урегулировать и без нее, за что Меркель не скупясь на похвалу поблагодарила Трампа, но в остальном Россия – важный партнер. Хотя все же вскользь Трамп заметил, что санкции против нее США отменять тоже не собирается. Они негативно отражаются и на Германии? «Хорошо, Ангела, мы будем постоянно обмениваться информацией об их вторичных последствиях для твоей экономики». Видимо, Меркель за три часа так утомила Трампа своими логическими аргументами, пошлинами и Ираном, что и сил обсуждать приостановление строительства газопровода «Северный поток 2» у него не осталось. Однако, как гласит немецкая пословица, отложить – не значит забыть. Трамп не забудет. 


«Президент примет решение», — как несколько раз сказала Ангела Меркель во время завершающей ее визит в США пресс-конференции. Что ж. Будет теперь ждать, какое решение он примет. 

Про третью мировую войну, которая вдруг должна начаться, никто в Германии не говорит. Говорили после твита Трампа и говорят все еще про возможную войну в Сирии. Однако говорят не так, как говорят в России, что о ней так говорят на Западе. Поскольку всегда сложно объективно оценить тот клочок мира, который для россиян обладает дефиницией Запад, я, в свою очередь, говорю только про Германию как часть этого географически-политического конгломерата.


Так вот, в ФРГ все еще существует разброс мнений о России и ее роли в мире. Причем мнения разнятся кардинально от партии к партии и даже внутри некоторых партий. Так что не то что о мнении Запада, об одном мнении в одной западной стране говорить весьма сложно. 


Настрой Ангелы Меркель в отношении России не менялся с самого начала ее прихода на пост канцлера ФРГ. О дружбе с президентом Владимиром Путиным в стиле экс-канцлера Герхарда Шредера речи быть не могло. Однако Меркель строго придерживалась установки на постоянный диалог. Сначала кабинетом даже фаворизировался курс на стратегическое партнерство – благодаря министру иностранных дел Франку-Вальтеру Штайнмайеру. 


В руководимом Меркель Христианско-демократическом союзе настрой по отношению к России всегда был ближе к позиции США – то есть настороженно, хотя и в этой партии раздавались голоса о сближении в экономическом секторе. Больше дружелюбия выказывал баварский филиал двух так называемых «христианских союзов» – Христианско-социальный союз. Обе эти «сестринские» консервативные партии руководствовались, с одной стороны, строгим курсом на демократические ценности (права и свободы человека), однако не прочь были форсировать экономическое партнерство. Те же самые принципы отстаивал в свое время и министр иностранных дел от Свободно-демократической партии Германии Гидо Вестервелле. 

 

Социал-демократическая партия Германии, выдвинувшая «нашего друга Шредера» в канцлеры, искони была разделена на правое и левое крыло. Шредер – из левых, тип Гельмута Шмидта, Эгона Бара, проталкивающих курс на «изменения путем сближения». Сблизиться можно было в экономике, а потом тихой сапой начать работу по внедрению демократических принципов. Шмидту и Шредеру было при этом все равно, в каком политическом состоянии находилась Россия на этапе сближения. Штайнмайеру, социал-демократу, скорее, из центра партии, это уже было не так все равно. Хотя он всеми силами старался поддержать курс на стратегическое партнерство, после Крыма и Донбасса и для него это уже стало невозможно.

 

После начала украинского конфликта в политическом истеблишменте ФРГ остались радикально убежденные сторонники твердого близкого к США курса (правое крыло ХДС/ХСС), умеренные сторонники твердого курса (Ангела Меркель и центр ХДС/ХСС, а также правое крыло СДПГ и СвДП) и лояльно настроенные к экономическому сотрудничеству с Россией, однако верные трансатлантическим принципам политики (левое крыло СДПГ и Свободно-демократической партии Германии). Левые из СвДП (партия не участвует в правительстве, она в оппозиции в бундестаге) до сих пор предлагают отменить санкции. 


Роль России в войне в Сирии, отсутствие прогресса в минских соглашениях и ряд внутриполитических изменений в нашей стране привели к изменению позиции некоторых лояльно настроенных левых политиков в партиях, формирующих кабинет министров ФРГ. Хотя позиция самой Ангелы Меркель ни на йоту не изменилась, линия Германии представляется более жесткой из-за нового министра иностранных дел – на этот раз политика из правого крыла СДПГ Хайко Мааса. После того, как был сметен за ненужностью Зигмар Габриэль, ошарашивший всех своими последними непредсказуемыми эскападами в отношении Израиля и России, можно говорить о первом по-настоящему гармоничном тандеме «канцлер-министр иностранных дел ФРГ». 


Мнения Меркель и Мааса в отношении России не отличаются. Это значит – внешне дружелюбный тон при твердом и последовательном курсе: выказывать недовольство, но протягивать руку. 


В Дублине 12 апреля Хайко Маас зачитал каталог претензий, которые Германия выдвигает России. Этот каталог прозвучал как список ошибок, на которые хороший друг уже не может не обращать внимания. Если бы речь Мааса была бы переведена на язык рэпа, ее можно было бы выразить одним словом: «Задолбали». Мы, типа, терпели, терпели, но люди, есть же и конец даже нашему ангельскому терпению. Если бы Маас мог бы рычать, он бы прорычал, но его интеллигентная манера запрещает ему подобное поведение. 


При всем при этом сенсацией остается твердое «нет» Ангелы Меркель участию Германии в войне в Сирии. Здесь она продолжает курс Герхарда Шредера, отказавшегося поддерживать США в Ираке. Эмансипация и однозначный отход от вылизывания трансатлантических сапог налицо. Не менее важно: по-прежнему в Германии твердо и убежденно звучат голоса всех политиков, последовательно призывающих к диалогу, подчеркивающих необходимость сотрудничества с Россией при решении международных проблем и урегулировании конфликтов.

 

На третью мировую войну, радикальное изменение курса ФРГ в отношении России или какое-то новое, доселе невиданное, сплочение Запада и НАТО это непохоже. (Кстати, в отношении химической атаки в Сирии во всех СМИ Германии многими политиками и экспертами высказывается достаточно скепсиса по поводу оценки «это был Ассад». Критика раздается и относительно поведения Великобритании в случае со Скрипалями.)

 

Меркель и Маас – достаточно слаженный альянс умеренной христианской демократки и радикального социал-демократа, встретившихся на стыке полярных убеждений своих партий. Хотя откровенных сложностей от этой парочки М & M ожидать явно не придется, бонусы России у политической элиты Германии уже исчерпаны. Играть в рулетку на занятые в долг деньги не рекомендуется. 

 

(…Ах, да, братание с новой коричневой «Альтернативой для Германии» тоже мало к чему приведет. Слухи о ее влиянии в политике и среди граждан ФРГ пока еще сильно преувеличены. Быстрого внезапного политического переворота в ближайшие десять лет ожидать не придется. У серьезных политиков ФРГ такая дружба вызывает лишь омерзение и смех. Скажи мне, кто твой друг…)

 

В субботний солнечный теплый день в историческом центре уютного университетского городка Мюнстер психически тяжело больной 48-летний мужчина на своем автофургоне марки «Фольксваген Калифорния» наехал на группу сидящих в кафе людей. При этом он убил двух человек и ранил 32, четверо из них еще борются за жизнь в реанимации. 

 

Происшествие в Мюнстере не было терактом. Эта информация разочаровала многих ксенофобов как в Германии, так и в других частях света. 

 

Однако как только появились первые картинки и сообщения, соцсети в ФРГ наполнились травлей и экстремистскими комментариями. Среди первых бочку на беженцев покатила депутат бундестага Беатрис фон Шторх. Ее партия? Конечно, «Альтернатива для Германии».

 

«Нам это удастся!» — написала самая знаменитая правый политик Германии большими буквами в своем Твиттере, саркастически имитируя лозунг Ангелы Меркель, вербовавшей за прием беженцев осенью 2015 года. А потом фон Шторх назвала немца, можно сказать, чистого арийца и гражданина Германии Йенса Рютера, совершившего преступление в Мюнстере, «подражателем исламистского террора». 

 

Весь город, вся Германия были в шоке. Однако правые экстремисты использовали это страшное событие для саморекламы. Это оказалось так отвратительно и неуместно, что даже самая правая и самая консервативная партия ФРГ до появления «Альтернативы» в германском политическом спектре потребовала убрать фон Шторх из бундестага. «Если у фон Шторх осталась хоть капля приличия и разума, она должна сложить свой мандат в бундестаге», — потребовал генеральный секретарь баварского Христианско-социального союза Маркус Блуме в Мюнхене.

 

При этом все взрослые люди вроде должны понимать, что даже самое безопасное демократическое государство не может защитить от подобных абсурдных и трагических ситуаций. 

 

Психически больной Йенс Рютер оставил 70 страниц с описанием своих детских проблем, травли, изгнания, одиночества. В письме мужчина жалуется на частые припадки депрессии, во время которых он плакал и напивался в своей квартире. Отсутствие взаимопонимания с родителями – один из главных мотивов его несчастий, отмечает Рютер. Как оказалось, родители также страдали психическими расстройствами и унижали сына. Отец незадолго до преступления сообщил в полицию о его суицидальных намерениях, однако сын ответил обвинениями в «наговоре».

 

Преступник-самоубийца уже в детстве высказывал мысли о суициде, состоял на учете в социально-психиатрической службе, постоянно приходил на приемы к психологам. Однако в последнее время его состояние ухудшилось невероятно быстро. Так быстро, что никто не сумел понять его замысел, удержать от рокового шага. И такое бывает.

 

Рютер родился в земле Саар, был удачливым промышленным дизайнером. В 1998 году он вместе с сокурсниками получил приз за дизайн зеркального шкафа, затем придумал прозрачный светящийся шланг – необычную лампу, которая хорошо продавалась. Своим дизайном мебели он прилично зарабатывал, владел тремя квартирами, ни в чем не испытывал недостатка.

 

Незадолго до страшного происшествия, 4 апреля Рютер в полиции Берлина подал заявление на одну из больниц Мюнстера, где он находился для операции на позвоночнике. Якобы врачи провели операцию неправильно, не освободили пациента от сильных болей в спине. В своем предсмертном письме Рютер описывает падение в доме знакомых как причину повреждения позвоночника. Знакомые оставили на лестнице предметы, о которые мужчина споткнулся. Все были виноваты, все желали ему зла. Признаки паранойи? 


Семьи у дизайнера не было, о его дружеских, а также любовных отношениях никому ничего не было известно. Однако постоянно окружающие жаловались на странное поведение и неуравновешенность Рютера, который надоедал всем своими теориями заговора и постоянными разговорами с самим собой. Признаки шизофрении?

 

Полиция и прокуратура Мюнстера сообщили в воскресенье вечером, что против Рютера велись пять процессов по обвинению в дебоше, мошенничестве, бегстве с места аварии, однако все они были закрыты. СМИ информировали также о том, что Йенс Рютер однажды изрубил на кусочки мебель в родительском доме – месть за одинокое неприкаянное детство и недостаток любви? Клиническая агрессия?

 

В квартире Рютера в Мюнстере был найден муляж автомата Калашникова, который можно было бы переделать в настоящее оружие, канистры с бензином и био-этанолом, баллон с газом. В доме в городе Пирна в земле Саксония, где также находилась его квартира, некоторое время проживали правые экстремисты. Кстати, ксенофобское движение «Пегида» так же, как и «Альтернатива для Германии», укоренено в Саксонии. Пирна была у всех на слуху во время расистских выступлений 2015 года.

 

Из-за короткого посещения Рютером столицы местные спецорганы  8 апреля решили схватить давно подозреваемых исламистов – на всякий случай, чтобы не произошел теракт на берлинском полу-марафоне. Кто знает, может, преступник из Мюнстера был с ними знаком, решили в Берлине. Однако эта связь не подтвердилась. 

 

Вообще, все указания на лево— или правоэкстремистскую, а также исламистскую подоплеку вроде бы сразу улетучились, когда следователи прочитали письма, разосланные Рютером знакомым по электронной почте. В них преступник явно жалуетcя на «личное разочарование» и намекает на суицид. Увы, никто не принял его угрозы за чистую монету… Так тоже бывает. 

 

Тем не менее, следователи подчеркнули, что при комбинации «готовый к насильственным действиям – любитель оружия – разочарован в жизни и людях» типична склонность к правому экстремизму. Окончательно мотив самоубийцы, решившего отомстить всему миру, еще не прояснен. Если в нем и были признаки экстремизма, то отнюдь не исламистского, а того, который подстегивает фрау фон Шторх и иже с ней. Кстати, автомобиль давно стал оружием немецкого правого экстремизма. Примеры есть. Однако разве важно, как и чем – самолетом или автомобилем – убивает психически больной человек? Разве его можно было остановить? 

 

 

Сегодня Карлес Пучдемон в костюмчике и при галстуке под яростное щелканье фотокамер торжественно вышел из германской тюрьмы. Тут же он сказал миру, что считает себя политическим заключенным.

То, что произошло с Пучдемоном в Германии до сей поры – не политические козни, не давление на юстицию и даже не победа демократии. Побеждать тут нечему. Просто это так работает кондовая юридическая машина ФРГ в рамках уже победившей демократии и правового государства. Все, что произошло с Пучдемоном, поэтому вполне закономерно и логично. 

Верховный суд земли Шлезвиг-Гольштейн рассмотрел заявление прокуратуры по делу временно заключенного под стражу экс-президента Каталонии. Его задержали на датско-германской границе 25 марта по европейскому приказу об аресте. Около двух недель политик провел в нормальной камере обычной тюрьмы города Ноймюнстер. Делом занялись органы юстиции по месту задержания. Так положено в ФРГ. 

Конечно, всем было ясно, что Пучдемон – не обычный уголовник, который убежит при первой же возможности. Но все же формальности были соблюдены. Испания вынесла приказ о европейском розыске и аресте по трем пунктам обвинения – подготовка восстания, мятеж и коррупция. 

Европейский приказ об аресте означает, что страны Евросоюза доверяют друг другу, но должны проверить соответствие пунктов обвинения правовому законодательству внутри страны. Две недели генеральная прокуратура в земле Шлезвиг-Гольштейн занималась рассмотрением трех пунктов обвинения. Точнее, занималась с перерывом на местный праздник Пасхи и два нерабочих дня. 

В результате прокуроры пришли к выводу, что обвинение Верховной судебной палаты Испании могут соответствовать УК ФРГ. Подготовка восстания отвечает параграфу «государственная измена», а коррупция – параграфу «растрата». Потом, как в случае с любым уголовным делом и приказом об экстрадиции, заявление прокуратуры было рассмотрено Верховным судом земли Шлезвиг-Гольштейн. 

Судьи же пришли к выводу, что параграфы «подготовка восстания» и «государственная измена» вовсе не идентичны, потому что при подготовке восстания подразумевается применение насилия, а государственная измена – это нечто другое. «Деяния, в которых обвиняется преследуемый, по  действующему праву ФРГ не наказуемы», — обосновал суд. Состав преступления «государственная измена» не выполнен, поскольку «его нельзя связать с насилием».

Так что по этому пункту экс-президента выдавать Испании нельзя. Вычеркнули.   

Второй пункт – коррупция и растрата государственных средств – остался. Однако судьи решили, что все же Пучдемон – не обычный бандюга, который, запихнув браслеты с бриллиантами и часы «Ролекс» в  чемоданы, поспешил скрыться в неизвестном направлении, а политический деятель, употребивший средства из государственной казны на как бы незаконный референдум. Поэтому держать его в тюрьме все же представилось судьям несоразмерным обвинению. К тому же, рассудили немецкие слуги Фемиды, бежать Пучдемону было бы не с руки, когда первый параграф ходатайства об экстрадиции вроде уже и аннулирован.   

Так что местные судьи запросили в генеральной прокуратуре временно заморозить приказ об аресте – до наступления необходимости взять Пучдемона под стражу в случае выдачи. И тут произошло то, что в Германии редко происходит – прокуратура решила выпустить ждущего экстрадиции подозреваемого преступника под залог в 75 тысяч евро и подписку о невыезде за пределы ФРГ. Кроме того, Пучдемона обязали сообщить свое место пребывания и раз в неделю отмечаться в полиции. 

«Первый уголовный сенат Верховного суда Шлезвиг-Гольштейна сегодня по заявлению генерального прокурора вынес приказ о содержании под стражей для депортации и одновременно об освобождении от тюремного заключения,  — гласит решение суда. — В отношении подозрения в «подготовке восстания» выдача оказалась недопустимой». Совсем по-другому подозрение в «коррупции» может рассматриваться как статья УК ФРГ «хищение». По этому параграфу «выдача не  рассматривается как недопустимая». 

Повода к тому, что Пучдемон в Испании будет подвергаться политическому преследованию, не просматривается, постановил суд. Лишь в этом случае у немецкой Фемиды были бы основания не выдавать экс-президента Каталонии испанской юстиции. Все остальные улики и доказательства должны рассматриваться по месту совершения преступления – то есть, в Испании. 

Пока что процесс об экстрадиции продолжается – прокуратура опять должна выяснить правомерность применения статьи о растрате германского УК  к обвинениям Мадрида. Для этого в Испании запрошены необходимые документы. Если потом Верховный суд земли Шлезвиг-Гольштейн ничего не будет иметь против, земельная генпрокуратура должна выдать разрешение на экстрадицию. 

Так или иначе, для Пучдемона это означает – более мягкое наказание на родине в случае, если юристы Шлезвиг-Гольштейна все же признают правомерность выдачи по обвинению в «коррупции». Однако политик может подать апелляцию в Конституционный суд. Юридические эксперты не считают, что в данном случае были нарушены основные свободы, поэтому не исключено, что это заявление не возымеет успеха. В таком случае Пучдемон сможет обратиться в Европейскую судебную палату – а это значит, что дело затянется. 

Европейские приказ об аресте должен быть выполнен в течение 60 дней, то есть до 24 мая. Тем не менее, эксперты считают, что из-за необычных обстоятельств срок может быть продлен. 

Только вот о том, что Пучдемон – политический узник, даже его немецкие адвокаты говорить не решаются. Обвинять юстицию в том, что она работает одинаково в отношении всех подозреваемых, и требовать особого обхождения, как раз и означает расшатывать правовое демократическое государство. А разве Пучдемон не выступает за демократию?

 

 

 

 

 

В немецком деле Карлеса Пучдемона принципиально интересно одно: хотел ли экс-президент Каталонии попасть в тюрьму в Германии или это получилось случайно?

Хроника событий показывает, что как только опальный политик направился в Финляндию по  приглашению местного депутата, Мадрид послал вслед за ним двенадцать шпионов. Почему и откуда у финнов такой интерес к испанскому сепаратизму – непонятно, но  Пучдемон даже успел прочитать доклад в университете Хельсинки.

Дальнейшие события не поддаются объяснению. В пятницу, 23 марта, высшая судебная палата Испании во второй раз издает европейский приказ об аресте. Первый был отозван в декабре – после того, как юстиция Брюсселя отказалась выдавать каталонского политика Мадриду. Судьи и прокуроры маленькой европейской страны решили, что состав преступления, вменяемого Пучдемону в вину в Испании, отсутствует в УК Бельгии.  

Суть европейского приказа об аресте: экстрадиция должна происходить быстро и без проблем. Страны Евросоюза доверяют друг другу, так как их правовое государство базируется на одинаковой основе. Существует каталог преступлений – например, терроризм, торговля людьми, уклонение от налогов, при которых выдача происходит почти  автоматически. Однако недавно Исландия отказалась выдавать Польше наркодилера, обосновав это жесткими неправовыми изменениями местного юридического законодательства. Ergo: принцип существует, но он не абсолютен. 

Почему Пучдемону не сиделось в Брюсселе – один вопрос. Второй – почему он отменил бронь на самолет в Хельсинки, решив вернуться в местечко Ватерлоо через несколько европейских стран? Путь на пароме в Швецию, потом на машине через Данию и  Германию был бы более рискованным в любом случае, особенно когда ты знаешь о том, что в Евросоюзе тебя должны ловить. 

Непонятно также, почему Дания сделала вид, что не заметила, как машина с изгнанником проехала через всю страну. Немецкие СМИ пишут, что испанские агенты своевременно установили на автомобиле Пучдемона жучок. Пишут, что немецкие полицейские узнали о пути следовании автомобиля от сотрудника Федерального агентства Германии по борьбе с уголовными преступлениями, который пребывал в Мадриде. То есть, испанцы информировали немцев нацелено?

Может быть, желание опереться на широкие плечи немцев было у всех – и у Пучдемона, которому надоела скучная жизнь в Ватерлоо, и у Испании, которая знала, что точные немцы не подведут, и у Дании, которая хотела побыстрее сбагрить с себя ненужное бремя и просто закрыла глаза на машину с неугодной знаменитостью?

Так или иначе, Пучдемон оказался в тюрьме небольшого городка Ноймюнстер на севере ФРГ. Надежные немецкие полицейские взяли его тепленьким в воскресенье, 25 марта в придорожном кафе на автобане номер 7 недалеко от датско-германской границы.

Ровно через сутки судья по срочным делам подтвердил личность Пучдемона и формальное соответствие европейского приказа об аресте. Обычно в этом случае это – рутинная процедура для задержанных, которые помещаются в камеру предварительного заключения до экстрадиции. Внутри Евросоюза, в принципе, выдаются все преступники. Основанием невыдачи может быть только политическое преследование, пытки и  угроза жизни в родной стране или отсутствие похожего состава преступления в УК задержавшей страны. 

В настоящий момент однозначно одно – ФРГ не будет признавать экс-президента Каталонии политическим заключенным. Спикер Ангелы Меркель уже заявил, что правительство в дела независимой германской юстиции не вмешивается. Он также подчеркнул полное доверие Германии демократическому правовому государству Испания — на случай, если экстрадиция произойдет.

Судьба Пучдемона теперь находится в руках генеральной прокуратуры северной земли Шлезвиг-Гольштейн – компетентными в Германии считаются органы юстиции по месту задержания. Там будет проверяться соответствие УК ФРГ одного из предъявляемых Пучдемону в Испании обвинений – подготовка восстания, призыв к мятежу и  хищение государственных средств. Первый состав преступления примерно соответствует статье 81 УК ФРГ «Государственная измена». Второй – статье 266 УК  ФРГ «Злоупотребление доверием». 

К какому выводу придет немецкая прокуратура после довольно сложной юридической экспертизы, гадать бесполезно. Окончательное решение об экстрадиции должен принимать Верховный суд земли Шлезвиг-Гольштейн – также после проверки всех юридических оснований, представленных прокуратурой. Вся процедура может длиться минимум 10, максимум 60 дней, а может, и дольше – если потребуются дополнительные документы из Испании, которые всякий раз нужно еще и переводить на немецкий язык. 

Теоретически возможны несколько вариантов судьбы Пучдемона. Немецкие органы юстиции решают, что оснований для выдачи недостаточно, и неформальным путем сообщают об этом испанским коллегам, которые аннулируют европейский приказ об аресте, как это уже было в  случае с Бельгией. Второй вариант – немецкие прокуроры и судьи усматривают соответствие составов преступлений и выдают экс-президента Мадриду. Третий вариант – юристы Шлезвиг-Гольштейна берут на себя роль революционеров, отметают все обвинения и выпускают Пучдемона на свободу в Германии. Четвертый вариант – предоставление политического убежища. Однако этот вариант Карлес Пучдемон, как сообщил его адвокат, исключил.

А пока – в Германии до 2 апреля Пасха и четыре нерабочих дня. Говорят, в тюрьмах ФРГ на эти праздники заключенным выдают раскрашенные яйца и шоколадных зайцев. Таков немецкий обычай. Понравится ли он испанскому политику?

Немцы рассматривают мусор серьезно. Не потому, что на нем можно хорошо заработать, а  потому, что от него можно сильно пострадать. 

«Депонировать отходы населенных пунктов на свалках – каменный век, сценарий из далекого прошлого», — сказал мне специалист НКО «Немецкая экологическая помощь» (DUH) Томас Фишер. Эта организация – мощнейший лоббист защиты окружающей среды. В Германии их несколько, однако именно DUH была одним из инициаторов так называемого «дизельного скандала». Ее значение в немецком экологическом континууме переоценить трудно. 

В ФРГ мусор – ценная материя, рассказал мне далее мой собеседник. Благодаря системе дуальной утилизации «Зеленый пункт», запущенной в 1991 году, из упаковок, например, теперь добывается новое сырье. Система функционирует просто: все производители продуктов платят за утилизацию упаковочного материала нескольким крупным концернам по переработке отходов. Из старых упаковок производятся новые. Подавляющее большинство жителей разделяет отходы уже дома: упаковки идут в «желтый мешок» для пластика и металла, бумага в «голубой ящик», пищевые отходы — в коричневый. Вот уже несколько лет немцы собирают и сдают в  супермаркеты пластиковые бутылки и железные банки из-под напитков. Новогодние елки собираются и вывозятся в зоопарки (их очень любят слоны) или идут на подтопку в мусоросжигательные заводы. Увы, утилизировать все не удается даже немцам.

Лишь 40 процентов содержания так называемого «желтого мешка» перерабатывается во  вторсырье. Немногим более 50 процентов невредных отходов используется как топливо, например, на заводах по производству цемента. Семь процентов уходят прямо в топку мусоросжигательного завода. Однако это – не самый вредный способ утилизации мусора. На пятибалльной шкале он стоит четвертым. Первый метод – избегать мусора, второй – повторно употреблять упаковки, третий – утилизировать отходы. Свалки – пятый и самый отсталый способ утилизации. Именно свалки ведут к загрязнению грунтовых вод, почвы и атмосферы, что вполне прямо, а не опосредованно влияет на здоровье людей. 

С конца 80-х годов, когда ГДР перестала существовать, присоединившись к ФРГ, на территории восточной Германии начали закрываться последние мусорные полигоны. Теперь оставшиеся незначительные свалки рекультивируются. Однако даже во времена оные в Германии не было дикого сваливания мусора в одну кучу. Батареи, трансформаторы, телевизоры и холодильники утилизировались отдельно от органических отходов. Свалок не было около населенных пунктов. «Мусорные полигоны вызывают значительное загрязнение воздуха, почвы и воды, поэтому вблизи однозначно нельзя жить», — уверенно говорит немецкий эколог. 

Благодаря различным предписаниям и законам Евросоюза свалки запрещены теперь даже в  бывших странах социалистического блока. Ведь их рекультивация – высоко проблематична. На очень старых свалках мощностью более 300 тысяч тонн она практически невозможна. Единственный способ избежать дальнейшего вреда природе и людям – закрыть свалку и переселить жителей окрестных поселений. Ведь полигон подвергает их ненужной опасности. Свалки, подобные волоколамской, в Европе просто не  представимы. «Это сценарий фильма ужасов, — говорит Фишер. – Органические отбросы – источник метана, который смешивается с химическими газами, почва под старыми полигонами безнадежно заражена, так же, как и грунтовые воды. Они отравлены. Жители пьют заведомо грязную воду, если она берется для собственных нужд на дачных участках. Не исключены также источники радиации». 

Для рекультивации старых закрытых свалок необходимы громадные суммы денег – миллионы и миллионы, равные, быть может, полугодовому бюджету большого города. Чтобы начать санацию полигонов, необходимо высвободить громадные мощности мусоросжигательных заводов. Первым делом надо провести лабораторные анализы почвы и грунтовых вод, чтобы оценить степень и качество заражения. Затем постараться хоть как-то рассортировать мусор, чтобы утилизировать его отдельно. Однако на полигонах подобной мощности это представляется практически невозможным. На закрытых свалках надо откачать метан, который не  должен попадать в атмосферу. Затем необходимо провести дренаж, вывезти зараженные слои почвы, загерметизировать поверхность земли. 

Дополнительная трудность – чтобы закрыть свалку, власти должны признать, что они сделали ошибку. «А это и административные работники в Германии неохотно делают», — сетует эколог. 

Однако сейчас с таким полигоном, как в Волоколамске, сделать уже практически ничего невозможно. Единственное решение: все окрестные жители должны переехать в другие места. Вряд ли рекультивация еще представима, и даже если полигон закроют – от него будет исходить высокая степень опасности для жизни и здоровья. Да уже исходит и долгое время исходила. «Это преступление, это кощунство прежних поколений, это катастрофа. Все, что я могу сказать», — закончил Фишер.

 

 

 

Ангела Меркель – дамочка с терпением. Она помедлила с поздравлением своему давнему партнеру по переговорам в  нормандском формате и не только Владимиру Путину. Лишь в 18:15 по немецкому времени и на два часа позже по Москве 19 марта пришла телеграмма от железной фрау.

Она поздравила поздно, но «сердечно». «Сегодня как никогда важно продолжать диалог между нами и поддерживать отношения между нашими народами. На этой основе мы будем стараться конструктивно выстраивать билатеральные отношения с учетом международных вызовов и находить приемлемые решения», — написала Меркель.

То, что не сказала Меркель в своей телеграмме, разъяснил ее официальный представитель и тесный доверенный Штеффен Зайберт на пресс-конференции перед немецкими и зарубежными журналистами:

«Мы приняли исход выборов к сведению. Как и ожидалось, Владимир Путин будет на следующие шесть лет президент Российской Федерации и собеседник правительства ФРГ. У нас, конечно, есть нужда в разговоре».

«У нас с Россией есть разница во  мнениях. Мы критикуем политику России в некоторых пунктах также очень ясно и  однозначно: Украина, Сирия».

«Мы как правительство ФРГ хотим хороших отношений с Россией, с российским народом, также и с российским правительством, однако мы должны видеть реально, на что российское правительство тратит свои средства внутри страны и за рубежом. Это приводит нас к разнице во мнениях, даже к однозначной критике, которую мы все время выражаем в отношении роли России в международных конфликтах. Однако это приводит нас и к тому, что мы всегда должны говорить друг с другом, особенно там, где у нас существует разница во мнении. Это подтвердилось в случае с Украиной, хотя нельзя, естественно, сказать, что проблема в какой-то мере удовлетворительно решена. Однако без трудного, богатого деталями нормандского формата и минского процесса ситуация там была бы – я думаю, тут не надо быть пророком, — намного хуже, чем она есть сейчас».

«Окончательно оценить, были ли выборы справедливыми, могут только международные наблюдатели из ОБСЕ… Их окончательный вотум о прохождении выборов нами еще не получен. Тут надо, конечно, подождать. Конечно, мы вняли сообщениям о нерегулярности в день выборов. Международная прессе полна ими. Что нас беспокоит, это различные НКО, поставившие своей целью наблюдение за выборами, которые были внесены в списки российским государством и которым была вменена в вину работа в  качестве иностранных агентов. Такое ограничение деятельности гражданских организаций, которые на самом деле неотъемлемы в демократическом обществе для достижения живой демократии, мы считаем неприемлемым».

«На успех российского президента Путина правительство ФРГ реагирует, в лучшем случае, холодно. Меркель поздравила позже. Другие члены кабинета не подождали с критикой», — информирует канал n-tv.

Министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен, верная соратница Меркель – единственная министр кабинета, не потерявшая свой пост после новых выборов (нонсенс для министров обороны ФРГ, а она к тому же еще и женщина!):

«Российский президент при нынешнем поведении России, которое мы наблюдаем уже несколько лет, не наш партнер. Мы  сравниваем это с полной широтой сотрудничества и надежности, которая у нас однажды была с Россией. В этом статусе мы уже давно не находимся».

«То, что делает Путин, это постоянная провокация, разжигание конфликтов и дестабилизация, причем он постоянно провоцирует кризисы».

Ее спикер провозгласил: «В нашей «Белой книге» в 2016 году можно прочитать: это не новое отношение, однако политика Кремля уже несколько лет представляет для нас вызов в области политики безопасности. Россия остается, конечно, партнером по диалогу, например, в  Совете Россия-НАТО. Министр обороны приветствует перезапуск этого диалога».

Министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас: «Говорить о справедливой политической конкуренции возможно, конечно, не во всех аспектах. То, что выборы прошли на территории аннексированного с  нарушением международного права Крыма, неприемлемо».

Маас далее: «Я исхожу из того, что Россия после перевыбора Путина останется трудным партнером. Однако Россия всегда нужна, когда необходимо найти решения больших международных конфликтов, и  поэтому мы хотим продолжать диалог. Я ожидаю от Москвы больше конструктивного вклада, чем до сих пор».

Президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер тоже поздравил, даже раньше, однако не только с сердечными словами.

«Двусторонние отношения наших стран были традиционно тесными и всегда выстраивались на широкой и твердой основе. Сотрудничество было всегда важным столпом стараний по поддержанию постоянного миропорядка в Европе. Однако от этой цели мы удалились, что очень нас беспокоит. Недоверие, вооружение и климат ненадежности усиливают нестабильность». Дальше – о надежде, что все же худшего не произойдет.

Ну и как? По-моему, ни о том, что Запад нас не любит, ни о том, что Германия гладит нас по головке и не замечает проблем, речи быть не может. Все довольно однозначно, но без военной риторики. Хотим мира и дружбы, только вы тоже особо не безобразничайте в общей песочнице. Неужто это непонятно?

171 день прошел после выборов в бундестаг – и 63-летняя Ангела Меркель опять, в четвертый раз, стала канцлером. Стала она им не сама, она победила: сначала со своей партией на парламентских выборах, затем в ходе тяжелых переговоров по образованию коалиции, во время, казалось бы, нескончаемого изматывающего ожидания результатов двух раундов голосования социал-демократов, и, наконец, снова в бундестаге. 

Вся эта цепочка формальностей – железные цепи немецкой демократии, которые она сама наложила на  себя после Второй мировой войны, опыта падения Веймарской республики и постыдного Третьего рейха. Ничто не далось Меркель даром. Вот и ее избрание в бундестаге – звонкая пощечина в начале четвертого периода. Все зависело от ничтожных девяти голосов. Легкого скольжения через четыре года нового избирательного срока у  Меркель и ее партии с таким парламентом не будет.

Но канцлеру не  привыкать. Как бы ни критиковали «мамочку», в одном ей уж точно ни в коем случае нельзя отказать: воле к победе и железной хватке. Меркель – человек власти. Она хочет власти и стремится к ней. Это ее главная мотивация, главный наркотик. Иначе бы «девочка Коля», выросшая в ГДР, не стала бы сначала генеральным секретарем, а затем председателем консервативной западно-германской партии и в конце концов канцлером.

Однако нельзя сказать, чтобы ничто, кроме власти, в этом мире ее не интересовало. Меркель сама – страстная поклонница демократии, правового государства и  гражданского общества. Но одно другому не мешает. Даже и лучше, что к власти пришел не сумасшедший диктатор, а приятная во всех отношениях дама. Для этого ей пришлось сначала сплотить за собой однопартийцев, а затем последовательно убирать с дороги врагов. Меркель оставляла с собой только самых лояльных и послушных, а после себя – выжженное поле. Однако ее верные соратники, как и она сама, служили демократии.

Они снова будут служить этим двум женщинам – теперь в новом правительственном кабинете, снова в  большой коалиции, которую опять не удалось избежать. Тяжелой и  изматывающей была борьба. Порой казалось, что нить власти все же порвется, выскользнет из рук. Однако тактический талант Меркель, ее способность выжидать, умение слушать и убеждать все же взяли свое.

Председатель Христианско-демократического союза и трекратный канцлер ФРГ сумела пойти Социал-демократической партии Германии на уступки по коалиционному договору, который станет программой правительства на четыре года. Она убедила и своего мнимого врага в  консервативном блоке – Хорста Зеехофера, бывшего премьера земли Бавария, выступить в одной связке на выборах в бундестаг. Она отдала ему пост министра внутренних дел – такой нужный для всех сейчас «пряник». Сторонник твердой руки в политике по предоставлению убежища и приему мигрантов, Зеехофер призван теперь быть консервативным противовесом «Альтернативе для Германии», мутировавшей в  популистско-ксенофобский союз правых экстремистов.

Министерство внутренних дел теперь называется и министерством «родины» — приманка для тех приверженцев всего немецкого, считающих себя истинными патриотами, после 2015 года во всю силу легких оравших про «передозировку отчуждения». Ну  теперь, так надеется Меркель, patria будет со всеми – даже в названии министерства. Ни убавить, ни  прибавить.

Основательно подрожать пришлось Меркель после отказа бывшего руководителя СДПГ Мартина Шульца вступать с ее блоком в коалицию после выборов в бундестаг. Обещанием министерских постов и убеждениями социал-демократического «товарища», президента Франка-Вальтера Штайнмайера, удалось решить и эту проблему – руководство партии, облизнувшись, согласилось. Мартина Шульца отбросили как ненужный балласт. Однако надо было спросить и у народа – и  тут не предскажешь. 

Меркель провела, безусловно, самую страшную зиму своего пребывания у власти. Социал-демократы сначала проводили голосование на съезде партии, а затем среди почти полумиллиона ее членов. Помогло, что после ухода Шульца и благодаря председателю «молодых социал-демократов» Кевину Кюнерту в СДПГ начались обновление, пересмотр взглядов и сплочение. Парадокс: хотя Кюнерт призывал всех блокировать образование большой коалиции, отказа от власти ради наказания Меркель никто уже не хотел. Более того, с начала января в СДПГ вступили 50 тысяч человек!

Как всегда, свежий ветер подул с моря – за Вилли Брандтом и Гельмутом Шмидтом новым носителем надежд в кризисной ситуации стал бургомистр Гамбурга Олаф Шольц. Временный председатель партии, который провел ее через Сциллу и Харибду голосования, а теперь и сам стал вице-канцлером и министром финансов, будет новой надеждой Евросоюза. Слишком уж большой шлейф негативных ассоциаций тянется за Вольфгангом Шойбле, прописавшим Европе жесткий курс лечения во время банковского кризиса, который ошибочно называли «кризисом евро».

В целом новый кабинет стал моложе и женственнее – половина на половину представителей того и другого пола. Девиз «больше женщин у  власти и в менеджменте концернов» сопровождает все время правления Меркель.

Last but not least: министром иностранных дел стал бывший министр юстиции. Посредственный юрист социал-демократ Хайко Маас из земли Саар никогда не был замечен в нелояльности. Его стремление к послушанию сыграло главную роль в решении будущей председателя СДПГ Андреи Налес и Ангелы Меркель назначить его главой дипведомства. Предшественник Мааса на этом посту Зигмар Габриэль постоянно нервировал канцлера своими обещаниями отмены санкций против России. В последний раз – на Мюнхенской конференции по  безопасности в феврале. Так как политика в отношении России определяется из  администрации канцлера, а не из дипведомства, заявления Габриэля ничего не  стоили, кроме нервов Меркель. Исход был предсказуем. Не помогли Габриэлю заслуги с освобождением журналиста «Вельта» Дениза Юджеля из турецкой тюрьмы – карьера закончилась враз.

51-летний Хайко Маас будет сверять стрелки часов не по Москве, а по администрации канцлера. Не опасен он и для руководства партии. Некоторые высказывания и проекты законов юриста ранее уже дали понять, что сердце его все же бьется в трансатлантическом ритме. Да, кстати, вот уже три года это сердце принадлежит известной немецкой актрисе с русским именем Наталия. Гламурная парочка. Без подтекста. 

26 января 2018

Мальчики с ножами

Не успел затихнуть хаотический ропот после событий в российских школах — и вдруг подобное событие в Германии. Русскоговорящий переселенец из Казахстана с гражданством этой страны убил немецкого мальчика ножом в немецкой же школе. Про то, что мальчик русский, никто особенно не рассказывал в ФРГ. Для немцев он — казах, хоть и все же параллельно гражданин Германии. Потому что один из родителей — этнический немец.

Но наплевать немцам на его этническую принадлежность. Как и следовало бы всем наплевать на этническую принадлежность преступников и преступлений. Замечу лишь тут: такого самозабвенного хая, как после преступлений афганцев и сирийцев — беженцев в ФРГ — российские СМИ теперь не поднимут. Так же, как скромно помолчали после взрыва автобуса футбольной команды Боруссия-Дортмунд, устроенного российским парнем Сергеем, тоже переселенцем, тоже вроде как наполовину этническим немцем.

Преступление — категория вненациональная. Давно бы пора это понять. Так же, как пора понять, что стопроцентной безопасности и защиты от преступлений не бывает.

История такова. Мальчика Сашу выгнали из школы, мальчик трудновоспитуемый и давно известный полиции. В новой школе он не прижился, пошел с мамой в старую на прием к социальному работнику. По дороге ему встретился одноклассник. Мальчику показалось, что он не так взглянул на его маму. Мальчик вытащил ножик и зарезал одноклассника — ударом в шею.

И что? Сразу стали все в Германии требовать превратить школы в бастионы? Да вовсе нет. Говорили о том, что это — единичный случай и не надо возводить его в канон. Бывает. Случается. Жутко, но ничего не поделать. Иногда бывают ситуации, когда ничего не поделать. Надо больше обращать внимание на трудновоспитуемых подростков, больше им уделять времени.

Об этом и были все дискуссии в немецких СМИ после убийства 14-летнего подростка Леона 15-летним Сашей в школе города Люнена. Никто не призывал к установке металлоискателей, усилении охраны или тотальному контролю в школах. При чем здесь вообще это?

Союз учителей Германии потребовал стартовать «наступление по прививанию этических ценностей в обществе и школе». Такой вот ответ немецких педагогов на страшное деяние, потрясшее весь учительский коллектив и всех учеников школы имени Кете Кольвиц. Кстати, эта самая школа в своем уставе призывает отказаться от насилия. Но и даже там случилось вот такое. 99 процентов учеников — примерные, милые и воспитанные. А один — вот такой. Общество неоднородно. Жизнь сложна. Это — банальности. Но, видимо, такие банальные вещи надо в России проговаривать сто раз.

Еще важное отличие от российских дискуссий — в немецких СМИ было много комментариев криминалистов, профессоров университетов и социологов. То есть весь дискурс, как это водится, сразу был поставлен на высокий уровень. Профессор социологии из Цюрихской высшей школы прикладных наук Дирк Байер в интервью Süddeutsche Zeitung подчеркнул, что 90 процентов населения уверено, будто насилие в среде молодежи растет год от года. Однако реальность прямо противоположна! Криминалисты привели убедительные цифры: с середины 2000-х годов количество актов насилия (драки, тяжелые телесные повреждения, убийства) в немецких школах уменьшилось более чем наполовину. Однако подростки стали чаще приносить с собой ножи. Каждый одиннадцатый мальчик уже приходил в школу с ножом. Конфликты в школах быстрее разжигаются, их контрагенты реагируют по-другому — жестче, агрессивнее. Время другое.

Однако убийство 14-летнего подростка все же — «дикий единичный случай». Скорее, педагогам надо было обратить внимание на то, как себя чувствует ученик, возвращаясь в школу, из которой он уже один раз вылетел. Подросток боялся потерять лицо, находился в ужасной стрессовой ситуации. Необходимо рассматривать и непосредственное окружение ученика. Семью. Бывают и вообще неподдающиеся воспитанию дети. Это тоже надо признать. Об этом говорят эксперты.

Есть такие исследования в России? Есть такие выкладки серьезных ученых? Если да — почему важная для государства дискуссия ведется на уровне базарных баб, даже в СМИ, даже в парламенте страны? Почему единственный ответ на недавние поножовщины — стращать и не пущать? Может быть, правда, надо бы лучше убрать всех охранников и начать прививать ценности? Или я слишком наивна?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире