annarose

Анна Розэ

15 марта 2019

F

Ну что ж. Закон о фейк-ньюс, наверное, теперь приведет к пуританской чистоте российских СМИ. Должен привести, надеюсь, хотя сама его еще и не читала. Только о нем читала и слышала. Надеюсь, что это были не фейк-ньюс.

Надеюсь, что врать в России тоже никому больше не будут. Ведь теперь ни в одной информационной новости не должно быть ни крупицы «фейка». Что это такое, в России каждый понимает по-своему.

На Западе (и в ФРГ как его части) это новомодное обозначение всплыло в связи с твитами Трампа, который все СМИ обвинял в распространении фейк-ньюс. В конце концов они таковыми не оказывались. Просто эти новости не нравились Дональду Трампу. Потом понятие распространилось на соцсети в целом. Затем медленно его стали применять для новостей в газетах и на телеканалах, заведомо неверно отражающих действительность. Сгущающих краски, путающих детали, переиначивающих факты и соответственно ведущих к неправильному отражению реалий.

Немецкие СМИ известны тем, что никогда не врут. Не врут по мелочам, потому что скрупулезно проверяют факты. В немецких СМИ не найдешь утверждений, не соответствующих реалиям. Каждый канал, журнал и каждая газета, даже полагаясь на агентства, всегда проверяют новость на достоверность. Как таковых, «ньюс» по типу «фейков» поэтому в Германии не бывает. Это называется профессионализм. Наверное, это называется традиция. Безусловно, это подкрепляется и удерживается хорошими финансами.

Недавний скандал со «Шпигелем» — следствие этого высокого качественного уровня. Там, где фейк-ньюс и ложь – повседневное явление, в СМИ не бывает таких скандалов. Капля птичьего помета будет заметна в кристально чистой воде. В засоренной промышленными отходами реке его вообще не увидишь.

То, что журналист «Шпигеля» Клаас Релотиус выдумывал персонажей и события своих очерков, редакции журнала стало известно благодаря его коллеге, который обратился к руководству издания. Германии и всему миру это стало известно благодаря редакции «Шпигеля», которая сама опубликовала новость об этом на портале «Шпигель он-лайн», затем публично извинилась, начала собственное расследование и составила план по структурному усилению контроля на всех уровнях. «Шпигель» — громадный медийный концерн. То, что такие вещи могут случиться с каждым СМИ, признали как журналисты, так и читатели, а также университетские ученые. Поэтому как пример фейк-ньюс в Германии этот случай совсем не подходит. Это были не новости, и это было исключение.

О законе про фейки или фейк-ньюс в ФРГ никто ни после этого случая, ни вообще когда-либо не заикался. Свобода прессы, слова и мнений – высокие и неприкосновенные ценности любой демократии. Эти конституционные свободы ни в коем случае не должны ущемляться нижестоящими законами, открывающими путь для любого произвола. Всем ясно, что всякое, даже самое незначительное, посягательство на свободу прессы может использоваться как инструмент для подавления инакомыслящих. Каждому политику в демократической Германии ясно, что предложение ограничить эти свободы будет принято в штыки общественностью и на последней стадии явно не пройдет проверку Конституционного суда.

Фейк-ньюс – не такое зло для общества, как ограничение свободы слова, считается в демократических государствах. Да ложных новостей, кстати, тут не так уж и много. Почти нет, если не считать соцсети, которыми отлавливается много ментального навоза. Однако эти удобрения не проходят в СМИ. Может быть, потому что они не контролируются государством, а обществом, привыкшим к чистой воде и не приемлющим суррогата? Потому, что каждая ложь раскрывается как таковая на первой стадии распространения и не пропускается далее? Может, потому что власть имущие не требуют от СМИ определенного контента и не оказывают на них давления?

Возьмем недавний пример с новостью агентства «Блумберг». Якобы его «источники» подслушали «конфиденциальный» разговор канцлера ФРГ Ангелы Меркель и вице-президента США Майка Пенса на Мюнхенской конференции по безопасности. Якобы Пенс просил Меркель послать корабли в Керченский пролив и якобы Меркель отказала. Все российские СМИ тут же распространили эту «новость». Ни одно немецкое СМИ не повторило подобный бред. По многим причинам. Первая – знание подоплеки и временной последовательности, а также фактов вокруг событий в Керченском проливе. Второе – знание о том, как среагировал Трамп в свое время и как ответила Меркель. Она уже в конце ноября отказала. Трамп понял. Третье – знание о том, что корабли НАТО уже в январе вошли в акваторию Черного моря, причем под руководством немецкого крейсера. Четвертое – знание о том, что Меркель не будет рисковать эскалацией ситуации и всегда в этом отношении твердила лишь о политическом урегулировании. Пятое – Керченский пролив вообще не стоит на повестке дня ни в США, ни в Германии.

Но нет, в России новость была подана как «Меркель отказала Пенсу посылать корабли в Керченский пролив». Да, через три месяца после известных событий. Смешно, если не грустно. Представитель правительства ФРГ сообщил мне по случаю, что такого вопроса в разговоре Меркель и Пенса не было и эта тема вообще не затрагивалась.

Это фейк-ньюс или не фейк-ньюс? Можно было этого избежать, задержав дыхание и проверив факты? Или для этого нужен закон?

По-хорошему, теперь российским СМИ станет тяжело. Потому что врут они часто и порой беспричинно. Вот как в этом случае. Просто потому, что лень проверять факты. Не принято. Принято собирать как пылесос все агентские новости и выплевывать их в информационное пространство. Главное — сделать это быстрее других. Остальное — ерунда. Нет ни профессиональной ответственности, ни привычки к контролю всосанного мусора.

Если соблюдать закон, то надо будет штрафовать чуть не поголовно все российские СМИ. В сущности, они даже не знают, что за фейк-ньюс они производят, послушно реплицируя сообщения российских информационных агентств. Несколько последних примеров.
Известная московская экономическая газета недавно опубликовала новость о том, что концерн «Фольксваген» увольняет 7 000 сотрудников. На самом деле, крупный автостроитель ФРГ за пять лет собирается благодаря автоматизации производства сократить от 5 000 до 7 000 тысяч рабочих мест только после ухода трудящихся на пенсию. Увольнений не предусмотрено.

Далее, недавно государственные агентства и телеканалы распространили фейк-ньюс о том, что в ФРГ проходят массовые демонстрации с требованием «возвращения ГДР». Факт – одну демонстрацию провела популистская партия «Альтернатива для Германии» вместе с союзом старых коммунистов. Никаких массовых движений по возврату в ГДР в Германии нет.

Российские СМИ любят обобщать. Когда на юге Баварии выпала критическая норма снега, благодаря агентствам или некритичным редакторам сообщалось о «снежном хаосе в Германии». Хаос был в предгорье Альп, на всей остальной территории страны от Рейна до Эльбы не выпало ни снежинки.

Когда в одной мюнхенской газете прошел один критический комментарий о параде в честь снятия блокады Ленинграда, российские СМИ написали: «В Германии раскритиковали парад в Ленинграде». Будто эта сделала канцлер Меркель вместе с президентом Штайнмайером плюс весь вместе взятый бундестаг. Фейк-ньюс? Да, поскольку это — явное и даже заведомое введение в заблуждение потребителя информации.

Увы, не отстают и прогрессивные СМИ. Даже критикуя статью РИА-новости о том, как жутко жить в Германии, журналистка известного оппозиционного портала засадила столько фейков, воспользовавшись своей бурной фантазией, что никакой Релотиус в сравнение не пойдет. Не буду утомлять подробностями.

Вышеописанные примеры – далеко не все и лишь совсем недавние фейк-ньюс СМИ России о Германии. На самом деле, их намного больше. Представляю, сколько не соответствующих действительности новостей распространяется о других странах. Сколько пишется и искажается по заказу власть имущих. Если закон о фейк-ньюс заработает по-настоящему, то в российский бюджет должны политься многомиллионные штрафы.

Первыми плательщиками должны бы, по идее, стать государственные СМИ. Уже в Германии все не хило удивляются каждый раз, когда на канале RT выходит какая-нибудь новость с немецким контекстом. Германский союз журналистов недавно выпустил официальное заявление, в котором однозначно определил место этого СМИ как «искажающего факты и распространяющего ложь». «RT нельзя назвать СМИ, потому что предназначение концерна — не информировать, а дезинформировать общественность по заказу авторитарного режима», — сказал мне председатель немецкого отделения «Репортеры без границ» Михаэль Редиске.


Но мы же с вами понимаем, что закон о фейк-ньюс разработан не для того, чтобы сократить количество вранья в российских СМИ и приучить их работать профессионально. Цели и задачи его иные. И не вас, потребителей информации, он защищает. Иначе бы никакого закона не было. Так что все эти фейки будут плавать по российским СМИ и дальше, а штрафов за фантазию, ложь и искажение фактов как не было, так и не будет.

Странно, немецкие кинокритики на каждом Берлинале предпочитают фильмы, на которые простой зритель не пойдет. В моем скромном сознании для этих фильмов место уделяется только в самом подвале.

И каждый день я снова и снова поражаюсь топовым рейтингом «кино не для публики», которое многие презрительно называют артхаузом, хотя это вовсе не он. Если, однако, под артхаузом понимается все, что скучно, надуманно, неталантливо, но с претензией на глубокомыслие, то да, согласна, это смотреть нельзя и именно от этого можно воротить нос.

Два фильма Берлинале — из этой категории. Первый — «Я была дома, но…» немецкой режиссера Ангелы Шанелек. Объяснять неловкие попытки создать «эффект присутствия» принадлежностью режиссера к «берлинской школе» не проходят. Да, камера порой следит за действиями актеров в реальном времени, без перерыва, возникают молчаливые паузы, на экране часто много пространства и нет людей, но мало кто из зрителей без чтения аннотации к фильму понимает, о чем идет речь.

Кажется, режиссер хотела передать страдание женщины, два года назад потерявшей мужа. Отдельные эпизоды фильма прекрасны — монолог главной героини о фильме профессора кинематографии, встреча с птицей на могиле мужа, засыпание на камне — кадр-картина, будто нарисованная кистью прерафаэлитов. Но чтобы пробраться к этим прекрасным эпизодам, надо пять-десять минут слушать, как немецкие школьники в театральном кружке читают диалоги из шекспировского «Гамлета». Эстеты найдут в этом аллюзию на «искусство в искусстве», на «искусство, присутствующее в жизни», начнут философствовать. Но это можно делать и с черепом Йорика в руке, и за кухонным столом. Зачем тратить жизнь на фильмы, которые нисколько не анимируют желание душевной работы, а лишь оставляют в недоумении?

Когда Шанелек спросили, почему она в начале фильма сняла сцены охоты собаки на зайца, а также пожирания зайца собакой, и показала стоящего осла, что это, мол, за метафора, режиссер сначала промямлила что-то о желании вызвать рефлексию у зрителя, а потом обиженно надула губы и выдала: «Почему я должна объяснять свои фильмы? Я не хочу этого делать. Мне просто захотелось снять осла». Ну что ж…

Умствование — хорошая вещь. Однако когда зрителя оставляют с кадрами один на один, забрасывая их лопатой в сознание, трудно назвать это высоким искусством. Так поступил и израильский режиссер фильма «Синонимы» Надав Лапид. Концепция ленты понятна — показать сложность существования чужим среди своих и своим среди чужих. Лапид делает это с помощью диалогов и поступков, достойных психбольницы, которые возможны только среди эстетствующей скучающей богемы. Привлекать внимание современного зрителя сценами фотографирования голого главного героя сумасшедшим фетишистом — дешевый прием. Так же, как и непонятки, за которыми ничего не стоит. Догадайся, мол, сам, зритель. Я даю тебе импульсы в правильном направлении.

То, что вымученная нереальность поставлена в условия реальной жизни, которые весьма смутно объясняются, еще один минус этого фильма. Что мы вынесем из сумбурного сюжета без начала и конца (хотя ясно, что израильтянин эмигрирует во Францию в надежде порвать со своей родиной и ее политикой и пытается интегрироваться)? Немецкие кинокритики насладились искусством. Коллега в зале рядом со мной выразила лишь недоумение и отвращение. «Это не мой режиссер», — сказала она. И не мой.

Настоящее искусство — потрясает всех. Последний конкурсный фильм Берлинале — «So long, my son» китайского режиссера Вана Сяошуая примирил меня с немецкими кинокритиками. И они поставили его на абсолютное первое место, и я. Ничего страшного, что за этой лентой следуют две выше описанные попытки заставить зрителя поверить в гениальность автора.

Картина Сяошуая выстроена филигранно и поражает соединением чувственности и реальности: сложная история нескольких друзей на протяжении 30 лет их жизни компактно и полностью, что само по себе искусство, умещается в три часа экранного времени. Причем рассказывается она на широком историческом полотне, включая практиковавшуюся раньше драконовскую «политику одного ребенка» и современный дикий капитализм в Китае.

Ни секунды в зале не было скучно. Как никогда раздражали коллеги, которые несмотря на абсолютный запрет, ели и пили на пресс-показе. Каждый чих раздражал. Потому что эту историю, начавшуюся со смерти единственного сына семейной пары в китайской провинции 80-х, хотелось понимать, внимая каждой клеточкой. Талант композиции — большое дело в кино. Главный флоп фестиваля — «Воровать лошадей» норвежского режиссера Ханса Петтера Муланда, провалился именно на этом, неумении рассортировать громадный материал на пространстве одной кинопленки.

Напротив, горе, радости, трагедии уместились в картине Вана Сяошуая как в хорошо уложенном шкафу, оставив пространство для размышления над жизнью и выводом: все частное всегда бывает политическим. Это — вечный девиз Берлинале.

На этом основании отбираются и все конкурсные фильмы. Кстати, китайское правительство не пропустило в Берлин две ленты, одна из них должна была идти в конкурсной программе. Из-за этого на призы Берлинале теперь претендуют лишь 16 картин.

Русским кинокритикам и журналистам, которых здесь, кажется, половина из всех аккредитованных, они все не понравились. После норвежского фильма, не просмотрев и половины лент, они стали в унисон жаловаться на слабый конкурс. Я это слышу со всех сторон, я это читаю. Самое интересное, подобное я читаю и слышу уже десять лет подряд.

Зачем едут они сюда? Что нового они здесь хотят увидеть? Надеятся, что конкурс вдруг станет сильным, а они не успеют об этом написать? Почему бы им не оставить Берлин и Берлинале в покое? В Каннах и Венеции ведь намного лучше, красивее, теплее. Там фривольный французский и живой итальянский. Там их любимые сильные конкурсы.

Кстати, фильмы Канна и Венеции не так уж чтобы и наполняли кинозалы Берлина. Публика регистрирует отдельные перлы, но и на этих гламурных кинофестивалях их не так много. А вот на Берлинале люди ночуют перед киосками, чтобы купить билеты. По-моему, это прекрасно и удивительно.

Называть слабым конкурс, когда из родной страны на нем давно уже ничего не было, а если и было, то самое слабое, российским кинокритикам негоже. Особенно когда из России в нынешних программах Берлинале вообще только два фильма. У китайцев намного больше. И пару лет назад Золотого медведя получил китайский детектив.

Я хоть и бываю не согласна в мнении с немецкими критиками, но мне нравится их открытость, их желание благосклонно писать о фильмах и уважительно относиться к их создателям. Назвать все отстоем проще.

Я не считаю себя вправе с апломбом обиженного подростка поливать грязью один из трех самых престижных кинофестивалей мира. Он — не слабый. Он разный. Он политический, он открыт миру и выступает против несправедливости во всех ее формах. Он — за защиту земли от климатической катастрофы, поддержку меньшинств. Он — антиклерикальный, свободный и феминистский. Он — единственный фестиваль для публики. Этих стейтментов Берлинале достаточно, чтобы иметь свое собственное достоинство, отличаясь от Канн и Венеции. Да он с ними и не собирался конкурировать.

Итальянский борец против мафии писатель Роберто Савиано и режиссер Клаудио Джованнези могли бы отдать свою отчаянную и трогательную ленту «Банда малолеток» в Венецию, но они привезли ее в Берлин. Это — тоже один из моих фаворитов, особенно по части актерской игры найденных в кварталах Неаполя непрофессионалов. То, что стейтмент Савиано, кстати, и в Берлине передвигающегося только под охраной, и этого фильма будет услышан, я не сомневаюсь. Я далека от того, чтобы назвать его слабым.

Я далека от того, чтобы вообще называть нынешнюю конкурсную программу Берлинале слабой. Наверное, потому что я никогда не была в Каннах и Венеции.

3052323

3052325

3052327

3051279

Кажется, все женщины Берлина носят красную помаду. Но это только кажется — вовсе не все, потому что помада «Берлинале» от одного знаменитого французского бренда, спонсора кинофестиваля, в киоске торгового центра «Аркады» на Потсдамер платц закончилась уже на третий день. Кто не успел — тот не красит губы. По крайней мере, в цвет Берлинале.

Однако и не все фильмы кинофестиваля радуют яркими красками. Например, лента канадского режиссера Дени Коте «Каталог пропавших городов», снятая на 16-миллиметровой пленке, просто заунывно сера. Скучен и неуверен сюжет этого своеобразного тягучего фильма ужасов, который, казалось бы, никогда не кончится. Странный несчастный случай и смерть молодого человека из маленькой канадской деревушки приводят к появлению в деревне мифических существ, а также бывших покойников, которые не дают покоя местному населению. Но из жизни 215 человек так толком и не удается ничего узнать, и особого страха испытать не получается. Кажется, что режиссер так и не сумел выбрать между социальной критикой и ужастиком, повиснув, как одна из его героинь, в воздухе над морозным канадским ландшафтом. Не Линч, одним словом.

3051287

Этому серому фильму удалось, тем нем менее, завоевать сердца немецких кинокритиков. До сегодняшнего дня он в топах Берлинале!

Больше красок и жизнеутверждения найдет пытливый зритель в картине «Вице-президент» Адама Маккея. Вот это Голливуд так Голливуд! И режиссер с Оскаром, и исполнитель главной роли Кристиан Бейл, и на восемь Оскаров номинирован уже сам этот фильм. (Это я все перечисляю, потому что одно из главных обвинений к Берлинале — «это вам не Оскар».)

Нет, Берлинале, безусловно, не Оскар. Это вообще не премия, а фестиваль для кинозрителей. Но вот что касается «Вице-президента», который был показан вне конкурса в основной программе, должна вас разочаровать. Динамичный фильм, да, режиссеру удалось раскрыть и достойно показать. Однако и Бейл не особо поразил, очень уж однобоко представляет он политика Дика Чейни, и байопик вообще так себе, как большинство голливудских, лишь вспышками вставлены монолог простого американца, комментирующего ход истории, и какие-то дополнительные модерновые финтифлюшки, ненужно ломающие сюжетную линию.

Остальное мы знаем по документальным фильмам Майкла Мура и «Карточному домику». Война в Афганистане, Ираке, которая привела к возникновению, сами понимаете, кого, беженцы, политики на службе нефтегазодобывающей индустрии и вообще промышленных лоббистов, легитимация Гуантанамо, антидемократическое толкование конституции, вольные шахматные перестановки в высших судебных органах. America first. Кто захочет посмотреть на скромную Кондолизу Райс или лгущего в ООН Колина Пауэлла — велкам. Но ни один фильм Берлинале этим оскаровским монстром в конкурсе не был бы побит. Уверена.

Просто разочаровала и маститая Агнешка Холланд. Фильм «Мистер Джонс» о путешествии британского журналиста Гарета Джонса в СССР начала 30-х, о его бесстрашной борьбе за поиски истины против лживых американских коллег и о поездке на Украину, где бывший наивный англичанин чуть не умер с голоду, затянут и тоже скучен. Что-то среднее между голливудским «Доктором Живаго» и любой средней биографической лентой. На Берлинале таких бывает много. Кроме того, съемок на улицах почти нет, в Москву, где происходит основное действие, Холланд поехать не захотела и даже разрешения не спросила. Поэтому нервируют диалоги персонажей в исторических одеждах 30-х годов на фоне современных зданий XXI века. Это выше всякого киноманского терпения!

Да, это фильм и о Голодоморе, где, кстати, благопристойные персонажи в Москве и Лондоне всю дорогу не переставая ужасно чавкают и даже облизывают пальцы — контраст умирающим от голода детям на Украине, надо понимать. Да, это и дань мужественному журналисту, который борется за правду. Да, ленту нельзя ругать на фоне аннексии Крыма и войны в Донбассе, а также преступлений Сталина, ожидают продюсеры с украинской стороны. Им вторят сама Холланд и британская команда фильма. Но все равно, впечатление такое, что картину в спешке к Берлинале сняла усталая пожилая режиссер, чтобы заострить тему и привлечь к проблеме. Если фильм и получит призы, то только вот по этой инерции.

Да что там говорить. Российскому зрителю он все равно вряд ли будет доступен — из-за неприкрытой и по нынешним временам прямо-таки оголтелой критики Сталина.

3051289

Не уверена, что российский зритель сможет насладиться и исторической драмой о лесбиянках «Элисса и Марсела» каталанской режиссера Изабель Койшет. Картина проста как снег, выдержана в черно-белых тонах. «Обычный фильм о любви», как сказала исполнительница главной роли Грета Фернандез. Только между девушками. Со своими перипетиями, трагедиями, потерями и обретениями, большим количеством секса, но довольно конвенциональный. Кстати, фильм снят на основе реальной истории. Но давнишней. Режиссер прорабатывает тему уголовного наказания за трансвеститство и гомосексуализм — 20 лет получили девушки в начале 20 века. В Испании сейчас разрешен однополый брак, информируют титры в конце. Поучительно.

Впрочем, и этот шедевр российским кинозрителям, боюсь, будет не доступен, как и картина австрийской режиссера Мари Кройтцер «Земля под ногами», где главная героиня, сотрудница консалтинговой компании, состоит в любовно-сексуальной связи со своей начальницей. Там речь идет еще и о психическом заболевании ее сестры — а именно табуизированной в российском сознании параноидной шизофрении. Ох, не кончится это добром…

Не видать российскому прокату, по всей вероятности, и фильма Франсуа Озона о педофильском скандале в католической церкви Лиона. Его даже во Франции пытался запретить адвокат епископа. Но не получилось, суд не дал.

Вряд ли пропустит российская цензура и македонскую антицерковную драму про современную еретичку и негласную феминистку Петруню. И, и, и…

Если я окажусь не права, пусть в меня кинут камни. Много камней. Только, пожалуйста, виртуальных, кинематографических. Я буду рада.

После просмотра фильмов на Берлинале начинаешь жить, как в кино. Смаковать диалоги, приглядываться к своим движениям, прислушиваться к словам. Останавливать пленку. Медленно приходить в себя.

На этот раз приходить в себя почти некогда. Программа так насыщена умными хорошими фильмами с важными посылами, которые бросают свет на собственную судьбу и жизнь, что начинаешь видеть себя со стороны, даже поворачивая кран душа или снимая ложкой пенку капучино в многочисленных кафе на Потсдамер платц — в самом сердце кинофестиваля.

Вокруг ходят толпы русских кинокритиков, журналистов, деятелей кино, которые ругаются на «противный артхауз», который «совсем не то, что Голливуд». Но вот честно. Если бы в мире были бы только фильмы Голливуда с известными по иллюстрированным журналам и светской хронике актерами, он был бы скучен!

Странно, что кинокритикам, в том числе русским, на Берлинале порой или даже весьма часто нравятся фильмы, которые я бы никогда не посоветовала друзьям и знакомым.

«Золотая перчатка» знаменитого немецкого режиссера турецкого происхождения Фатиха Акина — один из них. Детектив, основанный на реальных событиях, о котором даже не подберёшь слов. Натуралистично? Противно, жестоко до ненужности, тяжело и страшно — за то, что кому-то жизнь может представляться и такой, что кто-то ее может вот так вести. Фильм, конечно, захватывающий, если, естественно, кому-то нравится патология и расчлененка, но из кинотеатра каждый выйдет опустошенным, не обогащенным, это точно.

И какая мне разница, что актер просиживал в маске три часа, реквизит для амбьенте Германии начала 70-х подбирался с научной точностью, а во время съемок работали психологи — чтобы у всех протагонистов не поехала крыша?

Много затрат для чего? Но быть может, я смотрю глазами неискушенного простака, и такое киноискусство здесь также имеет свое оправдание. Тут — кто что ищет в кино. Может, отвратительная конура серийного убийцы и замухрыжная пивнушка, обставленные в фильме за большие деньги, окупятся эстетическим наслаждением истинных ценителей кинематографии. (Кстати, актерские работы в картине прекрасные, ничего не попишешь.)

Намного интереснее и субтильнее показался мне фильм «Господь есть, его имя Петруня», первая македонская конкурсная лента Берлинале и дебют в кино актрисы, исполняющей главную роль. Режиссер картины Теона Стругар Митевска не использует виртуозных кино-трюков. Лишь лицо героини — чистое и простое — часто показывается крупным планом. Сюжет тоже прост и вместе с тем невероятно оригинален, основан на странном стечении обстоятельств — во время исполнения языческого обычая под эгидой православной церкви мужчины должны выловить из воды крест, брошенный священником. Однако выдавливает его 32-летняя безработная с красным дипломом историка — Петруня.

После этого начинается бессмысленная тихая травля женщины — со стороны взбесившейся мужской толпы, полиции, церкви, прокуратуры. Лишь журналистка местного телевидения встает на сторону Петруни, смело выявляя подлость ханжеской церкви и трусость государственных органов, потакающих человеческой жестокости.

Фильм захватывающий не менее, а даже более, чем «черный детектив» знаменитого Акина. Все вопросы, которые зритель должен себе задать, он задает, все выводы делает. «Фильм — о бессилии личности перед лицом церкви, коррупции, прогнивших государственных институтов», — рассказала исполнительница роли журналистки и сестра режиссера Лабина Митевска на пресс-конференции.

А что сказала церковь? Были массовые аресты, запрет на съемки, травля команды фильма? Нет. В Македонии — нет. На Берлинале — нет. Церковь лишь сказала: «Мы не хотим иметь с этим ничего общего. У нас есть один Господь. Его имя — Иисус».

Кажется, маленькая Македония пошла на шаг дальше большой России. Несмотря на бедность, коррупцию и отсталость. Это — тоже вывод из политического кинофестиваля Берлинале. Только нужно уметь сделать этот вывод.

На фестивале толпы русскоязычных. Но ни одного российского фильма в конкурсной программе.

Вообще, из более 700 отобранных для 14 программ Берлинале фильмов — только два из России. Один — из СССР. Зато народа из России много… Что ищут они здесь? Что заберут с собой? Нет ответа.

3050207

3050209

Вслед за открытием (фото для публики с блистательной ведущей Анке Энгелке, директором фестиваля Дитером Коссликом и британским актером Биллом Найи) последовал фильм датского режиссера Лоне Шерфиг («Итальянский для начинающих») The Kindness of Strangers. Не знаю, как лучше перевести — «Доброта посторонних»?

3048119

3048121

3048123

Да все равно, как оно там переводится. Читала я накануне критику в немецких газетах об этой ленте — и диалоги якобы механические, и слишком много скрипичной классической музыки, и актриски неизвестные — какая-то там Зои Казан (которая вовсе не какая-то, но массы на красную дорожку не привлекает).

Я вот много фильмов на Берлинале смотрела уже. И все равно мне, механические диалоги или нет. Как сказала один член жюри, британская актриса и продюсер Труди Стайлер, «фильм должен оставлять по себе трансцендентный опыт в каждом человеке». Вот этот — оставил.

Не русский ресторан как кулиса в Нью-Йорке, который принадлежит актеру Биллу Найи, как он признался сам на открытии, и вообще чуть ли не главное место действия всего фильма, не странные комические кальки русских песен, а именно весь целиком фильм. Сказка с хорошим концом о юной женщине с двумя детьми в бегах от мужа, который над детьми издевался в лучшем модусе извращения.

После мытарств в Нью-Йорке она все же находит своего принца — тоже с искореженной судьбой, но вставшего на ноги ресторатора.
Однако сюжетная канва — для тех, кто потом будет смотреть фильм. Вообще-то он о жестокости и о единственном методе ей противодействовать — сострадании. «Нельзя быть жестокими, нельзя», — твердила я себе, покидая зал. Мой трансцендентный опыт удался, несмотря на диалоги и всякие кинематографические премудрости.

(Заметки на полях — поразил вечный польский тост «На здровье!» из уст якобы русского же владельца ресторана, но эта ошибка вечна).

На грани эмоционального срыва — опыт после фильма молодой немецкой режиссера Норы Фингшайдт «Взрывающие систему». Он — тоже о детях, вернее, об одном ребенке в центре, которого играет девочка Хелена Ценгель. Фильм о проблемах, которые не основаны на политическом контексте. Фильм о жизни, горе, о полном бессилии человека перед жизнью — и опять, о недопустимости повседневной жестокости и черствости.

Такого интенсивного «трансцендентного опыта» я еще на Берлинале не переживала — не знала, что такое может быть с ребенком, но знала, что даже в самой благополучной стране невозможно предотвратить нелюбовь и бессилие перед обстоятельствами. Не знала, что ребенок может играть так и такое. «Самое трудное для меня было плакать», — сказала маленькая актриса на пресс-конференции.

Потом — погружение в реалистичный мир Франсуа Озона, лента «Милостью божьей» о педофильском скандале в католической церкви Лиона. Потряс не случай насилования мальчиков священником, нет, в Германии свои католические педофилы, и не так уж мало — повсеместно и в ужасных масштабах, скандал здесь начался с католических интернатов — потрясла сила людей, простых граждан, которые сами организовались и благодаря своей воле и с помощью прессы, полиции, прокуратуры, короче, действующих демократических институтов, начали отрубать хвост страшной гидре в католической церкви. А Папа Римский Франциск инициировал волю к справедливости.

Ах да, протестов со стороны верующих или церкви ни против этого фильма, ни против чилийского фильма о разврате среди католических священников, завоевавшего Серебряного медведя двумя годами раньше, в Берлине не было и нет. Как-то стремно церкви и ее адептам выходить с демонстрациями, когда рыльце реально в пушку и все общество поддерживает не их, а жертвы.

Кстати, по поводу жертв — кто там плевал в актрис Голливуда, которые не пришли в полицию сразу после насилия Вайнштейна? Посмотрите этот фильм, может, прозреете, получите ответы на вопросы, почему такое сразу на публику не вываливают.

Вот такое сильное начало Берлинале, на котором русских кинокритиков и журналистов всегда в массе своей больше, чем всех других. Они, кстати, не переставая ругают Берлинале и ныне, и присно, и вовеки веков. Не Канны мол, и не Оскар. Увы, то, что режиссер Себастьян Лелио, член нынешнего жюри, получил в прошлом году Оскар за лучший иностранный фильм, получив на Берлинале прежде Серебряного медведя, никого, конечно, не интересует. Ну да бог с ними, великими русскими кинокритиками.

В Берлине все просто — никаких пти-фу, шика и гламура, много вечеринок и сумбура, а также презренный плебс, то есть публика под ногами…

Синеаты и эстеты на это — «фи»! Берлин — нет. Он отрывается по полной и зарабатывает.

Цифра: в этом году на  более 400 фильмов Берлинале было продано около 350 тысяч билетов. Русские затыкают нос, но едут.

Спасибо за паблисити, господа!

31 декабря 2018

Как вам врут

3027879

Незадолго перед новым, 2019, годом всех в России потряс большой скандал вокруг репортера «Шпигеля». Клаас Релотиус, 33-летний мужчина с богатой фантазией, безразмерным тщеславием, щуплой совестью и жаждой денег семь лет своей журналистской деятельности пытался делать карьеру выдуманными интервью и репортажами.

Скандал потряс и всех в Германии. Только вот по-другому, чем в России, потому что там не было таких кружевных затейливых выдумок и неверных фактов вокруг довольно-таки ясного дела. «МК», например, писал, что журналист «Шпигеля» выпустил в этом журнале 60 фейковых репортажей. Дальше — про честность и профессионализм российских журналистов. Смешно, потому что журналистка «МК» сама не особенно честно и скрупулёзно обошлась с исходным материалом. (Проверка фактов: Релотиус работал в «Шпигеле» на ставке лишь последние полтора года, 60 интервью и репортажей он написал и опубликовал в 8 изданиях, в том числе одной швейцарской газете, подозрение на фейки пало, в частности, в отношении 14 интервью и репортажей, многие из них были напечатаны не в «Шпигеле», Релотиус не всегда подделывал статьи полностью, многие лишь частично, иногда выдумывал отдельных героев и ситуации). Далее. Проект «Настоящее время» пишет в своем блоге, что Релотиус был маститым репортером «Шпигеля» (см. выше) и «лауреатом многих национальных и международных премий» (Релотиус получил четыре германских журналистских премии). В некоторых передачах ТВ и радио я слышала, что коллеги говорили и такое: «Журналист «Шпигеля» выдумывал фейковые статьи, а потом из-за этого на него даже подали в суд». (В суд на Релотиуса подали не из-за выдуманных статей — такого в Германии быть не может, потому что это не уголовное преступление. В суд подал, кстати, журнал «Шпигель», но за то, что репортер написал читателям письма с призывом переводить деньги для помощи героине его статьи о турецких детях, причем дал номер своего банковского счета. А это уже уголовное деяние по статье «мошенничество»).

Я еще тут много могу писать про несчастного Клауса Релотиуса. Однако главное, что я хочу сказать об этом случае: ни в одном СМИ России я не услышала и не увидела сообщения, что обман вскрылся благодаря коллеге Релотиуса — репортеру «Шпигеля» Морено, который вместе с ним писал материал из США. Вообще не упоминали журналисты в России и тот факт, что «Шпигель» сам в большой статье на портале «Шпигель онлайн» рассказал об этом вопиющем скандале. Сам не побоялся честно публично вскрыть все детали происшествия. Вообще никто не писал, что именно «Шпигель» подал на журналиста заявление в прокуратуру. Никто не говорил и не писал, что в «Шпигеле» начался анализ скандала, что редакция собирается разработать и установить новую систему контроля фактов, что члены редколлегии извинились перед читателями и коллегами. Главный редактор «Шпигеля» в своем стейтменте пишет: «У нас возникло много вопросов прежде всего к нам самим». Кроме того, представитель издания в своем заявлении после скандала сделал акцент на том, что подобные случаи в репортерской журналистике полностью исключить, увы, нельзя. Ведь Релотиус подделывал э-мейлы своих героев, что не так-то сложно в век электронной коммуникации. Редакция доверяла ему, проверяя лишь факты, которые действительно можно проверить. Наконец, Релотиус сам уволился на третий день после обнародования скандала. Все это такое важное «вокруг» российские СМИ полностью вычеркнули как нерелевантный «мусор».

Ну бог с ним, со «Шпигелем». Самое скандальное во всей истории то, что даже рассказывая о скандале с фейками в немецкой журналистике, российские журналисты не смогли придерживаться точных фактов. Как в абсурдном зеркале отразилась вся нагота российских СМИ, которые давно уже не особо ценят истину, сообщая о зарубежье. В стране, где главным профессиональным постулатом журналистов стала необходимость угодить Кремлю, самому главному шефу, а потом и всем служащим ему боссам на более мелких постах, совершенно теряется понимание цели журналистики как объективного рупора событий. Факт ушел на задний план. Главное — не сместить смысл заказчика информации, которому подчиняются все журналисты.

Конечно, не все СМИ в России — государственные. Но все СМИ питаются как донорской кровью информацией государственных агентств — ИТАР ТАСС и РИА Новости. Эта информация попадает в интернет-движки, поскольку все они подписаны на ленту этих агентств. Так, часто полуправда-полуложь оказывается на каких-нибудь «лентах.ру», «newsru.com», портале РБК и прочих СМИ, вроде бы считающихся достойными. Им верят. А зря. Информация из-за рубежа зиждется на сообщениях тех же агентств. А дальше — кто быстрее введет ее в оборот.

Журналисты государственных СМИ получают инструкции по подаче информации — что вырезать, что сохранить. Например, если Меркель говорит, что Россия аннексией Крыма нарушила международные договоры, но вообще-то Запад нуждается в России при решении международных конфликтов, журналисты государственных СМИ должны отрезать первую часть и оставить вторую.

Поскольку лишь у государственных телеканалов есть за границей корпункты и собственные корреспонденты, добыча и распределение информации контролируется и с этой стороны. В общем, обложили российского потребителя фейками так, что ни в телевизоре, ни в интернете правды ему уже не найти. Можно, конечно, представить себе, что сталевар из города Липецка или медсестра из города Москвы постоянно ходят на сайты различных иностранных газет, но для этого нужна фантазия не беднее, чем у Клааса Релотиуса.

Я хочу хоть как-то противостоять волне дезинформации, вызванной как спецификой журналистики в авторитарном режиме, так и потерей профессионализма в подаче информации, что, впрочем, тоже вызвано условиями работы в пропагандистском модусе. Я буду информировать вас, как и где вам врут.

Начнем с легкой новогодней истории. После католическо-протестантского Рождества отразили российский СМИ историю с мальчиком, вызвавшим полицию из-за недовольства подарками. Почти везде я читала и слышала о том, что их мальчику не принес Санта-Клаус, перепутавший листочки с пожеланиями. Так вот, друзья мои, самое страшное откровение момента: Санта-Клауса в Германии нет! Есть Святой Николаус. День Святого Николауса — 6 декабря. В некоторых регионах Германии дети выставляют в ночь на 6 декабря сапожки, в который кладут листочки с пожеланиями. В некоторых семьях его называют помощником «Рождественского человека» (или, лучше, «дядюшки»). Этот персонаж приходит к детям и взрослым с подарками 24 декабря. Немецкие дети получают подарки перед рождественской ночью, а не утром 25 декабря после Рождества. Рождественский дядюшка — аналог российского Деда Мороза, который по понятным причинам приходит к детям в ночь с 31 декабря на 1 января. Однако и имя у этого существа другое, и с Санта-Клаусом, то есть, Святым Николаусом, в Германии он ничего общего не имеет.

Тут же можно отметить, что мальчик не был «в ярости», как неправильно перевели слово, использовавшееся в немецком источнике — dpa, российские агентства, и полиция приехала в шутку, потому что делать им в этот момент в маленьком провинциальном городке было нечего. Просто захотелось скучающим служащим показать свою близость к простым гражданам, что часто в Германии случается. Но это уже такие частности, что просто даже требовать от российского журналиста, далекого от нужд простого немца, невозможно. Хоть бы перестали называть немецкого «Деда Мороза» Санта-Клаусом! Кстати, в немецких СМИ я никогда не видела подобной путаницы с российским новогодним персонажем. Да и вообще передергивания фактов в отношении не только России, но и других стран, тут нет, если не считать фантазера Релотиуса. Обычно немецкие журналисты работают очень профессионально и чисто. Это бы тоже можно было бы упомянуть, рассказывая про злополучного выдумщика репортажей и интервью.

Ну, пойдем дальше. Следующий фейк. В российским СМИ недавно просочилась информация, что Германия вышвыривает из страны российских граждан, да причем еще дает им впридачу «подъемные» — деньги для обустройства на родине. Этот фейк гулял по просторам интернета, передавался устным путем и странным образом сеял неразумную ненависть к «зажравшейся Германии».

Я пыталась рассказать журналистам в «Фейсбуке», которые делали репосты этой информации, что это — ложь и фейк. Никто мне не верил. Источник фейка — российский тележурналист, корреспондент одного из центральных телеканалов.

Истина же такова. Ведомство по миграции и делам беженцев при МВД ФРГ выпустило на своем веб-сайте, а также на стендах в городе, рекламу проекта, который был одобрен правительством Германии в 2018 году. Речь шла о субсидиях мигрантам, подавшим заявление на предоставление убежища в ФРГ, но не имеющим шансов его получить. Ведь убежище предоставляется в соответствии с Женевской конвенцией лишь людям, которые прибыли из регионов военных конфликтов, или тем, кому на родине по политическим мотивам грозят пытки или смерть.

Реклама была на шести языках, в том числе на арабском и русском. Почему на русском? Потому что в Германию за несколько прошедших лет въехало более 35 тысяч беженцев из маленькой Чеченской республики. Лишь 5% из них имеют шансы на убежище — представители сексуальных меньшинств или люди, на самом деле подвергающиеся политическому преследованию. Остальные, как и многие мигранты из стран Северной Африки или Пакистана, жители Чечни, российские граждане, не имели права получить убежище в Германии. Обработка их заявлений стоит денег, держать их здесь и кормить тоже дорого. Поэтому правительство ФРГ приняло решение субсидировать добровольную отправку чеченцев на родину. Это будет дешевле, чем постоянное обеспечение мест в детских садах, школах, общежитиях и медицинское обслуживание в ФРГ до момента отказа в убежище — таков был смысл закона, касающегося всех потенциальных «отказников».

Россиян или русскоговорящих из Германии никто не выгонял. Времена Третьего рейха давно прошли. Новый нацизм не настал. Все жены и мужья немецких граждан из России, все сотрудники предприятий с российским гражданством и все переселенцы могут спокойно оставаться на своих местах в ФРГ. Фейк, однако, уже не истребить. Такова природа ложной информации.

Дальше можно рассказать про пару интересных мелких фейков, на которых я по роду своей деятельности запнулась в  уходящем году. Например, после теракта в Страсбурге российские агентства написали о том, что Германия перекрыла границу с Францией. Это, однако, такая же ерунда, как и открытие границы для беженцев Ангелой Меркель в 2015 году.

Каждый корреспондент в Германии должен, по идее, знать, что границы внутри Евросоюза никогда не могут быть закрыты. Полная свобода передвижения в рамках ЕС — принцип его существования. Так вот, в первом случае речь шла о введении временных (менее одного дня) контролей паспортов у пешеходов и водителей автомобилей, проезжающих из Германии во Францию и обратно. Во втором случае речь шла о соглашении Меркель с венграми, которые выпустили беженцев из временных лагерей. Конечно, удержать их на границе никто не имел права и вообще не мог. Они пошли в Германию.

Кстати, о мигрантах. Замечательный образчик фейка, вызванного цензурой — мощно процитированный российскими СМИ отрывок осенней речи Меркель в бундестаге. Канцлер ФРГ сказала такую фразу: «Конечно, в нашей миграционной политике были ошибки, однако они касаются того, что мы не заботились своевременно об условиях жизни людей в их родных странах». Речь шла о старом предложении политиков ФРГ решать проблему миграции с улучшения жизни потенциальных экономических беженцев в их странах. То есть — с помощи в развитии. В той же самой речи Меркель сказала, что свой лозунг 2015 года применительно к приему беженцев «мы справимся» она не собирается его пересматривать. Германия на самом деле справляется с притоком мигрантов и решает все связанные с этим проблемы. Это соответствует истине.

Российские агентства процитировали лишь кусок об «ошибках» — и больше ничего! Тезис о том, что Меркель «признала свою ошибку открытия границ для беженцев» я слышу до сих пор в аргументации ученых, политиков, политологов, журналистов, причем не только прокремлевских, но и оппозиционных. Конечно, каждый воспринимает то, что он хочет слышать, что подходит к его концепции, что просто и понятно всем. А просто и понятно то, что уже итак все сто раз слышали. Вне урезанных в угоду Кремлю сообщений государственных агентств, а именно в Германии всем известно, что Меркель никогда не отказывалась от своего решения 2015 года и не усомнится в его правильности. Скорее Эльба потечет вспять или Альпы станут равниной, чем Меркель назовет свое тогдашнее решение «ошибкой». Но реалии российской действительности таковы, что даже самые умные и начитанные политилоги, ученые и журналисты кормятся сообщениями государственных агентств и ТВ. Им некуда деваться. Они — тоже заложники авторитарной пропаганды.

Еще одна интересная деталь про осеннюю речь Эммнуэля Макрона также в бундестаге. Президент Франции произнес фразу «некоторые силы пытаются нас отдалить друг от друга». Под «нами» он имел в виду Францию и Германию. Под силами — все, что угодно, но в данный конкретный момент явно Трампа и США, поскольку именно американский президент препятствовал идее «европейской армии», близкой и важной для Макрона, а также грозился таможенными пошлинами на ввоз европейских товаров. Российские агентства перевели слово «силы» как «державы». В результате в российских СМИ начался шторм возмущения. Ведь все поняли под «державами» Россию и США. В шутку я сказала коллеге из RFI: только очень не знакомый с Францией журналист может всерьез поверить, что президент этой страны может назвать современную Россию «державой». Он посмеялся, но согласился. Кроме того, подтвердил, что Макрон и на французском языке, а не только в немецком переводе, сказал слово «силы». И что за силы президент имел в виду, осталось за скобками, хотя он точно не имел в виду Россию, которая не прилагала (пока) усилий, чтобы поссорить Германию с Францией.

Немало головной боли доставило мне и сообщение российских агентств про «заговор в бундесвере». Падкость на желтые сенсации без проверки и «вдоха-выдоха» — тоже следствие урезанной режимной журналистики, непрофессионализма, незнания и отсутствия самокритичности. В одном из ноябрьских номеров «Фокуса» появилась короткая заметка о том, что одна немецкая прокуратура ведет следствие по подозрению «угрозы суверенному государству» в отношении группы врачей, адвокатов, полицейских, солдат и офицеров. Об этом за полтора года до  заметки в «Фокусе» уже сообщала берлинская газета taz. Случай всплыл при вынесении обвинения одному из офицеров бундесвера, который выдал себя за сирийского беженца с целью устроить правоэкстремистский теракт. Эту историю все российские СМИ в свое время тоже осветили со своей стороны, но это уже прошлогодний снег. Среди знакомых осужденного был офицер немецкой военной разведки, под кличкой «Ганнибал» ведущий чат группы «готовящихся к концу света сограждан». Один адвокат и один полицейский из этой группы полгода назад были обвинены в незаконном хранении оружия и подготовке свержения демократического строя. Остальные находились под наблюдением. К тому же, к бундесверу большинство участников чата имели лишь самое опосредованное отношение. Члены группы обменивались мнениями о том, как воспользоваться приближающимся концом света для ликвидации «левых» и даже публиковали списки с именами политиков «Левой партии», которые будут уничтожены в первую очередь. В общем, случай для психиатрии, просто ненормальные правые экстремисты. Группа до сих пор не запрещена. Заговора раскрыто не было. Однако в России случай прошел под ником «заговор». Таким он и остался.

Все вышесказанное можно было знать, лишь следя за немецким медийным ландшафтом, оценивая ситуацию не в отношении конкретного момента, а в логичной хронологии. Процитированная агентством и неверно интерпретированная информация появилась лишь в «Фокусе», который уже давно не вызывает доверия у серьезных читателей ФРГ и потерял свою былую славу лет 15-20 назад. Далее. Когда новость не появляется в «Бильде», «Вельте», «Шпигеле» и  «Зюддойче Цайтунг», это у каждого собственного корреспондента должно вызывать подозрение. Ну а кто регулярно читает taz, вообще не мог бы попасться на подобную дешевку. Но нет, птичка вылетела из гнезда российских информационных агентств и зацепилась в российской же сети. «Фейсбучные» френды без устали репостили сообщения о «заговоре в бундвесвере».

Что ж, можно продолжать. В один блог я все фейки и враки не умещу. Да и развеять ложь трудно. Тем более в России. Самый большой фейк российских СМИ о «девочке Лизе» до сих пор не назван ложью. Сергей Лавров после фейкового материала корреспондента Первого канала, появившегося в январе 2016 года, во всеуслышанье потребовал «освобождения русской девочки, которую беженцы 48 часов держали в заложницах». Какая ерунда! И девочка не была русской, а уже совсем немецкой. И родители не обратились в российское посольство. И не беженцы ее держали, и не в заложниках, и не 48 часов. Просто этот трудный подросток сбежал из дома, боясь порки отца после косяков в школе, и выдумал историю похлеще Релотиуса. Его тетя обратилась на Первый канал — и вот он, самый знаменитый фейк, закончившийся самым знаменитым в Германии позорным заявлением министра иностранных дел России. И корреспондент не был уволен, и Первый канал не извинился ни перед кем, о министре вообще молчу. А полиция завела дело против неких совершеннолетних друзей 13-летней девочки, с которыми она некогда (не в этот именно день) имела интимный контакт. О вреде, нанесенном психике подростка этим «репортажем», умолчим.

Быть может, такие ляпы касаются только Германии? В других странах все хорошо? Не думаю. Судя по тому, как в России воспринимается и обсуждается скандал с Кевином Спейси, что-то недостает в передаче дискурса СМИ и фона общественного мнения в западных странах. Ни один уважающий себя политик, журналист, знаменитость или общественный деятель Германии не пожалел или не выразил сострадания этому актеру после скандала, никто не восхитился его странным видео перед вызовом к судье. Жаль, что один из сериалов сошел на «нет», говорили комментаторы в ФРГ, да. Но был бы на месте Спейси Кевин Костнер, Джэк Николсон, Брэт Питт или на месте Вайнштайна Тарантино — реакция американской общественности и индустрии кино была бы такой же. До России не дошли важные детали этого скандала и важные моменты отношения к этой тематике на Западе. Думаю, иначе бы российские политики, журналисты и общественные деятели не бросились бы защищать подозреваемых насильников и педофилов, одновременно глумясь над их жертвами. А именно такой тон был в российских комментариях. Показательно, что в отношении к Слуцкому и Колпакову были почему-то сразу найдены соответствующие слова и другой тон.
Все вышесказанное — не ошибки. Это сознательное нежелание или отсутствие привычки проверять факты. В худшем случае — сознательное их искажение или умолчание. Чтобы хоть как-то противостоять этому, я в новом году буду продолжать писать про фейки дальше, стараясь реагировать на них сразу же. Посмотрим, что получится. Положение пациента «российские СМИ» страшное, но не безысходное. Я верю, что когда-нибудь оно улучшится.

Расклад такой. Причем в Германии с самого начала и пока бесспорный. 

С 29 октября, когда Меркель объявила о своем решении не баллотироваться на пост председателя ХДС – самым вероятным и желательным будущим лидером партии считается (бывший) председатель ее фракции в бундестаге Фридрих Мерц. 

Он давно ушел из политики. Я помню год его ухода. В 2004-м Меркель и ее близкий советник Вольфганг Шойбле (ныне президент бундестага) неформально способствовали изгнанию перспективного политика с поста председателя фракции. Мерц уже тогда был реальной опасностью для Меркель. До сих пор все вспоминают, как он, профессиональный адвокат по экономическому праву, на картонной подкладке для стаканов пива обрисовал налоговую декларацию гражданина. Он хотел упростить налоговую систему. Это стало легендой.

Всем известно, что Меркель никогда не терпела рядом с собой талантливых и перспективных. Надо отдать ей должное – лучше всего она владела искусством скручивать шею своим соперникам. В их ряду – бывший премьер-министр Гессена Роланд Кох, Фридрих Мерц и нынешний министр обороны Урсула фон дер Ляйен. Последняя – женщина стойкая, расчетливая и умная. На этот раз она удовольствовалась своим постом и не стала идти супротив Мерца. Хотя уж давно многие прочили ее в канцлеры. 

Однако против Мерца мало кто имеет шансы. Его конек – четкая консервативная программа. Ведь Ангела Меркель давно вызывает лишь благородную отрыжку членов ХДС. Ей вменяется в вину потеря консервативного профиля партии. Многие считают, что она превратила ХДС в СДПГ. Отличий не сыскать и с лупой. Тем самым Меркель оказала медвежью услугу социал-демократам, которые стали терять членов партии и избирателей.

Отказ от атомной энергии, введение узаконенного гомосексуального партнерства, допуск еупорядоченной миграции – все эти, и многие другие, ее действия отпугивают также как членов, так и избирателей ХДС. Однако благодаря Меркель партия с 2005 собирала голоса на выборах в бундестаг. Была первой. Самой успешной в ФРГ. Поскольку ее члены, в отличие от членов СДПГ, более нацелены на власть и правильно расставляют приоритеты, победа на выборах всегда была для них важнее внутрипартийных дрязг и предпочтений. 

Поэтому лидером ХДС с 2000 избиралась Меркель. То, что в канцлеры избирается председатель партии, в Германии традиционно, хотя это не законодательное правило. 

Так вот, за последний год недовольство Меркель драматично выросло. После согласия в третий раз вступить в пагубную коалицию с самым сильным, но более слабым, партнером – СДПГ рейтинг Меркель и ее некогда консервативной партии катастрофически упали. Третий период соглашательства в большой коалиции никому в ХДС не казался выгодным. Однако христианские демократы боялись новых выборов в бундестаг и потери большинства в коалиционном правительстве. Социал-демократы тоже вопреки разуму панически боялись ухода из правительства, поэтому получилось то, что получилось. Третья большая коалиция привела к оттоку симпатий как к канцлеру Ангеле Меркель, так и к ХДС, не говоря уже об СДПГ.

Второй главной причиной потери популярности Меркель и ХДС стал председатель баварского филиала этой консервативной партии – Христианско-социального союза, Хорст Зеехофер. Питая личную ненависть к Меркель, он постоянно вставлял ей палки в колеса. Причем в какой-то момент стало совсем непонятно, почему сестринская партия, выступающая в блоке с ХДС, встала на более враждебные позиции по отношению к ней, чем идеологически далекий партнер по коалиции – СДПГ. 

Зеехофер довел конфронтацию до абсурда, потребовав от Меркель спасти председателя Органа защиты конституции Ханса-Георга Маасена, который прилюдно обвинил канцлера в неправильном представлении травли мигрантов в Хемнице. Сначала для него создали пост консультанта в МВД, под крылом его покровителя министра Зеехофера. Причем это решение было принято партнерами лишь для того, чтобы не развалилась коалиция. Иначе Зеехофер пригрозил своей отставкой с поста главы МВД.

На этом шизофреническом повороте избиратели просто взбунтовались. Увидев, что политики занимаются своими личными разборками, вместо того, чтобы решать насущные проблемы в стране, они отказались оказывать им поддержку. В результате – историческое поражение на региональных выборах: треть голосов потеряла ХСС в Баварии, почти треть – ХДС на выборах в Гессене. 

Поэтому Фридрих Мерц с его четкими экономическими представлениями и однозначной консервативной линией стал настоящим фаворитом членов партии. 

Партийная верхушка, опасающаяся потерять свои преимущества, склоняется к кандидатуре Аннегрет Крамп-Карренбауэр. Меркель долго готовила ее себе в замену. После того, как незаметная премьер-министр маленькой земли Саар стала генеральным секретарем ХДС, все поняли – Меркель прочит ее на пост лидера партии и канцлера. Однако ко «второй Меркель» мало кто среди членов ХДС готов. 

Выбор между Мерцем и Крамп-Карренбауэр – это выбор между четким консервативным профилем и вечным лавированием. Не говорить своего мнения до последнего момента и смотреть, куда дует ветер – в этом Ангела Меркель не имеет себе равных. Кто знает, сможет ли новая леди ее в этом переплюнуть. Однако время приспособленчества в ХДС, кажется, прошло. 

Вряд ли шансы на успех имеют другие кандидаты. Харизматичный премьер-министр земли Северный Рейн-Вестфалия  Армин Лашет довольно быстро заявил о своем отказе баллотироваться на выборах. Министр здравоохранения Йенс Шпан вряд ли серьезно может рассматриваться как кандидат на пост председателя консервативной партии из-за своей сексуальной ориентации. Другие 12 не стоят упоминания.

Сердца простых немцев и членов ХДС – у некогда опального политика Фридриха Мерца. Потеря профиля – главная проблема ХДС. Только Мерц может ее решить. Говорят, что за время работы экономическим адвокатом он стал миллионером. Почему бы и нет?

То, что к падению Меркель привел миграционный кризис и что это – самая главная проблема Германии, сказки для бедных. В ФРГ много проблем – настоящих: Евросоюз, обеспеченность дешевым жильем и образование, автоиндустрия и защита климата, демография, пенсии и уход за больными и престарелыми, социальная справедливость, разрыв между востоком и западом, налоги, цифровизация. Можно продолжить. 

Лозунг право-популистской «Альтернативы для Германии», которая в последнее время стала популярнее в России, чем в ФРГ – «убрать мигрантов – и все станет хорошо» — мало кто принимает всерьез. Проблема миграции существует, это все понимают, но она в настоящий момент для Германии не главная. Неожиданный успех партии «Зеленых» на выборах в Баварии и Гессене говорит о том, что и немецкие избиратели именно так и считают. Когда это поймут россияне – тут никому не важно. Да и России пока нет в списке международных приоритетов ФРГ, там стоят США с Трампом, НАТО и Европа. Се ля ви.

Единственный шанс остаться канцлером у Меркель будет лишь в случае избрания ее ставленницы Крамп-Карренбауэр. При Мерце ей дают лишь несколько месяцев. Потом Германии предстоят новые выборы в бундестаг и новый канцлер. Это не катастрофа, это закон демократии.                 

 

 

Многие в России в последнее время постоянно сравнивают канцлера ФРГ и президента России. Без конца. Видимо, уход Меркель с поста председателя Христианско-демократического союза потряс какие-то основы в нашей стране. Какие — мне совершенно непонятно.

Быть может, однако, люди делают неправильные сравнения, исходя из неправильных предпосылок.

Демократические системы и авторитарные режимы, цементирующие свой путь в диктатуру, априори не сравнимы.

Меркель не «устала» и народ от неё не «устал». Меркель не использовала пропаганду для того, чтобы в четвёртый раз ее партия получила большинство на выборах в бундестаг. (Вообще, в Германии только одно государственное СМИ — «Дойче Велле», но оно вещает за рубеж). Меркель не подкупала своих соратников, однопартийцев и членов съездов латифундиями и постами, чтобы они выбрали ее кандидатом на пост канцлера.

Меркель не отменяла конституционные свободы выборов, прессы, мнений, собраний, религии, передвижения, не вела показательные процессы, не бросала инакомыслящих в тюрьму. Если она и «сидела» у власти, то не потому, что не хотела оттуда слезать. Она, может, и не хотела. Но и народ поддерживал ее.

Меркель обладает прекрасным политическим инстинктом. Она бы с удовольствием правила ещё сто лет. Но теперь она увидела, услышала, поняла, что большинство народа и однопартийцы ее больше не хотят. Последнее означает, что ее партия не надеется больше благодаря Меркель выиграть выборы. Нужен другой кандидат.

Первый шаг Меркель — уйти с поста председателя ХДС — сделала потому, что она правильно почувствовала момент. После катастрофических для партии выборов в землях Бавария и Гессен, которые стали лакмусовыми бумажками ее популярности, Меркель решила пойти ва-банк, чтобы сохранить свое политическое достоинство.

Она, однако, чётко и намеренно сказала, что готова оставаться канцлером до конца текущего – ее четвертого – избирательного периода. Умно тут же добавив, что потом уйдёт со всех постов и не будет даже баллотироваться в бундестаг.

Тем самым Меркель спасла своё канцлерство хоть на несколько месяцев. Иначе бы из рядов оппозиции, партнера по коалиции – СДПГ и ее родной партии тотчас бы раздались призывы к отставке с более важного поста, а именно главы правительства ФРГ. Он пока сохранен в ее руках.
Что будет потом — опять зависит не от Меркель. И не от того, кто от кого устал. Даже если Меркель устала, это зависит от того, сработается ли она с новым лидером партии. Один из кандидатов, министр здравоохранения Йенс Шпан, уже недвусмысленно заявил, что собирается поддерживать Меркель до 2021 года. Очень милый стейтмент, рассчитанный на противника Фридриха Мерца — кандидата, при котором Меркель тут же слетит. Если однопартийцы не хотят новых выборов в бундестаг через пару недель после выборов лидера ХДС, они должны понять этот сигнал и голосовать за Шпана. Имеется в виду. Потому что, скорее всего, сама Меркель еще не совсем устала.

Народ тоже не устал. Народ просто не доволен политикой Меркель. Дизельный скандал, протекционизм автоиндустрии, вечные ссоры с председателем Христианско-социального союза — партнера по политическому блоку, Хорстом Зеехофером. Став еще и министром внутренних дел, он просто издевался над канцлером и шантажировал ее, а Меркель все терпела. Чтобы сохранить коалицию. Уступки Зеехоферу в отношении главы органа защиты конституции Ханса-Георга Маасена, который публично усомнился в ее заявлениях после происшествий в Хемнице, окончательно рассердили избирателей. То, что Меркель лавирует и не в состоянии чётко выразить свою позицию – это особенно выпукло прояснилось после формирования нового – третьего по счету с главой Меркель правительства «большой коалиции».

Соглашательство и «тухлые» компромиссы, как уступки Социал-демократической партии блоку ХДС/ХСС называют в Германии, даром не проходят. Они вызывают внутрипартийную коррозию, недовольство членов партий и недовольство избирателей. Вплоть до того, что профили двух разных по духу традиционных «народных» партий оказались донельзя размытыми и отпугнули этот самый народ.

Гражданам ФРГ надоели постоянные разборки с социал-демократами. Вот от чего они устали. Народ хочет наконец-то реальной политики, настоящих решений, политической борьбы, выбора между разными партийными программами. Без компромиссов, приводящих к неудовлетворительным решениям.

Напоследок скажу: Германию и Россию нельзя сравнивать уже потому, что первая — парламентская республика, вторая — президентская республика. По конституции ФРГ Меркель может избираться главой правительства вечно. По конституции России срок президента ограничен.

Полномочия президента в ФРГ после 1945 года намеренно сильно урезаны. Он не имеет права расформировать парламент или принять другие далеко идущие решения. Бундестаг — выше по статусу. В  довоенной Германии сильный пост президента привёл в итоге к ослаблению, а потом и расформированию парламента и укреплению личной власти одного человека — Гитлера. Остальное известно.

А теперь можно сравнивать.

Австрия,  конечно, большая и могучая страна, без вопросов. Ее новый канцлер внушает доверие и безграничное уважение. Ну а когда страна еще и председательствует в Евросоюзе – то это ж просто атас!

Поэтому, видимо, в России так важна была свадьба беспартийной министра иностранных дел Австрии Карин Кнайссль. В остальном мире ее вряд ли заметили. Но вот в Москве свадьба произвела громадное впечатление на всех, потому что в гости к даме приехал сам президент Путин. 

Германия как-то аллергически реагирует на австрийцев и смешной австрийский акцент в немецком. Страна, конечно, безусловно, важная, особенно из-за того, что постоянно можно спихнуть на нее Адольфа Шиккельгрубера, который там же и родился. «Не наш он, мол, а австрийский». 

Но вот что так дико радовались русские визиту своего президента в соседнюю страну перед встречей с канцлером Ангелой Меркель – это как-то немцы упустили из виду. Даже как-то не заметили. В глаза бросилось лишь, что министр сделала книксен перед Путиным после танца, об этом даже газета «Бильд» написала. Фу, безвкусица какая! А так – не заметили, нет. 

Российские комментаторы пытались провести глубокомысленные параллели между свадьбой в Австрии и визитом к Меркель. Что напугается канцлер, типа, вздрогнет и позавидует. Ничего не произошло. Все осталось по-прежнему.

Все равно все обрадовались танцам, потому что решили, что это означает поворот в мировой политике. Все будут теперь танцевать на нашей российской свадьбе, как говорит немецкая пословица, в переводе – под нашу дудку, потому что наш президент потанцевал на их свадьбе.

Интересные выводы, конечно, не побоюсь этого слова, глубокомысленные, даже глубоководные и с двойным дном. Будто бы Кнайссль до этого советовалась с Курцем и со всеми светскими и духовными элитами Австрии. А когда дали ей разрешение – сразу и пригласила, чтобы поставить акценты, закрепить связи, прорубить окно и отметиться в скрижалях. Более того, теперь все европейские элиты будут думать о России только хорошо, покупать российский газ, идти у нее на поводу, смотреть в рот и держать ухо востро, если кто будет ей делать плохо.

Да, свадьба – это сила. Это – символ. Это – наше политическое все! Главное – эхо в России было мощным, а уж что там другие страны, неважно.

Еще более удивляют комментаторы, которые по выступлению Себастиана Курца насчет полковника на пенсии, рассказывавшего российским спецслужбам про славных австрийских воздушно-морских десантников, танки, гаубицы и корабли, делают выводы об ухудшении отношений с Австрией. Не будет-де нам теперь ни свадьбы, ни дружбы, ни газа, ни Захера, ни вальса.   

Спокойно, Маня. Все будет. Если бы Курц после обнаружения шпиона не выступил, на него бы косо все в ЕС посмотрели. Не принято молчать, когда ловишь шпиона. Надо выступать, говорить. Танцы с Кнайссль в Москве отменились – ничего, утрите слезы платочком, господа. В следующий раз потанцуем.

Ни вальс на свадьбе, ни выступление Курца особой эпохальной вехи в отношениях России и Австрии не отметили. Этому вряд ли стоит радоваться или огорчаться. 

Менее всего стоит радоваться тому, что к власти в Австрии или в других западных странах приходят националисты. У националистов есть лишь один враг – такие же националисты в других странах. Расправившись с собственными демократами, националисты, как правило, обращаются за границу. Тут уж танцуй – не танцуй, никакие разделы Польши не помогут. Книксен. 

Ничто не бывает вечным. Однако конец может быть разным. Физик по профессии, Ангела Меркель решила изменить динамику процесса наступления конца. Она взяла его в свои руки, почувствовав воздействие хаотических сил из глубины народа. Достойное решение для достойного прощания. 

Решение Меркель уйти с поста председателя Христианско-демократического союза показало ее прекрасную политическую интуицию, которая не изменила ей в решающий момент. Пожертвовав пост лидера ХДС, она, по крайне мере, на время спасла свое кресло главы правительства ФРГ и репутацию партии, сохранив при этом свое лицо. 

Меркель говорила, что лучше бы держать оба поста в одних руках? Да кого интересуют вчерашняя болтовня? В реальной политике всегда важно влияние момента. После катастрофического и драматического результата воскресных выборов в федеральной земле Гессен Ангела Меркель выбрала правильный момент для решающего заявления – сразу в понедельник. Одним днем позже было бы уже совсем поздно. 

Канцлер сама приняла решение о своем уходе с поста председателя партии еще до летнего отпуска, как она заявила впоследствии. Однако она также заявила, что это не противоречит ее работе в качестве главы правительства до 2021 года. Не позднее этого срока Меркель пообещала сложить все свои посты и больше даже не баллотироваться в депутаты. 

Остальное будет зависеть от будущего председателя ХДС. Ведь именно работа лидера партии и канцлера от блока ХДС/ХСС должна проходить без лишних трений. В этом случае Ангела Меркель при всех других благоприятных составляющих сможет даже довести свое канцлерство до логического конца – следующих выборов в бундестаг. Сама Меркель подготовила себе на смену генерального секретаря ХДС Аннегрет Крамп-Карренбауэр. При этом варианте будущее Меркель спасено.

О своей кандидатуре заявил также министр здравоохранения Йенс Шпан – молодой ультраконсервативный христианский демократ, с которым Меркель будет очень неудобно согласовывать общую линию. Этот вариант может привести к сплочению антимеркелевских сил в партии, которые уже сейчас открыто и громко заявляют о себе. Результатом был бы досрочный уход Меркель с поста канцлера.

Абсолютной катастрофой для Меркель было бы избрание председателем партии ее давнего противника Фридриха Мерца, который не простил ей отставку с поста председателя фракции ХДС в бундестаге. От него можно было бы ожидать шагов по скорейшей ампутации – вытеснения Меркель путем внутрипартийного голосования. 

Главным принципом ХДС, в отличие от Социал-демократической партии Германии, всегда была сплоченность в поддержке своего лидера, пока он приносит голоса избирателей, и независимо от того, как бы его политика ни критиковалась внутри блока. Теперь ситуация изменилась.

Сначала потеря консервативного профиля в погоне за голосами социал-демократов и «зеленых», затем вечные споры с СДПГ в правительстве, а также открытая вражда между Ангелой Меркель и председателем Христианско-социального союза Хорстом Зеехофером привели к тому, что избиратели отвернулись от канцлера. ХСС выступает в одном партийном блоке с ХДС. Хорст Зеехофер занимает пост министра внутренних дел. Поэтому и выборы в земле Бавария, показавшие драматическую потерю доверия избирателей к ХСС, были первым тревожным сигналом для Меркель и ХДС. 

«Все будет зависеть от Гессена», — повторялось из разных уст две недели сряду. В Гессене случился полный провал: ХДС потеряла едва ли не треть голосов граждан. «Пощечиной за политику правительства ФРГ» назвали немецкие СМИ и этот результат. 

Как это часто бывало в истории Германии, судьбу канцлера опять решили региональные выборы. Думаю, не стоит объяснять, что случилось это только потому, что в демократической ФРГ не власти выбирают и сажают себя на царство, а народ решает, кто ему нужен, реагируя на политику властей и сам диктуя им их будущее, самостоятельно определяя при этом свое. 

На мнение народа реагируют как рядовые члены партий, так и узкий круг принимающих решения комитетов и лидеров. Вилли Брандт, Конрад Аденауэр и Людвиг Эрхард были преждевременно вытеснены с поста канцлера именно своими партиями. 

Произойдет ли подобное с Ангелой Меркель, покажут выборы лидера ХДС и динамика политических процессов в ФРГ. Под этим подразумеваются и действия малого партнера по коалиции – Социал-демократической партии Германии. Пока что ее лидер Андреа Налес отказалась от открытого путча – выхода из правительства, который привел бы к новым выборам в бундестаг и перевыборам канцлера. 

Дело в том, что эта опция могла бы также оказаться проигрышной для некогда ведущей народной СДПГ. Никто не гарантирует, что при таком варианте социал-демократы стали бы теневой силой в политическом ландшафте ФРГ. Как кажется в настоящий момент, пока и рядовые члены СДПГ не предрасположены делать политическое харакири и требовать выхода партии из коалиции. 

Остается подождать, удастся ли членам германского кабмина под руководством Меркель координировать свою работу на благо избирателей, избегая ненужных междоусобиц и дрязг, или поезд красно-черного правительства зайдет в тупик до 2021 года. Вполне вероятно, что в последнем случае ХДС вежливо попросит Меркель освободить место для другого кандидата, который покажет свою способность к политическому обновлению и завоюет доверие граждан перед следующими выборами. 

В то, что Ангеле Меркель удастся изменить содержание политики ХДС и придать консервативному профилю новые очертания в оставшееся время, не верят уже даже самые отчаянные оптимисты.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире