annarose

Анна Розэ

31 декабря 2018

F
31 декабря 2018

Как вам врут

3027879

Незадолго перед новым, 2019, годом всех в России потряс большой скандал вокруг репортера «Шпигеля». Клаас Релотиус, 33-летний мужчина с богатой фантазией, безразмерным тщеславием, щуплой совестью и жаждой денег семь лет своей журналистской деятельности пытался делать карьеру выдуманными интервью и репортажами.

Скандал потряс и всех в Германии. Только вот по-другому, чем в России, потому что там не было таких кружевных затейливых выдумок и неверных фактов вокруг довольно-таки ясного дела. «МК», например, писал, что журналист «Шпигеля» выпустил в этом журнале 60 фейковых репортажей. Дальше — про честность и профессионализм российских журналистов. Смешно, потому что журналистка «МК» сама не особенно честно и скрупулёзно обошлась с исходным материалом. (Проверка фактов: Релотиус работал в «Шпигеле» на ставке лишь последние полтора года, 60 интервью и репортажей он написал и опубликовал в 8 изданиях, в том числе одной швейцарской газете, подозрение на фейки пало, в частности, в отношении 14 интервью и репортажей, многие из них были напечатаны не в «Шпигеле», Релотиус не всегда подделывал статьи полностью, многие лишь частично, иногда выдумывал отдельных героев и ситуации). Далее. Проект «Настоящее время» пишет в своем блоге, что Релотиус был маститым репортером «Шпигеля» (см. выше) и «лауреатом многих национальных и международных премий» (Релотиус получил четыре германских журналистских премии). В некоторых передачах ТВ и радио я слышала, что коллеги говорили и такое: «Журналист «Шпигеля» выдумывал фейковые статьи, а потом из-за этого на него даже подали в суд». (В суд на Релотиуса подали не из-за выдуманных статей — такого в Германии быть не может, потому что это не уголовное преступление. В суд подал, кстати, журнал «Шпигель», но за то, что репортер написал читателям письма с призывом переводить деньги для помощи героине его статьи о турецких детях, причем дал номер своего банковского счета. А это уже уголовное деяние по статье «мошенничество»).

Я еще тут много могу писать про несчастного Клауса Релотиуса. Однако главное, что я хочу сказать об этом случае: ни в одном СМИ России я не услышала и не увидела сообщения, что обман вскрылся благодаря коллеге Релотиуса — репортеру «Шпигеля» Морено, который вместе с ним писал материал из США. Вообще не упоминали журналисты в России и тот факт, что «Шпигель» сам в большой статье на портале «Шпигель онлайн» рассказал об этом вопиющем скандале. Сам не побоялся честно публично вскрыть все детали происшествия. Вообще никто не писал, что именно «Шпигель» подал на журналиста заявление в прокуратуру. Никто не говорил и не писал, что в «Шпигеле» начался анализ скандала, что редакция собирается разработать и установить новую систему контроля фактов, что члены редколлегии извинились перед читателями и коллегами. Главный редактор «Шпигеля» в своем стейтменте пишет: «У нас возникло много вопросов прежде всего к нам самим». Кроме того, представитель издания в своем заявлении после скандала сделал акцент на том, что подобные случаи в репортерской журналистике полностью исключить, увы, нельзя. Ведь Релотиус подделывал э-мейлы своих героев, что не так-то сложно в век электронной коммуникации. Редакция доверяла ему, проверяя лишь факты, которые действительно можно проверить. Наконец, Релотиус сам уволился на третий день после обнародования скандала. Все это такое важное «вокруг» российские СМИ полностью вычеркнули как нерелевантный «мусор».

Ну бог с ним, со «Шпигелем». Самое скандальное во всей истории то, что даже рассказывая о скандале с фейками в немецкой журналистике, российские журналисты не смогли придерживаться точных фактов. Как в абсурдном зеркале отразилась вся нагота российских СМИ, которые давно уже не особо ценят истину, сообщая о зарубежье. В стране, где главным профессиональным постулатом журналистов стала необходимость угодить Кремлю, самому главному шефу, а потом и всем служащим ему боссам на более мелких постах, совершенно теряется понимание цели журналистики как объективного рупора событий. Факт ушел на задний план. Главное — не сместить смысл заказчика информации, которому подчиняются все журналисты.

Конечно, не все СМИ в России — государственные. Но все СМИ питаются как донорской кровью информацией государственных агентств — ИТАР ТАСС и РИА Новости. Эта информация попадает в интернет-движки, поскольку все они подписаны на ленту этих агентств. Так, часто полуправда-полуложь оказывается на каких-нибудь «лентах.ру», «newsru.com», портале РБК и прочих СМИ, вроде бы считающихся достойными. Им верят. А зря. Информация из-за рубежа зиждется на сообщениях тех же агентств. А дальше — кто быстрее введет ее в оборот.

Журналисты государственных СМИ получают инструкции по подаче информации — что вырезать, что сохранить. Например, если Меркель говорит, что Россия аннексией Крыма нарушила международные договоры, но вообще-то Запад нуждается в России при решении международных конфликтов, журналисты государственных СМИ должны отрезать первую часть и оставить вторую.

Поскольку лишь у государственных телеканалов есть за границей корпункты и собственные корреспонденты, добыча и распределение информации контролируется и с этой стороны. В общем, обложили российского потребителя фейками так, что ни в телевизоре, ни в интернете правды ему уже не найти. Можно, конечно, представить себе, что сталевар из города Липецка или медсестра из города Москвы постоянно ходят на сайты различных иностранных газет, но для этого нужна фантазия не беднее, чем у Клааса Релотиуса.

Я хочу хоть как-то противостоять волне дезинформации, вызванной как спецификой журналистики в авторитарном режиме, так и потерей профессионализма в подаче информации, что, впрочем, тоже вызвано условиями работы в пропагандистском модусе. Я буду информировать вас, как и где вам врут.

Начнем с легкой новогодней истории. После католическо-протестантского Рождества отразили российский СМИ историю с мальчиком, вызвавшим полицию из-за недовольства подарками. Почти везде я читала и слышала о том, что их мальчику не принес Санта-Клаус, перепутавший листочки с пожеланиями. Так вот, друзья мои, самое страшное откровение момента: Санта-Клауса в Германии нет! Есть Святой Николаус. День Святого Николауса — 6 декабря. В некоторых регионах Германии дети выставляют в ночь на 6 декабря сапожки, в который кладут листочки с пожеланиями. В некоторых семьях его называют помощником «Рождественского человека» (или, лучше, «дядюшки»). Этот персонаж приходит к детям и взрослым с подарками 24 декабря. Немецкие дети получают подарки перед рождественской ночью, а не утром 25 декабря после Рождества. Рождественский дядюшка — аналог российского Деда Мороза, который по понятным причинам приходит к детям в ночь с 31 декабря на 1 января. Однако и имя у этого существа другое, и с Санта-Клаусом, то есть, Святым Николаусом, в Германии он ничего общего не имеет.

Тут же можно отметить, что мальчик не был «в ярости», как неправильно перевели слово, использовавшееся в немецком источнике — dpa, российские агентства, и полиция приехала в шутку, потому что делать им в этот момент в маленьком провинциальном городке было нечего. Просто захотелось скучающим служащим показать свою близость к простым гражданам, что часто в Германии случается. Но это уже такие частности, что просто даже требовать от российского журналиста, далекого от нужд простого немца, невозможно. Хоть бы перестали называть немецкого «Деда Мороза» Санта-Клаусом! Кстати, в немецких СМИ я никогда не видела подобной путаницы с российским новогодним персонажем. Да и вообще передергивания фактов в отношении не только России, но и других стран, тут нет, если не считать фантазера Релотиуса. Обычно немецкие журналисты работают очень профессионально и чисто. Это бы тоже можно было бы упомянуть, рассказывая про злополучного выдумщика репортажей и интервью.

Ну, пойдем дальше. Следующий фейк. В российским СМИ недавно просочилась информация, что Германия вышвыривает из страны российских граждан, да причем еще дает им впридачу «подъемные» — деньги для обустройства на родине. Этот фейк гулял по просторам интернета, передавался устным путем и странным образом сеял неразумную ненависть к «зажравшейся Германии».

Я пыталась рассказать журналистам в «Фейсбуке», которые делали репосты этой информации, что это — ложь и фейк. Никто мне не верил. Источник фейка — российский тележурналист, корреспондент одного из центральных телеканалов.

Истина же такова. Ведомство по миграции и делам беженцев при МВД ФРГ выпустило на своем веб-сайте, а также на стендах в городе, рекламу проекта, который был одобрен правительством Германии в 2018 году. Речь шла о субсидиях мигрантам, подавшим заявление на предоставление убежища в ФРГ, но не имеющим шансов его получить. Ведь убежище предоставляется в соответствии с Женевской конвенцией лишь людям, которые прибыли из регионов военных конфликтов, или тем, кому на родине по политическим мотивам грозят пытки или смерть.

Реклама была на шести языках, в том числе на арабском и русском. Почему на русском? Потому что в Германию за несколько прошедших лет въехало более 35 тысяч беженцев из маленькой Чеченской республики. Лишь 5% из них имеют шансы на убежище — представители сексуальных меньшинств или люди, на самом деле подвергающиеся политическому преследованию. Остальные, как и многие мигранты из стран Северной Африки или Пакистана, жители Чечни, российские граждане, не имели права получить убежище в Германии. Обработка их заявлений стоит денег, держать их здесь и кормить тоже дорого. Поэтому правительство ФРГ приняло решение субсидировать добровольную отправку чеченцев на родину. Это будет дешевле, чем постоянное обеспечение мест в детских садах, школах, общежитиях и медицинское обслуживание в ФРГ до момента отказа в убежище — таков был смысл закона, касающегося всех потенциальных «отказников».

Россиян или русскоговорящих из Германии никто не выгонял. Времена Третьего рейха давно прошли. Новый нацизм не настал. Все жены и мужья немецких граждан из России, все сотрудники предприятий с российским гражданством и все переселенцы могут спокойно оставаться на своих местах в ФРГ. Фейк, однако, уже не истребить. Такова природа ложной информации.

Дальше можно рассказать про пару интересных мелких фейков, на которых я по роду своей деятельности запнулась в  уходящем году. Например, после теракта в Страсбурге российские агентства написали о том, что Германия перекрыла границу с Францией. Это, однако, такая же ерунда, как и открытие границы для беженцев Ангелой Меркель в 2015 году.

Каждый корреспондент в Германии должен, по идее, знать, что границы внутри Евросоюза никогда не могут быть закрыты. Полная свобода передвижения в рамках ЕС — принцип его существования. Так вот, в первом случае речь шла о введении временных (менее одного дня) контролей паспортов у пешеходов и водителей автомобилей, проезжающих из Германии во Францию и обратно. Во втором случае речь шла о соглашении Меркель с венграми, которые выпустили беженцев из временных лагерей. Конечно, удержать их на границе никто не имел права и вообще не мог. Они пошли в Германию.

Кстати, о мигрантах. Замечательный образчик фейка, вызванного цензурой — мощно процитированный российскими СМИ отрывок осенней речи Меркель в бундестаге. Канцлер ФРГ сказала такую фразу: «Конечно, в нашей миграционной политике были ошибки, однако они касаются того, что мы не заботились своевременно об условиях жизни людей в их родных странах». Речь шла о старом предложении политиков ФРГ решать проблему миграции с улучшения жизни потенциальных экономических беженцев в их странах. То есть — с помощи в развитии. В той же самой речи Меркель сказала, что свой лозунг 2015 года применительно к приему беженцев «мы справимся» она не собирается его пересматривать. Германия на самом деле справляется с притоком мигрантов и решает все связанные с этим проблемы. Это соответствует истине.

Российские агентства процитировали лишь кусок об «ошибках» — и больше ничего! Тезис о том, что Меркель «признала свою ошибку открытия границ для беженцев» я слышу до сих пор в аргументации ученых, политиков, политологов, журналистов, причем не только прокремлевских, но и оппозиционных. Конечно, каждый воспринимает то, что он хочет слышать, что подходит к его концепции, что просто и понятно всем. А просто и понятно то, что уже итак все сто раз слышали. Вне урезанных в угоду Кремлю сообщений государственных агентств, а именно в Германии всем известно, что Меркель никогда не отказывалась от своего решения 2015 года и не усомнится в его правильности. Скорее Эльба потечет вспять или Альпы станут равниной, чем Меркель назовет свое тогдашнее решение «ошибкой». Но реалии российской действительности таковы, что даже самые умные и начитанные политилоги, ученые и журналисты кормятся сообщениями государственных агентств и ТВ. Им некуда деваться. Они — тоже заложники авторитарной пропаганды.

Еще одна интересная деталь про осеннюю речь Эммнуэля Макрона также в бундестаге. Президент Франции произнес фразу «некоторые силы пытаются нас отдалить друг от друга». Под «нами» он имел в виду Францию и Германию. Под силами — все, что угодно, но в данный конкретный момент явно Трампа и США, поскольку именно американский президент препятствовал идее «европейской армии», близкой и важной для Макрона, а также грозился таможенными пошлинами на ввоз европейских товаров. Российские агентства перевели слово «силы» как «державы». В результате в российских СМИ начался шторм возмущения. Ведь все поняли под «державами» Россию и США. В шутку я сказала коллеге из RFI: только очень не знакомый с Францией журналист может всерьез поверить, что президент этой страны может назвать современную Россию «державой». Он посмеялся, но согласился. Кроме того, подтвердил, что Макрон и на французском языке, а не только в немецком переводе, сказал слово «силы». И что за силы президент имел в виду, осталось за скобками, хотя он точно не имел в виду Россию, которая не прилагала (пока) усилий, чтобы поссорить Германию с Францией.

Немало головной боли доставило мне и сообщение российских агентств про «заговор в бундесвере». Падкость на желтые сенсации без проверки и «вдоха-выдоха» — тоже следствие урезанной режимной журналистики, непрофессионализма, незнания и отсутствия самокритичности. В одном из ноябрьских номеров «Фокуса» появилась короткая заметка о том, что одна немецкая прокуратура ведет следствие по подозрению «угрозы суверенному государству» в отношении группы врачей, адвокатов, полицейских, солдат и офицеров. Об этом за полтора года до  заметки в «Фокусе» уже сообщала берлинская газета taz. Случай всплыл при вынесении обвинения одному из офицеров бундесвера, который выдал себя за сирийского беженца с целью устроить правоэкстремистский теракт. Эту историю все российские СМИ в свое время тоже осветили со своей стороны, но это уже прошлогодний снег. Среди знакомых осужденного был офицер немецкой военной разведки, под кличкой «Ганнибал» ведущий чат группы «готовящихся к концу света сограждан». Один адвокат и один полицейский из этой группы полгода назад были обвинены в незаконном хранении оружия и подготовке свержения демократического строя. Остальные находились под наблюдением. К тому же, к бундесверу большинство участников чата имели лишь самое опосредованное отношение. Члены группы обменивались мнениями о том, как воспользоваться приближающимся концом света для ликвидации «левых» и даже публиковали списки с именами политиков «Левой партии», которые будут уничтожены в первую очередь. В общем, случай для психиатрии, просто ненормальные правые экстремисты. Группа до сих пор не запрещена. Заговора раскрыто не было. Однако в России случай прошел под ником «заговор». Таким он и остался.

Все вышесказанное можно было знать, лишь следя за немецким медийным ландшафтом, оценивая ситуацию не в отношении конкретного момента, а в логичной хронологии. Процитированная агентством и неверно интерпретированная информация появилась лишь в «Фокусе», который уже давно не вызывает доверия у серьезных читателей ФРГ и потерял свою былую славу лет 15-20 назад. Далее. Когда новость не появляется в «Бильде», «Вельте», «Шпигеле» и  «Зюддойче Цайтунг», это у каждого собственного корреспондента должно вызывать подозрение. Ну а кто регулярно читает taz, вообще не мог бы попасться на подобную дешевку. Но нет, птичка вылетела из гнезда российских информационных агентств и зацепилась в российской же сети. «Фейсбучные» френды без устали репостили сообщения о «заговоре в бундвесвере».

Что ж, можно продолжать. В один блог я все фейки и враки не умещу. Да и развеять ложь трудно. Тем более в России. Самый большой фейк российских СМИ о «девочке Лизе» до сих пор не назван ложью. Сергей Лавров после фейкового материала корреспондента Первого канала, появившегося в январе 2016 года, во всеуслышанье потребовал «освобождения русской девочки, которую беженцы 48 часов держали в заложницах». Какая ерунда! И девочка не была русской, а уже совсем немецкой. И родители не обратились в российское посольство. И не беженцы ее держали, и не в заложниках, и не 48 часов. Просто этот трудный подросток сбежал из дома, боясь порки отца после косяков в школе, и выдумал историю похлеще Релотиуса. Его тетя обратилась на Первый канал — и вот он, самый знаменитый фейк, закончившийся самым знаменитым в Германии позорным заявлением министра иностранных дел России. И корреспондент не был уволен, и Первый канал не извинился ни перед кем, о министре вообще молчу. А полиция завела дело против неких совершеннолетних друзей 13-летней девочки, с которыми она некогда (не в этот именно день) имела интимный контакт. О вреде, нанесенном психике подростка этим «репортажем», умолчим.

Быть может, такие ляпы касаются только Германии? В других странах все хорошо? Не думаю. Судя по тому, как в России воспринимается и обсуждается скандал с Кевином Спейси, что-то недостает в передаче дискурса СМИ и фона общественного мнения в западных странах. Ни один уважающий себя политик, журналист, знаменитость или общественный деятель Германии не пожалел или не выразил сострадания этому актеру после скандала, никто не восхитился его странным видео перед вызовом к судье. Жаль, что один из сериалов сошел на «нет», говорили комментаторы в ФРГ, да. Но был бы на месте Спейси Кевин Костнер, Джэк Николсон, Брэт Питт или на месте Вайнштайна Тарантино — реакция американской общественности и индустрии кино была бы такой же. До России не дошли важные детали этого скандала и важные моменты отношения к этой тематике на Западе. Думаю, иначе бы российские политики, журналисты и общественные деятели не бросились бы защищать подозреваемых насильников и педофилов, одновременно глумясь над их жертвами. А именно такой тон был в российских комментариях. Показательно, что в отношении к Слуцкому и Колпакову были почему-то сразу найдены соответствующие слова и другой тон.
Все вышесказанное — не ошибки. Это сознательное нежелание или отсутствие привычки проверять факты. В худшем случае — сознательное их искажение или умолчание. Чтобы хоть как-то противостоять этому, я в новом году буду продолжать писать про фейки дальше, стараясь реагировать на них сразу же. Посмотрим, что получится. Положение пациента «российские СМИ» страшное, но не безысходное. Я верю, что когда-нибудь оно улучшится.

Расклад такой. Причем в Германии с самого начала и пока бесспорный. 

С 29 октября, когда Меркель объявила о своем решении не баллотироваться на пост председателя ХДС – самым вероятным и желательным будущим лидером партии считается (бывший) председатель ее фракции в бундестаге Фридрих Мерц. 

Он давно ушел из политики. Я помню год его ухода. В 2004-м Меркель и ее близкий советник Вольфганг Шойбле (ныне президент бундестага) неформально способствовали изгнанию перспективного политика с поста председателя фракции. Мерц уже тогда был реальной опасностью для Меркель. До сих пор все вспоминают, как он, профессиональный адвокат по экономическому праву, на картонной подкладке для стаканов пива обрисовал налоговую декларацию гражданина. Он хотел упростить налоговую систему. Это стало легендой.

Всем известно, что Меркель никогда не терпела рядом с собой талантливых и перспективных. Надо отдать ей должное – лучше всего она владела искусством скручивать шею своим соперникам. В их ряду – бывший премьер-министр Гессена Роланд Кох, Фридрих Мерц и нынешний министр обороны Урсула фон дер Ляйен. Последняя – женщина стойкая, расчетливая и умная. На этот раз она удовольствовалась своим постом и не стала идти супротив Мерца. Хотя уж давно многие прочили ее в канцлеры. 

Однако против Мерца мало кто имеет шансы. Его конек – четкая консервативная программа. Ведь Ангела Меркель давно вызывает лишь благородную отрыжку членов ХДС. Ей вменяется в вину потеря консервативного профиля партии. Многие считают, что она превратила ХДС в СДПГ. Отличий не сыскать и с лупой. Тем самым Меркель оказала медвежью услугу социал-демократам, которые стали терять членов партии и избирателей.

Отказ от атомной энергии, введение узаконенного гомосексуального партнерства, допуск еупорядоченной миграции – все эти, и многие другие, ее действия отпугивают также как членов, так и избирателей ХДС. Однако благодаря Меркель партия с 2005 собирала голоса на выборах в бундестаг. Была первой. Самой успешной в ФРГ. Поскольку ее члены, в отличие от членов СДПГ, более нацелены на власть и правильно расставляют приоритеты, победа на выборах всегда была для них важнее внутрипартийных дрязг и предпочтений. 

Поэтому лидером ХДС с 2000 избиралась Меркель. То, что в канцлеры избирается председатель партии, в Германии традиционно, хотя это не законодательное правило. 

Так вот, за последний год недовольство Меркель драматично выросло. После согласия в третий раз вступить в пагубную коалицию с самым сильным, но более слабым, партнером – СДПГ рейтинг Меркель и ее некогда консервативной партии катастрофически упали. Третий период соглашательства в большой коалиции никому в ХДС не казался выгодным. Однако христианские демократы боялись новых выборов в бундестаг и потери большинства в коалиционном правительстве. Социал-демократы тоже вопреки разуму панически боялись ухода из правительства, поэтому получилось то, что получилось. Третья большая коалиция привела к оттоку симпатий как к канцлеру Ангеле Меркель, так и к ХДС, не говоря уже об СДПГ.

Второй главной причиной потери популярности Меркель и ХДС стал председатель баварского филиала этой консервативной партии – Христианско-социального союза, Хорст Зеехофер. Питая личную ненависть к Меркель, он постоянно вставлял ей палки в колеса. Причем в какой-то момент стало совсем непонятно, почему сестринская партия, выступающая в блоке с ХДС, встала на более враждебные позиции по отношению к ней, чем идеологически далекий партнер по коалиции – СДПГ. 

Зеехофер довел конфронтацию до абсурда, потребовав от Меркель спасти председателя Органа защиты конституции Ханса-Георга Маасена, который прилюдно обвинил канцлера в неправильном представлении травли мигрантов в Хемнице. Сначала для него создали пост консультанта в МВД, под крылом его покровителя министра Зеехофера. Причем это решение было принято партнерами лишь для того, чтобы не развалилась коалиция. Иначе Зеехофер пригрозил своей отставкой с поста главы МВД.

На этом шизофреническом повороте избиратели просто взбунтовались. Увидев, что политики занимаются своими личными разборками, вместо того, чтобы решать насущные проблемы в стране, они отказались оказывать им поддержку. В результате – историческое поражение на региональных выборах: треть голосов потеряла ХСС в Баварии, почти треть – ХДС на выборах в Гессене. 

Поэтому Фридрих Мерц с его четкими экономическими представлениями и однозначной консервативной линией стал настоящим фаворитом членов партии. 

Партийная верхушка, опасающаяся потерять свои преимущества, склоняется к кандидатуре Аннегрет Крамп-Карренбауэр. Меркель долго готовила ее себе в замену. После того, как незаметная премьер-министр маленькой земли Саар стала генеральным секретарем ХДС, все поняли – Меркель прочит ее на пост лидера партии и канцлера. Однако ко «второй Меркель» мало кто среди членов ХДС готов. 

Выбор между Мерцем и Крамп-Карренбауэр – это выбор между четким консервативным профилем и вечным лавированием. Не говорить своего мнения до последнего момента и смотреть, куда дует ветер – в этом Ангела Меркель не имеет себе равных. Кто знает, сможет ли новая леди ее в этом переплюнуть. Однако время приспособленчества в ХДС, кажется, прошло. 

Вряд ли шансы на успех имеют другие кандидаты. Харизматичный премьер-министр земли Северный Рейн-Вестфалия  Армин Лашет довольно быстро заявил о своем отказе баллотироваться на выборах. Министр здравоохранения Йенс Шпан вряд ли серьезно может рассматриваться как кандидат на пост председателя консервативной партии из-за своей сексуальной ориентации. Другие 12 не стоят упоминания.

Сердца простых немцев и членов ХДС – у некогда опального политика Фридриха Мерца. Потеря профиля – главная проблема ХДС. Только Мерц может ее решить. Говорят, что за время работы экономическим адвокатом он стал миллионером. Почему бы и нет?

То, что к падению Меркель привел миграционный кризис и что это – самая главная проблема Германии, сказки для бедных. В ФРГ много проблем – настоящих: Евросоюз, обеспеченность дешевым жильем и образование, автоиндустрия и защита климата, демография, пенсии и уход за больными и престарелыми, социальная справедливость, разрыв между востоком и западом, налоги, цифровизация. Можно продолжить. 

Лозунг право-популистской «Альтернативы для Германии», которая в последнее время стала популярнее в России, чем в ФРГ – «убрать мигрантов – и все станет хорошо» — мало кто принимает всерьез. Проблема миграции существует, это все понимают, но она в настоящий момент для Германии не главная. Неожиданный успех партии «Зеленых» на выборах в Баварии и Гессене говорит о том, что и немецкие избиратели именно так и считают. Когда это поймут россияне – тут никому не важно. Да и России пока нет в списке международных приоритетов ФРГ, там стоят США с Трампом, НАТО и Европа. Се ля ви.

Единственный шанс остаться канцлером у Меркель будет лишь в случае избрания ее ставленницы Крамп-Карренбауэр. При Мерце ей дают лишь несколько месяцев. Потом Германии предстоят новые выборы в бундестаг и новый канцлер. Это не катастрофа, это закон демократии.                 

 

 

Многие в России в последнее время постоянно сравнивают канцлера ФРГ и президента России. Без конца. Видимо, уход Меркель с поста председателя Христианско-демократического союза потряс какие-то основы в нашей стране. Какие — мне совершенно непонятно.

Быть может, однако, люди делают неправильные сравнения, исходя из неправильных предпосылок.

Демократические системы и авторитарные режимы, цементирующие свой путь в диктатуру, априори не сравнимы.

Меркель не «устала» и народ от неё не «устал». Меркель не использовала пропаганду для того, чтобы в четвёртый раз ее партия получила большинство на выборах в бундестаг. (Вообще, в Германии только одно государственное СМИ — «Дойче Велле», но оно вещает за рубеж). Меркель не подкупала своих соратников, однопартийцев и членов съездов латифундиями и постами, чтобы они выбрали ее кандидатом на пост канцлера.

Меркель не отменяла конституционные свободы выборов, прессы, мнений, собраний, религии, передвижения, не вела показательные процессы, не бросала инакомыслящих в тюрьму. Если она и «сидела» у власти, то не потому, что не хотела оттуда слезать. Она, может, и не хотела. Но и народ поддерживал ее.

Меркель обладает прекрасным политическим инстинктом. Она бы с удовольствием правила ещё сто лет. Но теперь она увидела, услышала, поняла, что большинство народа и однопартийцы ее больше не хотят. Последнее означает, что ее партия не надеется больше благодаря Меркель выиграть выборы. Нужен другой кандидат.

Первый шаг Меркель — уйти с поста председателя ХДС — сделала потому, что она правильно почувствовала момент. После катастрофических для партии выборов в землях Бавария и Гессен, которые стали лакмусовыми бумажками ее популярности, Меркель решила пойти ва-банк, чтобы сохранить свое политическое достоинство.

Она, однако, чётко и намеренно сказала, что готова оставаться канцлером до конца текущего – ее четвертого – избирательного периода. Умно тут же добавив, что потом уйдёт со всех постов и не будет даже баллотироваться в бундестаг.

Тем самым Меркель спасла своё канцлерство хоть на несколько месяцев. Иначе бы из рядов оппозиции, партнера по коалиции – СДПГ и ее родной партии тотчас бы раздались призывы к отставке с более важного поста, а именно главы правительства ФРГ. Он пока сохранен в ее руках.
Что будет потом — опять зависит не от Меркель. И не от того, кто от кого устал. Даже если Меркель устала, это зависит от того, сработается ли она с новым лидером партии. Один из кандидатов, министр здравоохранения Йенс Шпан, уже недвусмысленно заявил, что собирается поддерживать Меркель до 2021 года. Очень милый стейтмент, рассчитанный на противника Фридриха Мерца — кандидата, при котором Меркель тут же слетит. Если однопартийцы не хотят новых выборов в бундестаг через пару недель после выборов лидера ХДС, они должны понять этот сигнал и голосовать за Шпана. Имеется в виду. Потому что, скорее всего, сама Меркель еще не совсем устала.

Народ тоже не устал. Народ просто не доволен политикой Меркель. Дизельный скандал, протекционизм автоиндустрии, вечные ссоры с председателем Христианско-социального союза — партнера по политическому блоку, Хорстом Зеехофером. Став еще и министром внутренних дел, он просто издевался над канцлером и шантажировал ее, а Меркель все терпела. Чтобы сохранить коалицию. Уступки Зеехоферу в отношении главы органа защиты конституции Ханса-Георга Маасена, который публично усомнился в ее заявлениях после происшествий в Хемнице, окончательно рассердили избирателей. То, что Меркель лавирует и не в состоянии чётко выразить свою позицию – это особенно выпукло прояснилось после формирования нового – третьего по счету с главой Меркель правительства «большой коалиции».

Соглашательство и «тухлые» компромиссы, как уступки Социал-демократической партии блоку ХДС/ХСС называют в Германии, даром не проходят. Они вызывают внутрипартийную коррозию, недовольство членов партий и недовольство избирателей. Вплоть до того, что профили двух разных по духу традиционных «народных» партий оказались донельзя размытыми и отпугнули этот самый народ.

Гражданам ФРГ надоели постоянные разборки с социал-демократами. Вот от чего они устали. Народ хочет наконец-то реальной политики, настоящих решений, политической борьбы, выбора между разными партийными программами. Без компромиссов, приводящих к неудовлетворительным решениям.

Напоследок скажу: Германию и Россию нельзя сравнивать уже потому, что первая — парламентская республика, вторая — президентская республика. По конституции ФРГ Меркель может избираться главой правительства вечно. По конституции России срок президента ограничен.

Полномочия президента в ФРГ после 1945 года намеренно сильно урезаны. Он не имеет права расформировать парламент или принять другие далеко идущие решения. Бундестаг — выше по статусу. В  довоенной Германии сильный пост президента привёл в итоге к ослаблению, а потом и расформированию парламента и укреплению личной власти одного человека — Гитлера. Остальное известно.

А теперь можно сравнивать.

Австрия,  конечно, большая и могучая страна, без вопросов. Ее новый канцлер внушает доверие и безграничное уважение. Ну а когда страна еще и председательствует в Евросоюзе – то это ж просто атас!

Поэтому, видимо, в России так важна была свадьба беспартийной министра иностранных дел Австрии Карин Кнайссль. В остальном мире ее вряд ли заметили. Но вот в Москве свадьба произвела громадное впечатление на всех, потому что в гости к даме приехал сам президент Путин. 

Германия как-то аллергически реагирует на австрийцев и смешной австрийский акцент в немецком. Страна, конечно, безусловно, важная, особенно из-за того, что постоянно можно спихнуть на нее Адольфа Шиккельгрубера, который там же и родился. «Не наш он, мол, а австрийский». 

Но вот что так дико радовались русские визиту своего президента в соседнюю страну перед встречей с канцлером Ангелой Меркель – это как-то немцы упустили из виду. Даже как-то не заметили. В глаза бросилось лишь, что министр сделала книксен перед Путиным после танца, об этом даже газета «Бильд» написала. Фу, безвкусица какая! А так – не заметили, нет. 

Российские комментаторы пытались провести глубокомысленные параллели между свадьбой в Австрии и визитом к Меркель. Что напугается канцлер, типа, вздрогнет и позавидует. Ничего не произошло. Все осталось по-прежнему.

Все равно все обрадовались танцам, потому что решили, что это означает поворот в мировой политике. Все будут теперь танцевать на нашей российской свадьбе, как говорит немецкая пословица, в переводе – под нашу дудку, потому что наш президент потанцевал на их свадьбе.

Интересные выводы, конечно, не побоюсь этого слова, глубокомысленные, даже глубоководные и с двойным дном. Будто бы Кнайссль до этого советовалась с Курцем и со всеми светскими и духовными элитами Австрии. А когда дали ей разрешение – сразу и пригласила, чтобы поставить акценты, закрепить связи, прорубить окно и отметиться в скрижалях. Более того, теперь все европейские элиты будут думать о России только хорошо, покупать российский газ, идти у нее на поводу, смотреть в рот и держать ухо востро, если кто будет ей делать плохо.

Да, свадьба – это сила. Это – символ. Это – наше политическое все! Главное – эхо в России было мощным, а уж что там другие страны, неважно.

Еще более удивляют комментаторы, которые по выступлению Себастиана Курца насчет полковника на пенсии, рассказывавшего российским спецслужбам про славных австрийских воздушно-морских десантников, танки, гаубицы и корабли, делают выводы об ухудшении отношений с Австрией. Не будет-де нам теперь ни свадьбы, ни дружбы, ни газа, ни Захера, ни вальса.   

Спокойно, Маня. Все будет. Если бы Курц после обнаружения шпиона не выступил, на него бы косо все в ЕС посмотрели. Не принято молчать, когда ловишь шпиона. Надо выступать, говорить. Танцы с Кнайссль в Москве отменились – ничего, утрите слезы платочком, господа. В следующий раз потанцуем.

Ни вальс на свадьбе, ни выступление Курца особой эпохальной вехи в отношениях России и Австрии не отметили. Этому вряд ли стоит радоваться или огорчаться. 

Менее всего стоит радоваться тому, что к власти в Австрии или в других западных странах приходят националисты. У националистов есть лишь один враг – такие же националисты в других странах. Расправившись с собственными демократами, националисты, как правило, обращаются за границу. Тут уж танцуй – не танцуй, никакие разделы Польши не помогут. Книксен. 

Ничто не бывает вечным. Однако конец может быть разным. Физик по профессии, Ангела Меркель решила изменить динамику процесса наступления конца. Она взяла его в свои руки, почувствовав воздействие хаотических сил из глубины народа. Достойное решение для достойного прощания. 

Решение Меркель уйти с поста председателя Христианско-демократического союза показало ее прекрасную политическую интуицию, которая не изменила ей в решающий момент. Пожертвовав пост лидера ХДС, она, по крайне мере, на время спасла свое кресло главы правительства ФРГ и репутацию партии, сохранив при этом свое лицо. 

Меркель говорила, что лучше бы держать оба поста в одних руках? Да кого интересуют вчерашняя болтовня? В реальной политике всегда важно влияние момента. После катастрофического и драматического результата воскресных выборов в федеральной земле Гессен Ангела Меркель выбрала правильный момент для решающего заявления – сразу в понедельник. Одним днем позже было бы уже совсем поздно. 

Канцлер сама приняла решение о своем уходе с поста председателя партии еще до летнего отпуска, как она заявила впоследствии. Однако она также заявила, что это не противоречит ее работе в качестве главы правительства до 2021 года. Не позднее этого срока Меркель пообещала сложить все свои посты и больше даже не баллотироваться в депутаты. 

Остальное будет зависеть от будущего председателя ХДС. Ведь именно работа лидера партии и канцлера от блока ХДС/ХСС должна проходить без лишних трений. В этом случае Ангела Меркель при всех других благоприятных составляющих сможет даже довести свое канцлерство до логического конца – следующих выборов в бундестаг. Сама Меркель подготовила себе на смену генерального секретаря ХДС Аннегрет Крамп-Карренбауэр. При этом варианте будущее Меркель спасено.

О своей кандидатуре заявил также министр здравоохранения Йенс Шпан – молодой ультраконсервативный христианский демократ, с которым Меркель будет очень неудобно согласовывать общую линию. Этот вариант может привести к сплочению антимеркелевских сил в партии, которые уже сейчас открыто и громко заявляют о себе. Результатом был бы досрочный уход Меркель с поста канцлера.

Абсолютной катастрофой для Меркель было бы избрание председателем партии ее давнего противника Фридриха Мерца, который не простил ей отставку с поста председателя фракции ХДС в бундестаге. От него можно было бы ожидать шагов по скорейшей ампутации – вытеснения Меркель путем внутрипартийного голосования. 

Главным принципом ХДС, в отличие от Социал-демократической партии Германии, всегда была сплоченность в поддержке своего лидера, пока он приносит голоса избирателей, и независимо от того, как бы его политика ни критиковалась внутри блока. Теперь ситуация изменилась.

Сначала потеря консервативного профиля в погоне за голосами социал-демократов и «зеленых», затем вечные споры с СДПГ в правительстве, а также открытая вражда между Ангелой Меркель и председателем Христианско-социального союза Хорстом Зеехофером привели к тому, что избиратели отвернулись от канцлера. ХСС выступает в одном партийном блоке с ХДС. Хорст Зеехофер занимает пост министра внутренних дел. Поэтому и выборы в земле Бавария, показавшие драматическую потерю доверия избирателей к ХСС, были первым тревожным сигналом для Меркель и ХДС. 

«Все будет зависеть от Гессена», — повторялось из разных уст две недели сряду. В Гессене случился полный провал: ХДС потеряла едва ли не треть голосов граждан. «Пощечиной за политику правительства ФРГ» назвали немецкие СМИ и этот результат. 

Как это часто бывало в истории Германии, судьбу канцлера опять решили региональные выборы. Думаю, не стоит объяснять, что случилось это только потому, что в демократической ФРГ не власти выбирают и сажают себя на царство, а народ решает, кто ему нужен, реагируя на политику властей и сам диктуя им их будущее, самостоятельно определяя при этом свое. 

На мнение народа реагируют как рядовые члены партий, так и узкий круг принимающих решения комитетов и лидеров. Вилли Брандт, Конрад Аденауэр и Людвиг Эрхард были преждевременно вытеснены с поста канцлера именно своими партиями. 

Произойдет ли подобное с Ангелой Меркель, покажут выборы лидера ХДС и динамика политических процессов в ФРГ. Под этим подразумеваются и действия малого партнера по коалиции – Социал-демократической партии Германии. Пока что ее лидер Андреа Налес отказалась от открытого путча – выхода из правительства, который привел бы к новым выборам в бундестаг и перевыборам канцлера. 

Дело в том, что эта опция могла бы также оказаться проигрышной для некогда ведущей народной СДПГ. Никто не гарантирует, что при таком варианте социал-демократы стали бы теневой силой в политическом ландшафте ФРГ. Как кажется в настоящий момент, пока и рядовые члены СДПГ не предрасположены делать политическое харакири и требовать выхода партии из коалиции. 

Остается подождать, удастся ли членам германского кабмина под руководством Меркель координировать свою работу на благо избирателей, избегая ненужных междоусобиц и дрязг, или поезд красно-черного правительства зайдет в тупик до 2021 года. Вполне вероятно, что в последнем случае ХДС вежливо попросит Меркель освободить место для другого кандидата, который покажет свою способность к политическому обновлению и завоюет доверие граждан перед следующими выборами. 

В то, что Ангеле Меркель удастся изменить содержание политики ХДС и придать консервативному профилю новые очертания в оставшееся время, не верят уже даже самые отчаянные оптимисты.

Почему из-за убийства Хашогги в России говорят о двойных стандартах Запада? 


Сравнивают отношение Запада к России после покушения на Скрипаля? Но ведь тогда Евросоюз тоже никаких санкций не выносил. Даже обсуждение в немецкой прессе, например, было в несколько раз менее бурным. Теперь же чуть ли не каждый день — о Хашогги на первых полосах газет и с утра до вечера по радио и ТВ. Высылка дипломатов из европейских стран после попытки отравления Скрипаля была реакцией на заявления России. Совсем наоборот повела себя Саудовская Аравия. Это для Запада — немаловажный фактор.


Осуждение Ангелы Меркель в случае со Скрипалем прозвучало менее жестко. После убийства саудовского журналиста степень возмущения и осуждения в СМИ и политических дискуссиях Германии была несравненно более интенсивной. Уверена, в Великобритании все было иначе, но это вполне объяснимо. ФРГ прямо не была затронута покушением.


Из-за Хашогги Германия уже ввела свои экономические санкции. Немцы временно отказались от миллиардных сделок по поставкам вооружения Саудовской Аравии. А это невероятно чувствительно для промышленности и — в результате — для бюджета ФРГ. Королевство — второй по объёму импорта клиент германских оружейников. 

От газопровода «Северный поток 2» никто не отказывался — ни после Крыма, ни после «Боинга», ни после выборов в США и кибератак, ни после покушения на Скрипаля.


Откуда все эти рассуждения, будто Запад к королю Саудовской Аравии лучше относится, чем к президенту России?  Тут ещё мнение промелькнуло — будто потому, что тот на Западе учился. 


Может быть, в России мало известно, что о нарушении прав человека в Саудовской Аравии на Западе тоже постоянно говорится и пишется? Ни у кого здесь нет иллюзий насчёт этого режима. Никто не боится называть вещи своими именами ни в случае с Саудовской Аравией, ни в случае с Россией. Разве что раньше питали надежды в отношении якобы прогрессивного короля Салмана. Но и они явно рассеялись.


К сожалению, российские политологи весьма далеки в своих суждениях от общего тона политдискуссии на Западе. Или под Западом они имеют в виду только США? Но все реалии и факты ведь необходимо рассматривать в комплексе. Кроме того, США также вынесли санкции в обоих случаях. Причём после покушения на  Скрипаля основой последних санкций стало «применение химического или биологического оружия в нарушение международного права» Россией. Евросоюз рассматривает новые санкции также с этим обоснованием. 


Видимо, не учитывается ещё, что все санкции из-за дела Скрипалей были вынесены не сразу, а через несколько месяцев после происшествия в Солсбери, когда уже как бы стало совсем ясно, на ком шапка горит. Однако никто не постарался даже развеять сомнения. Кроме упёртого отрицания, Запад ничего от России не услышал. Поведение подозреваемых в преступлениях стран тоже много значит, а оно также различно — увы, как считает Запад, не в пользу России.


Уверена, в случае с Саудовской Аравией — это только начало. Дальнейшие меры последуют. Меркель о них уже упомянула. 


Кстати, из-за Скрипалей никто не отказался от поездок на различные форумы типа «Петербургского диалога» или Валдая. Западные политики, промышленники и экономисты после известия об убийстве Хашогги, напротив, демонстративно не поехали в Риад. Глава «Симменса» также отказался от визита на форум опального короля. Если кто-то считает эту реакцию западного истеблишмента «маленькой», пусть вспомнит, что после Солсбери даже такой не последовало. 


В общем, я из Германии вижу если не одинаковую, то более жесткую и непримиримую реакцию Запада в случае с Хашогги, чем в случае со Скрипалем. Вот тут уже, если очень хочется, можно и поговорить о двойных стандартах наоборот. 

26 августа 2018

Меркель на Кавказе

Кому-то угодно думать, что Ангела Меркель ездила на Кавказ из-за газа. Пусть думает. Но это не так. Меркель ездила на Кавказ из-за Путина.

Конечно, газ Европе нужен. Однако большая часть газа из месторождения Шах-Дениз 2, который качается через Трансанатолийский газопровод с июня, осядет в Турции. Так что ежегодные 16 миллиардов кубометров азербайджанского газа из этого «коридора», как его называют по-русски, предназначены вовсе не для Европы. Остальные 10 миллиардов кубометров – вовсе не для Германии. Через Трансадриатический газопровод они попадут в Грецию, Болгарию и Италию. Так что говорить о «зависимости несчастной Меркель» от азербайджанской трубы смешно, если не глупо. 

Ведь общее ежегодное потребление газа в Европе – 200-300 миллиардов кубометров. И попадут эти десять кубов в Европу или нет – Меркель, честно говоря, абсолютно все равно. А вот Ильхаму Алиеву не все равно. Для Азербайджана, как и для России,  продажа энергоносителей – основа существования. Для Германии газ – это основа дешевой и экологически чистой возможности перейти на возобновляемые источники энергии после уже последовавшего отказа от атомных электростанций и скорого отказа от угля. В худшем случае газ будет дорогим – из США. Однако Россия никогда добровольно не откажется от денег за свой газ. Иначе там наступит кризис. 

Так что не надо переворачивать смыслы. Азербайджану, так же, как и России, выгодно продавать свой газ в Европу и Турцию. Меркель не просит, чтобы ей дали. Это от нее хотят, чтобы она дала денег. И в душе боятся, что этого не произойдет. 

Меркель и не собирается отказываться от российского газа, иначе переход на возобновляемые источники будет очень и очень дорогим. Это грозит повышением цен, безработицы и недовольством избирателей. Поэтому никто в ее собственной партии, которая сильно ориентирована на промышленную элиту, не позволит ей играть с российским газом. Потенциал нажима на Россию из-за этой реальной зависимости с ее стороны тоже невелик.

С Азербайджаном история другая. Да, диверсификация. Когда-нибудь объем газа будет больше. Но пока участие в трубе Туркменистана, Ирана и Ирака не стоят на повестке дня по политическим и правовым мотивам. Это музыка далекого будущего. Намного важнее для немецкой промышленности поставки машин и оборудования. Если у Азербайджана будут деньги за газ, все равно, куда он качается, то будут деньги и оплатить участие немецких предприятий в модернизации, а также покупки техники. «С Азербайджаном у нас самый важный и крупный торговый обмен в регионе. Здесь работают 150 немецких предприятий. Поэтому открытие южного коридора – хорошее послание для энергообеспечения Евросоюза. Мы ценим также железнодорожное сообщение Баку-Тифлис-Карс, которое также представляет собой мост между Азией и Европой и сильно улучшает торговый обмен», — заявила канцлер ФРГ на пресс-конференции. 

Это что касается экономики. Но повторюсь: Меркель была на Кавказе вовсе или далеко не только из-за нее. 

Намного важнее канцлеру был политический месседж. В Грузии она выехала к «линии пограничного управления», как настойчиво называют в Евросоюзе «границу с Южной Осетией» (по-русски). Посмотрела в бинокль с грузинской стороны на российские военные укрепления, поговорила с директором Европейской контрольной миссии, встретилась с 11 ее немецкими представителями.  Причем случайно один раз сказала «украинская граница» вместо «грузинская». Оговорочка. А потом, в разговоре со студентами тбилисского университета, назвала присутствие России в этом регионе «оккупацией». Москва, заявила Меркель, не облегчает жизнь бывшим советским республикам и «затрудняет свободное развитие Грузии». Конфликты на постсоветских территориях «немного связаны друг с другом», само собой, через прямое применение Россией оружия в геополитической схватке.  

Меркель не случайно провела параллель между конфликтом на Донбассе и Южной Осетией и выступила за «территориальную целостность» Грузии. На самом деле, Евросоюз и Меркель сильно боятся, что конфликт на Донбассе перейдет в статус «замороженного» и Украина станет второй Грузией – с территориями, которые de facto принадлежат России, а de jure никем не признаны. С самого начала Меркель выступала за вывод российских войск с территории Южной Осетии и Абхазии.

«Президент Путин знает мою позицию. Мы стараемся и в отношении Украины в тесных переговорах решить этот конфликт. ... Однако, увы, и там, несмотря на большие усилия, мало подвижек. Я обещаю, что мы не забудем эту несправедливость и не будем просто переходить к повестке дня», — сказала Меркель в Тбилиси, имея в виду «Женевскую дискуссию по Закавказью» и «нормандский формат». Процессы без прогресса.

Из-за Южной Осетии и Абхазии Грузия не может вступить в НАТО и Евросоюз. Меркель подчеркнула, что пока вопрос об этом решаться не будет. Грузия получила все, что Евросоюз мог ей дать – либерализация визового режима, соглашение об ассоциации, свободную торговлю. Идет интенсивный промышленный и молодежный обмен, экономические показатели страны выровнялись (4,5 профицита бюджета – это не шутки). Заключено соглашение о свободной торговле с Китаем. Поэтому уже сейчас прямые немецкие инвестиции в страну больше, чем в Азербайджан (281 миллионов евро против 128). Кстати, семь представителей промышленной делегации, сопровождавшей Меркель, сразу заключили с Тбилиси сделки на 193 миллиона евро. С Грузией все понятно – там канцлер уже была и еще раз протянула руку солидарности. 

Во время же первого своего визита в Азербайджан Меркель решила использовать все инструменты шантажа – согласие покупать газ и сотрудничать в обмен на демократические перемены, уважение прав человека и стремление к мирному урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе. Канцлер открытым текстом заявила, что в этом Германия очень заинтересована. Карта поставлена и на то, что после выбора нового президента Армении решение проблемы сдвинется с мертвой точки. 

Алиев хорошо услышал послание Меркель. 13 августа, прямо перед ее визитом, на свободу был выпущен оппозиционный политик Ильгар Мамедов. Кто осмелится сказать, что это просто совпадение? На пресс-конференции Алиев даже заверил Меркель, что Азербайджан успешно развивается как демократическое государство и проводит реформы. Главное – покупал бы Евросоюз газ и вкладывался в экономику, само собой. «Мы сознательно выбрали этот путь, никто не заставил нас проводить демократизацию», — в порыве вдохновения вырвалось у Алиева. Такая уверенность в себе – следствие экономической эмансипации от России. Меркель и рада стараться – ведь относительно мирная мусульманская страна, граничащая с Ираном и Россией – отличный повод для сотрудничества и расширения сферы влияния. Без оружия.

С Арменией у Евросоюза теперь тоже подписано соглашение о партнерстве. Официальный Берлин поддерживает мирное урегулирование конфликта между Арменией и Азербайджаном в рамках Минской группы ОБСЕ. Германия готова принять на себя политическую ответственность в этом вопросе, подчеркнула Меркель в Ереване. Однако и здесь краткосрочное решение проблемы не ожидается. 

И еще. В Армении Меркель все же не сказала слова «геноцид» — с оглядкой на Эрдогана, он же скоро приедет в Берлин с визитом. Однако дипломатический шпагат ей и тут удался: канцлер посадила ель в мемориальном комплексе «в духе резолюции бундестага», который в июне 2016 года правильным словом назвал «это жуткое преступление». 

Такая вот политика Меркель в отношении некоторых авторитарных правителей – оглядки и уступки с учетом своих интересов. Пока что кое-кто думает, что она проиграла. Пусть думает. 

Вот и встретились опять два одиночества.

Ангела Меркель – одиночество номер один, брошенное Америкой, преданное Австрией, Италией и Венгрией, погрязшее в противоречиях внешней политики. Владимир Путин – одиночество номер два, изолированное на международной арене с репутацией авторитарного правителя не совсем экономически сильной, но агрессивной страны с большой армией.

Нерешительность, несогласованность действий и промедление западных государств помогли России завоевать сильную позицию в сирийском конфликте. Запад сам позволил Путину начать поддерживать Асада, кстати, не видя альтернатив и не желая активно впрягаться в кризисном регионе. Любое вмешательство грозило бы жертвами и гуманитарной катастрофой. Западу этого не хотелось. Европейским странам не удалось выработать разумную стратегию и договориться с США. России удалось удержать Асада.

О будущем Сирии говорили два лидера на встрече в брандербургской провинции. Слово «гуманитарный» при этом звучало в двойном контексте: Меркель было важно предотвратить дальнейшую гуманитарную катастрофу при новом наступлении армии Асада, поддерживаемой Россией. Путину важно было заручиться финансовой поддержкой при восстановлении страны и возвращении беженцев. Он же обещал… Однако Меркель настаивает на «политическом процессе» и выборах. Ей также важно урегулирование всех условий возвращения беженцев, в том числе и имущественных. До этого никаких денег не польется. Проблема номер один.

Проблема номер два — Украина. Евросоюз начал форсировать подписание Соглашения об экономическом сотрудничестве с Украиной, зная, что играет с огнем, но привычно игнорируя позицию России (а заявление Путина было громким – про самую крупную геополитическую катастрофу в истории человечества). События в Киеве стали невольным следствием продолжавшегося наступления на восток, начавшегося после распада СССР. Путин сделал быстрый тактический шаг – Крым оказался «наш». Война на востоке Украины идет до сих пор. Запад был ошарашен и побит. Таким же он остается до сих пор – потому что войну в Донбассе, которая выгодна и российским, и украинским правителям, никто вот уже давно прекратить не может. 10 000 погибших.

Санкции Евросоюза из-за Украины остаются – хотя их цель лабильна. Ранее Меркель подчеркивала, что они не будут сняты, пока Россия не отдаст Крым – причину их вынесения. Теперь речь идет о прекращении войны в восточной Украине. Миротворцы ООН – хорошая вещь, так же, как и минское соглашение и «нормандский процесс». Однако Путин против миротворцев на российско-украинской границе. Поэтому пока что невозможно восстановить территориальную целостность Украины и выполнить один из важных пунктов минских соглашений. Некоторые немецкие эксперты считают, что хаос в Донбассе выгоден Порошенко. Сколько война продлится — неизвестно.

К тому же, позиции Германии как поддерживающей санкции на уровне Евросоюза страны ослаблены. Австрия, Италия и Венгрия могут голосовать «против», а лишь одного голоса достаточно для снятия санкций. Путин это знает – поездка на свадьбу к правоконсервативному австрийскому министру иностранных дел тому доказательство. Хороший повод указать Меркель на дружбу с ее врагом. Проблема номер три.

Газопровод «Северный поток 2» был запланирован давно и уже стоит несколько миллиардов евро. Европе и Германии нужен российский газ. России нужны европейские деньги. Казалось бы, взаимовыгодная сделка. Однако труба строится в обход Украины, которой тоже нужны деньги. Взносы за транзит российского газа были и остаются существенной статьей украинского бюджета. Германии нужно обеспечить транзит, иначе заклюют европейские партнеры, с самого начала критикующие внезапную политическую близорукость немцев, вдруг возникающую, когда речь идет об экономической выгоде. Проблема номер четыре, особенно на фоне экономических санкций Евросоюза, которые никак не затрагивают энергопоставки.

Ну и, конечно, Трамп. Его абсурдный стиль и повадки сумасшедшего нарцисса нагнали страха как Германии, так и России, хотя последняя в этом не признается. Поговаривают, что санкции США коснутся газопровода «Северный поток 2», но Ангела Меркель спокойна на этот счет. Если Трамп затронет святое, Путин расскажет всем в Америке, как он влиял на выборы — и Трампу конец, считают немецкие наблюдатели. Поэтому пока что это для Германии не проблема.

Однако Трамп грозит экономической войной, снижением финансирования НАТО, открыто выступает против поддержки целей климатических саммитов, нападает на европейских лидеров и не смотрит на политесы. Иными словами, Америка Германии больше не друг и не защитник. Полагаться на Трампа нельзя. Проблема номер пять.

Проблема номер шесть: в урегулировании международных конфликтов, которые касаются всех, на Трампа надежда плоха. Это показало соглашение по иранской ядерной программе, которое президент США отказался поддерживать. Германия и Россия как стороны договора едины во мнении, что его надо любыми силами удержать. Кроме того, России не хотелось бы потерять лавры главного переговорщика.

Иран заботит Германию и из-за его смутной роли в сирийском конфликте, а также опасений Израиля, которому ФРГ исторически покровительствует. Меркель важно, чтобы Путин поговорил с Ираном и попросил его не нервировать Израиль. Это важно и Евросоюзу. Проблема номер шесть.

Ну как в таких условиях не поговорить? Неразумно и недальновидно было бы и дальше избегать встреч. Меркель их не избегает. Как и разговоров по телефону, которых после начала украинского кризиса уже было ни много ни мало, а целых 54. После выборных процессов в обеих странах жаловаться на шаги Германии в направлении России также не приходится. Однако у канцлера ФРГ как не было, так и нет четкой концепции развития отношений с громадным соседом на востоке. Ангела Меркель по своему обыкновению движется на ощупь. Конкретных заявлений и внятных слов от нее ожидать не стоит. Вот и после встречи с Путиным не последовало никакой пресс-конференции. Это – закономерность.

Переоценивать приглашение Путина в гостевой дворец правительства ФРГ в Мезеберге также не надо. Прагматичная Меркель нутром понимает, что как-то общаться даже с авторитарными странами необходимо, но по-настоящему не знает, как. Давление на нее идет со всех сторон: оппозиция ругает за сближение с «диктатором», промышленная элита просит быть осторожнее, Трамп требует остановить «Северный поток 2», поклонники России, которых в Германии достаточно, могут повредить ей на внутриполитическом поле. Вот и получилось – то, что получилось: дипломатическое сближение без конкретной стратегии. Просто потому, что игнорировать Россию больше вообще нельзя, по каким бы причинам это ни произошло. И если угодно – да, Меркель не боится показать это всему миру.

Ангела Меркель и Владимир Путин знают друг друга давно. Дольше, чем кто-либо из лидеров других стран. 


Меркель-Путин – самый долгоиграющий тандем на сегодняшний день. Однако отношения двух лидеров никогда не были сердечными. В баню с Путиным Меркель, как ее предшественник на посту канцлера Герхард Шредер, не ходила. Путин выпустил на Меркель в 2005 году при встрече в Сочи своего лабрадора – зная, что канцлер жутко боится собак. В их разговорных контактах и даже на пресс-конференциях всегда одинаковый образ действий – холодная чопорная вежливость Меркель, и ернические подколки со стороны Путина.

 

На этот раз в Сочи Меркель, как всегда, говорила ни о чем. Ожиданий от встречи канцлера ФРГ и президента Российской Федерации тоже было немного. Если бы российские комментаторы знали, как себя ведет Меркель на пресс-конференциях в Германии, у них было бы меньше эйфории. Канцлер всегда отделывается общими фразами, говорит будто гипнотизер, повторяющий «воля – неволя – все одно», пытается затуманить и облегчить контекст. Порой надо выискывать смысл по отдельным окрашенным прилагательным, постановке фраз. 

 

Меркель в Сочи сказала о регулярном открытом обмене мнениями с Россией и стратегической заинтересованности в хороших отношениях, о том, что две страны нужны друг другу экономически и политически, о том, что им всегда удавалось поддерживать контакт – но это тоже ни о чем. Старая шарманка. Так она говорила всегда. Чем более размыты фразы главы германского кабинета министров, тем более надо задуматься о том, что она НЕ сказала. Если она не сказала ничего конкретного перед прессой – значит, они не могла сказать ничего хорошего ни по одной теме.

 

Тема «Украина и санкции Евросоюза». Журналисты таблоида «Бильд» узнали на пути правительственного самолета германских ВВС в Россию, что Меркель настроена пригрозить Путину газом (конечно, не «Новичком», о деле Скрипаля она ни слова не сказала тоже). Известно, что Германия проталкивает «Северный поток 2» вопреки Евросоюзу, который требует приостановить проект и, поскольку этого точно уже не произойдет, вправе законодательно ограничить объемы прокачиваемого газа. Пока Меркель всеми силами этому противится. Но когда-нибудь может и ослабить сопротивление.

 

«Северный поток 2» останется. Это бесспорно. Во вторник строительство газопровода было запущено. На него уже потрачено несколько миллиардов евро, причем основательно вложились все стороны, в том числе Россия и Германия. 

 

Естественно, Германии и другим странам Евросоюза нужен газ, однако немного ограничить прокачку можно. Немного ограничения для Германии принесет много потерь для России. Конечно, ФРГ не бросится исполнять желание Трампа и не приостановит проект. Тут американский президент полностью недооценивает ситуацию. Шантаж Ангела Меркель не выносит вообще. Однако Германия может покупать немного сжиженного газа и у США – в обмен, например, на обещание Трампа не вводить высокие пошлины на сталь и алюминий. Этот козырь есть в руках у Меркель. Если надо – он будет разыгран. 

 

Очень надо это Германии в связи с ситуацией на востоке Украины. Немецкие политики серьезно опасаются дестабилизации целой страны и стремятся прекратить кровопролитие. По словам Меркель, за четыре года войны там погибло более 10 тысяч человек. Канцлер знает, что минские соглашения уже не стоят бумаги, на которой написаны, хотя и повторяет как мантру, что их надо выполнять. На самом деле речь идет теперь только о контроле российско-украинской границы и об эффективном разоружении, а лишь затем о новом статусе восточных областей, который бы устроил всех. Контролировать границу можно только с помощью миротворческих сил ООН. О них Меркель вскользь упомянула – опять же, без конкретики. Было бы интересно, добилась ли она у Путина согласия пустить миротворцев на границу, а не только приставить их как охрану сотрудникам ОБСЕ. 

 

Просить у Меркель снятия санкций Евросоюза, вынесенных из-за Украины, – это стучаться в неправильную дверь. Во-первых, канцлер не хотела бы их снятия без явных подвижек по урегулированию ситуации на востоке страны. Во-вторых, вряд ли сейчас она сможет убедить Францию, Голландию, Польшу, Эстонию, Литву, Латвию и парочку других стран отказаться от своей позиции за продолжение санкций. 

 

Тема «газ и Украина». Россия все же пошла навстречу Германии – согласилась на транзит газа через эту страну. Однако речь и в этом случае идет об объемах. Если ситуация не улучшится — Германия могла бы подумать и о том, чтобы оставить Украину без поступлений за транзит, но и дальше со своей стороны снабжать ее газом по спонсированной цене. Украина уже сейчас получает газ только из Европы. Вариант существует, несмотря на то, что Трамп против. 

 

Тема «Трамп и США». Смешно и глупо ожидать, что из-за напряженных отношений с нынешним американским президентом Германия вдруг бросится в объятия России. Слишком много связывает две демократических страны с одной стороны и слишком много различий у двух других с другой. Головную боль промышленности ФРГ санкции США доставляют только постольку, поскольку немецкие предприятия страдают от них в России. Однако этого не произойдет, и это Меркель знает. Кто же тогда будет инвестировать в модернизацию российской промышленности? А сделать что-то для России в Германии по смягчению воздействия санкций она тоже не может. На явную ссору с Америкой ФРГ ради России не пойдет. Здесь возможно представить себе постепенный поворот от трансатлантической линии на восточную. Но он будет очень медленным и возможен лишь в том случае, если Трамп останется еще на один срок и не прекратит как слон бить посуду в лавке.

 

Единственная надежда сейчас – единодушное мнение России и Европы по иранской ядерной сделке вопреки Трампу. Меркель рада, что по этой теме есть согласье в товарищах. Однако преувеличивать совместную линию в этой ситуации – это все равно что при игре в рулетку радоваться, что наконец-то выпадает круглое число, уже проиграв почти все деньги. Больше этой совместной теме надо радоваться Путину, а не Меркель. К тому же, заинтересованность России в том, чтобы муллы прекратили строить атомную бомбу, тоже велика. Вряд ли можно себе представить, что она вдруг откажется от лозаннского соглашения, которое сама же некогда и презентовала  как свой большой успех. 

 

Тема «Сирия». В день встречи Путина с Асадом перед встречей Путина с Меркель министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен заявила: «Долгосрочной перспективы для мясника Асада, у которого руки в крови, не будет». Тут можно отвлечься на не особенно важную тему возвращения беженцев, как это и сделала Меркель, однако ее близкая политическая соратница по партии сказала то, что у канцлера не на языке, а в уме. А до этого спикер Меркель подчеркнул, что Германия недовольна ролей России в Сирии, хотя, конечно, нуждается в ее сотрудничестве для урегулирования конфликта при содействии ООН. Тут комментарии излишни. 

 

Меркель была бы не Меркель, если бы она выносила конфронтацию на люди. Открытой ссоры она боится и всегда по возможности избегает. Россия и Германия похожи на семейную пару, которая громогласно ссорится в кафе, но при этом под столом держит друг друга за ручки. Причина размытой позиции Меркель — отсутствие какой бы то ни было концепции развития отношений с Россией. Вместе в баню уже как-то не хочется, а существовать рядом надо. Однако Меркель открыта всем предложениям и явно показывает это. Кардинальное улучшение ситуации возможно теперь лишь со стороны России. Германия ждет конкретных шагов навстречу.  

Кто думает, что Меркель ездила в Вашингтон для обсуждения с Трампом газопровода «Северный поток 2» и для того, чтобы побороться за наш общий алюминий, ошибается. Боюсь нанести пару царапин на центристски заостренное миропонимание некоторых соотечественников, но Меркель ездила в Вашингтон, чтобы предотвратить угрожающую Европе и Америке «торговую войну», а также выход США из соглашения по ядерной программе Ирана. 


Кстати, и во время первого визита Макрона к американскому коллеге речь шла в первую очередь также об этих двух пунктах. Только позиция Франции перед лицом всемогущего трансатлантического друга иная – Макрон послал свои самолеты в Сирию, а Меркель – нет. У Франции есть такие возможности, а у Германии с отсталым бундесвером – нет. 


Поэтому и поцелуи были горячее между Трампом и Макроном. Поэтому для Трампа было важно убедить Меркель в повышении расходов на вооружение. Об этом с канцлером постоянно говорил и интеллигентный Барак Обама. Еще в его времена ФРГ обещала до 2024 года повысить свои расходы до 2 процентов ВВП. Сейчас ее расходы на вооружение составляют 1,2 процента ВВП. В 2019 году согласно поставленным при Обаме целям, они должны повыситься до 1,3 процента. А пока суд да дело, уже и Меркель переизберется, и бабушки надвое сказали. 

 

Как бы то ни было, никаких новых обещаний на сей момент Трампу из Меркель выжать не удалось. Несмотря на расхабаристый театр в преддверии первого 20-минутного разговора и 2,5-часового обеда, последующего за ним. Зря Трамп назвал Меркель необыкновенной женщиной и два раза наметил дружеский поцелуй в щеку. Ну и что? Окончательно ни ему, ни Меркель это псевдо-братание не помогло. Оба знают, что не любят друг друга. Недолюбливают. Оба знают, что партнерских и дружеских отношений никогда между ними не будет. 

 

Хотя Меркель всегда подспудно тянуло к Америке и отказать в трансатлантической дружбе Трамп тоже не может, каждому важно пробить свои цели, добиться выполнения своих задач. Трамп делает Америку снова великой, а Меркель нужно защитить свою экспортную промышленность и загасить очаг возможного напряжения в Иране. Однако для этого кому-то надо пойти на уступки. Как оказалось, ни у Макрона, ни у Меркель, несмотря на поцелуи, не было желания заигрывать с Трампом. Ну а у того нет необходимости заигрывать с ними обоими.


Европейское наступление закончилось ничем. Как говорят сотрудники из администрации канцлера, надо готовится к тому, что с 1 мая США введет штрафные пошлины на сталь и алюминий из Европы. По всей вероятности, Америка также выйдет из иранского ядерного соглашения, а потом снова наложит на Иран санкции. Видимо, с Трампом надо действовать иначе – когда посещаешь льва в его клетке, надо нести с собой не только хлыст, но и мясо. 


Меркель можно было пойти президенту США навстречу и пообещать быстрого повышения расходов на вооружение – однако партнеры по правительственной коалиции в Берлине встретили бы ее не салютом, а сильной обструкцией. Немецкие социал-демократы никогда бы не согласились тратить родной бюджет на вооружения вместо повышения социальных расходов. Да и с оппозицией в бундестаге шутки плохи. Руки у Меркель связаны, да и ноги тоже.


Поэтому канцлер попробовала, в отличие от Макрона, убедить президента США аргументами, что пошлины плохи и для Америки. Например, что эта торговая война боком выйдет также и для американских производителей. Но Трамп чужд логики, когда речь идет о сиюминутных политических успехах. Можно было бы, конечно, пообещать ему понизить пошлины на ввозимые в ФРГ американские внедорожники, о чем опять же ненавязчиво просил Трамп. Однако канцлер пошла на принцип – ей этого почему-то тоже не хотелось. Нет у нее мужества на отчаянные шаги, как у главы КНР. Тот сразу же пошел на уступки – и разрешил понизить пошлины на автомобили из США. Поэтому Китаю теперь торговая война не грозит. А вот европейцы, вместо того, чтобы совместно с американцами выступить против самой дешевой стали в мире – китайской, да и других продуктов из Поднебесной, решили пойти на принцип. 


Глупая тактика Меркель и Макрона. Ошиблись они, считая, что нерушимость трансатлантической дружбы для Трампа важнее. Серому волку своя шкура важнее. Президент США посчитал, что хватит обеспечивать безопасность Германии с Францией. Пусть сами что-то предпринимают. Большие уже. Особенно Германия должна бы раскошелиться в рамках НАТО. А то как защищать свой громадный экспортный профицит – так это Меркель может, а как открыть кошелек для расходов на вооружение – так извините? 


Пока президент США и канцлер ФРГ обменивались любезностями и аргументами, борясь каждый за наказы своих избирателей, время ускакало, и поговорить о газопроводе «Северный поток 2» они не успели. Зато согласились в том, что курс в отношении Москвы у них единый и правильный. Особенно нравится он им в отношении роли России в Сирии. Как-то все уже потихоньку поняли, что Ассаду альтернативы нет, а таскать каштаны из огня можно и российскими руками. Потом Россия пусть и за восстановление Сирии платит. Не надо только ей мешать. Очень она важный партнер в урегулировании конфликтов по всему миру.


Правда, с Северной Кореей опять же удалось урегулировать и без нее, за что Меркель не скупясь на похвалу поблагодарила Трампа, но в остальном Россия – важный партнер. Хотя все же вскользь Трамп заметил, что санкции против нее США отменять тоже не собирается. Они негативно отражаются и на Германии? «Хорошо, Ангела, мы будем постоянно обмениваться информацией об их вторичных последствиях для твоей экономики». Видимо, Меркель за три часа так утомила Трампа своими логическими аргументами, пошлинами и Ираном, что и сил обсуждать приостановление строительства газопровода «Северный поток 2» у него не осталось. Однако, как гласит немецкая пословица, отложить – не значит забыть. Трамп не забудет. 


«Президент примет решение», — как несколько раз сказала Ангела Меркель во время завершающей ее визит в США пресс-конференции. Что ж. Будет теперь ждать, какое решение он примет. 

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире