«Ты знаешь, я сейчас работаю гораздо больше, чем на воле. И гораздо продуктивнее». Друг-архитектор перевел свою студию на дистанционную работу, с самыми мрачными ожиданиями. Но все оказалось наоборот. «Ребята сидят и чертят как проклятые. Кто-то так отвлекается от одиночества, кто-то таким образом отключается от орущих детей, но мы стали в три раза продуктивнее, с гораздо меньшими затратами». Раз в день он едет в студию (перемещение по городу по рабочей надобности разрешено) проверить компьютеры. В остальное время он координирует работу подчиненных из дома по удаленному доступу. За несколько дней все проекты продвинулись невиданными темпами, и он теперь всерьез подумывает о том, чтобы отказаться от дорогой аренды студии в центре Милана, после того, как коронавирус будет побежден.

Когда сидишь в карантине, очень много общаешься. Звонки, смски, мессенджер, скайп, телефон разряжается по три раза в день. Все рутинные, многолетние привычки и маршруты выброшены в утиль, и из паники, хаоса и растерянности начинает создаваться new normal, новая реальность, в которой обнаруживается масса преимуществ. Многие знакомые преподаватели, в первые дни карантина жаловавшиеся на невозможность дистанционного обучения, спустя десять дней с удовольствием втянулись. Да, личное общение в дефиците, но зато лекции и семинары по скайпу проходят гораздо более эффективно. Никто не отвлекается, не читает украдкой телефон, материалы видны сразу всем, застенчивым студентам проще задать вопрос в чате, чем в аудитории. Плюс, лекция иногда прерывается интерлюдиями, например, когда кот профессора без спроса запрыгивает на стол и все студенты впадают в режим ми-ми-ми и начинают его виртуально тискать, создавая приятную неформальную атмосферу. Правда, рамки рабочего дня расширились до бесконечности: раньше студенты со своими вопросами должны были дожидаться на кафедре в часы приема, теперь они чатятся с преподавателем круглые сутки.

Двадцать первый век наступил внезапно. В одной из крупнейших национальных газет около месяца назад разгорелся конфликт: в целях оптимизации и реструктуризации десяток сотрудников был в приказном порядке перемещен за 700 км, из Рима в Турин, с уведомлением за две недели до начала работы на новом месте. Коллектив устроил забастовку, профсоюзы возмутились, жертвы побежали по адвокатам и судам. Коронавирус решил проблему быстро и эффективно: после того, как редакция ушла на карантин из-за заражения одного из сотрудников, выяснилось, что вполне можно делать газеты (и бумажную, и электронную), не выходя из дома, не говоря уже о другом городе.

Карантин и страх перед заразой пахнет Средневековьем, но в результате открывает дверь в будущее. За две недели Италия совершила невероятный скачок вперед, превратившись из одной из самых отсталых в цифровом плане стран Европы в авангард компьютеризации. Италия — страна стариков, что отражается и в кошмарной статистике умерших от коронавируса, который выкашивает целые дома престарелых и провинциальные городки. Любое цифровое нововведение, вроде московских карт пенсионера, немедленно отвергается со ссылкой на бабушек. Здесь много лет практически не было общественных сетей wi-fi: после 11 сентября один министр внутренних дел решил, что доступные всем сети — рассадник терроризма, и рестораны, гостиницы и университеты могли обзавестись сетью только при условии регистрации документов пользователей. В результате, до отмены этого закона аж в 2011 году в Милане было всего пара десятков сетей, в основном в холлах дорогих гостиниц и библиотеках университета. Сейчас ситуация не такая дремучая, но страна находится на одном из последних мест в ЕС по уровню распространения и использования Интернета (хуже дела только в Греции, Румынии и Болгарии).

За одну неделю изменилось все. Самое скачиваевое приложение для бизнеса – Zoom, программа для совещаний онлайн. Менеджеры и руководители принимают решения на скорости соединения с Интернетом: больше не нужно договариваться, чтобы собрать всех участников совещания в одном месте, тратить время на дорогу и откладывать встречу, потому что кто-то застрял в пробке.Правительство попросило стриминговый сервис Нетфликс временно отказаться от вещания в высоком разрешении, чтобы не загружать и без того работающую на пределе сеть. Пенсионеры научились скачивать фильмы. Домохозяйки заказывают продукты по Интернету. Дети, которые раньше таскали в школы чемоданы учебников и словарей, теперь делают уроки на компьютере. Даже снобы, не имевшие аккаунта в соцсетях, теперь сидят в видеочатах, а из онлайн магазинов пропали все бюджетные планшетники и ноутбуки. Страна оцифровалась невиданными темпами, и ей неожиданно понравилось. Выяснилось, что такой страшный Интернет предоставляет гораздо больше возможностей для работы, чем старое доброе «аналоговое» общение, и что сидящий дома работник не бездельничает на диване, в чем были уверены абсолютно все работодатели, а наоборот использует свое время гораздо интенсивнее, не отвлекаясь на бесконечные совещания, бегание по коридорам и пересуды у кофейного автомата, не говоря уже о дороге на работу и домой.

Неожиданно наступившая футуристическая утопия столкнулась, однако, с суровой реальностью государства, по-прежнему живущего в оффлайне. Система бюрократии оказалась совершенно не готова к повальной модернизации. Те же архитектурные проекты, с удвоенной скоростью создаваемые удаленными архитекторами, нуждаются в одобрении различных инстанций, которые требуют бумажную документацию, личное присутствие, долгие очереди в разных конторах и кипу печатей и согласований. Службы доставки и торговли онлайн не в состоянии быстро увеличить штаты или перенаправить временно безработных сотрудников на безконтактные участки работы: трудовое законодательство громоздкое и строгое, и направлено на минимизацию мобильности рабочей силы, разумеется, во имя защиты трудящихся. Правительство приняло мощный пакет экономической помощи гражданам и компаниям, остановившимся из-за тотального карантина, но не ввело более гибкие правила: проще пойти на большие расходы, чем переделать систему. В образовании тоже многие сопротивляются нововведениям, прежде всего потому, что при дистанционном обучении абитуриенты будут, скорее всего, предпочитать удаленные, но более качественные и престижные вузы, что поставит под вопрос само существование десятков захолустных университетов, чье единственное преимущество — близость к дому.

Итальянские соцологи и экономисты уже упражняются (разумеется, из дома) в создании моделей нового технологического будущего. Что будет, если дистанционная работа станет нормой? Изменятся рынок жилья (понадобятся кабинеты или хотя бы отдельные места для компьютера) и офисных зданий (которые опустеют), транспортные потоки и модный бизнес (для веб-совещания достаточно нацепить рубашку и галстук, не снимая треников и тапочек), но при этом повысится спрос на оффлайновые развлечения (после целого рабочего дня дома желание куда-то пойти только усилится). Насколько эти фантазии обоснованы, покажет время, но воображать новое будущее в момент, когда на улицах постоянно воют сирены скорой помощи и временная перспектива съежилась до 18.00 следующего дня, когда объявляются данные о заболевших и умерших за последние сутки — занятие в любом случае полезное и здоровое.

Всем очень хочется, чтобы кошмар закончился и все вернулось бы как было, и все согласны с тем, что после коронавируса жить как раньше будет невозможно. Изменятся санитарные нормы, правила человеческого общения, мобильность и организация труда и досуга. Изменятся география и политика, не говоря уже об экономике. Может быть — но это, скорее всего, утопия — изментся чувство ответственности каждого по отношению к остальным, на чем и построена, собственно, сама идея всеобщего карантина. Многие из этих изменений еще только предстоит понять и измерить, например, новые отношения граждан и государств после введения в самых демократически развитых странах фактического режима чрезвычайного положения с ограничением свободы передвижения и собраний. Правительство Ломбардии, например, обратилось к сотовым операторам, чтобы выяснить степень мобильности населения, несмотря на домашний арест, и результаты этого исследования приведут, скорее всего, к новому ужесточению правил передвижения. Но не факт, что все изменения будет отрицательными. Существует теория историков о том, что промышленная революция во многом была обусловлена необходимостью повысить производительность труда в условиях резкого сокращения населения после Великой чумы. Насколько дивным будет новый мир после коронавируса? Будущее тестируется прямо сейчас.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире