anna_october

Анна Федорова

13 августа 2018

F
13 августа 2018

Снобизм единорогов

Я всей душой за то, чтобы Анну Павликову и Марию Дубовик выпустили.

Но мне не нравится «Марш матерей». Мне не нравится, что состав организаторов — тусовочный и узкий. Там одни «хорошие лица», причем высшей пробы. Проверенные элитарные граждане.

Нет ни одного человека с условно другими взглядами, хотя история «Нового величия» объединила всех — и оппозиционеров, и нормальных лоялистов.

Мне не нравится, что они даже не попытались подать заявку на согласование мероприятия. Неужели трудно было? А теперь так небрежно пишут — мол, мероприятие не согласовано, ну да, но вы приходите. Это чего? Наивность или бесстрашие? Прямо как нацболы из бункера говорят, но в бесстрашие нацболов у меня как-то больше веры.

Я не уверена, что несогласованное мероприятие с возможными конфликтами принесет Анне Павликовой и Марии Дубовик больше пользы, чем вреда. Как бы не наоборот.

Я не чувствую во всей этой истории искренности и души. Идея с мягкими игрушками выглядит насквозь фальшивой. Какие игрушки? Зачем? В этой истории нет десятилетних детей. Но символом будет единорог, говорят организаторы. Из Литтл пони. Ах.

В общем, на что ни посмотри — все не так и не то.

А еще представьте себе заголовки «Драка на несанкционированном митинге в поддержку экстремистов». Офигенная помощь девушкам и мальчикам из «Нового Величия».

Я вообще сейчас с ужасом думаю, что люди из оргкомитета все это прекрасно понимают. И не девочкам они хотят помочь. Если так, то уровень цинизма у них конечно бог.

Но вы знаете, это все были цветочки. А час назад выяснилось, что эти люди НЕ ПОСОВЕТОВАЛИСЬ С АДВОКАТАМИ девочек.

То есть эти люди решили, что им виднее, как поступить в дико сложной резонансной ситуацию. Тут снова возникает вопрос.

Это что? Это глупость? Или это «плевать нам на девочек на самом деле»? Подруга говорит мне, что организаторы на самом деле добра хотели. Просто они немножко не от мира сего.

Я, может, злой гоблин, но я в глупость таких заслуженных людей не верю.

Зато я верю в снобизм и высокомерие московской интеллектуальной элиты. Им просто не пришло в голову позвонить какому-то там адвокату.

Они были заняты придумыванием единорогов и обсуждением с Дмитрием Быковым следующего важного момента: что же писать на футболках «Марша матерей» мужчинам? «Я же мать»? или просто «Мать»?

Серьезно.

Вот что еще Анна Наринская, организаторша, говорила про «Марш матерей» и его согласование:

«Нас могут послать в Выхино, а зачем нам это? Мы не несем никаких лозунгов, мы призываем всех приходить без лозунгов. Мы несем в руках игрушки, в основном единорогов. Например, мужчины, которые придут к нам на акцию (это придумал Дмитрий Быков), на футболках напишут маркером «Я же мать» или просто «Мать» в том смысле, что нам важно, чтобы эта акция квалифицировалась как материнская.»

Почему материнская-то? Потому что отцы не должны защищать своих детей? Это только материнское дело? Не понимаю, зачем тут гендерное акцентирование, оно совершенно лишнее и ненужное.

В чем проблема поехать в Выхино? Создавать девочкам проблемы на Тверской лучше, чем без проблем и в Выхино?

Почему не посоветовались с адвокатами?

Откуда берется такая непробиваемая уверенность, что они — ум, честь и совесть нации и делают все правильно?

Однажды в ледяном декабрьском Ульяновске, много лет назад, я кое-что услышала.

На фокус-группах мы говорили с людьми о смысле их жизни. Зачем вот это вот все. И выяснилось следующее.

Люди живут ради детей. Дети — это альфа и омега, ответ на все вопросы, дети это универсальная отмычка ко всем непоняткам бытия. Соответственно, человек живет для того, чтобы произвести детей, поднять детей (слово какое, заметьте), дать этим детям ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ и… все. И можно смело отправляться в компост истории, убедившись, что дети вступили в брак и произвели внуков. И вовлечены в тот же процесс.

Никакого содержания в этом замкнутом круге нет. Слова «счастье», «карьера», «самореализация» применительно к детям и к себе особо не звучат.

Этот ход мысли повторялся год за годом — десятки раз я это слышала в исследованиях и разговорах с людьми в разных городах, в разных ситуациях.

Наше общество предельно детоцентрично, а эта детоцентричность — предельно бессодержательна. Единственной внятной меткой в этом нарративе торчит ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ. Которое нужно дать детям, потому что нужно же его дать.

Это в чистом виде «воспроизводство населения». Воспроизводство населения как реально существующая национальная идея. Вот, если она нужна — берите и пользуйтесь.

Только проблема в этом, что эта идея нацию вперед не движет. Никто не говорит о том, что «дети должны жить в лучшем мире». Главное — что дети должны быть. А их единственной одобряемой целью в жизни является производство следующих детей.

Я долго думала, почему так. Может, потому, что дети — это конкретная и реализуемая задача. Ребенка может сделать почти кто угодно. Это вам не абстрактные ценности. Дети дают ощущение власти и контроля над своей жизнью — хотя это огромная иллюзия, как мы понимаем. Дети дают единственный внятный ответ на вопрос «а что ты сделал(а) в жизни». А вот же — смотрите, сидит за столом.

Парадоксально, как в чистом виде идея будущего не содержит в себе никакого образа будущего.

ФИФА попросила телеканалы поменьше показывать красивых женщин-болельщиц — в рамках трансляций с матчей.

ФИФА считает главной проблемой Чемпионата не расизм, а сексизм. И вот «в рамках антидискриминационной политики» ФИФА просит урезать количество привлекательных женщин в кадре.

ИМЕННО ТАКИМИ СЛОВАМИ И ПРОСИТ.

Ну держись, ФИФА.

Во-первых, во всем мире сейчас идет дискуссия о «красоте», и нормальные люди постепенно понимают, что вслух делить женщин на «привлекательных» и «непривлекательных» — это дно. Субъективно кто угодно может нравиться кому угодно, но вот это вещание с табуретки про стандарты красоты — устаревшая дискриминационная херня. А ФИФА на голубом глазу нам говорит: есть женщины привлекательные, а есть не очень. Мы знаем, чем они отличаются. Так что привлекательных не показывайте.

То есть если вас показали в трансляции, как вы на трибуне сидите — ура, ФИФА сочло вас достаточно непривлекательной.

Во-вторых, это какие-то полумеры. Надо женщин замотать в тряпки, чтобы не было сексизма. Что это они на трибунах полуголые сидят, объективируя сами себя. Да что уж. Давайте их вовсе на матчи не пускать для гарантии. Чтобы не усиливать проблемы сексизма.

В-третьих, как известно, весь сексизм происходит именно перед экраном телевизора. Показали зрителю в Венесуэле привлекательную женщину из России — ну все, антидискриминационная политика накрылась ведром.

Думать надо о том, что в реальности происходит. Когда женщин за задницу хватают — это плохо. Когда мешают работать спортивным журналисткам — это плохо.

А когда женщина сама оделась и накрасилась как захотела и пришла на матч — да какого черта делать вид, что ее не существует и не показывать в кадре?

Кстати, есть версия, откуда этот абсурдный лепет. Следующий чемпионат будет в Катаре вроде. Там действительно женскую свободу не уважают. Похоже, ФИФА заранее стремится подстроиться под мерочки исламской страны. И вот это настоящее зло, конечно. На словах мы все такие против дискриминации, но давайте уважать традиции обществ, в которых женщина кусок мяса и собственность мужчины.

Крупнейший сайт объявлений Avito требует писать все объявления о вакансиях в мужском или среднем роде.

Это выяснила девушка, когда пыталась разместить на сайте вакансию домработницы. Служба поддержки строго ей ответила, что никакой дискриминации по полу у них на сайте нет и быть не может, поэтому извольте переформулировать. В мужском или среднем роде.

«Домработницо? – потрясенно осведомилась девушка. – Или домраб?»

«Домработник», — сурово ответила поддержка.

2952252

2952254

Ну что ж, давайте поговорим об этом!

Феминитивы – это невероятная тема. Она вызывает у мужчин и женщин приступы неконтролируемого гнева. Люди, окончившие заборостроительный институт, моментально становятся филологами и кричат «не смейте коверкать русский язык», стоит им услышать слово «авторка» или даже «программистка».

Выражения типа «опытная программист Маша сегодня сдала проект» их почему-то грамматически устраивают.

Давайте разберемся, в своем ли праве Avito и правда ли российские законы запрещают указывать профессию в женском роде.

Вот вам выдержка из правил сайта:
«Федеральный закон Российской Федерации 19 апреля 1991 г. № 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации» запрещает размещать в вакансиях информацию, ограничивающую права соискателей по характеристикам, которые не связаны с деловыми качествами (за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами).
Не указывайте в описании вакансии прямые или косвенные ограничения или преимущества по следующим признакам:
1. Пол:
• «Набираем женщин/мужчин/парней/девушек», «требуется молодой человек»
• «Работа мужская», «женский вид деятельности»
• Наименования должностей с косвенным указанием на пол: «уборщица», «официантка», «учительница», т.п.»

Казалось бы, все по закону и Avito просто подчиняется нашему прекрасному антидискриминационному законодательству. Это даже не сарказм, на словах оно в России действительно неплохое.

Но на самом деле все сложнее. Законом запрещено указывать требуемый пол соискательницы/соискателя. Нет никакого закона, требующего указывать профессию в мужском или среднем роде.

Дело в том, что – открою вам тайну! – в русском языке любое существительное имеет род. «Врач» или «палач» — это не нейтральные слова. Это слова мужского рода. Мы просто привыкли, что мужской род является нейтральным.

Что буйный разум юристов из Avito имел в виду, когда они предлагали указывать вакансии в среднем роде – я не знаю. Не могу придумать ни одну. «Ищем светило науки», что ли?

Короче. Если бы юристы Avito были правы, указывать вакансии в мужском роде тоже было бы нельзя. Потому что это указание на пол. Тогда надо делать формулировки «ищем помощь по дому» или «программирование требуется».

Но в женском роде нельзя, а в мужском или среднем – нужно. Абсурд.

Абсурд, создающий идиотские ситуации с «домработницо» и вредный для женщин, на самом деле. Все профессии, кроме традиционно «женских», и так называются в мужском роде. Что вы представляете при слове «директор» или «руководитель»? Женщину? Вряд ли. «Хирург»? Еще более вряд ли.

Нет, это не главное, что мешает женщинам в таких профессиях. Но почему вы отказываете им в праве называться так, как им хочется? Они же не вас пытаются переименовать!

Оригинал

А давайте в преддверии дня любви и согласия поговорим о согласии! И об этике около секса.

Наблюдаю тут небольшой скандал. Поскольку все посты открытые, считаю этичным пересказать в общих чертах.

Короче, есть один более-менее известный в фейсбучных фем-кругах человек-профеминист.

Сегодня вижу пост, где девушка на него жалуется. Говорит, что без приглашения потрогал за коленку. Они общались, то есть это был не поступок по отношению к незнакомому человеку.

Потом девушка поговорила со своими знакомыми и выяснилось, что он и с ними «нарушал их границы словесно и физически».

Но после первого «нет» прекращал.

Я короче опять могу оказаться адвокатом дьявола, как много раз до этого. Но тут я подумала: разве не этого мы ждем от мужчин в рамках новой этики секса? Они могут проявить инициативу, первое сближение, но первое «нет» — и щупальца уползают обратно.

Одна моя добрая знакомая возразила мне на это: «Я лично хочу как первый пункт чтобы меня спрашивали, прежде чем трогать, целовать и так далее, а уже пунктом два — чтобы если я согласилась обниматься, а в процессе мне стало дискомфортно по любым причинам, слышали нет с первого раза. второе без первого не особо помогает».

То есть тут вопрос: надо ли спрашивать словами, прежде чем предпринять ЛЮБЫЕ действия? Придвинуться поближе, взять за руку, потрогать за коленку, поцеловать и что угодно еще? Надо ли спрашивать после первого действия о втором и далее?

Кстати, момент вербального согласия все легко проскакивают, не замечая, если всем все нравится. Если тебя взяли за руку, и тебе приятно, не возникает желания возражать: а где был твой вербальный вопрос? Ну если честно.

Я думаю так. Нормально, когда человек инициирует первый легкий физический контакт в рамках приятного общения (то есть не с незнакомым человеком в метро ггг!) — например, придвигается ближе или берет за руку. Если второй человек говорит «нет» или явно показывает, что не хочет (например, убирает руку) — щупальца надо прибрать.

А перед сексом точно надо спрашивать согласие. Во-первых, это воспитывает правильную культуру секса. Во-вторых, это возбуждает!

Ну то есть я б не хотела, чтобы мне задавали пятнадцать вопросов подряд: «а можно за руку?», «а можно за коленку?», «а можно за пятку?», «а можно поцеловать?», когда я уже явно дала понять, радостно ответив на предыдущий ход. А если я сказала «нет», то не надо ни спрашивать, ни делать.

P.S. Единственное тупое в той ситуации — это что мужчина на прощанье все равно наныл себе обнимашки, хотя ему сказали «нет», просто очень попросил обняться напоследок. Нанывать ничего не надо, это противно, жалко и асексуально.

А вы что думаете?

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире