22:08 , 13 августа 2015

Куда увозят песок ночами? Стройка элитного ЖК «Хорошевский» стала кошмаром для жителей

Новый элитный комплекс строят в СЗАО. Опустим за скобки, что он добавит дополнительной нагрузки на существующую инфраструктуру. Уже который месяц по ночам  местные жители просыпаются от грохота строительной техники. Вереницы КАМАЗов могут с полночи и до рассвета вывозить песок из котлованов  в неизвестном направлении. Песок нынче дорогой. Куда он уходит?  Некая установка (на фото красная машина), по наблюдению местных жителей, размалывает грунт и строительный мусор. Его тоже вывозят в неизвестном направлении.



Грохот стал привычным шумовым оформлением нашей жизни, пыльные облака оседают на подоконниках жителей.

Загадочное место, бывший совхоз «Тепличный». Там компания «Монарх» возводит 15 корпусов жилых домов. Еще в 2012-м году  в Тепличном выращивали овощи и цветы. Совхоз — историческое место цветоводов и огородников со времен СССР,  москвичи могли сами себя обеспечивать круглый год свежими овощами и здесь же покупали шикарные цветы. Работали здесь местные жители.



Имелась собственная пасека. Пчелы опыляли рассаду, летали  по скверу Берзарина, жужжали в цветущих липах и клумбах. В свое время на сквере подсеивали клевер и другие медоносы, все для тепличных пчел. Даже когда пчельня была разграблена и разрушена, острый медовый запах наполнял разоренное помещение.



Ощущение, что всех нас лишили чего-то важного, нужного и настоящего, заставляло сжиматься сердце. Разрушенный мирок было жаль до слез. Одного взгляда на этот разгром было достаточно, чтобы настроение безнадежно испортилось. Лет сорок, даже после развала СССР, восточная сторона неба ночами горела зеленоватым неоновым светом тепличных ламп. К 8 марта здесь всегда выращивали первый урожай огурцов. Сейчас московские чиновники взяли курс на уничтожение всего, что было раньше гордостью и лицом Москвы. Ради сиюминутной выгоды, наполнения воздухом мыльного пузыря бросовой недвижимости, пускают под ковш экскаватора то, что десятилетиями обеспечивало жителей собственной овощной продукцией.

Гораздо рентабельнее оказалось сначала под видом «укрепления фундаментов теплиц» заселить несколько тысяч гастарбайтеров, занятых на крупнейших столичных стройках.



Два года, а то и больше, продолжалась свистопляска с проживанием иностранцев со всего света. Они строили сразу несколько крупных столичных проектов, все службы города дружно закрывали глаза на этот анклав. Местные жители жаловались на непрошеных гостей, слабый пол страдал от ночных охотников. Участились случаи нападения на женщин. 




Тем временем, мне на пару  отвечали префект СЗАО Владимир Говердовский и ФМС, что проблемы нет. После повторной волны публикаций в СМИ, проблему с засильем мигрантов с трудом удалось признать.Началась медленная компания по выселению анклава из Хорошево-Мневников.



Несколько раз в Тепличный ходили делегации муниципальных депутатов. Хотя официально, анклав гастарбайтеров был выселен , там продолжали жить и строить сотни рабочих из Турции, Таджикистана и Узбекистана. «Отдай, отдай, это моя!» — подскочил ко мне некий «бригадир», и попытался выхватить из рук стопку залитых дождем бумажек. «Я нашла — значит мое! " — жестом баскетболиста-профессионала,  одним движением за спиной я передала бумаги Татьяне Логацкой. Муниципальный депутат спрятала их в сумку.  В загадочных списках были и повара, и строители, и прочий люд, завезенный сюда строить всерьез и надолго.

Но с турецко-узбекским строительством что-то не заладилось. Лично была тому свидетель,  гастарбайтеры только что из окон не выпрыгивали, когда снова увидели Татьяну Логацкую и Вячеслава Бородулина на территории.




Полчаса мы наблюдали, как бывшие работники выкидывали из окон матрасы и подушки и грузились в автобусы с вещами. Тщетно вызывали «02».



Полиция, вот совпадение, приехала на место ровно тогда, когда все автобусы отчалили.
«Вы вызывайте когда тут кто-то есть, а то что мы зря ездим, если  тут никого?» — сочувственно кивал головой участковый. Когда стражи порядка инспектировали пустые вагончики, только сторожа, да местные котята грелись на солнышке. Тогда же появились и первые котлованы, из которых явно производили выработку песка. Вечерами строители играли на дне котлованов в футбол.



В период предвыборной гонки в 2014 году мы решили нагрянуть в бывший анклав с тяжеловесом — депутатом Госдумы Виталием Золочевским и мундепом Людмилой Покаместовой. Строители  бежать они не собирались, хотя и нервничали. Документы у них, по всей видимости были. В целом уменьшилось лишь количество населяющих территорию гастарбайтеров, стало меньше вагончиков а внешне ничего особенно не изменилось. И те же самые котята грелись на крылечке. «Ну все, коты, шаурма из вас будет» — резюмировал Виталий идиллическую картину.



Между тем, на месте фавел уже поднималось в небо сооружение, до зубной боли напоминавшее апарт-отель.



Во все инстанции, от главы Управы до мэрии Москвы, отправились депутатские запросы  Золочевского. «Пожалуйста, не пишите так много запросов» — умоляли Виталия работники префектуры. «Мы не успеваем вам отвечать!» — плакались исполнители отписок.

Здесь нужно добавить, что Татьяне Логацкой отвечали из префектуры СЗАО  Прищепов и Говердовский, то  что все прекрасно, стройки нет. Затем, что «все нормально, строит ЗАО «Тепличный». Затем, зимой сюда уже пришел «Монарх». Заметим, что никаких публичных слушаний по строительству не было ни разу! Но обо всем по порядку.

Пока шла обогащающая эмоции переписка с чиновниками, в Тепличном возвели не то семь, не то одиннадцать этажей  нового здания. Это строение, как гнилой зуб старухи, до сих пор торчит на месте будущего жилого комплекса «Хорошевский».




Депутат Золочевский, человек амбициозный и настойчивый, не привыкший, чтобы его отфутболивали, решает довести тему тихого строительства до конца.

Весной мы опять снимали в изученном до последних закоулков, строительном анклаве. В эфире  ЛДПР-ТВ выходит программа, посвященная теме бывшего совхоза «Тепличный». Реакция на программу со стороны столичных чиновников была нулевой.



Каким образом, земли под сельхоз назначение вдруг перешли в фонд жилой застройки (и перешли ли вообще?). Не эти ли строительные отходы были потом спешно отгружены в Мневниковскую пойму? Ведь это совсем рядом.



Каким образом права на собственность бывших совхозных земель переходили из одних рук в другие, а фавелы гастарбайтеров вдруг стали стройкой 15-ти корпусов элитного ЖК «Хорошевский»?



Мы засняли эпический момент заселения «Монарха» на осваиваемые земли.



При нас неразговорчивые охранники пропускали строительную технику, выгружали вагончики. Время шло, настало лето 2015 года. Песчаные котлованы становились все глубже, а ночной строительный шум все ощутимее. Закон о тишине новым хозяевам явно не писан. В доме № 3 корпус 2 знакомые стали мне жаловаться, что с потолков посыпалась штукатурка, появились трещины. Соблюдаются ли какие-то технические нормы, в том числе по вибрации, чтобы «кооперативный» дом на Берзарина не разошелся по швам и не пополз под уклон? Вопросов, как всегда, больше чем ответов, тем более, что отвечать никто не спешит.

Тем временем, со стройки возник выезд во дворы жилых домов по улице Берзарина. При этом, там же, начал действовать гаражный автосервис. Жизнь кипит, машины ездят, лишая покоя местных жителей.




И реклама идет. Строится элитный комплекс, с видом на ТЭЦ-16. «ЖК находится рядом с метро «Октябрьское поле» — гласит зазывающий плакатик.

То, что  транспортная доступность в данный момент сильно ограничена, об этом никто не пишет. По метражу нового жилья в округе возникнет фактически еще один Гранд-парк. Уплотнят москвичей в СЗАО по полной: Парламентский центр, ТПУ на Новопесчаной, где опять же, планируют строить офисы и жилье, ЖК на месте хлебзавода Серебряный бор. Налетай — покупай, Москва стремительно застраивается под завязку. 

Фото: Анна Николаева, Татьяна Логацкая



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире