11:00 , 17 декабря 2014

Бенефис рептилоидов. После застройки поймы москвичам придется научиться дышать жабрами

Публичные слушания в Хорошево-Мневниках охранялись, как будто сюда должен был приехать, как минимум, генсек ООН. Оцепление из трех рядов людей в штатском, с пустыми бейджами на груди. Этим лицам без погон, но с полномочиями, жители должны были предъявлять паспорта.


Охрана даже не хотела пропускать тех, кто был за проект застройки. Удивительная у нас страна все-таки. На входе в зал устроили давку, как на похоронах Сталина.


Вы бы видели, с какой страстью, практически в рукопашную, сошлись депутат Госдумы от ЛДПР Виталий Золочевский и охранники. Костьми легли, но на сцену депутата не выпустили и выступление фактически сорвали.


Наученные горьким опытом публичных слушаний, где жители протестуют и перехватывают инициативу — зал забили работниками Жилищника, Управы, Префектуры СЗАО и прочих, работающих «на районе». Пришли переодетые казаками женщины и байкеры из «Ночных волков». Естественно, переезжать они не хотят.


«Позор! Позор!» — под свист и крики об отставке, поднимался на сцену глава Департамента природопользования Антон Кульбачевский.


Приглашенные покричать «за» застройку Мневниковской поймы сегодня практически сорвали задание. «Скажите, пока будет идти строительство, как вы собираетесь бороться с 33-мя видами насекомых в пойме?». От такого вопроса ведущий-депутат от Единой России, Семенников, просто потерял дар речи.

Спойлеры вяло работали против Сергея Митрохина и жителей Терехова, на которых, собственно, дали команду «фас».


Историческая деревня, разменявшая уже пятую сотню лет, мозолит глаза застройщикам. Жителей Терехова обзывали аферистами, уже получившими по три квартиры. Претензии, что за свои хибары настырные владельцы хотят по 80 миллионов, звучали неоднократно из уст бодрых мальчиков и девочек.


Вялые кричалки «за спорт, за спорт», прозвучали один раз, после чего спортивная молодежь покидала зал.


Непонятная женщина с айфоном часами кружила вокруг Сергея Митрохина. Не удалось выяснить у организаторов, кто был автор безымянной брошюры «Проект развития Мневниковской поймы». У агитации нет ни тиража, ни выходных данных, нет ничего кроме глупых текстов с ошибками, но ее раздавали всем на экспозиции.


Отвечали на вопросы глава ДПиООС — Антон Кульбачевский, главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, и главный инженер НИиПИ Генплана Михаил Крейстмен.
В зале сидели приглашенные гости: продюссер Игорь Матвиенко (оказывается, у него в пойме тоже свой интерес) и депутат МГД Евгений Герасимов. «Герасимов! Почему за два срока не благоустроил Карамышевскую набережную? Почему не выполняете своих обещаний?» — послышались реплики из зала, когда «робот Вертер» решил взять слово.


Список самых острых и неудобных вопросов, на которые никто из чиновников не смог дать вразумительных объяснений: во сколько обойдется строительство Парламентского центра? — Пока неизвестно. Кто профинансирует «сей банкет»? — «Ведется поиск инвестора, но не из бюджета, что вы, что вы». Сколько продлится строительство? — Никто точно не скажет, ведь пока ни денег, ни инвестора еще нет. Может пять, может десять лет. Почему не реализован проект— победитель 2012 года по экологическому развитию поймы и зачем выделяли на это более 30-ти миллионов?
Почему вдруг застройка 23 Мневниковской поймы вдруг стала называться «экологической реабилитацией» и созданием парка? Каким образом увеличение транспортных потоков (в том числе и ежедневные кортежи с мигалками) вдруг разгрузят дороги Москвы? Может быть жители, выступающие «за» строительство Парламентского центра, просто рептилоиды, дышат жабрами и им не нужен кислород?


Каким образом Особо охраняемая природная территория, где запрещено любое капитальное строительство, попадает под застройку и почему в Генплане никакого Парламентского центра нет? На это гл. архитектор Сергей Кузнецов ответил, что, дескать, Генплан актуализируем и Парламентский центр внесем. Но, позвольте, по Генплану тогда нужно будет проводить отдельные публичные слушания. Каким образом получается, что публичные слушания по застройке ООПТ происходят раньше, чем слушания по внесению изменений в Генплан?


Нет еще государственной экологической экспертизы. Нет ничего, кроме яростного желания урвать кусок московской земли под застройку. Есть только картинки, со светлым будущим, в которое предлагают поверить жителям города. Некоторые плакаты так и не рискнули развернуть, я их потом подбирала в фойе.

И не важно, что приток воздуха на запад и северо-запад столицы идет именно через Мневниковскую пойму. Не важно, что там обитают 75 видов животных и 14 видов растений, занесённых в Красную книгу Москвы. Здесь зарегистрированы 13 видов животных европейского значения, 3 вида из Красной книги РФ и 21 — из Красной книги Московской области.


«Пойма незаслуженно получила статус ООПТ» — заявил Антон Кульбачевский, похоже, что никакой разницы между парком отдыха и ООПТ он не видит. Хотелось бы внятных объяснений от главы ДПиООС, какими законодательными нормами он аргументирует столь громкое публичное заявление?

Мневниковскую пойму, как часть Москворецкого парка пока еще охраняет от застройки закон Российской Федерации. Все эти многочисленные нарушения, как рассказывали Антон Кульбачевский и Сергей Кузнецов, вовсе и не нарушения. Поправят, изменят, найдут деньги, выведут пойму из состава ООПТ и всего делов. Стройке все равно быть. Непонятно только, зачем нас тогда собрали здесь?
«Будет, будет стройка, все равно будет! А вы майданщики, вы власть ненавидите!» — кричала в экстазе в микрофон некая Тамара Ивановна и после ее криков самые стойкие жители стали расходиться по домам. На душе было скверно, слушания оставили ощущение плохого спектакля и впустую потраченного времени.
Фото: Анна Николаева


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире