11:15 , 11 мая 2020

Как терновый венец оказался в Париже? Часть 10. Mos Teutonicus.


 

… «Только не думайте, что подобная судьба (останков) является чем-то уникальным»…

 

Итак, Людовик IX Святой умер во время Восьмого крестового похода в нечистых землях мусульман; дабы предать останки родной освященной земле, тело разделяют на плоть и кости, долго вываривают, внутренности помещают в урны и хоронят в разных местах; после канонизации Святого фрагменты скелета расходятся «святыми мощами» до последней фаланги, до последнего обломка малейшей косточки, от Европы до Америки.

 

«Никогда тело ни одного короля не было столь измельчено, рассеяно и разделено, как тело Святого Людовика».

 


Реликварий содержащий предполагаемый фрагмент запястья Людовика Святого. Базилика Сан-Дени, Франция

 

Сегодня удивительно (отвратительно) читать про вываренные кости, про изъятые кишки, про вырезанное сердце… брр… Однако для современников Людовика Святого ничего удивительного и отвратительного в том не было. Тому даже было своё собственное название дано: Mos Teutonicus. Дословно перевести с латыни, получается что-то вроде «тевтонский (немецкий) обычай». Термин появивился в XII веке, хотя сама практика «Mos Teutonicus» задокументирована ещё в X в.

 

Искусство мумификации покойников было утрачено и напрочь забыто с римских времён. Бальзамирование применялось, но редко и неэффективно. Бальзам и необходимые специи стоили дорого, тело сохранялось всего несколько (не много) дней. К началу крестовых походов проблема встала остро: погибшие и умершие средь басурманских далей крестоносцы желали быть погребёнными дома. Но дом далеко. А на улице жарко. Очень жарко. Очень-очень жарко.

 


Средневековая миниатюра.

 

Вот тогда и придумали «Mos Teutonicus» – «процедура более гигиеничная, дешёвая и практичная».

 

«Первыми бальзамировщиками во времена крестовых походов были повара и мясники, умеющие вскрыть каркас и выварить его; хирурги-цирюльники – эксперты в препарировании; и аптекари, имеющие в своём распоряжении необходимые ароматы и вещества».

 

Различают два типа Mos Teutonicus: двучленное (bipartition) и трёхчленное (tripartition). Тело, соответственно, разделяют (delaceratio corporis) на две или три части: сердце и туловище или сердце, внутренние органы и туловище. Случалось порой (как мы видим с Людовиком Святым и его сыном Филиппом III), что тело удостаивалось и «кватро» расчленению: сердце, внутренние органы, кости, плоть. Каждая часть захоронена в особом месте (в случае с Филиппом III (Philippe III, 1245-1285) плоть отправили в собор города Нарбонн (Cathédrale Saint-Just-et-Saint-Pasteur de Narbonne), внутренности – в аббатство de la Noë в Номандии, кости – в королевскую усыпальницу Сан-Дэни (Saint-Denis), а сердце вручено попечительству личного духовника, Якобу Парижскому (Jacobins de Paris).

 

Практику расчленения и мульти-захоронения запретил Папа Бонифаций VIII в 1299 или 1300 году (Boniface VIII, ок.1235-1303). Телесной целостности ради: а то как же во время второго пришествия из гробов восставать?

 

Короли династии Капетингов предусмотрительности Бонифация не внемли. «Расчленёнку» возобновили. Уже не из соображений «гигиены» и «практичности», отнюдь, но тщеславия и гордыни ради. Чем больше мест погребения, тем больше торжественных церемоний, тем больше этапов, где в пиетете колена преклонить. Дабы удостоиться Mos Teutonicus необходимо было «исключительное разрешение» Папы. Аристократы Франции и Англии предпочитали бальзамирование.

 


Смерть Людовика IX

 

Французская Вики описывает (безжалостно) Mos Teutonicus так:

 

«Экскарнация или «декарнизация» это процесс обработки предварительно разделённого на части (для облегчения последующих этапов) и выпотрошенного (без внутренних органов) тела усопшего, которое вываривают в котле с водой или с ароматизированном специями вином в целях отделить мягкие ткани от остального туловища. Плоть и внутренние органы могут быть захоронены немедленно или сохранены в соли (как мясо животных) для дальнейшей репатриации (возвращения на родину) вместе с костями».

 

Конец цитаты.

 

Ну и дабы завершить сию весёлую и приятную расскаку, и чтобы вы не подумали, будто я специально издеваюсь и всякие гадости рассказываю одних гадостей, а не Истории, ради, процитирую моего любимейшего Мориса Дрюона (Maurice Druon) и его великолепных «Проклятых Королей» (Les Rois maudits).

 

Дело происходит вокруг смертного ложа Карла де Валуа (Charles de Valois, 1270-1325). 16 декабря 1325 года.

 

«…Валуа продолжал:

 

– Я завещаю похоронить тело мое в Францисканской церкви в Париже, между гробницами двух моих первых жен…

 

(…) – Item [так же (лат.)] я хочу, чтобы сердце мое было погребено в том городе и месте, которые подруга моя Маго де Сен-Поль (жена на тот момент) изберет для своей гробницы, и чтобы внутренности мои покоились в аббатстве Шаали, в силу права делить тело мое, права, дарованного мне святейшим отцом нашим папой в булле…

 

На мгновение он запнулся, вспоминая дату, которая выскочила из памяти, затем добавил:

 

– …изданной ранее.

 

Как гордился он этим, даваемым лишь королям разрешением расчленять свой труп, как расчленяют святые мощи! Он требовал, чтоб к нему относились как к королю даже в могиле. Но теперь он думал о воскресении из мертвых – последнем прибежище тех, кто стоит на пороге смерти. Если то, чему учит религия, верно, то как произойдет его воскресение? Внутренности — в Шаали, сердце там, где пожелает Маго де Сон-Поль, а тело в парижской церкви… Неужто ему придется восстать перед Катрин и Маргаритой с пустой грудью и животом, набитым соломой и зашитым конопляной нитью? Вероятно, все произойдет иначе, но человеческий разум не мог представить, как именно»…

 

Конец цитаты.

 


Страшный суд. Воскресение из мёртвых. Люка Синорелли, / Luca Signorelli, 1445-1523

 

Ну а если кого вдруг удивляют средневековые затеи похоронного ритуала, предлагаю взглянуть на времена не столь отдалённые и вполне цивилизованные. Вот, например, место захоронения сердца Шопена. Собор Святого Креста, Варшава. Сам композитор похоронен на кладбище Пер-Лашез (Père Lachaise) в Париже. Сердце лично завещал замуровать в одной из колонн варшавского собора.

 

Прочие примеры из того же ряда можете привести здесь сами…

 


Базилика Святого Креста, Варшава.

 

С местом захоронения сердца Людовика IX Святого не всё так просто, как с сердцем Шопена.

 

Мы помним, Людовик IX умер 25 августа 1270 г. в Тунисе. В результате династического спора (за главенство во власти), его внутренности и плоть были переданы Карлу I Анжуйскому, брату усопшего. Кости и урна с сердцем достались наследнику-сыну, Филиппу III. «Тело почившего монарха оказалось «политической ставкой» между юным Королём и его дядей».

 

«Карл Анжуйский, будучи заодно королём Неаполя и Сицилии, предлагает похоронить Людовика IX в своём королевстве Сицилии – это совсем рядом (см. Атлас Мира). Филипп настаивает на репатриации в родное королевство Франции. В итоге сошлись на компромиссе: внутренности и плоть будут переданы Карлу, который захоронит их в аббатстве Монреаля (Monreale, город в провинции Палермо на Сицилии), а кости Филипп III довезёт до Франции и захоронит их по традиции в Сан-Дени».

 


Церковь Монреаля получает реликвии внутренние органы Людовика IX.

 

Так испокон веков все и заучили строго: cердце Людовика Святого – в усыпальнице французских королей, в cоборе Сан-Дени. Однако в 1848 году, в Святой капелле, непосредственно за алтарем, где находились некогда Святые Реликвии (Терновый Венец и фрагмент Истинного Креста, ради которых, собственно, Святая капелла и построена, это я так, напоминаю), был обнаружен таинственный оловянный «сосуд», в форме сердца, 27 см в высоту, 27 см в ширину. Внутри сосуда учёные обнаружили останки человеческого сердца. Кому оно принадлежало и как попало в святую святых Франции?

 

В XIX веке находка вызвала ожесточённые споры и дискуссии. Одни историки утверждали, что, без малейшего сомнения, это и есть сердце Людовика Святого, другие – что никак нет. Аргументы первых мне (и далеко не только мне одной) представляются убедительными. Так что в ожидании анализа ДНК поврем в версию номер один. И восстановим в воображении дела давно минувших дней…

 

На картинке: изображение обнаруженного в Святой капелле «сосуда», выполненное одним из реставраторов, Феликсом Дюба’н (Félix Duban). Помещённое внутри сердце было бальзамировано ароматами и обёрнуто в вощённую ткань – широко применяемая в XIII веке практика.

 


 

Вообразим: далёкий треклятый Тунис, испепеляющее солнце, невыносимая, плавящая кольчуги, тело и мозг жара, песок… Повсюду песок… И повсюду жара. Нещадная. Беспощадная. Не скрыться нигде, ни на миг. Одежда липнет к телу, песок скрепит на зубах, песок в глазах, в ушах, в волосах, песок раздирает потное тело… В полевых шатрах находиться попросту невозможно… В армии северян-крестоносцев бушует эпидемия дизентерии (или тифа). Северяне-крестоносцы мрут.

 

Людовик IX умер 25 августа 1270 г. (не от тифа или дизентерии, если верить последним данным, но от цинги – нехватка витамина С). Договор о мире с тунисским эмиром подписан через два месяца, 30 октября 1270. Процессия, сопровождающая останки (кости и сердце) почившего Короля, поднимается на корабли 11 ноября 1270. В Париже французы окажутся только 21 мая 1271 года. Девять месяцев со дня смерти!!! Вы понимаете теперь, зачем нужны были все эти отчаянные Mos Teutonicus?

 

В скобках: похоронная процессия, пересекшая всю Италию и Францию, от Сицилии до Парижа, прибыла в столицу в самом отчаянном составе. Гроб Людовика IX сопровождали ещё четыре гроба: его сына, Жана Тристана (Jean Tristan), умершего за несколько дней до короля, королевского капеллана Пьерра дё Виллебеон (Pierre de Villebéon), зятя Тибо Шампанского (Thibaud de Champagne) и юной королевы Изабелль (Isabelle d’Aragon 1247-1271). Последняя, жена Филиппа III, была беременна и упала с лошади при переправе через реку, что повлекло преждевременные роды, шестимесячный ребёнок умер почти сразу, Изабелль чуть позже… И зачем они жён за собой таскали? (ответ известен, но отвлекаться не будем).

 

Трагедия происходившего, однако, не помешала святости Людовика воссиять с новой силой. Ещё при жизни благочестивого суверена за ним были зафиксированы случаи исцеления больных, квалифицированные как «чудо». По пути траурного кортежа из Туниса в Париж таких чудес случилось много. Церковь немедленно признала два на Сицилии, два в северной Италии, и ещё оно у подхода к Парижу. В самом соборе Сан-Дени чудесных исцелений происходит уже столь великое множество, что приходится выставлять специальные наряды служб порядка, хоть как-то упорядочить толпы страждущих. 4 августа 1297, всего 27 лет после смерти, что чрезвычайно «преждевременно», католическая церковь провозгласила канонизацию короля-чудотворца под именем Святой Людовик Французский.

 

На картинке, сверху вниз: французский флот с останками Людовика IX (костями) прибывает в Неаполь, столицу Королевства обеих Сицилий (Royaume des Deux-Siciles). Король Неаполя и Сицилии – брат Людовика, Карл Анжуйский. Кортеж, во главе с новым королём Франции Филиппом III, следует за ракой с мощами, проходит по узким и людным улицам. Поверх Филиппа III статуя Святой Екатерины Александрийской, одной из покровительниц города. Больные пытаются пробраться сквозь солдат дабы дотронуться до чудотворной раки. В правом нижнем углу – слепой обретает зрение. На двух медальонах внизу: внос раки в церковь и молитвенное бдение братии. Подобных этапов по пути было много.

 


Книга фактов Людовика Святого. Национальная библиотека Франции.

 

В конце-концов процессия добирается до Парижа. Гроб с останками Людовика IX сперва выставлен в соборе Парижской Богоматери. 22 мая 1271 происходит торжественная церемония захоронения в соборе Сан-Дени.

 


Филипп III вносит в Сан-Дени мощи своего отца. Картина из коллекции Сан-Дени, XIX век.

 

Между священниками Сан-Дени и парижским духовенством существовала острейшая конкуренция. Первые весьма ревниво и ревностно относились к своим привилегиям «Королевской Усыпальницы». Столь ревниво, что приблизившуюся к аббатству похоронную процессию монахи не пустили. Заперли ворота. Заперли ворота перед похоронным кортежем короля!!!! В сопровождении нового короля и всей королевской семьи!!!! Как посмели?! – А так. Заметили в свите епископа и архиепископа при полном церемониальном облачении, то есть приготовившихся «принять останки Святого Короля». «Чего монахи не могли стерпеть… Епископу и Архиепископу было приказано пойти переодеться и чтоб они не вмешивались в высочайшую церемонию», — записал сконфуженный очевидец. После некоторого противостояния епископ и архиепископ подчинились.

 

К чему я всё это рассказываю? – Ну, во-первых, продемонстрировать «их нравы». А ещё, чтобы поведать об эпизоде, послужившим впоследствии одним из «аргументов» в споре об идентификации анонимных мощей, обнаруженных в Святой капелле в 1848 году.

 

Так кому могло принадлежать забальзамированное сердце, спрятанное в специальной, сокрытой от глаз нише позади Большого реликвария алтаря Святой капеллы?

 

Многие исследователи утверждают: никому иному, как Людовику IX Святому! Кому же ещё? Кто другой мог быть удостоен подобной чести?

 

Да, но как попало сердце будущего Святого в тайник Святой капеллы? Почему нет ни малейших упоминаний о том в средневековых хрониках? Почему ни на крышке, прикрывающей тайник, ни на сосуде с мощами, не указано никакого имени? Почему?… Много почему.

 

Не стану вдаваться в подробности дискуссий. Вам, наверняка, неинтересно. Но уж дабы закончить с рассказкой.

 

Потайная ниша в Святой капелле – очевидно – была спроектирована и осуществлена ещё во время строительства здания. Впоследствии вырубить полость там, где она есть, было бы невозможно чисто технически. Святую капеллу велел воздвигнуть Людовик IX. Уже при жизни его почитали за святого. Человек глубоко и искренне верующий, набожный, возведший Францию в ранг «наиважнейшей» европейской страны, даровавший Франции главные Реликвии Христианства и тем самым неимоверно поднявший престиж государства, собираясь, вдобавок, в свой первый (Седьмой) крестовый поход – мог ли Людовик завещать похоронить его сердце в лоне, так сказать, своего детища? Святая капелла освящена как раз незадолго до отбытия Людовика в поход. «Мог ли он желать высшей награды и высшего блаженства»? – Да! Конечно! – отвечают одни. Но почему без имени? – вопрошают другие. – А разве возможно смеренному христианину царапать своё бренное имя в присутствии Орудий Его Страстей? Ну а то, что в современных хрониках не осталось ни следа о столь значительном акте, так это именно потому, что настоятели официальной королевской усыпальницы Сан-Дени ни за что бы с тем не согласились! Вспомните сцену у ворот аббатства в день торжественных похорон Людовика.

 

Такая вот, предположительно, складывается история. Верные соратники короля, следуя его воле, тайно захоронили сердце в предварительно подготовленном «секрете», где оно (как пишут) и находится до сих пор…

 

То был краткий пересказ многочисленных споров разнообразных учёных мужей. Подождём анализ ДНК.

 

На картинке: Хор Сент-Шапель. Святые Мощи были выставлены в апсиде позади алтаря, в Большом реликварии, выполненном между 1239 и 1248. Сосуд с останками анонимного сердца был найден за алтарем, под Большим реликварием.

 


Миниатюра Парижского псалтиря, сокровищница Сент-Шапель с 1335 года, Париж, Библиотека Арсенала

 

И напоследок не вошедшая в предыдущую болтовню и абсолютно неуместная картинка: Людовик IX Святой вершит правосудие под «священным» дубом во дворе замка Венсен (Vincennes). Я, честно, не знаю, как мне эту картинку привязать ко всему вышеизложенному, потому никак не привязываю. Просто так. Иллюстрация на тему, какой на самом деле Людовик хороший был. И как он всего заслужил.

 


 

Да, Людовик IX превратил Францию из архаического, раздробленного образования в практически современное государство, модернизовав административные, финансовые, юридические органы, возвысил «престиж» Франции, превратил её в одно из наиболее могущественных государств средневековой Европы, etc etc. Это все признают, и я уже сто раз написала. Здесь обратим внимание исключительно на дуб.

 

В коллективном сознании французов с молоком (чернилами) первой учительницы по истории впиталось: «Святой Людовик под дубом вершит правосудие» . Таких картинок множество. И цветных, и чёрно-белых, и лубочных, и вполне художественных. И дуб действительно был. В замке Весен (Vincennes). Людовик этот замок очень любил. И действительно зачастую сидел под дубом. Народ свободно мог подойти к Королю и поведать про свои горести. Подойти к королю мог любой! Однако Король лично, вопреки лубочной истине, «правосудие» не «вершил». «Не подменял собой юриспруденцию, которую сам установил».

 

Вернувшись из своего первого крестового похода (Седьмого по официальному исчислению) Людовик IX коренным образом реформировал правосудие, отменил «божий суд» (см предыдущие рассказки) и – главное – провозгласил «презумпцию невиновности». «Никто не может быть лишён своих прав без установления вины и без процесса». Это было провозглашено ещё в 1256-ом году (см. Великий Королевский Указ / Grande Ordonnance /– фундаментальный и весьма новаторский текст). «Людовик IX искусно комбинировал исполнение своей божественной власти суверена с земными институтами власти. Он почитал правосудие своей первой обязанностью».

 

«Он почитал правосудие своей первой обязанностью». Эх, всем бы такого короля….

 

На на сей бравурной ноте с Людовиком IX Святым заканчиваем и переходим к следующей эпохе…

 


Святой Людовик с Нищенствующими Братьями перед Святыми Реликвиями (Истинный Крест, Терновый Венец и Победоносный Крест).

 


Чудесные исцеления в Сан-Дени. Книга фактов Людовика Святого. Национальная библиотека Франции.

 

P.S.

 

Список 22 Реликвий, уступленных Святому Людовику последним императором Латинской империи, Балдуином II:

 

1. Терновый Венец. 2. Фрагмент Истинного Креста. 3. Кровь Христа. 4. Фрагмент пелёнки младенца Христа. 5. Другой фрагмент Истинного Креста. 6. Кровь, выступившая на изображении Христа. 7. Цепь. 8. Мандилион (Спас Нерукотворный). 9. Камень Гроба. 10. Молоко Девы Марии. 11. Копьё Лонгина. 12. Победоносный Крест. 13. Пурпурный Плащ. 14. Трость (на которой подносили губку, намоченную уксусом). 15. Губка. 16. Фрагмент Плащаницы. 17. Полотенце, которым обтирали ноги Христа. 18. Посох Моисея. 19. Фрагмент головы Иоанна Крестителя. 20. Голова Святого Власия. 21. Голова Святого Климента. 22. Голова Святого Сименона. Откуда я вяла этот список уже не помню.

 

Продолжение следует…

 

Предыдущая часть здесь: http://alena-nevsky.com/saint-louis-reliques-ludovic-sviatoy-moshtshi-9/

 

А самое начало тута: http://alena-nevsky.com/sainte-couronne-christ-epines-sainte-chapelle-1/

 

ОРИГИНАЛ: http://alena-nevsky.com/mos-teutonicus-saint-louis-10/


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире