14:18 , 01 мая 2020

Как терновый венец оказался в Париже? Часть 4


«Вход Крестоносцев и Константинополь». L’entrée des croisés à Constantinople ou La prise de Constantinople par les croisés. Eugène Delacroix. 1840

Продолжение отсюда

Итак, апрель 1204 года. Крестоносцы у стен Константинополя. Приведший их сюда Алексей IV Ангел убит. Алексей IV обещал огромное вознаграждение. Узурпатор Алексей V Ангел обещанного платить отказывается. Крестоносцы захватывают город «мечом и огнём». Рушат, насилуют, грабят.

Особенно грабят.

Из предыдущей рассказки про «всякие там империи», помним – Византия на протяжении многих столетий (с IV-V века) является «главной» «Владычицей Мирскою» всей западной цивилизации. В «Новый Рим», Константинополь, стекается всё, что есть «ценного» и «важного». Здесь сосредоточены неимоверные богатства, как чисто материального, так и духовного плана. Наиболее ценные реликвии Христианства тоже здесь.

«С самого создания мира, — восхищался хроникёр Четвёртого крестового похода, Робер де Клари (Robert de Clari), — никто не видел, никто не завоёвывал столь великого богатства, ни во времена Александра (Македонского), ни во времена Карла Великого; и я не думаю, что сорок самых богатых городов мира обладали бы стольким же великолепием, сколько находим здесь». Ему вторит другой хроникёр, Жоффруа де Виллардуэн (Geoffroi de Villehardouin): Здесь дворцы в пятьсот комнат, «все покрытые мозаиками». Здесь богатейшие соборы, церкви и монастыри. «Нет ни одной колонны в городе, чтоб была не из чистого мрамора, порфира или драгоценных камней».

И далее в хрониках читаем: «Не было ни одной церкви не разграбленной и не осквернённой крестоносцами». Иконы разбивали, золотые и серебряные предметы (часто высочайшего художественного значения) плавили на монеты. Монашек насиловали в монастырях. Стариков избивали. Младенцев убивали. «Опьянение кровью и золотом застило умы».

Великая награда «победителям»: три дня на разорение города. Крестоносцы (а чаще всего это грубые провинциальные мужланы) ввалились в город «уничтожая всё живое на своём пути».

«Не было в истории большого преступления против человечности, чем Четвёртый крестовый поход».

Очевидцы рисуют красочные картины «Крестоносцы в действии»:

Hagia Sophia — Собор Святой Софии Премудрости Божией – святая святых Византии. На патриаршем троне «в позе триумфатора», восседает проститутка и вопит непристойности. Другие проститутки «получают почтение» от крестоносцев-франков, «разбивающих большой иконостас». «Внутрь собора осквернители, жаждущие добычи, затаскивают ослов, дабы нагрузить их золотом реликвий».

В другом соборе Христово Воинство «обливает кровью святые столы и вместо жертвы Агнца Божьего тащат людей, как баранов, чтобы отрубить им головы» (митрополит Эфез Жан Мазаритес / Éphèse Jean Masaritès).

Библиотеки сожжены. Античные бронзовые статуи переплавлены на металл. Столетия истории и культуры уничтожены.  

Всё во имя «Славы Господа, Папы и Империи».  

Рассказывать можно долго.  

Всего, как подсчитали, крестоносцы с венецианцами награбили в Константинополе на 900.000 марок серебром. Венецианцам отдали причитающиеся им 150.000 (в оплату за как бы доставку армии крестоносцев до Святых Земель, см. предыдущие рассказки). 50.000 получили крестоносцы. Ещё 150.000 опять же разделили между венецианцами и крестоносцами. Оставшееся «было в тайне сохранено некоторыми рыцарями».  

Другие «некоторые рыцари» поспешили с награбленным покинуть «поход» и вернуться восвояси. Оставшиеся принялись делить Византийскую Империю между собой. Так появилась «Нововизантия» тех времен – Латинская Империя (Imperium Romaniae). 1204-1261 (помните исчезнувшие годы из рассказки про Византийскую Империю?).

Среди уничтоженного и сворованного – множество ценнейших реликвий Христианства. Среди сворованного, в том числе, как утверждают некоторые исследователи, Туринская Плащаница. Но о Плащанице расскажу как ни будь в следующий раз (я, к слову, буквально месяц назад ездила в Турин и Плащаницу собственными глазами видела). Пока остановимся на новоявленной Империи и её императорах.


Взятие Константиноволя. Якопо Пальма Младший.

Реликвии Церкви Богородице «При Маяке».  

Остановимся немного на новоявленной Империи и её императорах.  

Первым императором новоявленной Латинской Империи (Imperium Romaniae, 1204-1261) был избран Балдуин I Фландрский (он же: Бодуэн VI де Эно, граф Фландрии под именем Балдуин IX Фландрский / Baudouin Ier, Baudouin I de Flandre,. Baudouin VI de Hainaut, Baudouin de Flandre et de Hainaut, Baudouin de Constantinople).

Последним императором Латинской Империи оказался Балдуин II де Куртене (Baudouin II de Courtenay).  

Эфемерная «Нововизантия» оказалась образованием слабым и гибельным. Денег «латинским императорам» вечно не хватало, и они постоянно занимали у богатых венецианцев. Венецианцы, будучи торговцами и банкирами искушёнными, просто так денег, понятно, не давали. Давали под заклад. Что могли закладывать самозванцы-императоры? – Правильно, то, что не успели своровать и вывезти, что не успели, или не смогли, переплавить и истребить. Например, многочисленные реликвии.  

Так последний латинский император, Балдуин II де Куртене (Baudouin II de Courtenay, 1217-1273), заложил венецианским банкирам Святой Терновый Венец Христа.  

А Людовик IX, будущий Святой, этот венец у венецианских ростовщиков выкупил. И велел доставить в Париж. И ради Тернового Венца велел построить Святую Капеллу буквально во дворе своего Королевского Дворца. С фотографии которого я начала когда-то эту бесконечную рассказку. И ради которого так долго и нудно вам тут всякое никчёмное постороннее повествую…  

Заплатил Людовик IX за Терновый Венец 135.000 ливров. Постройка Святой Капеллы обошлась в 40.000 ливров. 135 тысяч ливров – это более половины годового дохода всего королевства. Людовик IX был настолько свят, что не пожадничал столь колоссальной суммой за венок из сухих веток терновника?

Да, Людовик IX был человек чрезвычайно набожный и религиозный (см. предыдущие рассказки). Но тут дело, думается, было не только и не столько в набожности.  

Реликвии в те не слишком славные времена являлись предметом престижа. Или дохода. Каждая церковь пыталась заполучить хоть крупицу от частицы хотя бы чего, лишь бы паломники шли и денежку несли. Каждое уважающее себя государство etc. пыталось приобрести реликвии поважнее, собственного величия и значимости ради. В Париже XIII века таких «важных» реликвий не было. В отличие, например, от Рима (Плат Вероники) или того же разграбленного Константинополя, где наиважнейших христианских реликвий было множество. В том числе: фрагмент Истинного Креста, Святой Мандилион (плат с Нерукотворным Образом Спасителя), (по другим версиям — Плащаница, которая ныне Туринская), Копьё Лонгина, Посох Христа, Святой Гвоздь, Святой Керамидион, частицы Сандалий Христа, Плеть Его Бичевания, часть Надгробного Камня, десница Иоанна Крестителя etc. Всё последнее перечисленное хранилось в «императорской» церкви Богородицы Фара («τοῦ Θάρου» / «При Маяке»), находившейся в непосредственной близости к жилым покоям Большого Императорского Дворца (Μέγα Παλάτιον / Méga Palátion). «Церковь предназначалась для повседневной литургии в присутствии императора и его семьи, для торжественных служб в определённые праздники (…). В церкви хранились различные украшения для убранства Хрисотриклина (золотого тронного зала) в дни приемов иноземных послов. Главные святыни храма были связаны с почитанием Спасителя и, учитывая использование храма для коронации императоров, напоминали о близости к Нему василевсов».

Запомним. Реликвии Спасителя «напоминали» о близости к Нему императоров.

Буквально пару слов про Большой Императорский Дворец (Μέγα Παλάτιον / Méga Palátion). «Главная резиденция византийских императоров с IV по XII в., в средние века одно из крупнейших в мире средоточий христианской культуры и искусства. Находился в восточной части города, рядом с собором Святой Софии и ипподромом; представлял собой сложный комплекс парадных и жилых зданий, дворов, портиков и храмов, которые вместе образовывали особый дворцовый район Константинополя. В настоящее время почти полностью разрушен». Французская Вики замечает: «Большой Дворец в Константинополе более напоминал Московский Кремль, нежели Версаль».  

Церковь Богородицы Фара, Слава Богу, разгрому, грабежу и осквернению не подверглась. За что следует благодарить лично Бонифация I Монферратского (избранный, ещё в 1201 году, «предводитель» Четвёртого Крестового Похода). Бонифаций успел занять зону Королевского Дворца и не допустил вандализма. Один из французских крестоносцев называет Церковь «При Маяке» — Святой Капеллой. Провидец…  

Убережённые сокровища достаются новоизбранному Императору новоявленной Латинской Империи, Балдуину I Фландрскому. И его приемникам. Которые, вечно нуждаясь в наличности и укреплении собственной власти, как было сказано выше, все сокровища и разбазарили. Дарили «сильным мира сего» или попросту продавали… Людовик IX Святой моментом воспользовался. Во славу Франции. Опустевшие соборы и дворцы Ромейских Василевсов пришли в упадок и исчезли. От «Святой Капеллы» Константинополя не осталось и следа. Зато в Париже появилась своя Святая Капелла и стоит по сей день…  


План Большого Императорского Дворца в Константинополе.

  Поскольку Четвёртым Крестовым Походом, надеюсь (надейтесь!) мучать вас завершаю, предлагаю напоследок парочку карт. Здесь зелёным цветом: Направление 4-го Крестового Похода и Венецианская Республика после 4-го Крестового Похода.

 

К вопросу — кому выгодно?  

Помните, именно венецианский дож (очень старый, 95 лет на момент действий, и почти слепой), Энрико Дандоло, повёл Крестоносцев на христианских конкурентов вместо басурман поганых…  

Ещё хорошая карта. Я там всё по-русски подписала. Разглядывайте!  

  Предыдущая часть здесь  

Самое начало здесь

Продолжение следует.  

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире