07:09 , 18 февраля 2016

Лютеция «времени упадка» Римской Империи. Париж. Скоро столица…




Продолжаем разговор. Отсюда.

Процветала рождённая в смешанном браке галло-романская Лютеция ровно два с половиной века (примерно). Удачное местоположение на пересечении важных торговых путей (разумеется, какой город без этого?) и удобства для римских легионеров делали город хоть и слишком важным, но всё-таки заметным. К концу II века Лютеция связана со всеми главными дорогами римлян, здесь проживает около 10.000 жителей на площади в 100 гектар. Могущественная корпорация судовладельцев контролирует речную и морскую торговою по Сене и её притокам, распространяя своё влияние на всю Галлию. «То была база коммерции и обмена между Лютецией и всем античным миром». Основа благосостояния.

Увы, в середине III мирному благополучию приходит конец. С севера и востока «набегают» варвары (Алеманны и Франки). Римляне воюют, Паризии скрываются на остров Сите. Открытый левый берег Сены защите не подлежит. «Великолепные сооружения» и добротные дома превращаются в «карьеры строительного материала», камни Форума и Арен Лютеции идут на строительство мощной крепостной стены вокруг Сите. Островная Лютеция становится «бастионом» (хотя некоторые поселения на левом берегу всё ещё сохраняются).


На картинке: положение дел в середине III века.





Сосредоточившись на Сите, город потерял три четверти своих площадей, но всё-таки не исчез. Являясь важным перекрёстком торговых и водных путей, Лютеция приобретает значение «опорного военного пункта» северной Галлии. Здесь стоят римские гарнизоны и римская боевая флотилия. Юлиан II (Отступник, Flavius Claudius Julianus Augustus 331/332 — 363) останавливается здесь в 360 г. и пишет в своих записках: «Дорогая Лютеция и ясные её воды» (примерно так). Чуть позже, 365-366 гг, местом своей временной резиденции выбирает Лютецию и император Флавий Валентиниан (Flavius Valentinianus, 320/321 — 375). В некоторых источниках можно прочитать, будто «местом стоянки» римских императоров был не наш с вами Дворец острова Сите (с которого начали нынешнюю рассказку), но «Дворец Терм» (там, где теперь «Термы Клюни», «Le palais des Thermes»). Однако другие авторы уверенно заявляют: «Нет! Королевским Дворцом был и оставался именно Дворец Сите»! Спорить не будем. Но ради красоты изложения согласимся с последними….


Примерно в это же время название «Лютеция» постепенно уступает наименованию «Город Паризиев» (Civitas Parisiorum). Дабы превратиться вскоре в краткое – Париж (Paris). И примерно в это же время язычество окончательно уступает Христианству.


Первым епископом Парижа (Лютеции), традиционно и безоговорочно называют Святого Дионисия. 250 год. Папа Римский (по преданию) послал Дионисия с сотоварищами в Галлию распространять Слово Божие. Дионисий обосновался в Лютеции. Язычники римляне схватили, пытали, и на горе Монмартр обезглавили. 9 октября. То ли в том же 250 году, то ли в 272. Название «Монмартр» можно перевести как – «Холм Мученика» (Mons Martyrium). Или же как «Марсов Холм» (Mons Martis). Или «Холм Меркурия» (Mons Mercori). В римские времена здесь находилось два римских храма – один в честь Марса, второй – в честь Меркурия. Именно поэтому, как говорят, Дионисия и отвели сюда дабы голову отрубить. Согласно агиографии Святого, Дионисий поднял отрубленную голову, омыл её в источнике и пошёл с головой в руках (или под рукой) на север, по той дороге, что ныне названа «Улица Мучеников» (rue des Martyrs). Через шесть километров, дойдя до римского поселения Катуллиак (Catulliacus), Дионисий передал свою голову благочестивой женщине из римской аристократии по имени Катулла (Catulla). После чего упал замертво. На месте смерти Святого возвели часовню-мавзолей. Современные археологи подтверждают: уже в галло-римские времена здесь действительно находилось кладбище. В 475 году, покровительница Парижа, Святая Женевьева, велит выстроить над могилой Святого церковь. Превратившуюся впоследствии в усыпальницу французских королей и могущественное аббатство Сен-Дени (ныне наиболее «неблагополучный» пригород Парижа, жуткий Saint-Denis)... А первого документально «засвидетельствованного» эпископа Парижа звали Victorinus (Victorin), 344-346.



На фото: Святой Дионисий на портале Собора Парижской Богоматери.





313 год. Император Константин I (сын Святой Елены, Constantin I, Flavius Valerius Aurelius Constantinus, 272 – 337) издаёт Миланский Эдикт, чем прекращает преследования христиан, провозглашает «свободу культа» и, собственно, возводит Христианизм в ранг государственной религии. Париж становится резиденцией епископата. В истории Парижа начинается новая эра. Но не так скоро, не так скоро…



На картинке: голубой цвет – христианские области Римской Империи при Константине + портрет самого Константина.





Пятый век. Римская Империя «времени упадка» медленно, но неизбежно приближается к своему закономерному концу. В Галлии римский magister militum (военачальник), Эгидий Афраний Сиагрий (Ægidius, Aegidius Afranius Syagrius; ? — 464) пытается всеми силами защитить северную провинцию против варваров. Оставленный и/или непризнанный собственными единоплеменниками, Эгидий «на собственный счёт» принимает борьбу с Вестготами, побеждает при Орлеане (463 г), но в итоге погибает от рук «романизированного» германского генерала Рисимера (464 г.). Сын Эгидия, Сиагрий (Afranius Syagrius; 430-487) оказывается «последним сколько-нибудь влиятельным римским полководцем, а также последним римским наместником в Северной Галлии. Именно после его гибели можно говорить о полном крахе римской государственности в Западной Европе». В битве при Суассоне (Soissons) в 486 г. побеждает предводитель франков Хлодвиг (Clovis I, Chlodovechus, 466? – 511). Всё. Теперь судьба Парижа решена окончательно и бесповоротно. Хотя, опять же, не так скоро, не так скоро…


Продолжение следует…


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире