anevskaya

Алена Невская, журналист

13 июля 2017

F

 

Узнав про галлов уже, кажется, больше, чем сами галлы про себя знали, вернёмся теперь назад, к заглавному вопросу о правопреемственности между Галлией до галло-римского периода и Францией сегодня. И попробуем ответить на вопрос: а откуда вообще взялось расхожее (во Франции) и ставшее мемом: «Наши предки галлы»? Начиная с упомянутого в самых первых строках сей долгой рассказки ресторана «Nos Ancêtres les Gaulois», до недавнего заявления бывшего президента Франции, Николя Саркози, вызвавшего бурю негодования и протестов: «Как только становишься французом, наши предки — галлы».

 

На картинке подписи: «Как только становишься французом, наши предки — галлы». – «Когда становишься русским – тоже» (на мешке можно угадать надпись: «волшебный элексир»).

 

Критики скандального заявления Саркози предложили экс-президенту поучить историю и посмотреть на карту современной Франции, со всеми её заморскими территориями. «Можно подумать, что это говорит не бывший президент, но глашатай Ле Пен»! То есть, назначать себе во Франции в предки галлов — «это националистический выбор». В плохом смысле слова «национализм». Такой вот плохой и безграмотный выбор. Разумеется, в геноме современных французов галльская составляющая присутствует. Хотя и не у всех. Но, главное — современная Франция, по своему государственному устройству, по правовому кодексу, по культуре, по языку наконец – наследница именно Рима, а никак не деревушки бравого Астерикса. «Что осталось от галльского прошлого? Несколько кельтских топонимов, несколько слов в бытовом лексиконе, несколько хозяйственных изобретений, что-то в натуральной фармакологии. И, конечно же, пейзаж» (современный французский историк Bruno Dumézil).

 

Про пейзаж мы уже сто раз говорили. Вернёмся к наболевшему. Как же и когда галлы оказались в «предках» французов? И за какие такие заслуги?

 

Сперва припомним матчасть.

 

«Нравы галлов во времена Цезаря были само варварство… Надо, как сказал Вольтер, отвести глаза от тех ужасных времён – стыда природы». Статья «Галлы» в знаменитой энциклопедии Дидро (Denis Diderot, 1713 – 1784).

 

И немного детских учебников (просуществовавших, напомню, до послевоенных школ):

 

«История Франции в рисунках и наблюдениях» / Histoire de France par l’image et l’observation directe.

 

Резюме в подписях под картинками: 1) Наши отцы, галлы, жили в лесах Галлии. Они были высокими, сильными, храбрыми и воинственными. 2) Они любили охоту, рыбалку, пиры и войну. 3) Их священнослужители назывались друиды.

 

Другой учебник. Автор – «отец школьной истории», Эрнест Лависс (Ernest Lavisse, 1842 – 1922):

 

Подписи к картинкам: 1) Галльская деревня. – Состоит из убогих хижин (до Р.Х.). 2) Человеческие жертвоприношения, совершаемые друидами, галльскими священнослужителями. 3) Галлы в походе. – Галлы шагают беспорядочно. 4) Галльский город во время римлян (4 век после Р.Х.). 5) Богатый галльский дом во времена римлян (4-5 века после Р.Х.). 6) Римляне в походе. – Римляне маршируют в стройном порядке.

 

И ещё учебник: Убогая хижина vs галльский город галло-римских времён:

Эрнест Лависс. «История Франции. Начальная школа». 1913 г. / Ernest Lavisse. Histoire de France. Cours élémentaire. Armand Colin, 1913

 

Подпись к картинкам: «Вот городская площадь. Вы здесь видите красивые здания с колоннами. Фонтан льёт свою воду ночью и днём. Этот город – это галльский город. Вы должны быть удивлены увидеть такой красивый город в Галлии, поскольку вы только что видели дом галлов совсем нищий и жалкий… Двое мужчин остановились, чтобы поговорить. Они одеты в платья. Эти мужчины – это галлы. Они совершенно не похожи на того человека, кого вы видели рядом с его лачугой, готового уйти на охоту… Дети идут в школу. Они серьёзны, как маленькие мужчины, и хорошо одеты. Это маленькие галлы, а, как я вам говорил недавно, маленькие галлы не ходили в школу… Что же случилось? – Случилось то, что римляне стали хозяевами в Галлии после победы Цезаря… Римляне умели многое, чего галлы не знали и не умели. Но галлы были очень умными. Они научились делать всё то же, что и римляне… И они выстроили красивые города. Они стали одеваться, как римляне. Дети стали ходить в школу, чтобы научиться читать и писать, чтобы выучить арифметику и многое другое».

 

 

Резюме (всё из той же книжки):

1) Наши отцы, галлы, жили примерно так же, как живут сегодня дикие племена.
2) День, когда галльский священник обрезал омелу, был самым большим праздником в году.
3) Римляне, под предводительством Цезаря, напали на Галлию.
4) Верцингеториг, шеф Галлов, мужественно защищал свою страну, но был побеждён в битве при Алезии.
5) Римляне становятся хозяевами в Галлии. Они научили Галлов многим вещам. В Галлии были выстроены красивые города.
6) В те времена Галлия становится христианской страной.

 

Вот так и жили.

 

 

Сегодня вызывает немало удивления, почему же себе в предки французы выбрали столь диких неотёсанных варваров? Зачем столь настойчиво вбивали в головы своим детишкам и самим себе, будто галлы были столь примитивны и, яко дети малые, неразумны? – «Писать Историю – это делать политику»! Истина стара. Безмолвные (не имевшие письменности) галлы оказались идеальными предками! Прям как слепо-глухонемой капитан дальнего плавания – законный муж. Можно приписать всё, что угодно, подогнать под любой исторический момент. Сам Верцингеториг, с тех пор, как о нём вспомнили, кем только не выступал: и главный национальный герой/борец с чужеземными захватчиками, и коллаборационист, и гений, и полный бездарь. Революционерам 1789 оказался необходим более демократичный предок, нежели Церковью Помазанный на Престол Хлодвиг Первый. Или «Троянские Цари», так же записанные в прямые предки средневековыми монархами. Нужен кто-то свой, республиканский. Нужен? — Пожалуйста! Картина называется «Защита Галлии Верцингеторигом». Написана, правда, чуть позже революции, но буквально со слов. Галлы голые, но гордые.

 

«La défense des Gaules par Vercingétorix». Théodore Chassériau. 1853 г.

 

Расцветший буйным цветом национализм XIX века также требовал единого и неделимого предка. То, что галлы были почти единой нацией исключительно на страницах Цезаря, а на деле и в жизни бесконечно воевали между собой бесчисленными разрозненными племенами, настоящего идеолога смущать не должно. Национальный герой-объединитель? – Вот он! Во всей красе! Верцингеториг! Большой, красивый, с усами. Пусть и проиграл, но с каким достоинством! Из трёх слов Цезаря о сдаче гордого галла, народная мифология вывела великолепную картину, где Верцингеториг гарцует перед Римским Императором на коне во всеоружии, и лишь потом высокомерно сдаётся. На самом деле, разумеется, очередной фейк (историческое заблуждение). Не мог побеждённый враг предстать пред имперские очи вооружённым. Оружие к ногам Цезаря, кто-то принёс, да, но вряд ли столь помпезным образом…

 

«Верцингеториг  бросает своё оружие к ногам Цезаря в 56 г. до н.э», Лионель Руайе, 1899 г. /  «Vercingetorix jette ses armes aux pieds de Cesar, 56BC», Lionel Royer , 1899

 

Помимо насущных нужд национализма (государство – нация, в отличие от королевства), необходимо было решать и горестный вопрос униженного самолюбия. Проигрыш в войне заклятым врагам германцам (война с Пруссией 1870-1871) гордыми потомками Астерикса переживалась тяжко. Потеря Эльзаса и Лотарингии нарушила «естественные границы» государства (по некоторым заявлениям французских патриотов, «естественными границами» были горы и реки, Рейн включительно), а это больно. Пример героической борьбы простого галльского народа против куда как более могущественного противника просто обязан был внушить надежду. Да, галлы проиграли, не могли не проиграть. Римляне цивилизованные и хорошо вооружены, а галлы, хоть и гордые, хоть и смелые, но всё-таки примитивные дикие варвары. Проиграли. Но! — проигрыш этот обернулся победой! Стремительно оцивилизировавшись под мудрым руководством римлян, галлы сами стали совсем как римляне – вершина цивилизации. Помните песенку? «Я совсем итальянец»

 

На картинке написано: «Аве Цезарю! Добро пожаловать нашим любимым захватчикам»!

 

«Надо сказать, это (римское) господство не было ни тяжелым, ни притесняющим, но скорее благотворительным для наших предков. Блестящая цивилизация не замедлила развиться промеж них. Бескрайние леса, которыми была покрыта (их) земля были выкорчеваны. Выросли большие города, и до сих пор мы можем восхищаться руинами великолепных памятников, которыми эти города были украшены». (Жорж Дюри, «Краткая популярная история Франции», 1881 год / Georges Duruy, «Petite Histoire Ppopulaire de la France», 1881 год).

 

На картинке:  — Именем Юпитера и Тутатиса! Я сказал, что я требую короткие волосы и тогу! Мы галло-римляне!!! — Но я так мёрзну повсюду, Шеф!

 

Учебники всеобщей обязательной бесплатной начальной школы переполняются морализующими картинками. В «элитарном» лицее (для тех, кто мог себе позволить учиться долго), или в частных католических школах, дело обстояло иначе: там галлам таки не удалось свергнуть франков Хлодвига и потеснить «Старшую Дочь Церкви», Францию, из прародителей. А для «простого народа» история преподносилась просто: римляне-благодетели, усердные понятливые галлы. Вместо дремучих лесов – плодородные равнины, вместо болот – вспаханное поле, вместо тропинок – вымощенные дороги, вместо жалких лесных поселений – великолепные города, вместо дольменов (которые Обеликс носил) –изящные памятники, вместо соломенной хижины – каменный дом, вместо шкуры – тога, вместо дикарских лохм – короткая стрижка. И дети пошли в школу! Спасибо римлянам за это!

 

 

«Поражение при Алезии оказалось животворящим». Универсальное утешение. Бессмысленная бойня 1914-1918 гг. породит бесчисленное количество мемориалов, где невернувшийся домой солдат навсегда склонит свою потерянную голову к плечу отеческого галла. Лучше всего к плечу самого Верцингеторига. «Твоя жертва была не напрасна». Будто то бы…

 

 

Героический пример непримиримого галла, до последнего отстаивающего свою землю от чужеземного нашествия, должен был возбуждать боевой дух французских солдат. Надо отомстить! И за тех, и этим! Родина-мать не забудет…

 

 

Подлый «Режим Виши» тоже приберёт к рукам безотказного «Прародителя». Умейте проигрывать с достоинством и начинайте строительство нового светлого будущего! Под чутким руководством нового просветлённого хозяина. Вот ведь Верцингеториг проиграл, и вывел тем самым наших предков на верную дорогу цивилизации! Посмотрите, сколько достоинства в лице стоящего по стойке смирно юного француза. И как устремлён его чистый взор в великое прекрасное будущее. Под мощной родительской рукой…

 

Афиша. «Франция навсегда. Стройки юности».

 

Вот даже такая «прелестная» книженция в 1942 году выйдет. «От Верцингеторига до Петена. Дар самого себя (самопожертвование)» (прям как «от Адама до Путина»). Ключевые слова: «Формирование национального и патриотического сознания»… (что-то мне всё это напоминает)…

 

«De Vercingétorix à Pétain : le don de soi-même». 1942.

 

Непобедимая деревня гордого и хитрого Астерикса появилась на свет в 1959 году. Свежая память о капитуляции и о Виши раздражала и мешала вкусить «Славное Тридцатилетие» (послевоенный период стремительного экономического роста и появление многочисленных электрических бытовых благ). Французы с удовольствием узнали себя в смешных, но отчаянных предках. Каждый сам себя в Астериксе, разумеется. Но и соседи весьма правдиво выведены! Всё. «Наши Предки Галлы» и никаких сомнений!

 

 

А уж сколько шедевров рекламы образ национального героя породил!!!!

 

Реклама какого-то ликёра. «Галльский Эликсир».

 

«Керосин класса люкс».

 

Ну и знаменитые сигаретки для настоящих мужчин! «Французский вкус»!

 

Хотя, конечно, не реклама сигарет главное. Курить вообще вредно. А вот что оказалось весьма полезно Империи Наполеона III и последующей Третьей Республике колониальной экспансии, так это образ завоевателя-просветителя. Продвигая и расширяя свои колонии по Африке и прочим частям света, французы, понятное дело, творили исключительно добро. Несли, так сказать, луч света в тёмные царства.

 

«Французские колонии: прогресс, цивилизация, коммерция»

 

«Господа, надо говорить громко и прямо! Надо открыто говорить, что, действительно, высшие расы имеют право относительно низших рас. Я повторяю, у высших рас есть право, потому, что у них есть обязанности. У них есть обязанность цивилизовать низшие расы». Жюль Ферри в речи 28 июля 1885 (Jules Ferry, 1832-1893, политический деятель, министр просвещения, министр иностранных дел, премьер-министр).

 

Почтовая открытка. Западная Африка. Судан. Школа для детей французских колониальных новобранцев.

 

«В целом, наши предки галлы были дикарями столь же мало развитыми, как и, на сегодняшний день, многие негры в Африке».Но в один прекрасный день колонизаторы и колонизуемые вполне способны слиться в одну счастливую семью, как то случилось с галло-римлянами. «Сегодня, когда французские или английские солдаты борются против негров в Африке, они всегда побеждают, потому что у них оружие лучше. Так же в точности, римские солдаты, захватив Галлию, должны были победить, поскольку они были гораздо лучше вооружены… С тех пор как (Верцингеториг сдался) галлы стали подчиняться римскому правительству, так же, как арабы Алжира подчиняются правительству Франции… Французы знают больше вещей, чем арабы Алжира; так же римляне знали больше вещей, чем наши предки галлы… Два века спустя, галлы и римляне перемешались и объединились; галлы стали римлянами». Учебник Истории для младшей и средней школы. 1904 год (Gustave Hervé et Gaston Clemendot, Histoire de France: cours élémentaire et moyen, Paris, Bibliothèque d’Éducation); (правда, уже на следующий год именно этот учебник запретят как «пропаганду», но я точно не знаю «пропаганду» чего именно; вскоре тот же автор, Gustave Hervé, антимилитарист и антиколониалист, напишет другой учебник, многажды переизданный).

 

На картинке: французский стяг в Конго.

 

«Начиная с Возрождения и Третьей Республики, галлы были инструментом всевозможных мифов и служили «национальным романом» (патриотическая версия истории). В зависимости от эпохи, интеллектуалы, эрудиты, монархи, историки, политики сочиняли свои речи о прошлом Франции, в котором галлы играли вполне определённую роль». Вполне определённую роль, в зависимости от нужд времени и места.

 

Кровожадные дикари, буйные варвары, примитивные лесные жители в современном изложении предстают дисциплинированными воинами, прогрессивными аграриями, искусными металлургами, высоко образованными учёными и мудрецами, обладающими чуть ли не наиболее развитой цивилизацией древнего мира. «Не сотвори себе нового кумира»!Галльская цивилизация, без сомнения, была совсем не такой, как о том думалось совсем недавно, но, «повторяя без устали, что галлы были цивилизованными-цивилизованными-цивилизованными, мы подсознательно «возводим» их до римлян и создаём себе новый миф». «Интерес галльской цивилизации не в том, что она хуже или лучше римской, но в том, что она была другая».Ну да. Меряться цивилизациями не будем. Но настырно повторим: Франция – не наследник «Свободной Галлии». Галлы – не «наши предки». Современная Франция куда как в большей степени наследница галло-римского прошлого, нежели эпохи разрозненных кельтских племён. Унаследовав основы именно римской цивилизации, Франция стала тем, чем стала, вобрав в себя множество иных племён и народов, помимо населявших её когда-то кельтов. Римская цивилизация, в тех или иных проявлениях, существует, можно сказать, по сей день, а вот галльская растворилась во времени. И, да, это всегда завораживающе и трагично, следить за исчезновением цивилизаций. «Уж сколько их упало в эту бездну»…  А мне ещё печальнее расставаться с полюбившимися и ставшими родными галлами, но, увы, пора поставить точку и не написать «продолжение следует»…

 

О временах, что последуют после независимой и гордой Галлии, поговорим в рассказках следующих . Не скоро.

 

Продолжение следует…

Предыдущая часть здесь, а самое начало тута.


ОРИГИНАЛ

 

P.S.
«В самом далёком прошлом есть поэзия, которую надо влить в юные души дабы укрепить в них чувство патриотизма. Заставим их любить наших предков галлов и леса друидов (…) всех наших героев прошлого, пусть даже укутанных легендами, поскольку это несчастье, что наши легенды уходят в небытие, что у нас больше нет сказок… Такая страна, как Франция, не может жить без поэзии»… Эрнест Лависс (Ernest Lavisse, 1842 — 1922). «Словарь педагогики и начального образования». 1887.

 

А некоторые так и до сих пор сказки за Историю почитают…

 


 

По-французски «Галлия» пишется «Gaule», произносится «Голь». И таки да, «Голь» на выдумки хитра!

 

Про галльские изобретения.

 

Поскольку речь в предыдущей «главе» зашла о бочках и матрасах, поговорим об «изобретениях галлов» отдельно. Кое что я уже упоминала, но тут соберём воедино. В том ассортименте, как о том пишут современные французские источники (не всегда абсолютно достоверные, надо признать).

 

Древние авторы (Плиний, например, Plinius Maior / Гай Плиний Секунд / Gaius Plinius Secundus, ≈23 — 79 гг. н. э.) тоже признавали: именно галлы придумали всевозможные «колёса и машины», широко используемые римлянами. Раньше Рима научились делать стекло и тончайшего ювелирного мастерства изделия из него. Ярко крашенные ткани, столь ценимые римской аристократией. Каски с защитой для щёк и кольчугу. Придумали золотить и серебрить сбрую лошадей. Etc, etc. Не всё, наверное, правда, но попробуем перечислить. Без претензий на всеохватность перечня.

 

Сельское хозяйство.

 

— Про «зерноуборочный комбайн» уже поговорили вчера.

 

— Бочка. С обручами. Про неё тоже говорено. Она предмет простой. И никуда не денется! Широко применялась для хранения «cervoise» (галльское подобие пива, см. ниже). Удобнее амфор, поскольку сама крепко на земле стоит и можно использовать многократно (в противоположность одноразовым амфорам).

 

— Металлический сошник (?) (хочется показаться умной и знающей много слов, но это не так, сельскохозяйственная, как и многая иная, терминология мне не ведома). Короче, металлический наконечник сохи (а по-французски называется «soc», от галльского слова «succo» — «свиное рыло»; то есть взрыхляет землю, как свинья своим рылом свиным)

 

— Коса. Как она есть. С металлическим лезвием и деревянной палкой. Палок археологи скорее всего не нашли, а вот лезвие из долины Луары датируется III в. до н.э. (кажется, самое старое из найденного).

 

— Серп. Ну что ту сказать? – Серп как серп. Вот такой:

 

А мне похвастаться непреодолимо хочется. У меня тоже серп есть. Не сказать, что прям с тех давних героических времён, но что-то галльское в нём всё-таки имеется. Прикуплен на «гаражной» (по-французски «чердачной») барахолке в крошечной деревушке региона Овернь (Auvergne). То есть ровно на родине самого Верцингеторига!

 

На картинке: мой гигантский серп. Пачка сигарет (да, они у нас тут теперь все такие гаденькие внешне) для масштаба.

 

Серп был прикуплен сразу после приобретения вот такого приспособления.

 

Как-то у себя на странице в facebook я предложила народу угадать, что это такое. Суждения поступали самые разные и неожиданные, от приспособления для закупоривания бутылок шампанского, до механизма для вскармливания гусей на «фуа-гра». На самом деле это просто такая «кобура», что овернские косари вешали себе на пояс, помещали вовнутрь пучок свежей травы, немного толкли траву металлическим бруском-точилом (на фото рядом), дабы трава сок дала: о мокрое точило коса быстрее точится. То есть эта непонятная фигня, это просто «ножны» для точила. Теперь всё это богатство живёт у меня дома, без малейшей пользы по хозяйству, надо сказать. Сущей красоты ради…

 

Гонка вооружений. Или военные изобретения.

 

— Кольчуга. III в. до н.э. Но это давнее заблуждение. Что, как говорят, правда — римляне переняли кольчугу у кельтов и сделали ей всемирный «промоушен». Скорее всего кольчугу придумали этруски в IV в. до н.э. Хотя и не слишком понятно, зачем римлянам надо было заимствовать кольчугу у кельтов, если этруски и ближе, и древней? Но я вам по французским источникам «изобретения» перечисляю, так что как-то так получается…

 

 

К прочим путаницам с кольчугой следует добавить, вероятно, путаницу в языках. Французы на своё «cotte de mailles» (кольчуга) переводят, похоже, слишком широкий ассортимент обмундирования. И так во французских книжках появляются «в кольчугах» — «вероятно из бронзы» — чужеземные завоеватели в Египте 1650 года до н.э. Или Давид с Голиафом. Про Египет не скажу (хотя «бронзовая кольчуга», то есть колечки из бронзы – нонсенс), но про библейских героев написано (если верить моим еврейским друзьям) «שריון קשקשים». Что можно перевести как… Лучше один раз увидеть («чешуйчатая броня»):

 

 

Русское толкование точнее. Первая Книга Царств, глава 17, строка 5 (про Голиафа): «Медный шлем на голове его; и одет он был в чешуйчатую броню, и вес брони его — пять тысяч сиклей меди» (≈57 кг). (медные наколенники на ногах его, и медный щит за плечами его; и древко копья его, как навой у ткачей; а самое копье его в шестьсот сиклей железа»).

 

А это картинка из французской Библии XIII века. Голиаф. В самой, что ни на есть кольчуге.


détail du folio 27 de la Bible de Maciejowski , XIII e siècle

 

А это из той же французской Библии Давид:

détail du folio 28 de la Bible de Maciejowski , XIII e siècle

 

«И одел Саул Давида в свои одежды, и возложил на голову его медный шлем, и надел на него броню. И опоясался Давид мечом его сверх одежды и начал ходить, ибо не привык к такому вооружению; потом сказал Давид Саулу: я не могу ходить в этом, я не привык. И снял Давид все это с себя».

 

Эх, жаль на овернской деревенской барахолке кольчуги не продавали….

 

— Каски. В частности, с защитой для щёк. Уже обсудили.

 

— Металлические ножны для меча. Или «нижняя оковка ножен». «Настоящее технологическое достижение, доказательство искусности галлов в металлургии». Меч защищён лучше, нежели в ножнах из дерева или кожи. Его можно быстрее достать. Что немаловажно.

 

 

— Подкова. Железная и с гвоздями. Возможно. Возможно и галлы. А может быть и всё те же этруски. У археологов точного мнения нет. И достоверных артефактов не наблюдается.

 

 

 

Личная гигиена и комфорт

 

— Мыло. С оговоркой «lustrant». «Мыло-полироль», так сказать. Хотя тут ещё вопрос — что именно «мылом» называть? «Мылоподобные» субстанции применялись и в Вавилоне, и в Финикии, и в Древнем Египте. Но Плиний Старший сказал, что мыло изобрели галлы – значит изобрели галлы! Хотя, на самом деле, Плиний лишь написал, что галлы придумали «sapo», которым натирают волосы, и что это «sapo» бывает жидким и твёрдым, приготовленным из пепла и сала, и что мужчины у германцев употребляют его куда как чаще, нежели женщины. Ну да грязные руки тоже, судя по современным экспериментам, можно было успешно помыть.

 

 

— «Галльский цирюльный несессер». Оговаривали в предыдущих главах. Щипчики для эпиляции, ковырялка в ушах, штука для подстригания ногтей, ножницы, опасная бритва, расчёски для волос и бороды, зеркала (полированного металла), шпильки для волос… Указывать пальцем кто что именно изобрёл не станем. Согласимся с простой новаторской идеей: да, галлы не были покрыты лохматой вонючей шерстью, но совсем наоборот – были исключительно чистоплотны и аккуратны. Волосы и бороду стригли. Когда в косички не заплетали (посмотреть на картинку из предыдущего поста с лохматым галлом в кольчуге: как мудро заметил один из уважаемых читателей, эдак волосы бы промеж колечек металлических застревали бы, нестерпимо больно бы было).

 

 

 

— Ножницы. Вернее, их прообраз. Для стрижки собственных волос и баранов. Я не знаю почему французы вносят их в перечень галльских изобретений, когда сами же, но в иных местах, утверждают, будто ножницы были – скорее всего – придуманы в Египте 1500 года до н.э. Ну может галлы отдельно и самостоятельно свои ещё раз изобрели? Не будем придираться. Тем более, что французы в галльские изобретения вписывают не собственно «ножницы», «ciseaux», но «forces». С двумя концами, но без двух колец и без гвоздика посередине.

 

— Фибула (аграф, застёжка). Прародительница «английской булавки». Служила для застёгивания плащей-накидок из шерсти. И прочих предметов одежды, если приспичит.

 

— Складной нож. Галлы не галлы, но самый старый из обнаруженных складных ножей действительно относится ещё к Гальштатской Культуре и датирован VI — V веками до н.э. Найден в Австрии. Некоторые источники, правда, уверяют, будто родиной таких ножичков был Рим в первом веке уже нашей эры. Хотя вот и в Испании до римского периода их находят. А в Галлии вот такие делали (а про овернятские складные ножички я отдельно писала, без связи с галлами, но всё-таки родная Верцингеторигу Овернь).

 


Раскопки в пригороде Парижа, Bobigny, II-I вв. до н.э.

 

— «Зажигалка». Или огниво. Из стали и сплавов (железо и углерод). Обычно в форме буквы «В» для удобства применения. Плюс кремень и легко воспламеняющиеся аксессуары (трут, например). Специфичный состав «кресала», при ударе о кремень, способствует высечению добротных искр. Процесс, используемый вплоть до XIX века… Лично у меня нет уверенности, что именно галлы первыми придумывали извлекать огонь, ударяя предметом о предмет. Кажется, применение пириту (камень, серный или железный колчедан) нашли ещё за тысячелетия до появления галлов… И не даром у греков этот минерал так и зовётся, буквально: «камень, высекающий огонь»… Использовались и иные крепкие камешки…

 

 

— Матрас из шерсти. Оговаривали в предыдущей главе.

 

— Штаны (без ширинки и с тесёмочками у щиколоток). Les braies. По которым римляне даже назвали трансальпийскую часть Галлии (помните ещё начало данной рассказки? про названия?). Опять же не знаю, насколько галлы были первыми, кто начал панталоны носить. Вроде как на изображениях позднего палеолита уже можно подобие подштанников разглядеть, не говоря про достоверные штаны найденные в Китае и датированные XIII-X вв. до н.э. Может французы имеют в виду именно «браку» в отличии от тоги? Одно точно: на лошади, да по снегу, в штанах было куда как удобнее и теплее, нежели в римских юбчонках или греческих хитонах с хламидами.

 

 

— Мокасины— сандалии. Les brogues. Мастерились из единого куска кожи. Где-то даже прочитала, будто именно эта галльская обувка послужила примером знаменитым римским сандалиям, названным «caliga» (привет Калигуле) от искажённого «gallicae» — «галльский». Поверим на слово. Но не забудем, что «caligæ» (множественно от caliga) находились на вооружении римской регулярной армии начиная с эпохи Римской Республики (509 — 27 до н.э.). А глубже по столь захватывающему и архиважному сюжету мне копать лениво…

 

На картинке: галльские «brogues»

 

На картинке: римские «caligæ»

 

Жилищное строительство

 

Про «умный дом» галлов мы уже писали. Повторяться не станем. Но поговорим о замечательной «галльской стене».

 

Murus gallicus. Подробно описана Цезарем в его эпохальных «Commentarii de Bello Gallico».

 

«Все стены (крепостные) в Галлии построены, в основном, следующим образом. На землю укладываются, во всю длину стены и перпендикулярно её направлению, толстые брёвна с регулярным промежутком в два фута…». Затем перпендикулярные брёвна покрываются слоем продольных, пространство между ними заполняется большим количеством земли, укрепляется большими камнями, и так далее слой за слоем, вплоть до требуемой вышины. Получается эстетически выдержанная и непробиваемая твердыня. «Каждое бревно таким образом изолировано от соседних камнем, что надёжно укрепляет (конструкцию)… Подобного рода сооружения предлагают разнообразный аспект, не неприятный взгляду, с чередованием дерева и камней… Кроме того, (подобная конструкция) весьма практична и прекрасно подходит для защиты городов, потому что камень защищает от огня, а дерево – от разрушения стенобитными орудиями»…

 

На видео (в оригинале) – устройство murus gallicus:

 

Галль-телеком.

Опять же, не станем спорить о реальном первенстве в употреблении ора (глагол «орать»), но отдадим галлам должное: информацию они умели передавать исключительно быстро. Оря (выкрикивая) важные новости от поля к полю. Сам Цезарь был немало удивлён, когда новость о восстании и избиении римлян в городе Ценабум (Орлеан) достигла Оверни (Auvergne, где проживал наш друг Верцингеториг) за «считанные» 12 часов. А это более 300 км. «Новость немедленно распространилась по всем городам Галлии; поскольку, как только происходит у них что-то замечательное или интересное, галлы узнают об этом посредством криков через поля от местности к местности» (что ещё раз косвенно опровергает сказочку про непроходимые бескрайние леса).

 

 

На этом, собственно, с «изобретениями» и прочими достижениями закончим. И перейдём – наконец-то! – к главному.

 

Повтор пройденного материала. Или заключение (наконец-то!!!!)

 

«Галлы – не предки французов».

 

До завтра!

Продолжение следует.

Предыдущая часть здесь, а самое начало тута.

ОРИГИНАЛ

Обсудив в предыдущих главах уже, кажется, всё, перейдём к вещам конкретным. Дабы добраться, в конце концов, до самого важного — до «заключения»! И к заглавному вопросу вернуться: почему галлы — не предки французов. Но это уже в самой последней «главе», пока ещё поговорим про самих галлов. Надо же нам точно знать, кого именно нынешние французы не потомки…. Так что пройдёмся «по конкретике». Хотя бы немножко.

Про дороги.

«Все дороги ведут в Рим». Разумеется. Ещё один «достоверный факт»: Цезарь пришёл, увидел, победил и выстроил галльским лесным дикарям все их дороги. Правда не очень понятно, каким таким образом, судя по его же заметкам, Цезарь так быстро перемещался по всей Галлии, да ещё и со всеми войсками своими? Не с мачете же сквозь чащу. И как же сами галлы, о чём мы теперь прекрасно знаем, столь успешно вином запасались, или свои изделия на экспорт отправляли, если дорог не было? Не реками же едиными…

Дороги, понятно, были. Быть может, не такие «хайвеи», как у римлян, но и не козьи тропы сквозь бурелом.

На картинке: дороги Галлии.

Шикарная карта, называемая по-русски «Пейтингерова скрижаль» или «Пейтингерова таблица» (Peutingeriana Tabula Itineraria), средневековая копия римского оригинала I в. до н.э. — V в. н.э, показывает около 200 000 км дорог всей Римской Империи, и на участках, относящихся к Галлии, наравне с римскими единицами измерения, употребляет также и чисто галльские обозначения. Что косвенно доказывает существование данных дорог до прихода римлян. Хотя и одного здравого смысла достаточно, чтоб и не усомниться…

На картинке: Peutingeriana Tabula Itineraria (в оригинале — длинная пергаментная лента, 6,80 метров длины, 0,30 ширины)

Другое дело, что новые римские дороги — которые римляне действительно строили, и не мало — сыграли в галльской жизни такую же роль, как сыграла прокладка железных дорог или TGV современного периода. Если новая магистраль проходила через или рядом с тем или иным населённым пунктом — ему повезло! Если обходила далеко стороной — не повезло. Кто-то из захолустья превращался в крупный торгово-экономический центр, кто-то хирел. Некоторые города даже предпочли оставить свои старые бездорожные стены и со всеми жителями, детьми, собаками и скарбом переместиться поближе к оживлённой трассе…

...Тут у меня есть одна совершенно нескромная идейка… Если всё остальное прочее я излагаю, естественно, не из собственной головы, но перечитав, пересмотрев, переслушав массу всевозможного, то здесь осмелюсь высказать собственный «оригинальный» (по крайней мере, нигде не встречала) домысел… Помните, с чего Париж начинался, когда никакого Парижа ещё не было? Я вот здесь рассказывала. Проиграв битву римлянам, Паризии, по «никому не ведомым причинам», не стали восстанавливать свой родной город на пепелище (которое сами же превентивно и устроили), но отошли довольно-таки далеко в сторону. Примерно одновременно, на совершенно новом месте, Римляне стали отстраивать город себе, а Паризии — себе рядышком. В полной гармонии… И, помните, я вам про улицу Сан-Жак рассказывала? Которая была важным римским путём? Так вот. Вы поняли к чему я клоню. Быть может паризии попросту решили на новой римской дороге поселиться? Ещё не предполагая, какая им из того польза выйдет и до чего их эта дорога доведёт…

На картинке: улица Сан-Жак, Париж / Rue Saint-Jacques

Как именно римляне строили свои на века и тысячелетия сохранившиеся дороги, рассказывать не буду, хотя кое-кому не грех бы у них и сегодня поучиться, дабы дорогу с мостом первым же дождиком не смывало…

На картинке: римская дорога близ местечка Раон-ле-Ло (Raon-lès-Leau), Мёрт и Мозель (Meurthe-et-Moselle), Лотарингия, Франция.

Про деньги.

Деньги, в виде монет, появились в Галлии «сравнительно поздно», примерно в III в. до н.э. Первоначально ввозимые уцелевшими в чужеземных войнах наёмниками. Потом уже каждое племя принялось чеканить свою собственную монету, по образу и подобию греческих. Вероятно, эстетики ради. И в честь давних связей с древней Массалией. Монеты из драгметаллов (золото, серебро, бронза), без сомнения, циркулировали промеж кельтских племён и уходили далеко за пределы. Ещё удивительнее судьба так называемых «потин» (из грошового сплава potin: медь, олово, свинец, иногда цинк и другое). Ни малейшей ценности сами по себе не имея, «потины» применялись широко и обильно, достигая далёких земель центральной Европы. Никто не знает почему и по какой такой надобности… А вот про монеты из драгметаллов во французских источниках зачастую пишут, будто римляне, всегда завидовавшие золотым приискам кельтов, свои собственные «золотые» стали печатать лишь после завоевания Галлии. То есть у «варваров» переняли… Что-то я задумалась… А как же греческий Крёз и речка Пактол (ставшие во французском языке прономинацией «богатства», «большой суммы денег»)?

На картинке: золотая монета Крёза (Κροῖσος, ≈ 596 — ≈561/ 546 гг. до н.э.)

К 120 г. до н.э. некоторые племена производят крупномасштабную денежную реформу и ориентируют свою монетарную систему на возмужавший Рим. Массалия ещё более-менее независима, но уже не та и ненадолго. В середине II в. до н.э. римляне заключают множество «политико-торговых договоров» с кельтскими племенами (запомним это — II в. до н.э., потом пригодится вспомнить, когда о «первопроходце» Цезаре заговорим). На территории Галлии появляется новая монета — «галльскй денарий». Приравненный по весу к массалийской драхме. Что ещё раз говорит о теснейших связях двух цивилизаций — греко-римской и кельтской. К приходу Цезаря в Галлию обоюдо-понятные дензнаки стали ещё более необходимы — на службе Цезаря воевало множество галльских племён. Надо было платить повсеместно принятой и легко конвертируемой валютой (к слову, хотя и не к делу: самые богатые клады римских золотых монет находят, вплоть до сегодняшнего дня, отнюдь не на территориях бывшей Империи, но в далёких Дании или Швеции; скандинавским наёмникам, вернувшимся домой после двух десятков лет верной службы с большим мешком solidus, просто-напросто было нечего делать со всем этим богатством в «немонетизированной среде». Разве что зарыть в углу хибары, или завещать похоронить с собой).

На картинке: различные галльские монеты (потины, денарии, статеры).

Про промышленность и сельское хозяйство.

«Давным-давно Франция, наша страна, вся полностью была покрыта лесом», — заучивали поколения и поколения французских школьников. «Земля в Галлии почти не обрабатывалась». «В Галлии было мало городов, наши предки жили посреди полян». «Галлия была покрыта лесами и болотами». И леса эти были «бескрайними»... Большой учёный Анри Мартен (Henri Martin, 1810-1883), написавший страшно популярную 15-ти -томную «Историю Франции» (переизданную ещё при жизни 4 раза), сенатор и член Французской Академии, даже вывел этимологию слова «Кельт» от «Человек Леса»! Враньё (ошибочное суждение), конечно. Но ещё в 2004 году, историк, писатель, профессор, университетский преподаватель, доктор, весьма плодовитый автор всевозможных трудов, Пьерр Микель (Pierre Miquel, 1930 — 2007) писал в учебнике для средней школы: «Галльские крестьяне жили в домах из соломы посреди больших полян»... Про Астерикса с Обеликсом промолчим…

Но нет. Как уже было многажды сказано, «не наши предки галлы» не жили в соломенных шалашах посреди бескрайнего леса. Ко II — I вв. до н.э. обширные и прекрасно обустроенные фермы встречались (по местам) каждый километр, если не чаще.

На картинках: галльские фермы

Сельское хозяйство было разнообразным и развитым. Практически «интенсивным» (догадались применять навоз и прочие минеральные удобрения, большие поля монокультуры, севооборот). Сельхоз инструменты также были весьма передовыми и практически не изменились в течение столетий (тысячелетий). Галлы использовали соху с металлическим наконечником, а дабы быстрее убирать «богатый урожай» первыми придумали подобие «зерноуборочного комбайна» (ковш с зубьями на коровьей тяге; кто-то сегодня даже подсчитал: то, на что рабам римских «галер» (villae rusticae) требовалась неделя, свободный галл собирал в течение дня). Разводили стада съедобных животных. Обрабатывали огороды. На которых разве что помидоры с картошкой не росли, остальное в многообразии присутствовало. И всего этого галлы производили так много, что даже съесть сами не могли. Отправляли на экспорт.

«Большое количество животных, особенно баранов и свиней, которыми они обладают, объясняет, как они могут поставлять в столь обильных количествах (текстиль из шерсти) и солонину не только в Рим, но и на большинство других рынков Италии».Страбон (Στράϐων / Strábôn Στράβων, ≈64 до н.э — ≈23 н.э.). Считается, что Цезарь пошёл в Галлию как раз за тем, чтоб завоевать Риму галльское золото и надёжную «житницу», способную прокормить всё более и более прожорливую армию. Ну и от германцев прикрыться заодно… А о процессе «обезлесения» мы уже говорили...

На картинке: галльские пахари.

На картинке: «зерноуборочный комбайн» галлов, барельеф III в. до н.э.

Не хуже обстояли дела и в «промышленности». Железо галлов было превосходного качества, быть может лучшее в Европе той поры (про Карфаген, впрочем, тоже много хорошего говорят). Очень долго историки Франции сами себя убеждали, будто кельты умели производить лишь второстепенные, мягкие сорта металла. Оказалось — чуть ли не дамасскую сталь варили / ковали! И таких, хоть и не сильно крупных, зато повсеместных «сталелитейных производств» было такое бессчётное количество, что некоторые из нынешних авторов говорят о «про— индустрии». Из металла изготовлялись всевозможные орудия, от топоров с серпами, до декоративных финтифлюшек и хирургических тонкостей. Галльские мечи (я знаю, что периодически повторяюсь, но приходится) были нарасхват по всей Европе. Аналогично с золотом. Римляне с «завистью и восхищением» смотрели на массивные золотые украшения галлов (самого Цезаря обвиняли заодно и в том, что он завоёвывает галльские города с одной линь целью — разграбить богатейшие захоронения галльской знати). Римляне высокомерно предполагали, что золото в Галлии просто под ногами валяется, достаточно наклониться и поднять. Иначе откуда столько? У неотёсанных дикарей?! — Откуда-откуда? Не от верблюда. Из шахт. Золотых шахт (в определённых регионах, например в Лимузине) имелось очень очень много и шахты эти были самого прогрессивного устройства, порой уходя глубоко под землю. Благодаря влажности почв, в некоторых местах сохранились деревянные конструкции подземных галерей. И можно констатировать неоспоримый инженерный гений галлов. Совершенная опалубка, дренажная, насосная системы… И золото добывалось отнюдь не в банковских слитках сразу, как воображали римляне, но приходилось много и кропотливо трудиться, драгметалл из твердокаменных минералов хитроумными способами извлекать.

На картинке: внутреннее устройство одной из шахт в Лимузине

Что ещё? Соль в промышленных масштабах добывали. Важная статья экономики. Холодильников то не было. Да и вкусно. Когда коровам в корм добавляют соль — их молоко становится лучше. Когда добавляют баранам — их шерсть улучшается. Из шерсти тучных бараньих стад пряжу пряли. И умели красить ее в самые разнообразные и яркие цвета. Исключительно на натуральных ингредиентах. Есть сегодня такие чудаки, что живут сегодня реконструкцией древнего никому неведанного прошлого. И стараются воспроизвести до мельчайших подробностей жизнь «наших предков». Это они, дабы лучше понять как и что там на самом деле было, по наводкам археологов и прочих учёных, исключительно кельтскими технологиями железо льют, золото плавят, дома строят, мечи куют, еду готовят, шерсть красят… Нашли уже более сорока натуральных красителей. И сами поэкспериментировали: из папоротника получается светло-жёлтый цвет, из лука — тёмно-жёлтый, из романтичного растения «вайда красильная» (Ísatis tinctória, семейство капустные, или крестоцветные) — небесно-синий (причём смышлёные галлы догадались, что вайда без аммиака не работает — красильные ванны в натуральной моче устраивали), из вредоносных насекомых кошениль — ярко красный (кармин) выходит, из марена (Rubia tinctórum) — тёмно-красный… Ткани любили ткать в клеточку и полосочку. Шили штаны (без ширинки, легендарные braie / брака), плащи, накидки, платья и все остальное. Что опять же неплохо шло на экспорт. Мода «Made in Gaulle».

Матрасы вот ещё. Очередное «изобретение» галлов (говорят). И тоже на экспорт уходили. Весьма мягкими и удобными были, говорят. С шерстяной набивкой и войлочным «чехлом». Баранов-то много. А галлы явно любили комфорт!

Дабы всё это прясть, ткать, сеять и возделывать имелись, разумеется, все необходимые приспособления и устройства. Порой на удивление современные и изобретательные.

В чём готовить и где хранить нажитое честным трудном тоже имелось. Металлическая посуда, керамика всех мастей (ещё одна статья экспорта). Или вот бочка с металлическими обручами — очередное уникальное know-how галлов.

Амбары на «куриных ножках» оригинальные. Дабы сберечь урожай от мышей. Приглядитесь к картинке: видите, там плоские камни на пути грызунов к съестному. ¡No pasarán!

Так что не одним собирательством да погоней по лесам за кабанчиками наши галлы жили…

Про всевозможные изобретения галлов надо, конечно, поговорить отдельно. И вы уже догадались — завтра!

Продолжение следует.
ОРИГИНАЛ
Предыдущая часть здесь, а самое начало тут.


Про характер.


Легкомысленные, вздорные, высокомерные, готовые в любой миг затеять драку или настоящий бой, кровожадные, воинственные, огромные (все как один слишком большого роста и белобрысые), грубые, недисциплинированные, дикие, всё время ужасно орут и смертельно оскорбляют «того, кто напротив них, стараясь своими словами обескуражить противника».(последнее — Диодор Сицилийский (Διόδωρος Σικελιώτης /Diodorus Siculus, ≈90-30 BC).

Такая вот нелицеприятная картинка получается, если древних и не очень древних авторов почитать.

«Галлы Инсубры, и племена по соседству от Альп, обладают характером диких зверей и ростом выше человеческого. Но опыт показывает, что если при первом столкновении они кажутся превыше мужчин, на самом деле они ниже женщин. Их тела, вскормленные под влажным климатом Альп, представляют некоторое сходство со снегом». Флор (возможно Луций Публий Анней (Анний) / Lucius Publius Anneus (Annius) Florus, возможно ≈70 — ≈140 гг).

Ну да, ну да, «Теорию Климата» мы не забыли… Но не все галлы были роста «выше человеческого», встречались и вполне себе человеческие. Как не были все поголовно белобрысыми (под пером римлян), бывали и брюнеты, и шатены, и даже действительно рыжие с блондинами (помните? галлы волосы красили). Что, конечно, их «безбашенной драчливости» не умаляет.

«Кельты, порой, во время их застолий, организовывают настоящие дуэли. Всегда вооружённые во время их собраний, они устраивают подобие битвы и дерутся понарошку, но иногда случается, что ранят друг друга и тогда, раздражённые, если их не остановить, могут дойти до убийства». Посидоний (Ποσειδώνιος, ≈ 135 — 51 гг. до н. э.).

А в общем и целом, по мнению Гая Юлиевича Цезаря, галлам были присущи два главных порока: 1) feritas — свирепость диких нецивилизованных племён; 2) vanitas — кичливость, бессодержательность, недомыслие.

Ну да ничего. Варвары, они и есть варвары. Как дети малые. С ними надо просто-напросто правильно обходиться, подучить немного, повоспитывать, глядишь — и выйдет толк. «Скорые до баталий, в остальном простые и без лукавства. Будучи раздражёнными, собираются толпой и бегут на битву, без разума, без малейшей осмотрительности, так, что легко погибают под ударами тех, кто пожелал употребить против них стратегию. Действительно, если их спровоцировать, когда угодно, где угодно, под первым попавшимся предлогом, они готовы бравировать опасностью, вступая в бой, не имея ничего, кроме их силы и их отваги. Если с ними действовать убеждением, они легко предаются полезному труду, вплоть до прилежания в науках и образовании. Их сила заключается, в частности, в их росте и в их множестве. Если они с такой лёгкостью собираются в большом количестве, это объясняется их простотой и личной гордостью; благодаря этим качествам они всегда солидарны с тем, кто им кажется жертвой несправедливости… Сегодня, по правде сказать, они все живут мирно, покорённые, под началом римлян, которые их победили. Но мы их характер можем представить по их прошлым временам и по тем правилам поведения, что до сих пор существуют у германцев». Страбон (Στράϐων / Strábôn Στράβων, ≈64 до н.э — ≈23 н.э.).

На картинке: «Во времена галлов. Дерущиеся галльские дети».

Титульный лист учебника начальной школы XIX — XX вв. Histoire de France. Ernest Lavisse.

Про женщин.

Зато про «галлиек» (или галлчанок?) античные авторы пишут с большим уважением. Даже восхищением. Только галльским жёнам под силу усмирить чересчур воинственный и безрассудный пыл своих мужей. Они способны разрешить любые спор и тяжбу. Хуже того: галльский муж + галльская жена = страшная сатана. «Женщины у галлов почти все такого же роста, как и мужчины, с которыми они могут соперничать в отваге». Диодор Сицилийский (Διόδωρος Σικελιώτης /Diodorus Siculus, ≈90-30 BC). Женщины сопровождают мужей на войне, следуя за ними в телегах (Полибий / Πολύβιος / Polybius, ≈206 — ≈124 до н. э). А уж если жена встала за плечом и начала подавать патроны — галл непобедим! Аммиан Марцеллин (Ammianus Marcellinus, ≈330/332 — ≈397/ ранее 400 гг. до н.э.) весьма красноречиво описывает, как целая «воинская часть» никак не может победить одного единственного галла «если он позвал на помощь жену».

«Характер галлов воинственный и высокомерный до чрезмерности. Любой из них даст отпор многим противникам одновременно, без иной помощи, кроме своей жены, ещё более грозного соперника, чем он сам. Надо видеть этих бой-баба; вены на шее вздулись от ярости, размахивает своими мощными белыми, как снег, ручищами, раздаёт удары ногами и кулаками такой мощи, будто выпущены из катапульты».

И это, как ни странно, правда. Женщина у галлов не была нежной фиалкой во власти старых солдат (не знающих слов любви). В отличие от цивилизованных Рима и Греции, где женщины почитались за существа тщедушные, зависимые и второсортные, одного удовольствия мужа ради, галльские жёны отличались редкостным равноправием, независимостью и высоким социальным статусом. Некоторые объясняют сей феномен тем, что «главный духовный принцип» у кельтов был не мужского, а именно женского рода. «Кельты с большим уважением относились к женщине, признавая её моральное превосходство» (у римлян или германцев тех же времён женщина — создание лицемерное и лживое). Согласно Плутарху (Πλούταρχος, ≈46/48 — 125/127 гг. н.э.), галльские женщины «играли наиважнейшую роль» на «ассамблеях конфедераций» (многих племён), разруливая конфликты и заключая альянсы. Считалось, что женщина более беспристрастна и справедлива, потому её суждение справедливо и верно. Тот же Плутарх рассказывает, будто Ганнибал, к примеру, велел карфагенянам, в случае, если им приспичит пожаловаться на галлов, обращаться не к кому иному, как к галльским «женщинам-судьям» (в противоположном направлении галлам предлагалось жаловаться на карфагенян своим генералам). Некоторые женщины оказывались самостоятельными полноправными «королевами», при том что их мужья при них никакими «королями» не были«. В случае межплеменных браков выступали в роли «цемента и послов». Не растворяясь в муже, но отстаивая свои родовые качества и интересы.

При заключении брака в обязательном порядке заключался брачный договор; в общее хозяйство невеста вносила приданное деньгами, жених — эквивалент приданного в натуральном имуществе (после тщательной оценки). Брак не был делом священным, заключался не на небесах, но на бренной земле и его можно было легко расторгнуть. Совместно нажитое имущество делилось поровну, жена обладала своей собственной долей под романтичным названием «pécule». При смерти супруга жена забирала себе свою долю и могла выходить замуж вторично… Если, не дай Тутатис, муж помирал не совсем понятной кончиной, жену подвергали «вопросу». То есть пытали. До тех пор, пока не признается, что сами и убили-с. Тогда её бросали в огонь. Совсем. По крайней мере так Цезарь рассказывает. А ещё Цезарь утверждает, что в любом случае «муж имел право жизни над своей женой и детьми». Неизвестно, стоит ли под этим понимать, что мужу было позволено прибить благоверную с отпрысками в любой удобный ему момент, или же, скорее — что семья в Галлии была патриархальной…. Наверное второе. Галлы, по всей видимости, немало колебались и раздумывали на тему, какую именно модель семьи себе выбрать: моногамную, полигамную или полиандрную (πολυἀνδρός, многомужество) (последняя мне нравится!).

А всё-таки, какой надо было обладать свободой и независимостью, чтоб хотя бы даже подозреваться в убийстве мужа!!! А уж тем более — по собственной воле развестись! Некоторые, вон, до сих пор в кабале сидят и пикнуть не смеют! Денег, мол, нет, документов, а чего и куда я без него…

Особой пугливостью нравов юные галлийки тоже не отличались. «Они даруют свою невинность и не считают это за унижение, но скорее они ощущают себя униженными, когда кто-то отвергает их свободно предложенную благосклонность». (Диодор Сицилийский).

За всю эту эмансипацию, независимые женщины галлии платили… собственным горбом. То есть вкалывали даже не наравне с мужчинами, но больше мужчин (ничего не меняется!). За мужчинами оставались война, лошади, охота, культура и политика, некоторые профессии (связанные с огнём и металлом, например), женщина батрачила по дому и на полях. Чем не мало удивляла непуганых греков с римлянами, Посидония в том числе, который первым (?) с изумлением повествует, что, гостя в доме богатой помещицы, своими собственными глазами видел женщин, трудящихся в поле! И Страбон подтверждает: «Факт, что работы распределены между мужчинами и женщинами в противоположность тому, как у нас (в Греции и Риме), является характерным для многих народов среди варваров»... Кроме дома, семьи и полей, женщина выполняла и много прочих «повинностей», стада пасла, горшки лепила, пряла, ткала и т.д и т.д. Ну а если приспичит, шла грудью на баррикады…

На картинке: доблестная женщина Галлии.

и ещё одна, вернее много:

«Les femmes gauloises». Auguste Barthelemy Glaize, 1807-1893.

Про детей.

Про детей, как и про семью в целом, сказать практически нечего. Древние авторы столь ничтожными вопросами интересовались мало, от самих галлов сохранились разве что редкие скелеты. Но скелеты эти порой весьма красноречивы. Вот, например:

Раскопки в Bobigny, близ Парижа.

Бесконечно трогательная сцена. Женщина лет 30-ти, похоронена вместе с ребёнком лет 9-ти. Правая рука женщины — матери, без сомнения — обнимает ребёнка за правое плечо, рядом с ребёнком — керамический горшочек и нога ягнёнка… Иные детские могилы опять же свидетельствуют о большой заботе и любви. Что, по мнению некоторых археологов, весьма удивительно для общества, где 20% детей умирало в возрасте до одного года, и 30% — до пяти лет. Дикари и варвары не могут и не должны «привязываться» к детям, рискующим немедленно умереть! Однако некоторые захоронения демонстрируют обратное. И древние авторы подтверждают: в галльской семье отец-патриарх на первое место ставил детей — наследников, на второе — предков, наследственность, и лишь на третье — жену (третье место тоже почётное)... А ещё древние авторы повествуют, будто галлы своих новорождённых бебешек первым делом опускали в холодную воду реки. Толи чтоб закалить с младенчества, толи чтоб ускорить «естественный отбор». Аристотель (Ἀριστοτέλης, ≈383/384 — ≈322 г. до н. э.) добавляет: галлы укладывали новорожденного на щит и пускали на воду. Если не потонет — всё ОК, если потонет — значит так и надо: мамаша не от законного мужа родила, но на стороне нагуляла («Божий Суд», где-то я о нём уже писала, обязательно потом напомню, не смешно, но очень забавно).

На картинке: галльская семья в традиционной одежде

Про быт, промышленность, сельское хозяйство, деньги, дороги, изобретения тоже, конечно, надо поговорить.

Так что до завтра.


Продолжение следует.

Предыдущая часть здесь, а самое начало тута.

ОГИГИНАЛ

«Галльская Венера». Богиня Плодородия. Musée archeologique de St-Germain-en-Laye. Ile-de-France

 

Про галльских воинов.

 

«К своему прямодушию, к своему природному пылу, галлы добавляют великую легкомысленность и много бахвальства, а также страсть к украшениям; они покрывают себя изделиями из золота, носят золотые обручи вокруг шеи, кольца вокруг рук и запястий, их шефы одеваются в ткани ярких цветов с золотыми брошами. Эта фривольность характера доводит галлов в случае победы до невыносимой надменности, тогда как проигрыш ввергает их в уныние». Страбон (Στράϐων / Strábôn, ≈64 до н.э — ≈23 н.э.).

 

На этом остановились вчера. Продолжим.

 

«Легкомыслие и бахвальство» галлов были столь велики, — согласно хоровому повествованию античных авторов, — что их воины выходили на поле боя совершенно голыми. Совершенно голыми или в одних подштанниках. «Они настолько презирают смерть, что некоторые из них вступают в бой голыми, или в простых кальсонах (подштаниках)». Диодор Сицилийский (Διόδωρος Σικελιώτης / Diodorus Siculus, ≈90-30 до н.э.)

 

На картинке: галльские воины, фриз на храме Civitalba.

 

 

«На лабутенах и»… «В простых кальсонах» и золотых украшениях.

 

На картинке: «Умирающий галл», мраморная римская копия с греческого оригинала, 230-220 в. до н.э., Palazzo Nuovo Musei Capitolini. Обратить внимание на шею и торквес на ней (торквес: культовая разновидность шейной гривны у кельтов).

 

Образ голого и дерзкого галла особенно полюбился XIX веку. И растеклось мифотворчество по стенам и залам музеев.

 

На картинке: «Верцингеториг зовущий Галлов на защиту Алезии»

François-Emile Ehrmann. Vercingétorix appelant les Gaulois à la défense d’Alaise, 1869

 

Chasseriau Theodore, 1819-1856. «Homme bandant un arc / Academie virile».

 

Кроме «простых кальсон» и массивных золотых украшений, имелось — всё-таки — у галлов и некое иное вооружение. А именно: огромный щит, огромное копьё (это потому, что сами галлы «огромные») и совершенно необычайные шлемы. «В качестве оружия у кельтов есть щиты, в человеческий рост, с разнообразным орнаментом, в том числе животных. Они носят каски из бронзы с высокими украшениями, которые придают им вид гигантов. На некоторые каски прикреплены рога, на другие рельефные фигуры птиц или животных». Диодор Сицилийский (Διόδωρος Σικελιώτης / Diodorus Siculus, ≈ 90 — ≈ 27 до н.э.).

 

На картинке: различные кельтские каски IV – II вв. до н.э.

 

Для парадных случаев имелись и вполне себе мирные драгоценные шлемы, но о драгметаллах чуть позже.

 

На картинке: парадная каска IV в. до н.э.

 

«Облик этих людей устрашающ; их голос груб и интонации довольно суровые. В разговоре они кратки, их слова загадочны, полны намёков и инсинуаций, зачастую чрезмерных, особенно если нужно возвеличить себя и унизить других. Их тон угрожающ, высокомерен и трагичен» (Диодор Сицилийский).

 

Покрыв себя золотом, «дабы подчеркнуть свою силу и подавить противника», в бою галлы используют колесницу на две лошади плюс вольнонаёмного из бедноты возницу-оруженосца. В начале баталии бросают в противника копия и дротики (если удаётся расколоть череп врага сразу – хорошо, но главным образом затем, чтобы копьё вонзилось в деревянный щит и чтоб противник был вынужден сей щит оставить). Далее пешими нестройными — это подчёркивается, нестройными — рядами идут биться на мечах. Мечи, как говорилось, самого превосходного качества. И несмотря на достоверные свидетельства о богатырях исключительно topless, кольчуга была столь распространена среди кельтов, что до самых недавних времён она считалась именно их личным изобретением, взятым на вооружение римлянами позднее (сегодня авторство приписывается либо очень древним египтянам, что вряд ли, либо этрускам – вот тоже интересный народ был)…

 

Грубые и свирепые монстры. Но не без «хитрости и проницательности ума, способного к наукам».

 

«Во время войн, ещё более, чем в мирное время, они доверяются своим друидам и бардам… Часто, посреди поля брани, в тот самый момент, когда армии сходятся, сабли наголо, копья наперевес, барды, эти поющие поэты (использующие инструмент, похожий на лиру), проникают в самую гущу противника и усмиряют его, наподобие того, как усмиряют дикого зверя заклинаниями. Таким образом, даже среди самых диких варваров, ярость уступает благоразумию, и Арес подчиняется Музам»(Диодор Сицилийский).

 

Прям как факир с дудочкой для змей. Или наоборот, враг бежит от самого барда?

 

 

Ой, про каски не договорила… Галлов рисуют обычно в таких круглых шапочках с крылышками. Дикари же! Нынешний просвещённый люд склонен видеть в этих «крылышках» защитные пластины для шеи и щёк, ещё одно уникальное know-howкельтов, которым они поделились с римлянами (возможно).

 

На картинке: одна из касок настоящая. Угадайте которая.

Каска типа «Алезия», I до н.э. Musée d’Archéologie nationale, Saint-Germain-en-Laye

 

«В любом галльском военторге», кроме прочего, можно было приобрести примерно следующее: шлем из кожи или металла; кожаную кирасу; кольчугу, надеваемую, возможно, поверх кожаной «стёганки» (gambison); копьё, меч (реже короткий кинжал), щит… Холодное оружие зачастую весьма искусно украшено, хорошо известны кинжалы с рукояткой антропоморфной формы, вероятно посвящённые божеству, у которого просили защиты и непобедимости (о значении ювелирных оберегов у воинов мы уже упомянули ранее, помните?).

 

На картинке: антропоморфный кинжал, II-I в. до н.э.


Оружие из раскопок «аристократической могилы», Châtillon-sur-Indre, Франция.

 

Щиты у галлов «в человеческий рост», овальные, с выпуклыми украшательствами. То есть носить на таких щитах своих «шефов» галлы никак не могли. Свалился бы шеф. Увы столь почитаемому «учебнику галльской жизни» Астериксу (про практику «возведения на щит» расскажу в рассказке про франков; у галлов не практиковалось вовсе).

 

 

Вступали в бой галлы «в страшном шуме и гвалте», «не организованно». В заносчивом эксгибиционизме размахивали руками, ногами, оружием, сверкали золотом, провоцировали на поединки, орали оскорбления, «себя и предков своих восхваляя, других унижая», «дабы словами своими выбить из противника всю силу духа». Эдакая рече-моторная фантасмагория. «Ужасающими были вид и жестикуляция этих голых людей, что стояли в первых рядах, впечатляющие своей мощью и красотой. Все, кто находился на передовой линии, украшали себя золотом». Полибий (Πολύβιος / Polýbios, ≈ 200 —  ≈118 вв. до н.э).

 

«Шуму и гвалту» галльского боя немало способствовали и оригинальные дудочки под названием «карникс» (carnyx)…

 

 

Говорят, что эти дудочки, с открытой пастью сакрального кабанчика на раструбе, помогали вогнать противника в парализующий ужас, а самих галльских вояк – в их «угрожающую» «исступлённую воинственную ярость» (психоделический транс). «Они используют трубы особо варварского рода; они дуют в них, производя хриплые звуки, которые подходят для хаоса и смятения». Диодор Сицилийский (Διόδωρος Σικελιώτης /Diodorus Siculus, ≈90-30 BC). «От звука карниксов дрожали земля и лес».

 

Ну то есть перед тем, как броситься «абсолютно безрассудно» в бой, галлы практиковали настоящую «психологическую войну», заранее заставляя противника запсиховать, смутиться и проиграть.

 

На видео: игра на карниксах (в оригинале, как всегда, здесь только фоточка).

 

С самого раннего детства и практически по сей день, французы рисуют себе «предков» галльских воинов всегда и везде одинаково: безбашенные, неорганизованные, сумасбродные, готовы ринуться в драку и бой без малейшей стройности, организации и устава. Дикари! Но вы-то, в отличие от французов, теперь знаете: всё было ровно не так, но наоборот. Галльские наёмники пользовались большим спросом ещё со времён Гальштата. «Галлы воевали не ради людей, но ради богов». То есть — «тотально». Отличались преданностью и железной дисциплиной. Античные авторы, как об очередном варварском курьёзе, повествуют об обычае у галлов убивать последнего из соплеменников, кто пришёл на «собрание». Я уже писала выше. Повторюсь. Речь идёт, скорее всего, именно о дисциплинарной мере, дабы любой воин даже и помыслить себе не смел откосить от армии, но являлся на пункт сбора по первому же зову предводителя. Вот тут наиболее замешкавшегося и ждала суровая кара… В воины отбирались самые высокие и крепкие мальчики, проходившие, с детства, интенсивную «военную подготовку». Археологические кости воинов свидетельствуют о сильно развитой мускулатуре и о сбалансированном полноценном питании. Религиозный фанатизм доводил до полного бесстрашия. Бесконечные войны между самими кельтскими племенами научили самой тонкой науке войны. Вспомним про победы галлов над римлянами предыдущих времён. А что Галлия в итоге проиграла Риму – так мы об этом поговорим в заключении, а пока только напомним – галлы и на пользу Цезаря массово и охотно служили.

 

На видео (в оригинале) – безбашенные Галлы по любому случаю немедленно бросаются в бой.

 

Тут самое время поговорить о национальном характере галлов в целом. Это очень забавная вещь.

 

Легкомысленные, вздорные, высокомерные, готовые в любой миг затеять драку или настоящий бой, кровожадные, воинственные, огромные (все как один слишком большого роста и белобрысые), грубые, недисциплинированные, дикие, варварские, всё время ужасно орут и смертельно оскорбляют «того, кто напротив них, стараясь своими словами обескуражить противника»…

 

Но уже завтра, да?

 

Продолжение следует.

 

ОРИГИНАЛ

 

предыдущая часть здесь, а самое начало тута.

 


Друидов, отрезанные головы и человеческие жертвоприношения в предыдущих «сериях» обсудили, теперь поговорим о том же самом, но совсем о другом.

Про святилища и ритуалы.

«Если частное лицо, или народ, не подчиниться решению друидов, то им запрещают совершать жертвоприношения, и это самое тяжёлое у галлов наказание. Те, кто подвергся ему, отнесены к числу безбожников и преступников, их избегают, к ним не приближаются и с ними не разговаривают, опасаясь пагубного эффекта от порочного контакта с ними; им не позволено просить ни правосудия, ни своей доли в каких либо почестях». Цезарь (Caius Iulius Caesar, 100 — 44 до н.э., «Commentarii de Bello Gallico)

Это к слову о значимости пожертвований у галлов.

Кроме вышеописанных в прежних «главах» зверств, галлы любили «принести в жертву» завоёванное у врагов оружие и доспехи. То был великий ритуал. Из трофеев сооружался «монумент славы», или вражеские «ятаганы» развешивались по стенам святилища, а сами славные воины шли на массовую народную попойку внутри сакральных стен. Французы употребляют непереводимое слово commensalité. Совместный ритуальный пир… Когда развешанное по стенам оружие по дряхлости времён начинало падать на землю (или не падать, но в любом случае надо было трофеи «выдержать») его по особому чину приводили в негодность и сбрасывали в специальную священную яму. «Святилища-Монументы» из трофеев могли стоять столетиями и периодически пополняться вновь поступившими экспонатами. В некоторых местах находят скопище артефактов, ушедших под землю одновременно, но между отдельными фрагментами которых бывает разница в 200 – 300 лет. А бывали «святилища-трофейные-монументы» и «одноразовые». Быть может, выстроенные сразу на месте решающей битвы. Проиллюстрированный ранее помост со скелетами без голов, конечно, редкость, но ещё во II в. до н.э. некоторые античные авторы упоминают о подобной практике у галлов.

Возможно, приносили в жертвы захваченных в плен. Или своих таким экстравагантным способом «хоронили». В любом случае, распространённые в III — II веках до н.э. «ритуалы трофеев» со временем исчезают, уступая место пиршеству commensalité. В жертву приносят животных и вино. Потроха животных сжигают, дабы вкусным дымом накормить богов. Вино проливают на алтарь. Не всё. А всё, что осталось съедали и выпивали сами. Или не съедали. Но приносили в жертву целиком. Причём в жертву идут самые красивые и «знатные» животные (импортированные из Италии лошади класса люкс, например). Вообще, галлы на пожертвованиях не экономили, честно отдавали самое ценное. И не только съедобное, как увидим чуть позже.

Друид, или специальный его помощник, специальным кинжалом на специальном базальтовом монолите-алтаре перерезал горло приносимому в жертву животному, кровь стекала в особые резервуары (канавы), туши скидывали в сакральные траншеи-колодцы, где плоть будет долго разлагаться и гнить, питая сиими «соками» «землю-кормилицу» и её подземные божества…

По неким, одним галлам ведомым, причинам, и пожертвованное оружие (трофейное или своё), и мясо жертвы, должны были пройти обязательный процесс порчи. Вообще, все предметы, что находят на территориях «капищ», явно и нарочито приведены в негодность. Клинки мечей скручены, монеты «надрублены», остальное покорёжено и поломано. Так, чтоб всем этим добром уже было бы невозможно пользоваться в первоначальном назначении в обыденной жизни. То есть – именно – жертва. Пожертвовали самым дорогим. Археологи находят огромное количество монет, украшения, рабочие инструменты, домашнюю утварь, ex-voto в форме различных частей тела… «Галлы были крайне набожны, и религия занимала в их жизни первостепенное место» (Цезарь). Со временем кровавые жертвы становятся редкостью и потихоньку исчезают в пользу «драгоценностей»…

На картинке: оружие из святилища Gournay-sur-Aronde, Франция

На картинке: пожертвованный горшок с шестью топорищами. Le Mormont. Швейцария

Антропологи-археологи играют в учёных-детективов. Разумеется, никто не знает, что там именно происходило в головах кельтов и в стенах их святилищ две тысячи и сколько-то столетий назад. «Нам надо собрать пазл из 10 000 фрагментов, а в руках у нас только два-три кусочка»… Включается воображение и интерпретация артефактов варьируется от случая к случаю…

Вот, например, знаменитый «Котёл из Гундеструпа».

На картинке: «богато декорированный серебряный сосуд, ≈ II в. до н.э., обнаружен в 1891 г, Дания. Состоит из 13 пластин, 12 – сцены кельтской мифологии + днище. 42 см высота, 69 см диаметр».

Сам по себе котёл весьма занимателен, можно много прочитать и написать, но я, как ни странно, ограничусь лишь несколькими «иллюстрациями».

Видите, слева «большой персонаж» берёт за ноги «маленького» и окунает его в некий чан. Справа внизу ещё «маленькие» на подходе. Сверху кавалеристы отправляются на войну. Или что-то в этом духе.

Во французской вики можно прочитать: «Божество, или гигант, опускает мёртвых воинов в чан, дабы воскресить их». Это я впервые с подобной трактовкой столкнулась. В других местах говорится про человеческие жертвоприношения. Мол, перед битвой, моля богов о победе, старший (друид?) приносит им в жертву пленных. Или не пленных. А в третьих источниках утверждают, будто это просто-напросто вполне себе гуманный обряд инициации подросшего поколения. Сторонники человеческих жертв возражают: «Ещё недавно сцена расшифровывалась как ритуал инициации юных воинов, но современные специалисты считают…». Считают, что таки жертвы. А мне, лично (я не специалист), толкование с инициацией куда как больше нравится. Берут зелёных подростков за ножки, опускают в чан с волшебным эликсиром, по выходу из которого хлипкие недоросли пешком становятся сильными славными воинами на конях. Вот ровно как Обеликс, младенцем упавший в котёл с волшебным зельем…

 

На видео: анимация котла (эх, видео только в оригинале, здесь лишь фотка)

 

«Котёл из Гундеструпа» важен ещё тем, что нашли его в Дании, а изображённые на нём предметы распространены по всей обширной территории кельтских земель. То есть единство кельтской «цивилизации» всё-таки прослеживается. Несмотря на «непроходимые дремучие леса». Шучу… Ещё картиночки на котле «прикольные». И весьма многозначные. Я уже показывала парочку в предыдущих сериях, но подобную красоту не грех и повторить.

 

 

 

 

Вот только не спрашивайте меня, что всё это значит и кто тут изображён. Не скажу. Иначе бы пришлось слишком долго пересказывать слишком много всевозможных версий. «Сколько есть специалистов – столько и теорий интерпретации этих картин».

 

С интерпретациями действительно всё плохо. Пазл с 9 999 недостающих из 10 000. Сам «археологический объект» Ла Тен, давший название всей Латенской Культуре (то есть всему тому времени, о котором говорим), толкуется историками сильно по-разному. Первооткрыватели (XIX век) увидели скромное рыбачье поселение, потом – «схрон оружия». Или место битвы. Последняя версия оказалась наиболее живучей… Да, Ла Тен, если кто вдруг не знает, это такое местечко на берегу Невшательского озера, в Швейцарии, где, начиная с ноября 1857 г., было обнаружено (изначально под водой) столь несметное количество металлического оружия и прочих артефактов, деревянных включительно, что всей эпохе кельтского позднего железного века было присвоено сиё имя собственное доселе никому неведомого «рыбачьего уголка»… Историки-археологи более поздних времён, изучив не только в массе найденные искорёженные копья, мечи и орала, но и скелеты с черепами, пришли к выводу, что на самом деле здесь, на этом месте, была не битва, но большой крепкий мост. Вот, пожалуйста, полюбуйтесь, его прекрасно уцелевшие сваи (вода играет роль консерванта для археологической древесины, редкие деревянные «памятники» кельтских времён сохранились исключительно в мокрой среде), вот колёса телег, которые по этому мосту ездили, вот ещё что-то… И вот, значит, был мост, по нему, в один отнюдь не прекрасный для них день, шли люди, катили телеги, мужчины, женщины, дети, много людей, но вдруг налетел ураган, буря, поднялось цунами и мост рухнул. Со всеми, кто на нём находился. Среди сохранившихся черепов (к сожалению первые кладоискатели XIX века костными останками пренебрегали) примерно половина – женщины и дети. Среди артефактов – множество предметов вполне мирного назначения. То есть точно – не поле брани… Ну а что ещё? – Мост… «Мост-то он мост, да не так прост!» — сообщают новые специалисты. «Сакральный Мост»! То есть святилище, куда приводили на заклание предназначенных в жертву животных и людей (возможно пленников; на некоторых костях явные следы от рубле — режущего оружия), куда несли пожертвования материальные (оружие, орудия труда), «куда поднимались с трепетом и почтением»… С приходом римлян и общей романизацией населения кельтские капища теряют актуальность и уходят где под землю, здесь — под воду… «Таково объяснение на сегодняшний день». Завтра, быть может, что-то иное придумают…

На картинке: Латенский мост по представлению некоторых историков-археологов.

Так и живём – чем больше читаем и узнаём про «не наших предков галлов», тем больше вопросов и сомнений. И рассказка моя совсем затягивается….

Ну а поскольку припомнили воинов, про воинов и поговорим…

«К своему прямодушию, к своему природному пылу, галлы добавляют великую легкомысленность и много бахвальства, а также страсть к украшениям, они покрывают себя изделиями из золота, носят золотые обручи вокруг шеи, кольца вокруг рук и на запястьях, их шефы одеваются в ткани ярких цветов с золотыми брошами. Эта фривольность характера доводит галлов в случае победы до невыносимой надменности, тогда как проигрыш ввергает их в уныние». Страбон (Στράϐων / Strábôn, ≈64 до н.э — ≈23 н.э.).

Про галльских воинов.

Завтра. На сегодня хватит уже вас утомлять.

Продолжение следует.

Оригинал


 

Обсудив, в предыдущих главах, как бедных галлов все, кому не лень, ругали и напраслину возводили, от греков с римлянами до самих французов самых последних времён, продолжим прояснять ситуацию и выяснять как там что было на самом деле. По мере наших скромных возможностей и за практическим отсутствием достоверных источников и скудостью фактов.

 

Остановились на друидах. На этих страшных жрецах, живших «в глубине лесов средь дремучих деревьев» с их чудовищными «варварскими ритуалами и ужасающими обычаями (человеческих жертвоприношений)». (Лукан, Marcus Annaeus Lucanus, 39–65 гг.). Точнее, остановились на пламенной речи Цицерона, обвинявшего галлов во всех смертных грехах, особенно – в кровожадности: они распяли мальчика! Они убивают людей! Якобы ради жертвы их злодейским богам! Так что поговорим на тему поподробнее.

 

Про человеческие жертвы. 

Человеческие жертвы были. И в Греции были, и у этрусков были, и в Карфагене были, и в Риме. Чем галлы хуже? Однако ко временам Цицерона – уверяют нынешние археологи – уже полностью перевелись. А ко временам Лукана – и самих друидов-то не осталось. Да и в более кровожадные дикие времена, скорее всего, люди в качестве жертвоприношения использовались исключительно редко и практически всегда – то были враги или изгои. Пришёл, например, враг спалить родную хату (войны между различными племенами кельтов были бессчётными и крайне жестокими) – да с чем пришёл, от того и помер. Или наоборот — победил. Превращая побеждённых в «трофеи». Из которых могла получиться вот такая, например, наглядная агитация:

 

На картинке: реконструкция «трофеев» в местечке Ribemont-sur-Ancre. Место долгое время рассматривалось как «святилище» с человеческими жертвам, сегодня скорее говорится о жертвах военных действий 260 до н.э.

 


(получше картинки, увы мне найти почти не удалось, но вы приглядитесь: подвешенные скелеты не имеют голов. Об этом чуть позже, пока только запомните).

 

А быть может, это и никакая не «наглядная агитация», дабы врагам неповадно было, но, напротив, нечто возвышенное и нежное. «Небесные похороны». «Птицы очищали скелеты жертв, унося их души в царствие небесное, заслуженное героической смертью». Интерпретации артефактов весьма разнятся от источника к источнику. А некоторые артефакты никаких «интерпретаций» и вовсе не находят. Вот, например, встречаются на территориях кельтских «капищ» фрагменты человеческих тел. Явно (или не явно?) принесённых когда-то в жертву. Отдельные части тела, которыми явно (или не явно?) «манипулировали». Но как и зачем, какому божеству и в каком случае – этого, вероятно, не узнать уже никогда.


На картинке: жертвоприношение в Галлии. 

 

О негуманной и полит-некорректной практике человеческих жертвоприношений античными авторами написано много и подробно. В деталях. «Они (галлы) никогда не совершают жертвоприношения без присутствия друида. Имеется множество форм жертвоприношений: некоторых убивали при помощи стрел (медленно), других распинали в храмах, или, например, несчастный, назначенный жертвой, получал по рёбрам удар мечом, и по его конвульсиям предсказывали будущее». Страбон (Στράϐων / Strábôn Στράβων, ≈64 до н.э — ≈23 гг.). У иных народов друиды приносили жертвы, человеческие в том числе, дабы «изучить внутренние органы, не извлекая их из тела» (живого?) и по этим органам разгадать волю богов. «Для этого они использовали военнопленных, которых они предварительно облачали в сагум (короткий военный плащ) для жертвоприношения. Когда жертва, со вспоротым животом, падает от руки гаруспика («предсказатель» в Древнем Риме), они могут огласить первые пророчества уже по одному тому, как именно падает тело. Часто также они отрезают жертве правую руку и преподносят её в дар богам». «Или, ещё, из соломы и дерева они сооружают подобие гигантского манекена, и бросив в него различных животных и людей, они свершают жертвоприношение (holocauste)» (Страбон). Цезарь уточняет: «У некоторых (племён) можно обнаружить манекены из сплетённой ивы гигантских размеров, которые они заполняют живыми людьми, они их поджигают, и люди гибнут, объятые пламенем». Зарево от подобных «факелов» можно было наблюдать далеко в округе в течении нескольких дней. «В случае голода, эпидемии или войн некоторые кланы не видели иного выхода из несчастий», – одно из современных толкований явления.

 

На картинке: манекен-клетка с живыми жертвами внутри (жертвы должны быть полуголыми). Гравюра 1833:

 

 

Особо приятственно бессмертным богам было приношение в жертву преступников, воров и разбойников. Но в отсутствие достаточного количества подходящего контингента «они без колебаний приносят в жертву невинных».

 

И такой ещё «курьёзный этнографический факт», отмеченный древними: того, кто пришёл последним на собрание «шефов», галлы попросту «предавали смерти». Как «штрафную» заставить выпить. Простите… На самом деле, вероятно, речь шла о военных сборах, когда все воины (а это «аристократия») обязаны были незамедлительно явиться по первому же зову вождя; достаточно суровое наказание замешкавшегося ратника, должно быть, неплохо поднимало армейскую дисциплину.

 

Все эти варварские варварства ужасно расстраивали римлян. Цитируемый выше юный поэт Лукан (Marcus Annaeus Lucanus, 39 – 65 гг. до н.э.) просто содрогается от ужаса: «зловещая кровь», «свирепый», «жестокий», «зверский» (всё это про богов кельтов). И очень страшный «Священный Лес» галльских друидов: «Состарившийся вдали (от всего), замыкающий под непроницаемыми сводами своих ветвей мрачный воздух и беспокойные тени, закованные мерзлотой от непреходящего отсутствия солнца. Здесь царствует культ варваров и жуткие сооружения инфернальных алтарей. От жертвоприношений все деревья покрыты слоем человеческой крови. Птицы не садятся на их ветви, дикие звери не ложатся здесь в логовища. Никогда ветер, никогда никакой проблеск, вырванный из мрачных туч, не опускались в этот лес: не получая ни малейшего дуновения воздуха среди их листвы, деревья ощетиниваются и дрожат сами по себе». Хорошая сказочка на ночь для детей..

 

На картинке: гравюра XIX века. 

 

В отличие от пылких юных поэтов или заинтересованных корыстных краснобаев, Цезарь в своих «Комментариях» выглядит вполне нейтрально и непредвзято. Некоторые из современных исследователей объясняют это тем, будто Цезарь не хотел уж очень сильно пугать своих сограждан; ему надо было, с одной стороны, доказать всю необходимость войны в Галлии, и потому галлы – дикари и варвары (а особенно бельги и аквитаны); но одновременно неплохо было бы продемонстрировать Сенату, что завоёванные земли вполне способны быстро и без хлопот влиться в славную семью Римской империи. По крайней мере быть мирной и весьма полезной «провинцией», житницей, кормилицей, буфером с по-настоящему варварскими германцами… «Победив, они преподносят в жертву (своему богу войны) живую добычу». Употреблённое Цезарем слово «animalia» двусмысленно: может обозначать как животных, так и людей. Хотя о человеческих жертвоприношениях Цезарь тоже пишет – и без малейших экивоков. Объясняя, правда, сие зверство не варварством и кровожадностью, но, напротив, чрезмерной набожностью галлов. «Весь народ галльский очень религиозен; потому те, кто поражён тяжёлой болезнью, или те, кто рискует своей жизнью в битве или иным образом, приносят в жертву или дают обет принести в жертву людей; и используют для этих жертвоприношений посредничество друидов; они действительно верят, что невозможно ублажить бессмертных богов иначе, как выкупив жизнь одного человека ценою жизни другого человека». Говоря о галльских богах, Цезарь называет их цивильными римскими именами: Меркурий, Аполлон, Марс, Юпитер, Минерва… А может, никого выгораживать Цезарь отнюдь и не хотел. Главная задача его «Commentarii», всё таки, – продемонстрировать «опасность и зло» от врагов-варваров, оправдать и обосновать захват Галлии…

 

А мне лично никак не понять: Цезарь со товарищи в подробностях описывают человеческие жертвоприношения галлов, будто своими глазами видели (один «манекен» из сплетённой ивы чего стоит!), а нынешние археологи (я им почему-то доверяю больше) уверяют обратное: в эпоху Цезаря приносили в жертвы быков, баранов, ягнят; человеков – нет!

 

 

Другая беспардонная дикость населения Галлии – они отрезали у побеждённых противников головы, вешали их на шеи своих коней (во время войны), выставляли при входе и внутри святилищ, хранили дома как личный трофей (возможно, по соседству от черепов собственных предков). Картинку с обезглавленными скелетами помните?

 

 

Наиболее ценные экземпляры (головы наиболее знатных противников) становились «фамильными драгоценностями». «Головы шефов или известных персонажей, бальзамированные в кедровым масле, они хранили в ящиках для провизии и с гордостью показывали их чужестранцам, хвастаясь, что их отец, или кто-то из предков, или он сам, отказался продать эту голову даже за очень большую сумму, которую ему предлагали (на вес золота)» (Страбон).

 

Бытовало некогда мнение, будто все эти отрезанные головы – всё те же человеческие жертвоприношения. Однако сегодня… (продолжите фразу сами).

 

На картинке: отрезанные головы, фрагмент статуи из оппидума Entremont, II в. до н.э. 

 

Отрезать головы своим врагам народы мира любили издавна и более или менее повсюду. Кельты (и не они одни) были убеждены, что именно в голове находится всё самое ценное от человека: отвага, мужество, ум, честь, совесть…. Если у убитого противника отрезать голову и взять её себе – все ценные качества перекочуют (как с флешки). Главное – найти правильное место, куда приколотить/подвесить, в специальную нишу поместить. Опять же, отрезанная голова врага на частоколе вкруг дома – это не исключительной красоты ради, но отпугивать злых духов и неудачу. Римлянам, правда, категорически не понравилось. Усмотрели крайнюю степень варварства. И я их понимаю. Сама, читая про революционеров Франции, например, никогда не могу избавиться от удивления и отвращения при сценах отрезания головы у того или иного персонажа. Ведь это всё в крови, анатомические подробности там всякие, грязно, гадостно. Потом надеть такую голову на пику и с песнями идти гулять. Ещё хуже – поставить рядом с собой на стол, выпивая и закусывая за победу. Бррр.

 

Древние римляне и греки сие «макабрное» (macabre) пристрастие к головоотсечению описывают обильно, явно смакуя «чернуху». Начиная с осады Капитолия (390 г. до н.э.) и далее везде. «С их (галлов) привычкой к безрассудству и легкомыслию, в их характере, тем не менее, имеется нечто свирепое и дикое, противное нашим нравам, но присущее, надо сказать, многим народам Севера: по окончании битвы они вешают на шею своих лошадей головы убитых ими противников, и они забирают отрезанные головы с собой, чтобы прибить их, как и прочие трофеи, к дверям их домов или к пропилеям святилищ» (Страбон).«Бойи (одно из могущественных кельтских племён), торжествуя, отнесли в наиболее почитаемый у них храм трофеи, взятые у трупа, и отрезанную голову генерала (Postumius). Потом, отчистив череп, как это у них принято, они инкрустировали его золотом» (Тит Ливий – Titus Livius, ≈ 59 г. до н.э. – 1 г. н.э.). «Птолемей, получив множество ранений, был взят в плен. Его отрезанную голову, насаженную на копьё, носили по всему полю битвы, дабы внушить ужас врагам» (Трог Помпей – Cneius Pompeius Trogus, I в. до н.э. – I в. н.э.). «В этот момент консул Атилий пал в схватке, и его отрезанную голову отнесли королю галлов» (Полибий – Πολύϐιος / Polúbios, ≈ 206 — ≈ 124 гг. до н.э.). И т.д, и т.д…

 



«Дукариос отрезает голову Гай Фламинию (древнеримский политический деятель и военачальник, консул, ≈260 — 217 г. до н.э.) в битве при Тразименском озере (22 июня 217 г. до н.э.).»  / «Ducarios décapite Caius Flaminius Nepos à la bataille du lac Trasimène». Joseph-Noël Sylvestre. Musée des beaux-arts de Béziers

 

Отрезать у противника голову придавало значимости отрезавшему. Главное – надо было это делать «на миру». И отрезанную голову на вид выставить. Есть свидетельства, что ещё лет за сто до Рождества Христова такие отрезанные головы в Галлии можно было лицезреть повсюду и в столь великом множестве, что даже тонкая римская душа в конце концов привыкала к зрелищу. А вот Цезарь о столь «курьезной» культурной особенности галлов не пишет. Предполагается, что коллекционирование голов, начавшееся где-то в веке в четвёртом до нашей эры, ко второму веку (до н.э.) уже закончилось полностью (с датировками по различным источникам тотальная несостыковка, понимаю, но великую миссию по красивой подгонке исторических дат на себя не беру). Римлянам, впрочем, хотелось думать иначе. В том смысле, что не сами галлы от столь сомнительного «филакефального обряда» отказались, но исключительно волею просвещённых «братьев старших». «Римлянам удалось тем не менее заставить галлов отказаться от этой варварской традиции, так же как от множества других обычаев их жрецов и их богов, которые вызывали слишком сильное отвращение для наших нравов» (Страбон).

 

На картинке: черепа, что были прибиты к стенам в Галлии. Museu d’Arqueologia de Catalunya-Ullastret 

 

«Друидизм» в Галлии был запрещён императором Клавдием (Tiberius Claudius Caesar Augustus Germanicus, 10 г. до н.э. – 54 г. н.э.). По официальной причине окончательного упразднения человеческих жертвоприношений. Которых, как мы теперь знаем, к тому времени уже скорее всего и не было. Возможно, «жреческий класс» поплатился за то, что «слишком активно участвовал в восстаниях против римской оккупации».

 

Так чем же, где и как на самом деле занимались друиды?

 

Про святилища и ритуалы.

Уже завтра. 

Продолжение следует.
ОРИГИНАЛ

 

Продолжение отсюда. а самое начало здесь.


«Рис. N°4. Часто, выпив слишком много во время еды, галлы дрались».

 

Про вино и пьянство.

 

«Когда церемония заканчивалась, все садились на землю, чтобы есть, пить и петь песни. Часто пили слишком много и тогда начинались ссоры и драки».

 

Кое в чём детский учебник всё-таки не наврал (быть может): пили в Галлии много. Этруски и греки поставляли вино начиная, как минимум, с века эдак VI до н.э. И коммерция сия была весьма прибыльной. «Будучи пристрастными к вину до злоупотреблений, галлы поглощают в чистом виде (не разбавленным, как принято у цивильных эллинов) то, что им поставляют торговцы; они пьют с неистовой страстью и выходят из себя опьяняясь до сна или до безрассудства. Так что многие торговцы из Италии, движимые их обычной алчностью, расценивают пристрастие галлов к вину, как сокровище. Они привозят вино кораблями по судоходным рекам, или на телегах по сухопутным дорогам, и берут за него невероятно высокую цену: за одну амфору вина они получают раба, обменивая напиток на виночерпия (обменивая вино на того, кто этим вином обслужил)». Диодор Сицилийский (Διόδωρος Σικελιώτης / Diodorus Siculus, ≈90-27 до н.э.)…


Не упивались импортированным зельем (до поры до времени) только некоторые племена бельгийских галлов. Если верить Цезарю: «…Торговцы не имели ни малейшего подступа к ним; они категорически запрещали привозить в их земли вино и другие продукты «люкса», поскольку они считали, что они (продукты «люкса») способны размягчить сердца и уменьшить мужество»«Что, по сравнению с остальной Галлией, ценилось»… Предполагается, что около второго века до Рождества Христова, с 150 по 50 гг. до н.э., в Галлию ежегодно ввозилось 120 000 — 150 000 гектолитров вина. Черепушек от амфор было столько, что их принялись использовать в качестве дорожного покрытия и для строительства стен… Да, амфоры были «одноразовой посудой». После единого использования разбивались…

 

E. Lavisse. Histoire de France. Cours  élémentaire.


«Пьянству бой»!

 

«Даже если пристрастие галлов к вину зафиксировано древними авторами, было бы малонаучным всё сводить исключительно к пьянству. Изучение потребления и рынков сбыта вина, наряду с изучением античных текстов, позволяет лучше понять эпоху, нравы и обычаи, религию, социальные отношения и даже политику тех времён».

 

Как уже было сказано выше, вино для галлов не одного «веселия быти», но являлось важным «социальным маркером». И не только. Несметное количество археологических амфор и их черепков по всей территории Галлии, с особой концентрацией в определённых местах (оппида, могилы знати), можно также объяснить необычайной… набожностью кельтов! Хотя, конечно, страсть к виноградной амбросии бывших (и настоящих) французов никто и не оспаривает. Вспомнить хоть тот же ресторан «Наши Предки Галлы», с которого начали нашу рассказку когда-то (неиссякаемое вино из бочонков). Или почитать Платона (Πλάτων, ≈428 — ≈347 до н.э.), который первым (вероятно) отметил галльское тяготение к vino veritas… Что подтверждает и оживлённейшая торговля продуктами винодельчества через греческий порт Массалия по рекам Роне, Луаре, Сене и Рейну, или по Гаронне (с нюансами III – IV до н.э., но опустим). Наш не слишком достоверный друг Тит Ливий (Titus Livius, ≈59 до н.э. — 17 н.э.) даже утверждает, будто вероломные галлы Бренна в Рим в 390 до н.э. вовсе не гусей гонять пошли, но именно «из-за любви к вину». Теория, повторенная не одним поколением историков античности…


А вы вот сами обратили внимание в предыдущем видео на сосуды вокруг подобия квадратного бассейна? – Так вот, есть мнение, что вино, в очень больших количествах, использовалось во время религиозных обрядов, символизируя и заменяя собой кровь настоящей жертвы. Целые амфоры приносились «в жертву», производилось символичное «головоотсечение» (горлышка с пробкой внутри), вино, будто кровь из горла, стекало в специальные резервуары и канавы… Что не стекло выпивалось (всё таки!) на «ритуальном пиршестве» внутри святилища… Пиршества бывали многолюдными, порой чересчур многолюдными (быть может пировали всем племенем целиком)… Кроме религиозных банкетов были, разумеется, и гулянки светские. Богатые виллы переполнены черепками от амфор. Аристократ закатывал пирушку, демонстрировал своё богатство, спаивая (в обоих смыслах) вокруг себя приближённых… Античное вино было (предполагается) много более крепким, сладким и густым, нежели сегодня. Греки с римлянами разбавляли водой. А вот варвары водой пренебрегали. Либо простого своего варварства ради, либо по мотивам опять же религиозным. Вино почиталось за напиток священный (ср. «это есть Кровь Моя»), осквернять водой никак не можно. Состояние опьянения тоже, быть может, за нечто «божественное» воспринималось… Я их понимаю…

 

 

В любом случае – и это неоспоримый доказанный факт – торговля вином была в Галлии делом процветающим, прибыльным… А раскопанные ныне останки амфор и соответствующих питейных аксессуаров (ковши, чарки, изысканного стекла бокалы), довезённые до северных кельтских широт из дальних стран Эгейского Моря и Сирийско-Палестинских побережий, в очередной раз опровергают столь укоренившееся представление о диком галле, прозябающем в одиночестве и неведении под дремучим кустом своей непроходимой Галлии…

 

На картинке: Ввозимое из Италии вино.


 

К слову о доходности виноторговли… И об алчности импортёров «красного змия»…. В «анналах истории» сохранился один чрезвычайно любопытный и характерный эпизод, прекрасно иллюстрирующий каким образом и по каким таким причинам было сфабриковано то самое «общественное мнение», что превалировало в галльском мифотворчестве до самого последнего времени. Дикие варвары, кровожадные святотатцы, не-до-люди…

 

69 год до Рождества Христова. Рим. Трибунал repetundae разбирает дело о чудовищных злоупотреблениях римского губернатора в провинции Нарбонская Галлия, Маркуса Фонтеиуса (Marcus Fonteius). Галлы – от которых прибыла целая делегация «ябедников» — обвиняют Маркуса в коррупции, в хищениях, в растратах и взяточничестве. В том числе и в особенности — в совершенно грабительском завышении цен на вино. На защиту имперского жулика и вора встаёт сам Цицерон (Marcus Tullius Cicero; 106 — 43 до н.э.). Блестящий оратор, политик и философ античности строит свою речь на удивление современно. В первую очередь и с первых слов — «сделайте людям противно». И перенесите это «противно» на противника. Галлы, в красноречивых словесах Цицерона, предстают пред почтенным собранием эдакими нелюдьми, «крысами и тараканами, зомби и псоглавцами, пожирающими младенцев и насилующими коз» (Цицерон этого не говорил, цитата из другого места). Просто и эффективно. «Инстинкты отвращения гораздо старше интеллекта и затыкают его на раз… Когда вы обращаетесь к инстинктам, работает даже самая дикая ложь» («Всё как у зверей»).


Цицерон, в своём описании галлов, более всего напирает на их дикость и на особое пристрастие к человеческим жертвам. «Вы верите, что эти племена (все галлы в целом), в своих показаниях способны соблюдать клятву и иметь страх пред бессмертными богами? Они, кто столь отличается от других народов по их обычаям и нравам?.. Что может быть святого и священного у людей, которые, как только страх толкает их к ногам их богов, надеются умиротворить этих богов тем, что оскверняют алтари и храмы человеческими жертвоприношениями? Они не способны практиковать никакую веру, не осквернив её злодеянием… Вплоть до наших дней они сохранили ужасный и дикий обычай человеческих жертв… Неужели подобным свидетелям вы принесёте святое дело вашей присяги? Вы верите, что они способны хоть на малейшую совестливость и умеренность? Вы, кто столь неподкупны и столь чисты, вы дадите им преимущество перед нашими должностными людьми, которые … служили в Галлии под началом Фонтеиуса и которые все, как один, желают его оправдания…».


Короче: абсолютно лживые показания проходимцев. Чушь, бумажки и компот. А тут свой родной человечек.


«Вы больше верите галлам?.. Вы способны предпочесть незнакомцев тем, кого вы знаете? Людей противоправных, людям справедливым? Иностранцев римлянам?… Вы сомневаетесь, судьи, что все эти народы несут в себе ненависть к Риму? Вы верите, что эти люди, с их плащами и штанами, обладают смирением и покорностью… Нет… Они угрожают, они хотят привести нас в ужас звуками своего отвратительного варварского языка»…

 

Cicéron prononçant la première Catilinaire au sénat romain (1880), fresque Sala Maccari, du Palazzo Madama de Rome

 

Рецепт стар, как цивилизация. 1) Сделать противно. 2) Указать, что чужак-иностранец. 3) Напугать. «Они ведут войны даже против бессмертных богов»! Эпизоды с разграблением галлами Рима (390 до н.э.) и Дельфийского Оракула (279 до н.э.) в филиппике Цицерона заиграли новыми красками…

 

«Взятие Дельфов» / «La prise de Delphe». Alphonse Cornet, 1885

 

Можно предположить, что Цицерон намеренно слил воедино Нарбонских Галлов, давно и прочно вставших на светлый путь романизации, со всеми прочими племенами, пока ещё только ожидающими живительного меча Цезаря (Галльские Войны начнутся десять лет спустя). О дикости, кровожадности и святотатстве галлов Цицерон тоже явно врёт. Поскольку с галлами знаком не понаслышке. Незадолго до суда, в своей роскошной вилле на Палатинском Холме (по другим источникам – в вилле брата) принимал знатного галльского друида, представителя одного из наиболее могущественных галльских племён, Дивитиакуса (лат. Diviciacus). Подолгу беседовал с ним о науках, религии, астрономии, философии. Остался от бесед в полном восторге и характеризовал сего «варварского друида» — mirabile dictu! — как человека в высшей степени цивилизованного и эрудированного (скорее всего Дивитиакус был тем, что у галлов называлось «Вергобрет» — «Муж Суда», то есть верховный судья; Цицерон пишет, что он принадлежал одновременно священническому и военному чину)… Единственное, о чём не удалось побеседовать римскому философу с философом галльским, так это о человеческих жертвоприношениях. Поскольку к описываемую моменту сия поистине варварская практика у галлов уже ушла в прошлое (скорее всего)… А быть может всё было не так, быть может принимал и подолгу беседовал с единственным документально— зафиксированным по имени друидом Цицерон не до суда, но после – источники в датировки встречи не единогласны. Что, впрочем, не суть важно. Цицерон наверняка был знаком с Дивитиакусом и до встречи на Палатине: сам имел большой интерес в винной коммерции в Галлии… А подзащитный Маркус, как выше сказано, был дружком Цицерона… Причинно-следственные связи объяснять не надо…

 

Проблема античного мифотворчества о галлах заключается ещё и в том, что древние авторы – а за ними и менее древние – списывали друг у друга, переписывали, то что-то где-то добавляя, то что-то убирая, в зависимости от политических запросов момента, или красоты ради. А галлы безмолвны…

 

Тут бы самое время за галлов вступиться, рассказать правду об их человеческих жертвоприношениях, но не хочу вас чрезмерно утомлять. Так что про человеческие жертвы завтра.

 

Продолжение следует.

 ОРИГИНАЛ

Предыдущая часть здесь. А самое начало про галлов тута.


На картинке, согласно надписи: «Наши предки за столом».

 

Про Друидов. О религии. О вине.

Поговорив уже о том, о сём, об эдаком, продолжим о занятном и важном.

«Вот дуб в лесу. Один человек забрался на этот дуб. Он одет в белое платье, и на голове его венок из веток с листьями. Этот человек священник. Священников у галлов звали друиды. Он держит в руке (золотой) серп, он собирается срезать небольшое растение, омелу, которое выросло на ветке. У подножия дуба вы видите других друидов. Они держат белое полотно, чтобы поймать омелу. Галлы верили, что это растение лечит больных и приносит удачу. День, когда срезали омелу, был большим праздником. Жители приходили во множестве. Когда церемония заканчивалась, все садились на землю, чтобы есть, пить и петь песни. Часто пили слишком много, и тогда начинались ссоры и драки. Галлы любили ругаться между собой и драться, как все дикие племена». Учебник истории для младших классов. Конец XIX — первая половина XX веков. E. Lavisse. «Histoire de France». Cour élémentaire.

Учебников по истории для младших классов было много. И все они повторяли неизменное: вот лес, вот дуб, вот длиннобородый дедушка с серпом…

Но нет. Друиды на самом деле по дубам с золотыми серпами, быть может, и лазили, но это было далеко не основное их занятие. Друиды были просвещённые и «священные» «мудрецы», чье слово — закон; быть может, объединяли в себе религиозную и светскую власть. Наверняка представители самой высшей «аристократии». Посредники между небом и землёй (между бессмертными богами и тленными людишками). Учителя и поводыри своего народа, в компетенцию которых входило как всё сакральное, так и светское: административные акты, юриспруденция, история, магия, пророчества, обучение подрастающего поколения.

Главное из поучений: душа бессмертна, после смерти перейдёт из одного тела в другое. Что весьма благотворно действовало на легендарное бесстрашие галльских воинов, например. Душа всё одно переселится, а телом можно и на амбразуру. Кроме того, друиды «размышляли о звёздах и их движении, о космосе, о природе вещей, о размерах Земли и мира, о силе и власти богов». Изучали математику и медицину, практиковали фармацию и хирургические операции. Etc, etc

И к слову об омеле (Víscum). Полупаразитный кустарник, растущий на многих деревьях, реже на дубах. По-кельтски назывался «растение, которое лечит всё». У многих древних народов омела чем только не служила, особенно в области суеверий, украшений и символов (да я и сама до сих пор на Рождество ветки омелы вниз головой на высоте подвешиваю — для привлечения денег в дом… пока что-то безуспешно). Друиды, по легенде, использовали омелу только с дуба (потому, что дуб — древо священное), и срезали её в строго определённые астрологией (астрономией) дни. И только золотым серпом. И только левой рукой. «В присутствии избранных граждан, прошедших очистительные процедуры и танцующих ритуальные танцы». После чего — и это уже более вероятно — готовили из растения настой, или отвар, и лечили им «всё»... Кроме омелы в арсенале друидов находилось и множество иных растений под общим названием «лечебные травы». Они были очень умными и образованными, друиды. «Они занимаются предметами религии, они руководят жертвоприношениями, как публичными, так и частными, учреждают правила религиозных обрядов; молодые люди толпой приходят к ним, дабы учиться у них; им оказывают самое великое почтение… Именно друиды решают конфликты между племенами и между частными людьми (преступления, убийства, наследство, установление границ)», — Юлий Цезарь (Jules César. Commentaires sur la Guerre des Gaules).

Цезарь, правда, писал свои «Комментарии» в те времена, когда друидов в Галлии скорее всего уже практически не наблюдалось. После завоевания римлянами Трансальпийской Галлии (II в. до Р.Х.), друидизм пошёл на нет. «Последние (из друидов) едва заметны и занимаются исключительно педагогикой». О чём утверждают некоторые из современных историков. Не суть. Главное, друиды — это не столько белобородые дедушки на дубе, сколько «сильно эллинизированные учителя, учёные, верховные судьи». Само слово «друид» происходит от «dru-wid», что значит: «очень учёный». «Более всего они походили на греческих философов». С той большой и удручающей для истории кельтов разницей, что друиды запрещали письменность (за исключением, как было сказано выше, административных актов). Кельты верили в загробный мир, в переселение душ, и увековечивать что-либо бренное земное почитали никчёмным. Написанное — сотрется, построенное — разрушится, результат: ни каменных зданий на века, ни записанной истории для них же. Археологам приходится только копать, а историкам только догадываться. В том числе о том, что не в лесу и не под дубом свершали друиды свои священно-гражданско-магические обряды. Но за стенами безупречных святилищ по центру оппидума.

На видео: святилище кельтов (видео в оригинале, здесь, увы, только картинка)

Про кельтскую мифологию писать не буду, не бойтесь. А то я и сама боюсь. Там каждое племя поклонялось неисчислимым и неперечислимым (не перечесть, поскольку точно не идентифицированы) разнообразнейшим божествам. Порой весьма причудливым. Некоторые известны потому, что римляне ассимилировали их со своими. Так, Луг, Тевтат (Тутатис), Эпона, Эзус и прочие Таранисы с Беленами превратились в Меркурия, Аполлона, Минерву, Юпитера… В галло-романский период, до прихода христианства, успеет произойти даже некоторый синкретизм, и рогатый Кернунн, к примеру, вдруг появится промеж Аполлона и Меркурия.

На картинке: Кернунн между Аполлоном и Меркурием. II в. н.э. (Музей Сен-Реми, Реймс).

Диодор Сицилийский (Διόδωρος Σικελιώτης /Diodorus Siculus, ≈90-30 до н.э.) рассказывает, будто Бренн (Brennos / Brennus), пришедший грабить Дельфийский Оракул в 279 до н.э. (не путать с тёзкой, разорившим Рим в 390 до н.э.), «принялся смеяться», увидев статуи греческих богов в человеческом обличье. Кельты, судя по апогею вегетативных орнаментов той же эпохи, предпочитали не «очеловечивать» свои божества. Среди бронзовых хитросплетений галлов, не признававших симметрию «классического искусства», можно порой разглядеть подобие «лица», но исключительно мельком и без подробностей… Что вводит в некоторое заблуждение внимательных поклонников Цезаря. «Наиболее почитаемый бог у них — Меркурий. Его статуи наиболее многочисленны». Противоречия между смехом Бренна у Диодора и многочисленными Меркуриями Цезаря умные люди объясняют примерно так: Меркурий = Гермес = бог торговли, странствий и плодородия, изображавшийся в Древней Греции в виде столба с головой и… огромными половыми органами. От переизбытка подобных «изображений» появилось слово «герма», то есть любое изваяние в форме столба с головой. «...Надо просто понять, что Галлия Цезаря была населена подобными столбами, и ни в коем случае не принимать буквально их отожествление с богом коммерции»... Впрочем, отожествляют. Конкретно с Меркурием: то Луга, то Тутатиса…. А то к Марсу кого приписывают… В целом — путаница… В коей никак не помогает разобраться распространённое среди галлов «табу на теоним». Вместо собственных имён своих божеств галлы использовали всевозможные перифразы и аллюзии. Из-за чего и возникает впечатление, будто разнообразных фетишей у них без счёта. Хотя на самом деле всё быть может и не совсем так… Как-то так…

На картинке: Гермес. Национальный археологический музей, Афины.

О том, что религия у галлов не была столь примитивной и страшной (поклонялись деревьям, источникам воды, делались человеческие жертвоприношения), как то описывали школьные учебники ещё и в 1950-е годы, французы начали догадываться где-то годов эдак с 1970-х, когда откопали первые кельтские святилища. До тех пор никто и представить себе не мог, что галлы были способны вааще что-то строить, сложнее и изысканнее круглого шалаша в лесу. Всё началось с местечка Gournay-sur-Arond (святилище V-III-I вв. до н.э.), скрупулёзно до песчинки просеянного (1977–1984) и изученного. И оказалось, что галлы были отнюдь не так просты. Цезарь, конечно, писал о «необычайной религиозности» галлов. Но никто и не догадывался — до какой степени!

Религия, война, аристократия, само устройство общества латенской культуры — всё было самым тесным образом связано и неразрывно. И религия играла наиважнейшую роль. Воины, они же аристократия; аристократия — из неё же друиды, друиды — они же «верховные судьи». Собрания «верховного сословия» происходили не в лесу на полянке голой попой на земле, но именно внутри «святилищ». Цезарь тоже упоминает о «сенатах», заседающих в «театрах». Наверняка так и было. На территории «храмовых комплексов» сегодня находят каменные подобия мини Колизеев галло-риманской эпохи, а под ними — деревянные останки таких же «театров» исключительно галльской выделки. И здесь же — останки оружия, амфоры, монеты, инструменты для письма. Да, запрещённая друидами в религии и науках письменность, как было сказано выше, имела место для фиксации актов гражданского состояния и прочих административно-хозяйственных нужд. Алфавит использовался греческий, реже латинский. А заключённые внутри священных стен договоры, закреплённые друидом, нарушить было нелегко.

Ещё находят неимоверное количество амфор, кости животных, всё те же оружие и монеты, домашнюю утварь, сельхозинструменты, прочие орудия труда… Предполагается, что всё это приносилось в жертву. Причём приносилось в жертву не что ни попадя, но самое ценное. Вероятно, самые ценные породы животных, лошадей, например (а галлы были большими любителями и знатоками лошадей; готовы были заплатить за иноземную красивую лошадку немыслимые деньги; лошади были необходимы и очень ценимы, тем более военной аристократией)... Ну да про жертвы чуть позже…

Архитектура святилищ весьма «продвинута» и совершенна. Со взглядом обязательно на восток. Порой встречаются и вовсе замысловатые сооружения, свидетельствующие о большой грамотности кельтов в астрономии и об умении ими рассчитывать календарь на цикличные периоды долгого времени (ещё со времён Гальштата). Так, чтоб в нужный час и в нужный миг луч солнца или луны, прошёл ровно там, где было задумано.

Друиды, будучи «властелинами времени», назначали даты праздников, ритуалов, жертвоприношений. Для чего был разработан тончайший лунно-солнечный календарь пятилетнего цикла. То есть древние кельты умели соотнести видимые глазом лунные фазы с зависящим от солнца ритмом сезонов. Получился календарь из 60 лунных месяцев плюс 2 месяца корреляции на 5 солнечных лет (похожий, впрочем, на все протоисторические календари). Год был разбит на 12 месяцев по 29 (anmatu) и 30 (matu) дней, каждый с названием собственным: Самониос, Думанниос, Ринрос…

На картинке: так называемый календарь Колиньи (calendrier de Coligny). Бронза. Копия второго века более раннего галльского календаря. Самый длинный сохранившийся текст галльского языка (латинский алфавит).

Математика опять же. В астрономии и строительстве полезная вещь. В никчёмном украшательстве тоже. Кельты умели произвести столь необычайные и утончённые украшения, что современные люди очень долго не могли поверить, будто это кельты своими руками сделали. Обнаруженные вещи приписывали римлянам или грекам. Самих галлов почитая слишком примитивными для подобных художеств. Тем более, что галлы не были адептами фигуративного искусства, но строго придерживались абстракционизма. Что, по мнению наблюдателей позапрошлого века, как раз свидетельствовало о примитивности первых жителей Франции. Надо было дождаться моды на заокеанские диковины «искусства Навахо» и появления сюрреалистов, чтоб заподозрить это во всех этих галльских изображениях: «просто не умели рисовать», настоящее высокое искусство было им не по плечу… Полное «концептов и символов». А мне всё таки любопытно узнать, из чего именно состоял «волшебный эликсир», который варили друиды, и куда Обеликс в младенчестве упал? Что же именно в него входило, чтоб нашептать галльскому художнику вот такие «абстрактные образы» нагромождения монстроподобных ликов?

Если внимательно приглядеться, выше, да, это именно полу-человеческие, полу-звериные «морды лица». А вот тут и приглядываться не надо.

При чём тут при всём этом математика, это же чистая химия? — спросите вы. И я вам отвечу — вот причём:

Дабы нарисовать сей затейливый узор, надо было вычертить 193 окружности разного радиуса, 27 внутри, 8 снаружи (см. Тетраксис Пифагора — «Душа Мира»). Надо было соотнести всё это по диаметрам, углам, параллелям, медиатрисам и прочим биссектрисам. Ну то есть неплохо геометрию знать. А кто у нас учёный среди галлов? — Друиды учёные среди галлов.

Что характерно — самые тончайшие ювелирные изделия, выполненные по всей науке, зачастую из золота или позолоченные, предназначались даже не для людей, но для лошадей. Для тех, на которых галльский воин на войну отправлялся. Сам в золото одетый. Другой непонятный «классическому искусству» нюанс: замысловатые изображения и узоры находятся не только на видимой стороне ювелирных украшений, но и на тыльной, не выставляемой напоказ. А если никто не видит, зачем делать красиво? Предполагается, что всё это мастерилось не простой красоты ради, но имело сакральный смысл. Золото — металл священный. Символические знаки могли исполнять роль заклинаний, «оберегов». Во время военных действий — не самая бесполезная вещь.

Вполне возможно, что в своё время, ещё где-нибудь веке в пятом, учёные мужи Галлии ездили «на стажировку» в Великую Грецию, где приобщились к пифагореизму и завезли его с собой. Действительно, между пифагорейской и друидской доктринами можно обнаружить немало общего: табу на изображение богов, вера в божественную силу чисел (которые управляют Вселенной), бессмертие души… Впрочем, вещественных доказательств прям-таки абсолютного знака равенства тоже нет… Хотя…

«Многие греческие авторы недоумевали от поразительного сходства между идеями пифагорейцев и друидов. Некоторые даже задавались вопросом: не был ли Пифагор обучен друидами». Жан-Луи Брюно, Национальный центр научных исследований (Jean-Louis Brunaux, CNRS), наши дни. «Друиды у кельтов с особым рвением взялись за философию Пифагора». Святой Ипполит Римский (≈170 — ≈235). «Друиды собирались в сообщества, по уставу Пифагора… [Их размышления] всегда были направлены к вопросам наиболее абстрактным и к самой сложной метафизике», — Аммиан Марцеллин (Ammianus Marcellinus, ≈330 — ≈395).

Раз в год друиды различных племён, «руководимые одним единым шефом», собирались в «изолированном священном месте», «в мифическом лесу Карнутум» (если верить Цезарю; Carnutum, близ нынешнего города Шартр), решать наиважнейшие насущные вопросы цивилизации. Эдакий G60 галльских времён (древними авторами упомянуто примерно 160 кельтских племён, но в Галлии приято считать 60). Производился арбитраж разногласий между «государствами» и между частными лицами. «Если государство или человек не подчиняется их решениям, то им запрещают совершать жертвоприношения, и это самое суровое у них наказание».

Ну и последнее про друидов. Друидами наверняка много кто хотел быть! Друиды освобождались от воинской службы и налогов. Налогов! Обучение на друида длилось два десятка лет, то есть начиналось в раннем детстве. Опять же со слов Цезаря. Который сам лично, судя по всему, ни с одним друидом не встречался. По крайней мере ни разу о подобном событии в своих «Комментариях» не упомянул. Небось, опять у кого-то списал попросту… «Они выучивали наизусть большое количество стихов… Мне кажется, что они установили подобную практику (отказ от письменности и выучивание наизусть) по двум причинам: потому, что они не хотели предавать огласке их доктрину, и для того, чтоб их ученики, полагаясь на письменность, не пренебрегали их памятью, поскольку это обычная вещь; как только на помощь приходят письменные тексты, меньше начинают запоминать наизусть и оставляют свою память покрываться ржавчиной». «Multa praeterea de sideribus atque eorum motu, de mundi ac terrarum magnitudine, de rerum natura, de deorum immortalium vi ac potestate disputant et iuventuti tradunt».

...А кто-то там говорит: школ не было, неучи все, по лесам болотам…

Про вино и пьянство.

... хотела вам ещё про человеческие жертвы и чрезмерное потребление импортного вина рассказать, ну да на сегодня уже и без того слишком много… Завтра.

Продолжение следует…

ОРИГИНАЛ

P.S.

Самое большое опасение галлов: как бы небо не упало им на глову! (пассаж таковой у античных авторов имеется, мельком, да)...


Продолжение. Начало здесь.

Разобравшись с топонимами, этнонимами и прочими гусями, поговорим теперь о самом главном — о самих галлах. Всё-таки — первое население территории нынешней Франции.

Французы на протяжении последних двух столетий с завидным упорством сами себя убеждали: «Наши предки Галлы» были дикарями и варварами, цивилизации не знали, ничего путного не умели, пили свою ячменную брагу (cervoise) попрятавшись по шалашам в лесу, глупые, вздорные, драчливые, одних друидов с длинной бородой и золотым серпом слушались. Потом пришли Римляне, увидели, победили, галльские земли подобрали, обогрели, облагодетельствовали, о-романизировали, о-цивилизовали… Римско-греческие авторы тоже (вернее — изначально) подбросили «пергаментов в огонь»: по тем или иным причинам, но практически постоянно, кельтские племена в имперских манускриптах представлены весьма нелицеприятно. Подтверждая дикую и варварскую природу галлов. А сами галлы романов о себе не написали, летописей не оставили, вообще ничего письменного не вели. Не употребляли письменность всуе. И величественных каменных сооружений с фресками и барельефами не соорудили. В отличие от пирамид Египта, да колоннад Капитолия. То есть все имеющиеся «исторические» сведения — «в одни ворота». И сведения эти крайне предвзяты. Или предельно лапидарны. Как в случае с Цезарем и его «Bello Gallico» («Commentarii de Bello Gallico»). Собственно — основной источник всей информации про галлов («На самом деле, большинство этнографических пассажей в «Bello Gallico» скопированы с произведения Посидония (Posidonios / Ποσειδώνιος,≈135 BC — ≈51 BC), греческого философа, побывавшего в Галлии лет за сорок до Цезаря»). Проблема: там, где требовалось бы, для понимания, пять-шесть страниц мелкого почерка, Цезарь употреблял четыре слова. Вторая проблема: Цезарю никто не возражал, комментов к его Commentarii не «постил». Vae victis — историю пишут победители. Труд Посидония утрачен. Так что, как Цезарь написал — так оно и заучивалось на протяжении более двух тысяч лет. А как и что там было на самом деле…

На картинке: эпохальное сочинение Цезаря

Современная археология в помощь, сегодня про галлов известно несказанно больше, чем тысячу, сто, пятьдесят, двадцать лет назад. И галлы оказались совсем не такими, какими вы думаете.

Отдельное спасибо закону о «Превентивной археологии» (Archéologie préventive). Прежде чем начать что-либо копать, строители обязаны позвать археологов. Археологи копают первыми, и за минувшие два-три десятилетия накопали и самыми совершенными методами изучили практически всё то, что составляет современное знание о кельтах и их бессловесной цивилизации. Даже если первые открытия датированы ещё XIX веком, основные знания пришли за последние 20-30 лет. Потому — честно вам признаюсь — сегодня, ради написания данной рассказки, я предпочитаю читать либо самые последние статьи / книжки современных историков (а никак не прошлого века фундаментальные труды, хотя их тоже), либо уж античных авторов. Причём противоречий в современных и не очень современных источниках столько, что приходится порой разбирать латынь оригиналов. Или запрашивать разъяснений у специализированной профессуры… Это я как бы отвечаю на некоторые полученные комментарии к прежним сериям…

На картинке: превентивная археология, Страсбург.

Ну и наконец про самих Галлов.

Про гигиену.

Начнём с главного — с гигиены. Всем известно, варвары — они волосатые, лохматые, голые или покрыты шкурами, ужасно воняют. Мы это уже неоднократно припоминали. Ну да во имя справедливости не грех и повторить. Римляне и греки, гигиено-косметических процедур ради, натирали тело оливковым маслом. Северные «варвары» — животным жиром. Потому для «цивильного носа» — воняли. А на самом деле может это эллины с их оливками для галльского обоняния смердели несчадно? Вопрос привычек. В любом случае, обязательный «туалетный несессер» галлов до римской эпохи включал в себя: расчёску для волос, расчёску для бороды, инструменты для «маникюра», специальную ложечку-лопаточку ковыряться в ушах (чистить), опасную бритву, зеркало, пинцет для выщипывая волос, ножницы… Современные археологи, находящие все эти богатства в галльской земле, не могут, увы, с точностью сказать, какую именно часть тела галлы подвергали эпиляции, но что точно — начиная с бронзового века галлы что-то там себе выщипывали. И брили. И стригли. И мылись. Мыло — изобретение именно галльское (животный жир + пепел; про иные кельтские изобретения в одной из следующих рассказок). А волосы они «красили» либо красной глиной, либо известковым молоком. Отчего казались римлянам поголовно «русыми».

На картинке: «туалетный несессер» Галлов

«Что же касается бороды, некоторые её бреют, другие умеренно отращивают. Знать тщательно бреет щёки, но оставляет расти усы до того, чтоб их рот был закрыт…: так, когда они едят, в их усы забивается еда, и когда они пьют, напиток проходит через усы как через фильтр». Диодор Сицилийский (Διόδωρος Σικελιώτης /Diodorus Siculus, ≈90-30 BC).

Причёски у Галлов тоже были «в высшей степени изысканными». Если верить изображениям на монетах и редким статуям. Или очарованным свидетельствам римлян с греками, уже давно привыкших стричься просто и коротко. Кельты из волос наворачивали замысловатые кренделя, выработав несколько различных моделей. Крендель по лбу, крендель сбоку… Иногда выбривали затылок, быть может наподобие и по смыслу монахов средневековья. Разумеется, заплетали косички, асимметрично. Как мужчины, так и женщины (всевозможные украшения тоже гендерными различиями не выделялись). Главное, в отличие от французских придворных куда как более поздних времён с их париками в мышиных гнёздах, галлы — мылись. «Без конца моя волосы мылом с известковым молоком, они поднимают их (волосы) от висков к макушке и затылку, так, чтоб это было похоже на Сатира или Пана: поскольку их волосы становятся всё гуще и гуще от подобного обращения, они уже ничем не отличаются от лошадиной гривы». Диодор Сицилийский. «Пользуются также мылом, которое изобрели Галлы, чтобы красить их волосы в рыжий цвет; они наводят туалет с помощью сала и пепла; (мыло) высшего качества — с пеплом бука и салом козы. У них есть два сорта (мыла): твёрдое и жидкое; одно и другое широко распространены среди германцев, у которых мужчины его используют чаще, чем женщины». Плиний Старший (Gaius Plinius Secundus, ≈23 — 79 AD).

На картинке: кельтский «принц», оппидум Глауберг (Glauberg), Германия, ≈500 BC.

Про жильё — житьё — бытьё.

Картинка из учебника по истории. Пояснительный текст:

...«На иллюстрации вы видите деревню Галлов. Большинство мужчин деревни ушли на рыбалку или охотиться на кабанов и медведей. Им не нравится оставаться в их домах. Это хижины с крышей из соломы. Старик в белом платье — это священник. Священнослужители у Галлов назывались друиды. В Галлии нет школ. Но друид обучает Верцингеторига, потому что он (Верцингеториг) сын галльского шефа (принца)». Примечание:...тема галльского леса, полянка, на которой можно строить жилище и возделывать рожь, ячмень, коноплю. — Одежда Верцингеторига и Галлов, стоящих поодаль в знак почтения: узкие брюки, блуза, поверх которой плащ разнообразных и ярких цветов. — Дольмен (= могила), ветка омелы, выросшая на дубе, на которую указывает друид… религия Галлов: омела лечит и приносит удачу; человеческие жертвы на камнях дольмена. — Размышления: лучше жить в XX веке или во времена Галлов? Эти Галлы не дикие люди, но они ещё были варварами«...

Очень мне нравятся старинные учебники! Не знаю, когда прекратили издавать вот именно этот «курс» (Histoire de France, Gauthier — Deschamps, Aymard A., Librairie Hachette), цитируемая книжка датирована 1933 годом… Остальные учебники идентичны. И существовали до после Второй Мировой Войны включительно… Рассказывают, что ещё в середине 50-ых по таким учились… А я себе давеча прикупила несколько штук. Некоторые старинные, а кое-что переиздано совсем недавно. Надеюсь, не для школ…

На картинке: иллюстрация из учебника для начальной школы. «Самая знаменитая из всех книга по Истории для детей» (из аннонса на обложке современного переиздания). Тот же лес, та же поляна, та же круглая земляная лачуга с соломенной крышей…

Ernest Lavisse. Histoire de France. Cours élémentaire. Armand Colin, 1913

Подпись к картинке: «...Вы видите справа мужчину-Галла. У него очень длинные волосы. И очень длинные усы… Его накидка сделана из шкур животных.. Если бы вы встретили такого человека на улице, вы бы подумали, что это дикарь… Галл идёт на охоту. Он держит в руке копьё. С этим копьём он сможет напасть на оленя, кабана и волка, которых водилось очень много в нашей стране. Галлы проводили очень много времени на охоте… Галльская мама даёт своему старшему сыну лук и стрелы, чтобы стрелять в птиц. Мальчик будет сопровождать своего отца на охоте. Он не пойдёт в школу, по простой причине: в Галлии нет школ. Никто не учился ни писать, ни читать. Вы бы не хотели быть такими невеждами, как этот мальчик»...

И так далее, и тому подобное (в заключительной главе ещё поговорим об учебниках). «Наши предки Галлы». Дикие, без школ, живущие по лесам в хижинах из земли, без окон, под соломенной крышей, проводящие всё время своей никчёмной жизни в погоне за кабанами.

Впитанное с фиолетовыми чернилами школьных промокашек очень трудно выбить из сознания. Но галлы жили не совсем так. Вернее — совсем! совсем!! не так!!! Во-первых, уж если Галлия и дала что современным французам в наследство, так это, без малейших споров и сомнений — пейзаж страны. Кельты будущей Франции очень быстро сумели распознать все плодородные земли, все пригодные для пахоты поля, все самые жирные луга, все леса, полные дичи. Что надо выкорчевали и вспахали, что не надо — оставили под огороды, на остальном пасли, реже охотились. Из потребляемого мяса в рационе только 10% — продукты охоты, остальное взращено собственными руками. Причём столь милые сердцу и желудку Обеликса кабанчики составляли во всём «наохоченном» всего-навсего 1% (есть такие учёные, архи-зоологи, архи-ботаники, карпологи, педологи, палинологи, антракологи, малакологи, палеопалинологи… которые по объедкам в античных помойках, по семечкам и спорам в иных местах, по почве, костям, ракушкам, уголькам и т.д., умеют определить, кто что ел в доисторические времена, в каких количествах, где что когда росло, когда дремучие леса уступили место полям со злаками)...

Что ели, что пили.

Вместо много-много диких кабанов, ели галлы в большом количестве домашних свиней. Которых сами же и выращивали. И из которых умели делать прекрасные ветчины, паштеты, колбасы и прочие «солонины» (что массово экспортировали римлянам и грекам). Из домашних гусиков, кроме прочего, уже научились извлекать «фуа гра». Досуга бегать за дикими кабанами по непроходимым чащам хватало исключительно у «знати» — эдакий спорт и кружок по интересам. А в общем и целом, дикий кабан был для галлов животным сакральным, почитаемым за его силу, бесстрашие, боевитость и плодовитость; вместилище знаний, земное воплощение главных богов… На божественных пирах, в ином мире, кабанчики всегда приготовлены «à point», и никогда не кончаются. В мире этом потреблялись во время трапез многодневного праздника Самайн… Галлы латенского периода часто изображают кабанов (стилизованно) в статуэтках, на монетах, «на штандартах», в раструбах воинственной дудочки (трубы) Карникс. Кое-кто сравнивает Галльского Кабана со Священным Орлом Рима… То есть, не самое затрапезное — в прямом смысле — животное… Зато галлы ели собак. Быть может не везде, не по всей Галлии, но ели. А из собачьих шкур делали коврики. За что собаки очень ценились… Ещё ели лошадей (и до сих пор едят) (а собак потомки кельтов, например в Германии, ели аж до второй половины прошлого века, по местам), баранов, овец, говядину, уток, гусей, кур, рыбу, морковку белую, репу, прочие овощи, бобовых много, злаки всевозможные… На сладкое — «кукис» из муки, лесных орехов и мёда… Пили воду, сидр, «медовуху» (hydromel) и «сервуаз» (cervoise) — чисто галльское подобие пива, из ячменя, но без хмеля. И без пены. И без пузыриков. Каждая семья варила своё, удобряя ароматными травками. «Сервуаз» был безопаснее воды… По особо важным случаям пили импортное вино (см ниже)... Всё, как у людей.

На картинке: золотой статер с кабанчиком, галльская эпоха.

Statère d’or au sanglier, l’époque gauloise

Где жили.

Про леса, полянки и шалаши «а ля Ниф-Ниф» учебники XIX-XX века несколько «приукрасили». Со знаком наоборот. У европейских кельтов описываемой поры уже давно существовали крупные города-крепости, вошедшие в историю (спасибо римлянам и Цезарю лично) под названием «оппида» («оппидум», латинское «oppidum», во множественном числе «oppida»). С крепкими, чисто галльской архитектуры, стенами и строгой планировкой. И с весьма развитыми ремёслами. Сельского хозяйства галлы в своих оппидах не вели, пропитание поставляла провинция со множеством некрупных ферм. Земледелие у галлов тоже было на удивление развитым, но об этом (если не забуду) чуть позже.

На видео: типичный кельтский оппидум (упс, видео можно посмотреть в оригинале записи, здесь только фото)

Вот только не стоит впадать в анахронизм и сравнивать кельтские оппида с колоннадами Рима времён Траяна (Marcus Ulpius Traianus, 53 — 117). Сравнивать надо с небольшими римскими городами III — II BC. А они тоже были из земли и дерева…

В сельской местности галльские дома на примитивные шалаши опять же не походили. Напротив, были просторными, очень высокими и необычайно «хитрыми». «Умный дом». Отопление распространено «центральное». То есть буквально — очаг посреди дома. Трубы не наблюдается. Но и никакого «топления по чёрному» также не зафиксировано. Дымоотводом служила сама конструкция крыши — либо, действительно, из соломы, либо из деревянной «черепицы», в зависимости от региона. Дом «дышал», а дым уходил сквозь естественные отверстия в кровле, которая в обратном направлении, при снеге и дожде, оставалась непроницаемой. Заодно подобное «окуривание» как следует дезинфицировало помещение, убивая всяких там жучков-паучков и прочую гадость. Имелись под высокой крышей и специальные окошки для проветривания, открываемые и закрываемые «дистанционно» (дабы не карабкаться всякий раз на верхотуру, галлы придумали свой первый «пульт» — из веревки с грузом). А ещё галлы использовали ключи для дверей! Из чего можно предположить, что уровень их цивилизации уже поднялся до воровства!!! А вы говорите — дикари, дикари…

Картинка из школьного учебника.

Нынешние любители галльской старины воспроизвели типичную галльскую деревню и на собственном теле испытали жилищные условия «наших предков». Говорят — превосходно. Сплошная экология и энергосберегаемость. При минус одиннадцати и двадцати сантиметрах снега снаружи, отужинав свежеприготовленным бёф-бургиньон, наутро проснулись с вполне гигиеничной температурой +16°C. «Tranquille»...

Воспроизводить, правда, галльские постройки не просто. Как и во всём прочем относительно кельтской истории — нужно немало воображения. От деревянных домов, за две с лишним тысячи лет, остались исключительно… дырки! В прямом смысле — дырки. Не от бублика, но от давно растворившихся в земле деревянных свай. «Trous de poteaux» — дословный археологический термин. «Дырки от столбов».

На картинке: реконструкция по «trous de poteaux»

Среди дырок находят керамические черепки, железяки, кости, что-нибудь обугленное, иным способом чудом сохранившееся. Вырисовывается город или деревня.

Или святилище.

Ну да, не мраморные дворцы с коллизиями, конечно, но и не шалаш под дубом… Кстати, про дубы.

Про Друидов. О религии. О вине.

...впрочем, это слишком важная и занятная тема, здесь надо поподробнее, уже в следующей «серии»...

Продолжение следует…

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире