andrvifl

Андрей Вифлянцев

21 ноября 2017

F

Слова школьника из Нового Уренгоя, рассказавшего в  Бундестаге о своем исследовании судьбы солдата Вермахта, умершего в 1943 году в  советском лагере для военнопленных, неожиданно стали поводом для громкого скандала. Сначала против школьника и его гимназии написали доносы сразу в ФСБ, Генпрокуратуру и администрацию президента, а теперь уже и Совет Федерации потребовал от региона проверить гимназию и ее учебную программу.

«Открытое право» решило разобраться, что же такого страшного сказал школьник и насколько эти слова входят в противоречие с российскими законами.

Итак, юноша изучал жизнь и смерть солдата Вермахта Георга Йоханна Рау, попавшего в плен после Сталинградской битвы: «Я увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать. Они испытывали невероятные трудности во время войны, о которых мне рассказывал мой прадедушка, участник войны, который был командиром стрелковой роты». На последующие слова о том, что на планете больше не должно быть войн, внимания уже никто не обратил.

Таким образом, в вину школьнику ставят тезис о том, что многие солдаты Вермахта не хотели воевать. Запомним его и посмотрим на  российский Уголовный кодекс, а именно его статью 354.1, «Реабилитация нацизма» (принята в 2014 году на волне украинских событий), которую единственно юридически можно иметь в виду в этом случае.

Она наказывает за «отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран Оси, одобрение преступлений, установленных указанным приговором, а равно распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, совершенные публично».

Иными словами, в России официально запрещено отрицать решения Нюрнберга. Однако в чем именно они заключаются? Применительно к речи школьника — в следующем: Трибунал признал преступными организации СС, СД, СА, Гестапо и руководящий состав нацистской партии. Вермахт — нет.

Кроме того, Трибунал рассматривал преступления против мира, человечности и военные преступления. Однако очевидно, что о преступлениях школьник в своей речи также ничего не говорил.

Может ли внимательное изучение закона остановить Генпрокуратуру и Совет Федерации? Увы, нет. Здесь мы должны иметь в виду обвинительный приговор Владимиру Лузгину, осужденному по 354.1 в сентябре 2016 года.

Приговор был вынесен за фразу мужчины в соцсети о том, что Вторую мировую войну развязали коммунисты (Советский Союз) совместно с  Германией, а также что коммунизм и нацизм тесно сотрудничали. 

Именно это утверждение суд и посчитал противоречащим приговору Трибунала: «Вывод Международного военного трибунала не может быть поставлен под сомнение в связи с доводами стороны защиты о том, что трибунал не  рассматривал действия Красной Армии, части которой вошли на территорию Польши в  1939 году».

Таким образом, например, и во фразе школьника «увидел могилы невинно погибших людей» при большом желании вполне можно увидеть несогласие с  Трибуналом, закрыв глаза на тот же Вермахт?

«Открытое право» в случае необходимости готово обеспечить юноше и гимназии юридическую поддержку.

Сегодня Госдума рассматривает в спешке написанную поправку о  СМИ-иноагентах. Она появится в законопроекте «О внесении изменений в закон «Об информации»: так власти осложнят или запретят работу в России любого иностранного СМИ, вне зависимости от того, нарушает оно законы или нет.

Что произошло?

Госдума решила срочно «прижать к ногтю» иностранные СМИ, вещающие на территории России. Отдельный законопроект писать было долго, поэтому решено было подготовить поправку в документ, уже прошедший первое чтение. Таким образом сегодня эта поправка со свистом будет принята без обсуждения.

Против кого направлена поправка?

Самое сложное – понять именно это. Вот, что говорится в ее тексте: «Юридическое лицо, зарегистрированное в иностранном государстве, или иностранная структура без образования юридического лица, распространяющие предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы (иностранное средство массовой информации), могут быть признаны иностранными средствами массовой информации, выполняющими функции иностранного агента, независимо от их организационно-правовой формы, если они получают денежные средства и (или) иное имущество от иностранных государств, их  государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и (или) иное имущество от указанных источников».

Значит, для получения статуса иностранного СМИ-иноагента нужно быть иностранной организацией и всего лишь получать деньги или имущество, хоть как-то не связанные с Россией.

Получается, что под определение «иностранного СМИ» может попасть кто угодно, распространяющий информацию за границей (и вовсе не обязательно думавший о России). Компания Apple распространяет информацию для неограниченного круга лиц? А Google? А Facebook? А Лувр, когда показывает картины? А занзибарский магазин, продающий книгу про размножение бабочек? То  есть речь идет вовсе не о том, что «Радио «Свобода» пишет новости на русском языке и нужно помешать это делать. Из-за спешки депутатов вышло, что законопроект позволяет объявить иностранным агентом вообще кого угодно. Ведь «иностранное СМИ» в документе – это просто короткий синоним предыдущего длинного определения, никаких других критериев «иноСМИ», кроме него, у нас нет.

Как поправку будут применять?

Важная фраза: «К иностранному средству массовой информации могут быть применены положения Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», регулирующие правовой статус некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента».

То есть когда и если Минюст захочет – тогда и выдаст ярлык иноагента кому угодно. От Apple до занзибарского магазина. Да что там: любая зарубежная музыкальная группа тоже может оказаться СМИ-иноагентом, ведь она получает деньги от иностранцев (те покупают ее треки).

Будущий закон – избирательного действия, он будет применяться из соображений политической целесообразности, так как никаких иных критериев в нем нет.

При этом для признания иноагентом НКО Дума раньше разработала более детальные критерии (121-ФЗ): НКО должна участвовать «в том числе путем финансирования в организации и проведении политических акций в  целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях.

Конечно, в итоге политической деятельностью Минюст стал считать что угодно, от экологии до памяти жертв репрессий, но в законе хотя бы  было более четкое определение и ряд, пусть зачастую и не работающих, исключений: «К политической деятельности не относится деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, социальной поддержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защиты растительного и животного мира, благотворительная деятельность, а также деятельность в области содействия благотворительности и  добровольчества».

Ни о чем подобном по отношению к «иностранным СМИ» не  говорится. 

Что грозит СМИ-иноагенту?

К нему будут применяться те же правила, что и к НКО-иноагентам. Это значит, что речь идет в том числе об уголовных статьях.

Статья 239 УК РФ «Создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан». Она наказывает за «создание некоммерческой организации (включая некоммерческую организацию, выполняющую функции иностранного агента) либо структурного подразделения иностранной некоммерческой неправительственной организации, деятельность которых сопряжена с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к  совершению иных противоправных деяний, а равно руководство такой организацией либо структурным». В части 3 статьи наказание введено и за пропаганду тех же  деяний. Максимум – до трех лет лишения свободы.

И снова представим, что житель, допустим, Мадагаскара, продает на сайте Amazon книгу «Как хорошо быть революционером». И руководству Amazon российский суд по новому закону сможет выписать три года тюрьмы, хотя о России и ее законах никто и не подозревал. Но в документе, принимаемом Госдумой, о России ведь тоже нет ни  слова.

Следующая статья УК против НКО – 330.1, «Злостное уклонение от исполнения обязанностей, определенных законодательством Российской Федерации о некоммерческих организациях, выполняющих функции иностранного агента» (до двух лет лишения свободы).

Что это за обязанности? Предоставление документов для включения в перечень НКО. Увы, но ничто не помешает Минюсту потребовать, скажем, от Reuters зарегистрироваться как иноагент, а потом завести дело на все его руководство: законопроект написан именно так, чтобы это позволять.

В лучшем случае дело ограничится штрафом по 192-ФЗ.

Что должен делать иноагент, чем мешает этот статус?

Обязанности СМИ-иноагента приравнены к обязанностям НКО-иноагента. Вот, чего от них требуют:

  • предоставлять отчет в уполномоченный орган о своей деятельности, о персональном составе руководящих органов – один раз в полгода;
  • предоставлять в тот же орган документы о целях расходования денежных средств и использования иного имущества, в том числе полученных от  иностранных источников, – ежеквартально;
  • предоставлять аудиторское заключение – ежегодно;
  • размещать в интернете или предоставлять СМИ для опубликования отчета о своей деятельности сведения, представляемые в  уполномоченный орган, – один раз в полгода;
  • указывать в издаваемых и (или) распространяемых материалах, что они изданы и (или) распространены НКО-иностранным агентом.

Трудность здесь заключается в огромном числе бумаг и  времени, требуемом на их оформление, а также в подрыве репутации ярлыком «иноагента».

И напомним: в списке Минюста сейчас 87 НКО-иноагентов. Это «Мемориал», «Сова», «Эковахта по Северному Кавказу», «Комитет по предотвращению пыток», «Дианстия» и множество других полезных для России организаций. Поэтому прогноз о том, кого Минюст будет признавать СМИ-иноагентами, очевиден.

Подростка в инвалидной коляске вместе с его приятелем выгнали из пиццерии при питерском кинотеатре. Охранник объяснил, что хозяин заведения сам решает, кого пускать, а кого нет. Скандал поднялся громкий, мать мальчика пожаловалась в прокуратуру, однако далеко не в каждом подобном случае удается привлечь внимание СМИ. Что делать, если вы  попали в похожую ситуацию, но журналисты о ней не знают?

Правила посещения того или иного заведения должны быть в открытом доступе: на информационном стенде или у администратора, предоставлять их должны по первому требованию. Определенные ограничения на посещение, на самом деле, могут быть, но лишь не противоречащие закону, это прописано в п. 5 Правил оказания услуг общественного питания от 15.08.1997 №1036. Скажем, кафе может требовать от посетителей снимать верхнюю одежду, в этом никакой дискриминации нет.

Остальные случаи – и уж тем более отказ, как в Питере, из-за того, что «хозяину не нравится лицо посетителя» – закон грубо нарушают.

Заведение по умолчанию заключает с посетителем публичный договор (ст. 426 ГК РФ), и никакой владелец кафе не  вправе предпочитать одного клиента другому.

Включение в договор условий, ущемляющих права потребителя, – это административное правонарушение (ч.2 ст. 14.8 КоАП РФ) со штрафом до 20 тысяч рублей.

Кроме того, отказ из-за «неправильного лица» нарушает ч. 2 ст. 19 Конституции РФ, которой гарантировано равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Как доказать, что ваши права ущемлены? В идеале нужно потребовать письменного отказа, если же это не  получается, действуйте так же, как поступила мать подростка в Петербурге: сделайте аудио— или видеозапись нарушения ваших прав и запишите контакты свидетелей инцидента: они могут помочь вам в суде.

Куда обращаться для восстановления своих прав?

  • в Роспотребнадзор и прокуратуру – можно через электронную приемную
  • в суд, если вы понесли убытки (например, купили входные билеты) или считаете, что действиями администрации заведения вам был причинен моральный ущерб

Предложение Фейсбука отправлять его администрации свои ню-фотографии, чтобы таким образом защититься от их публикации, вызвало множество шуток. Однако проблема «интимного шантажа» менее серьезной от этого не стала. «Открытое Право» разобралось, как защищены жертвы таких публикаций в  России и может ли государство наказать виновников распространения «голых фото».

Начнем с того, что ответственность за это в нашей стране предусмотрена, причем уголовная: статья 137 УК РФ, «Нарушение неприкосновенности частной жизни». Максимальное наказание по ней составляет до  двух лет лишения свободы, но на практике до этого почти никогда не доходит, и  доморощенные Хью Хефнеры отделываются условным наказанием со штрафом или исправительными работами. При этом жертвами, согласно судебной статистике, в  80% случаев оказываются женщины.

По той же статистике фотографии выкладывают не только бывшие интимные партнеры, но и кредиторы, пытающиеся надавить на должников, и  работодатели: последние пользуются доступом к компьютерам своих сотрудников.

Во всех этих случаях жертв интимных публикаций, помимо УК, защищает еще статья 152.2 Гражданского кодекса, посвященная охране частной жизни граждан. Дело в том, что интимные фотографии в ГК рассматриваются как «нематериальные блага» (статья 150), а следовательно, подлежат охране.

 Итак, 152.2, часть 4: «В случаях, когда информация о частной жизни гражданина, полученная с нарушением закона, содержится в документах, видеозаписях или на иных материальных носителях, гражданин вправе обратиться в  суд с требованием об удалении соответствующей информации, а также о пресечении или запрещении дальнейшего ее распространения путем изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации изготовленных в целях введения в гражданский оборот экземпляров материальных носителей, содержащих соответствующую информацию, если без уничтожения таких экземпляров материальных носителей удаление соответствующей информации невозможно».

Как реализовать эту статью на практике? Во-первых, не  пытайтесь сразу же удалить из доступа ваши снимки: это естественный порыв, но, чтобы найти виновных и доказать вину, необходимо должным образом зафиксировать факт публикации. Так, можно заверить у нотариуса распечатку с сайта, на котором размещена информация: ее должен сделать сам нотариус. Только после этого нужно требовать удалить информацию и подавать заявление:

  • в суд общей юрисдикции, если автор публикации известен и (или) сведения опубликованы в СМИ;
  • в полицию или прокуратуру для поиска виновных и  привлечения их к уголовной ответственности.

Тут, увы, вынуждены огорчить: суд, скорее всего, станет на  вашу сторону и заставит ответчика удалить фотографии, но вот сколько-нибудь серьезной компенсации морального вреда вы не получите. Это общая проблема российских судов, касающаяся не только публикации интимных снимков.

 Наглядный пример: в 2014 году НТВ показал в эфире видео обыска в полиции лидера ДПНИ и движения «Русские» – националиста Александра Белова-Поткина. На этом видео он был абсолютно обнажен, открыто называлось его имя – повод для иска был налицо. Белов-Поткин требовал удалить видео с сайта НТВ и выплатить ему миллион рублей: ведь видео с ним было продемонстрировано на  миллионную аудиторию федерального телеканала.

Тем не менее, эти требования суд удовлетворил лишь частично: с необходимостью удаления видео согласился, а вот миллион рублей в итоге превратились в 10 тысяч.

Приведем и другой пример – дело 2015 года, в котором потерпевшая пожаловалась на вымогательство с публикацией фотографий ее секса. Но даже в  этом случае суд, несмотря на совокупность статей УК 137 и 242 (изготовление и  оборот порнографических материалов) ограничился условным сроком и штрафом в  пользу государства в 30 тысяч рублей. Потерпевшая же вовсе осталась без компенсации.

 И это, увы, типичная в России ситуация. 

Материал подготовлен совместно с юристом «Открытого Права» в Ростове-на-Дону Николаем Шатуновым.

Известия о накрывшем Европу радиоактивном облаке из  рутения-106 хотя и не сразу, но вызвали опровержения российских властей и  «Росатома». Сам факт радиоактивного загрязнения они при этом не отрицают, утверждая лишь, что «это не мы».

Концентрация радиоактивного рутения-106 в воздухе невелика: она в 40 раз ниже предельно допустимой нормы даже в центре облака, над Будапештом. Тем не менее, как отмечают экологи «Беллоны», это не значит, что людям ничего не грозит: вреда для каждого человека, попавшего под действие облака, не будет, но для конкретных людей он может наступить. http://bellona.ru/2017/10/24/ruthenium/ Такой эффект называют «стохастическим», то есть по сути, сейчас разыгрываются лотерейные билеты: кто-то из миллионов получит рак, расстройство иммунной системы и т.д., которых без рутения-106 не было бы.

Что представляет собой этот радиоактивный металл? Он  возникает в отработанном ядерном топливе, таким образом, нынешнее облако, скорее всего, – результат аварии на предприятии, занимающемся его переработкой. В России это – уральское ФГУП «Маяк».

Мы не знаем, как и где в действительности произошла утечка, однако важно помнить: она не может быть государственной тайной. Согласно законодательству, власти обязаны информировать население об авариях такого рода и принимать все меры к их устранению и обеспечению безопасности граждан. Молчание – это преступление в юридическом смысле этого слова.

В федеральном законе «О защите населения и территорий от  чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (68-ФЗ) четко сказано: «Информация в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, а также о деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и организаций в этой области является гласной и открытой, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации».

Сама чрезвычайная ситуация определяется как «обстановка на  определенной территории, сложившаяся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, стихийного или иного бедствия, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей или окружающей среде <…>».

Что же должно были сделать власти, если авария в  действительности произошла на территории России? Они «…обязаны оперативно и  достоверно информировать население через средства массовой информации, в том числе с использованием специализированных технических средств оповещения и  информирования населения в местах массового пребывания людей, и по иным каналам о состоянии защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций и принятых мерах по обеспечению их безопасности, о прогнозируемых и возникших чрезвычайных ситуациях, о приемах и способах защиты населения от них».

А вот сокрытие такой информации, как мы и сказали, – преступление. Во-первых, административное. Нарушена статья КоАП 8.5 («Сокрытие или искажение экологической информации»). Штрафы по ней, правда, ничтожны: до 6 тысяч рублей для должностных лиц и до 80 тысяч для юридических.

Однако на этот случай существует и статья Уголовного кодекса – 237 УК РФ, «Сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей». Здесь уже все серьезнее: согласно ее второй части, если информацию утаил чиновник, глава муниципального образования и т.д., ему грозит до 5 лет лишения свободы. Человек без государственной должности может как максимум получить 2 года лишения свободы.

При этом рассказать об аварии недостаточно: дальше начинаются ответственность и обязанности президента и правительства. Согласно 8 статье все того же 68-ФЗ, президент должен решить вопрос о ликвидации последствий аварий с привлечением Совета безопасности, а правительство не только  определить порядок информирования населения но и принять «решения о выплате единовременной материальной помощи гражданам Российской Федерации в случаях возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, включая определение случаев оказания единовременной материальной помощи, а  также круга лиц, которым указанная помощь будет оказана».

И в этом случае неважно, стали ли вы обычной жертвой аварии или «стохастической».

Увидеть связь заболевания с аварией можно будет лишь через годы – по необъяснимому всплеску печальной медицинской статистики. Однако зафиксировать факт аварии, понять, где именно и в результате чего она произошла, необходимо уже сейчас.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире