20:05 , 16 декабря 2012

Как начиналось строительство резиденции Патриарха под Геленджиком

Письмо Патриарха Алексия II Александру Ткачеву свидетельствует о том, что под Геленджиком строилась именно «дача Патриарха», а не «духовно-культурный центр»

Наряду с сотнями других экологических проблем наша организация «Экологическая Вахта по Северному Кавказу» занимается и так называемой «дачей Патриарха» под Геленджиком. Мы начали заниматься этой проблемой еще в 2008 году, когда наш активист Дмитрий Шевченко выявил факты массовой вырубки деревьев краснокнижной сосны пицундской под строительство этой дачи в районе санатория «Голубая даль» возле села Дивноморское.

Это было задолго до развернувшейся в нашей стране в последнее время так называемой антиклерикальной кампании. И занялись мы этой проблемой совершенно не потому, что касалось Патриарха. Мы бы начали заниматься этой проблемой, кто бы за ней не стоял. Потому что строители «дачи Патриарха» посягнули на природное наследие нашей страны, каковым без сомнения является уникальный Джанхотский бор сосны пицундской – самый крупный в России массив этого охраняемого вида деревьев.

К сожалению, у нас не получается постоянно заниматься этой темой. Деятельность Экологической Вахты держится на энтузиазме нескольких десятков активистов, которые просто физически не могут осуществлять постоянные действия в отношении огромного количества экологических проблем нашего региона. Кроме того, к сожалению, в экологическом плане ситуация в отношении «дачи Патриарха» в значительной степени уже проиграна, реликтовый лес вырублен, целостность лесного массива необратимо нарушена. Главные силы мы бросаем на то, где можно что-то спасти и предотвратить уничтожение уникальных уголков природы. И в последний год, за исключением летней поездки на «дачу Патриарха» нашего активиста Сурена Газаряна, мы этим вопросом никаким образом не занимались. Хотя основания для этого были, так как в наши руки попали совершенно уникальные документы, касающиеся согласования строительства «дачи Патриарха». Но до их публикации просто не доходили руки.

Новый повод вернуться к этому проблемному объекту на Черноморском побережье случился неожиданно. В ноябре на меня вышел известный тележурналист Борис Корчевников, который очень настойчиво хотел взять у меня интервью по вопросу «дачи Патриарха». Причем именно у меня, хотя я лично этой проблемой занимался только косвенно, в основном «дачей Патриарха» занимались Дмитрий Шевченко и Сурен Газарян. Я все-таки настоял на том, чтобы в интервью принимал участие Дмитрий Шевченко и его запись состоялась 8 декабря в Краснодаре в местном офисе партии «ЯБЛОКО», председателем Краснодарского отделения которой я являюсь.

859416

В ходе этого интервью Борис очень интересовался тем, на основании чего мы так уверенно утверждаем, что под Геленджиком строилась именно «дача Патриарха». И я рассказал Борису о документах, которые об этом неопровержимо свидетельствуют. Через несколько дней я ему их выслал. Надеюсь, об этих документах будет сказано в передаче, которую он готовит.

Что же это за документы, которые раньше были недоступны общественности и которые раскрывают много новых деталей относительного того, как под Дивноморским появился объект, который сейчас официально называется, «Патриаршим и Синодальным духовно-административным и культурным центром Русской Православной Церкви».

Их большое количество. И чтобы не перегружать сознание читателей я сейчас приведу только некоторые из них, акцентируясь на том аспекте, который больше всего интересовал Бориса Корчевникова, почему мы называем этот объект «дачей Патриарха».

Пожалуй, наиболее значимый из этих документов – это официальное письмо Патриарха Алексия II губернатору Краснодарского края Александру Ткачеву, датированное 12 января 2004 года.

859418

В письме Патриарх Алексий II сообщает Александру Ткачеву, что «мною было одобрено место в селе Дивноморское для начала ведения работ по строительству резиденции Патриарха Московского и всея Руси в Краснодарском крае, по предварительному согласованию с Администрацией города Геленджик». Патриарх просит губернатора «в связи с необходимостью начала строительных работ, дать соответствующие указания Администрации города Геленджик по оформлению указанного земельного участка», а вопросы, связанные с техническими аспектами работ, решать с генеральной подрядной организацией".

Из письма ясно следует, что речь идет не о «духовно-культурном центре», а именно о «резиденции Патриарха». Также письмо свидетельствует о том, что проект строительства резиденции под Геленджиком с самого начала был инициирован лично Патриархом Алексеем II, а не просто некими людьми из Московской Патриархии. Данное письмо не оставляет шансов сказать: «а причем здесь сам Патриарх, это просто его подчиненные проявили инициативу и решили построить для Патриарха эту резиденцию». Нет, Патриарх лично одобрил место для строительства резиденции в совершенно конкретном месте — северной части уникального Джанхотского бора сосны пицундской, где она впоследствии и была построена. И его не остановило то, что строительство в этом месте неизбежно приведет к массовой вырубке сосны пицундской, являющейся видом, включенным в Красную книгу России, уничтожение деревьев которого запрещено.

Письмо это также свидетельствует о том, что вопрос о строительстве резиденции именно в этом месте в селе Дивноморское на момент его написания уже был решен, ведь Патриарх его «одобрил», а также о том, что Патриарх был уверен в том, для «начала строительных работ» нужно только дать соответствующие указания Администрации Геленджика. Хотя по нормам закона для подобного строительства нужно было пройти сложнейший путь согласований и экспертиз. В итоге которого, при объективном и законном рассмотрении данного вопроса, заказчику этого строительства было бы отказано, в связи с тем, что данное строительство сопряжено с массовым уничтожением в пределах федеральной особо охраняемой природной территории, каковой является курорт Геленджик, краснокнижных растений. Однако пожелания Патриарха Алексия II, которому понравилось именно это место в реликтовом сосновом лесу, оказались выше требований закона.

21 января 2004 года в ответ на письмо Патриарха заместитель главы администрации Краснодарского края Вениамин Кондратьев направляет официальное письмо главе администрации Геленджика Сергею Озерову, Патриарху Алексию и в Геленджикский земельный центр

859420

В этом письме он просит «обеспечить подготовку землеустроительного дела и предоставить его в администрацию края в установленный срок для принятия администрацией решения о предварительном согласовании места размещения резиденции Патриарха Московского и всея Руси в селе Дивноморское города Геленджика». В этом письме также говорится именно о «резиденции Патриарха», а не о каком-либо «духовно-культурном центре».

4 марта 2004 года Комитет по земельным ресурсам и землеустройству города Геленджика делает заключение по предварительному согласованию Московской Патриархии места размещения земельного участка для строительства летней резиденции Патриарха Московского и всея Руси в селе Дивноморское города Геленджика.

859422

В этом документе указано еще более откровенное официальное название данного объекта — «летняя резиденция Патриарха». А «летняя резиденция» – это и есть «дача». Соответственно, люди совершенно справедливо называют «Летнюю резиденцию Патриарха» – более коротким эвфемизмом «дача Патриарха». Это не их домыслы, так написано в документах, так назвал этот объект сам Патриарх Алексий II.

И не только документы неопровержимо свидетельствуют о том, что под Геленджиком планировалось строительство не церковного объекта, а именно летней резиденции Патриарха.

10 ноября 2003 года об этом сообщал официальный телеканал «Новое телевидение Кубани». В то время этот телеканал, не предвидя будущего скандала, не стесняясь, сообщил: «Летняя резиденция патриарха Московского и Всея Руси Алексия появится в Геленджике. Решение этого вопроса тянулось два года. Два месяца назад курорт посетила делегация патриарха и осмотрела все предлагаемые варианты. После этого визита главе администрации Геленджика Сергею Озерову пришло письмо с просьбой предоставить земельный участок площадью 3-4 гектара в районе лесного массива Голубая Даль в селе Дивноморское. Именно здесь будет построена резиденция Алексия».

Сейчас, чтобы замять общественный скандал, разгоревшийся вокруг объекта, построенного по заказу Московской Патриархии РПЦ возле села Дивноморское, можно как угодно его переименовать и назвать какими угодно благочестивыми названиями, можно построить на его территории храм и провести Священный Синод, как это было сделано в этом году. Чтобы никто не смог посмотреть, что же на самом деле происходит на его территории, можно оградить этот объект многометровым забором с колючей проволокой и видеокамерами. Но исторические факты уже никак не перекроить и то, что было на самом деле, не завуалировать никакими новыми красками, нанесенными на первоначальную картину событий. Которая исторически была следующей: объект возле села Дивноморское был построен по личной инициативе Патриарха Алексия II для обеспечения его отдыха, и назывался он изначально «летней резиденцией Патриарха». При этом были грубо нарушены нормы закона и уничтожено большое количество краснокнижных деревьев.

Русская православная церковь должна быть образцом соблюдения этических и правовых норм. И ее представителям, которым прекрасно известно все вышеизложенное, вместо того, чтобы пытаться скрыть не только очевидные, но и документально оформленные факты, необходимо было давно признать, как все было на самом деле. Ведь кому как служителям Церкви знать, что «нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы» (Евангелие от Луки). То, что сейчас широкой общественности стало доступным письмо Алексия II относительно «резиденции Патриарха» в полной мере подтверждает эту истину. Церковь в своей истории допускала большое количество ошибок. И для сохранения высокого этического статуса Церкви крайне важно, чтобы она была способна признавать эти ошибки. Это только усилило бы ее нравственную силу, если бы она признала, что строительство объекта возле села Дивноморское на особо ценной природной территории ценой уничтожения реликтового леса было серьезной ошибкой. И такой путь решения проблемы со скандалом вокруг «дачи Патриарха» в полной мере соответствовал бы религиозным этическим нормам. А вместо этого избран чиновничье-светский путь публичного искажения документально подтверждаемых фактов и скрытия от общественности того, что было на самом деле.

Идя истинно религиозным путем, Русская православная церковь могла бы сделать все возможное для возмещения нанесенного при строительстве «дачи Патриарха» экологического ущерба и устранения допущенных нарушений закона. Хотя бы тех, в отношении которых это возможно. Ясно, что вырубленные сосны и разрушенные ландшафты на территории «духовно-культурного центра» – это то, что утрачено уже необратимо. Но можно, например, приложить усилия к сохранению и восстановлению оставшейся части Джанхотского бора сосны пицундской, которая находится в чрезвычайно критическом состоянии. Можно демонтировать незаконно установленные на территории лесного фонда заборы, восстановить доступ к береговой полосе и проходу людей по старой Джанхотской дороге.

Я надеюсь, что это все-таки произойдет. А также я надеюсь, что весь этот общественный скандал вокруг строительства «летней резиденции» под Геленджиком будет иметь хотя бы такой итог, что привлечение общественного внимания к данному факту помешает появлению подобных «резиденций» в других уникальных природных уголках России.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире