andrey_izhevsk

Андрей Коновал

29 августа 2016

F
Закрытие противотуберкулезного стационара и решение чиновников перенести диспансер в жилой микрорайон рядом с одной из городских школ послужили спусковым крючком для нового массового митинга протеста в Сарапуле. Около 600 жителей этого небольшого города собрались 27 августа, в субботний день, на площади перед ДК «Электрон», чтобы потребовать отставки министра здравоохранения Удмуртии, главврача городской больницы, а также пересмотра политики оптимизации в области республиканского здравоохранения.

IMG_8700.JPG
Митинг начался с минуты молчания, посвященной «жертвам оптимизации здравоохранения». 

Как отметила ведущая митинга Валерия Курдицкая (гражданская активистка из группы «Сарапул. Комитет народного контроля (СКНК)») уже известны имена как минимум двух пациентов, умерших, по мнению медиков, из-за закрытия стационарного отделения противотуберкулезного диспансера.

IMG_8683.JPG
Врач-фтизиатр,  один из лидеров профсоюза «Действие» в Сарапуле Ольга Щипицина сообщила, что в 2016 г. в Сарапуле смертность больных туберкулезом в Сарапуле выросла в 2 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

По словам Ольги Щипициной, на фоне закрытия стационара в Сарапуле уже имели место случаи отказа в госпитализации, замалчиваемые чиновниками. «За истекшие 5 месяцев после  закрытия стационара в Сарапуле так и не введены стационарозамещающие виды помощи пациентам с туберкулезом легких», — сказала врач.

image (2).jpg
Чтобы обеспечить звуковое сопровождение митинга, организаторам пришлось подключать звукоусиливающую установку к мобильной электростанции. Как сообщил Владимир Черницын (основатель группы СКНК), представители ДК «Электрон» в последний момент сорвали договоренности о предоставлении электропитания.

image (4).jpg
Мать двоих малолетних детей, педагог школы искусств, активистка профсоюза «Учитель» Светлана Азиатцева:  «Хочу обратиться к главе Удмуртии Соловьёву и министру Чуршину. Сколько можно оптимизировать? Нет узких специалистов, приходится с больными детьми ездить в Ижевск, большая проблема с детским стоматологом!».

Светлана рассказала, что недавно стала невольным свидетелем того,  как в приемном покое детской больницы медики по телефону предъявляли претензии  оптимизированному инфекционному стационару СГБ №1, в котором якобы отказались госпитализировать ребенка с температурой 40 и 7 и признаками инфекционного заболевания. Но в инфекционном отделении с января нет своего реанимационного отделения, ребенка оставили  в детской больнице.

IMG_8748.JPG
Люди ставят подписи в поддержку проекта резолюции митинга.

IMG_8694.JPGb>

Участие в акции протеста приняли пациенты, родители учеников 15-й школы, врачи, медсестры.

Митинг собирался в основном через соцсети, но получился массовым для небольшого города, несмотря на выходной день и  садово-дачный сезон.

IMG_8686.JPG
Учитель 15-й средней школы  Лариса Копылова: «Хочу обратиться ко всему городу, чтобы мы все вместе не допустили размещения туберкулезного диспансера напротив школы!».


Представитель родительского комитета школы Елена Заварзина высказала тревогу, что дети в окрестностях школы будут входить в контакт с больными туберкулезом.

IMG_8676.JPG

Преподаватель русского языка и литературы Ирина  Торгашева: " Я первый раз пришла на митинг. Наболело! Наслушалась сладких обещаний чиновников, но больше им не верю, Я хочу бороться, я хочу научить своих студентов тому, что равнодушные останутся в стороне, я не хочу продавать свою совесть".

IMG_8692.JPG
Начавшееся в толпе скандирование «Чуршина в отставку!»  переросло в скандирование «Галанову — в отставку!» (Е.Галанова —   главный врач СГБ №1).  Эти же требования неоднократно звучали с трибуны —  из уст пенсионеров, пациентов, общественных активистов, даже городских депутатов.

IMG_8675.JPG


Валерия Курдицкая напомнила о печальных последствиях закрытия инфекционной больницы, присоединенной к СГБ №1. О том, что «остался один этаж вместо двух корпусов,  убрали лабораторию, реанимацию». «Половину отделения теперь занимают больные пневмонией и циррозом,  — сказала Валерия, — которые должны лежать в терапии, но там мест нет. Ночью привозят детей, с высокой температурой, но нет мест, и ночью их отправляют домой, порой привозят детей из района, как им добираться ночью домой?..


IMG_8741.JPG
Врач-фтизиатр Алексей Тронин:  «Хочу спросить министра Алексея Дмитриевича Чуршина  как мужик мужика:  когда ты сдержишь слово,  обучишь и устроишь уволенный медицинский персонал? А то сейчас медсестрам на бирже предлагают в швеи идти…» 

IMG_8690.JPG
Одной из тем митинга стало сокращение зарплат медицинских работников Сарапула после реформы оплаты труда, проведенной Минздравом и Правительством Удмуртии.

IMG_8677.JPG
Люди требуют сохранить туберкулезный стационар в Сарапуле.

DSCF5843.JPG

Из резолюции митинга:
«Недавняя проверка по коллективному обращению медработников подтвердила не только грубые нарушения в системе оплаты труда, но и существенное снижение зарплат медиков в Сарапульской городской больнице №1. Средние зарплаты врачей за январь-июнь 2016 г. упали (в сравнении с аналогичным периодом 2015 г.) на 4 476 руб. (10,1%), среднего медперсонала – на 505,9 руб. (2,4%»). Разве так должны выполняться указ Президента России и правительственные «дорожные карты» о повышении зарплат медработникам?»


DSCF5852.JPG
По итогам митинга были приняты Резолюция, а также решение начать подготовку еще более массовой акции протеста, если власти не услышат требования горожан. Следующая акция предполагается в начале октября.

Полный текст Резолюции митинга см. —  http://medrabotnik.org/news/rezolyutsiya-mitinga-v-zashhitu-zdravoohraneniya-g-sarapula
С завтрашнего дня (16 февраля) в детском инфекционном стационаре Сарапула официально оставят всего 20 больничных коек вместо 37 и уволят еще несколько медсестер. Вопреки федеральным нормативам с 1 января 2016 г. уже было ликвидировано реанимационное отделение. Всё это делается несмотря на период повышенной заболеваемости ОРВИ и гриппа на фоне дефицита кадров среди участковых педиатров, не справляющихся с потоком маленьких пациентов. Минздрав Удмуртии, организовавший эту «оптимизацию», пренебрег не только здравым смыслом, но и прямыми рекомендациями штаба ОНФ в Удмуртии, потребовавшего по итогам заседания 25 января приостановить оптимизацию медучреждений Сарапула, включая инфекционную больницу.

Напомню, что 21 января в Ижевске прошло заседание регионального штаба Ообщероссийского народного фронта по поводу оптимизации в Сарапуле. Участниками совещания кроме самих «фронтовиков» были начальник управления по внутренней политике администрации Главы и Правительства УР Леонид Кондаков, министр здравоохранения УР Алексей Чуршин, главврача Сарапульской ГБ № 1 Елена Галанова, представители регионального управления Росздравнадзора, прокуратуры УР, администрации г.Сарапула. Медработников и пациентов Сарапула, собравших 3 тысячи подписей против оптимизации больниц, представляли активисты профсоюза «Действие».



Основная часть дискуссии оказалась посвящена сокращению коек и штатов имено в Сарапульской инфекционной больнице. Нами было указан тот факт, что уже более 3 недель инфекционный стационар в нарушение федеральных стандартов работает без собственного отделения реанимации и интенсивной терапии, что сокращение в два раза детских коек с февраля приведет к критической ситуации с оказанием медицинской помощи детям.

Вот как об этом сообщается на сайте ОНФ:
Основанием для проведения расширенного заседания ... послужили обращения в региональное отделение ОНФ жителей Сарапула и сотрудников Сарапульской городской инфекционной больницы. Они выступают за сохранение при детском инфекционном стационаре палаты интенсивной терапии и просят отменить сокращение медперсонала и коек в детском отделении. К обращению приложено 3 тыс. подписей жителей Сарапула, которые требуют прекратить сокращение койко-мест в детском и взрослом отделениях круглосуточного стационара.
...На заседании сотрудники больницы заявили, что проводимая оптимизация приводит к ограничению прав работников медучреждения и пациентов. В инфекционной больнице уже сократили шесть детских коек и десять — во взрослом стационаре. С февраля 2016 г. в детском отделении планируют вместо 37 коек оставить всего 20. В настоящее время идет сокращение штата. Сотрудники больницы обеспокоены возможным ухудшением оказания медпомощи пациентам в случае массовых заболеваний. По их словам, больных попросту некуда будет госпитализировать и некому лечить. Еще одна проблема — нехватка участковых врачей и узких специалистов«.

http://onf.ru/2016/01/27/onf-v-udmurtii-prizval-provodit-optimizaciyu-meduchrezhdeniy-tolko-posle-obshchestvennogo/

В СМИ было распространено решение штаба ОНФ по итогам заседания:
«Региональное отделение штаба ОНФ внимательно выслушав обе стороны конфликта и рассмотрев все предоставленные документы, выступило со следующим заявлением:
1. Приостановить оптимизацию учреждений здравоохранения в г. Сарапул;
2. Провести общественные обсуждения по оптимизации учреждений здравоохранения Удмуртской Республики».


25 января на оперативном совещании Глава Сарапула Александр Ессен подтвердил, что в Сарапуле оптимизация здравоохранения будет приостановлена. Он сослался на совещание по видеоконференцсвязи с премьером Удмуртии Виктором Савельевым, согласно которым в Сарапуле произойдет «приостановка оптимизации здравоохранения до окончания разработки плана по его развитию».


Медсестра Эльзида Магазова, председатель профкома МПРЗ «Действие», объясняет, чем страшно сокращение работников и коек в инфекционном стационаре.

Учитывая данные заявления медики и пациенты Сарапула приостановили подготовку к протестным действиям, в том числе и проведение «итальянской забастовки» в инфекционном стационаре.

Однако на прошлой неделе выяснилось, что ни Минздрав Удмуртии, ни администрация Сарапульской ГБ № 1, к которой присоединили стационар бывшей Сарапульской ГИБ, отменять сокращения в инфекционном стационаре не собираются.

В настоящее время профсоюзом «Действие» подготовлен судебный иск и жалобы в надзорные инстанции по восстановлению трех незаконно увольняемых медсестер. Сегодня и завтра пройдут встречи по поводу сокращений с главным врачом СГБ № 1 Еленой Галановой и главой города Александром Эссеном. Главному врачу также направлено официальное требование от профсоюза устранить нарушение трудового законодательства.

В случае неудачи консальтаций уже на этой неделе будет возобновлена протестная кампания по «оптимизации здравоохранения» в Сарапуле и Ижевске.( Кстати, на 18 февраля 15.00 в Городской думе г.Ижевска назначены депутатские слушания по поводу оптимизации в Ижевске).

Любопытно, что в правительстве Удмуртии довольно цинично отнеслись к рекомендациям ОНФ, который, по мнению президента РФ В.Путина, должен являться одним из основных каналов диалога власти и общества и корректировки принимаемых управленческих решений. Жителей и медиков словно специально выталкивают в протестный формат реакции на ситуацию в здравоохранении.

К чему приводит непродуманная «оптимизация», хорошо видно на примере с ребенком, которого в тяжелом состоянии в течение нескольких часов не могли госпитализировать в Сарапуле (я об этом писал здесь — http://andrey-konoval.livejournal.com/346027.html ) Одна из медсестер из-за стресса, что ребенок в критическом состоянии оказался в стационаре, в штате которого нет врача-реаниматолога, сегодня сама госпитализирована в неврологическом отделении.
То, о чем предупреждал профсоюз медработников «Действие», рассказывая о преступной «оптимизации» Сарапульской инфекционной больницы, начинает обретать реальные очертания. В прошлый четверг в Сарапуле несколько часов не могли госпитализировать в реанимацию 4-летнего мальчика в тяжелом состоянии. Причина простая – в инфекционной больнице с 1 января разогнано отделение реанимации и интенсивной терапии.

Как рассказала мама 4-летнего Андрея, скорую помощь ребенку в село Тарасово (Сарапульский район) вызвали в третьем часу дня. В четвертом часу в приемном покое Сарапульской ГБ №2 специалисты заподозрили у мальчика менингококковую инфекцию.


19 декабря — четвертая за полгода протестная акция в Сарапуле против оптимизации медучреждений.

Раньше в таких случаях пациентов отправляли в Сарапульскую городскую инфекционную больницу. Однако поскольку с 1 января 2016 года отделение реанимации по инициативе Минздрава Удмуртии тут было ликвидировано, ребенка отправили в детскую больницу. Здесь в приемном покое у ребенка уже были зафиксированы кроме головной боли тошнота и двухкратная рвота. Поскольку симптомы указывали на менингококковую инфекцию, Андрея все-таки отправили в инфекционную больницу .

В 16 часов мальчика доставили в приемный покой инфекционной больницы и госпитализировали в палату индивидуального ухода за тяжелыми больными. Здесь маленькому пациенту стали проводить инфузионную терапию. Примерно в половине седьмого дежурный доктор (то есть врач, который наблюдает не только за тяжелобольными, а в целом за всеми пациентами в отделении) констатировала ухудшение состояние мальчика. Начались судороги. Ребенок, как говорят в таких случаях медики, «затяжелел». И только после этого мальчика госпитализировали уже в отделение реанимации Сарапульской детской городской больницы. А поздно вечером санавиацией Андрея доставили в Ижевск в Республиканскую клиническую инфекционную больницу.

К счастью, худшие опасения не подтвердились, подтвержденный диагноз оказался ОРВИ, и ребенок сейчас идет на поправку. Тем не менее, сам случай весьма показателен. В ситуации, когда вопрос о жизни и смерти маленького пациента, мог решаться в считанные минуты, в инфекционной больнице по воле чиновников отсутствует не только реанимационное отделение, но даже специализированная палата интенсивной терапии.


Митинг 5 сентября 2015 г. Более 400 участников.

Специально обращаю внимание, что, как по федеральным стандартам, так и по самой логике организации медицинской помощи инфекционным больным, у инфекционных больниц должна быть собственная реанимация или хотя бы палата интенсивной терапии. При госпитализации инфекционных больных в обычные реанимационные отделения возникает риск распространения инфекции, не говоря уж о том, что данную специализированную помощь должны оказывать врачи-инфекционисты.
В ответ на обращения профсоюза «Действие» об опасности ликвидации отделения реанимации и интенсивной терапии нам отвечали, что взамен будут открыты несколько инфекционных коек в реанимации Сарапульской ГБ №1, с которой в настоящее время объединяют инфекционную больницу.

Очередная дезинформация на этот счет за подписью министра здравоохранения УР Дмитрия Чуршина поступила по почте в профсоюз «Действие» буквально сегодня. «Перевод реанимационных коек в БУЗ «Сарапульская городская больница №1 МЗ УР» позволит обеспечить оказание квалифицированной реанимационной помощи…» — сообщает министр. Это в тот момент, когда уже почти три недели инфекционная работает без собственных реанимационных коек, а в 1-й СГБ они не открыты. Одно из двух — то ли Чуршин не обладает реальной информацией, что характеризует его очень нелестно как организатора здравоохранения, то ли он не стесняется лгать в официальных ответах.

По слухам, открывать инфекционные реанимационные койки в СГБ №1 запретил республиканский Роспотребнадзор. И в этом нет ничего удивительного. Оказание реанимационной помощи инфекционных больных в медицинских учреждениях, не имеющих отдельно стоящего здания с отдельным приемным отделением, не соответствует требованиям п. 10.8.1. СанПин 2.1.3.2630-10 «Санитарно – эпидемиологические требования к организациям, осуществляющим медицинскую деятельность».
В письме Чуршина, как и в последнем ответе вице-премьера Удмуртии Андрея Кузнецова жителям Сарапула, упоминаются 54 коек в Сарапульской ГИБ. Однако на самом деле с 10-12 февраля количество детских инфекционных коек планируется уменьшить в 2 раза – с 37 до 20. Соответственно увольняют и часть медсестер. Семнадцать коек взрослого отделения планируют разместить теперь на втором этаже детского корпуса, а детей – спустить на первый этаж, где даже не было ремонта.
Добавлю, что в течение 2015 года были «оптимизированы» еще 5 круглосуточных коек и 10 коек дневного стационара.


«Экономически нецелесообразно».  Бывший врач, а ныне чиновник Д.Чуршин, похоже, не в курсе, что инфузионной терапией тоже спасают жизни. Что у детей ухудшение состояния, вплоть до летального исхода, может произойти в считанные секунды

Вместо обещанной министром Чуршиным на встрече с активом профсоюза «Действие» палаты интенсивной терапии, в детском отделении выделили один бокс для индивидуального ухода за тяжелыми больными. Для этого выделяется отдельная медсестра, однако вместо отдельного врача-реаниматолога лечить таких детей будет дежурный врач, который занят и всем остальным отделением. В условиях Сарапульской ГИБ – в ночное время это совместители, без сертификата инфекциониста. Один врач-совместитель, опасаясь ответственности, уже уволилась, еще одна – собирается. То же самое с медсестрами, одна из них тоже предпочла уволится из медучреждения, где созданы дополнительные угрозы жизни маленьким пациентам, и еще одна подумывает об уходе. Разрушается отлаженная система оказания медицинской помощи.

Между тем, на Удмуртию, как и на всю страну, стремительно надвигается эпидемия смертельно опасных форм гриппа. Множество смертей зафиксированы на Украине. В Петербурге еще несколько дней назад констатировали 7 погибших от гриппа.

14 декабря мы с медиками инфекционной больницы были на личном приеме у вице-премьера Удмуртии Андрея Кузнецова, а затем и у председателя Правительства Удмуртской Республики Виктора Савельева. Подробно объяснили возможные последствия оптимизации. Ранее неоднократно встречались с министром здравоохранения Чуршиным. Утверждать, что высокопоставленные чиновники не обладают информации, что происходит и чем все грозит, — нельзя. Если, не дай Бог, из-за принятых решений пострадают дети, я лично не постесняюсь назвать и распространить на всю страну имена ответственных за это высокопоставленных чиновников. Обещаю это.
То, что в больницах Удмуртии из-за отсутствия средств пациентам (в том числе и детям) не дают нужные для них лекарства, — факт достаточно общеизвестный. Но если в необходимом лечении отказывают самым беззащитным – лишившимся родителей детям-инвалидам в  возрасте до  4 лет, — это уже нечто запредельное. Это такое дно нашей системы здравоохранения и социальной защиты, что трудно подобрать слова.

 На сайте прокуратуры Удмуртской Республики  опубликованы результаты проверки «исполнения  законодательства в сфере оказания государственной социальной помощи детям-инвалидам» — http://udmproc.ru/news/show/prokuraturoj-udmurtskoj-respubliki-provereno-ispolnenie-zakonodatelstva-v-sfere-okazaniya-gosudarstvennoj-sotsialnoj-pomoschi-detyam-invalidam

Сухо и без особых подробностей сообщается о целом ряде выявленных нарушений. Но меня в особенности заинтересовал следующий фрагмент:

Прокурорскими проверками, проведенными с участием специалистов Территориального органа федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Удмуртской Республике в БУЗ УР «Республиканская детская клиническая психоневрологическая больница «Нейрон» Минздрава УР», БСУ СО УР «Глазовский детский дом для умственно отсталых детей», вскрыты многочисленные нарушения прав детей на получение медицинской помощи.

 Итак, два государственных учреждения для детей-инвалидов – больница «Нейрон» в Ижевске и детский дом в Глазове.

 Мне удалось пока разыскать лишь одно судебное постановление – касающееся «Нейрона». Точнее – Специализированного дома ребенка, который находится в структуре этой больницы. Постановление принято 7 сентября 2015 года  мировым судьей Первомайского района г. Ижевска (судебный участок № 5) по делу № 5-661/15. Целиком с его текстом можно ознакомиться здесь  — http://pervomir7.udm.msudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&op=sd&number=411645&delo_id=1500001

Но сначала о детях, ставших жертвами экономии на  лекарствах. На официальном сайте «Нейрона» (http://www.dgb3neiron.ru/kid/ ) доходчиво разъясняется:

«Что такое Специализированный Дом ребенка? Если исходить из определения, Дом ребенка это учреждение, в котором проживают дети сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, в т.ч. дети-инвалиды с рождения до 4х лет.  

«Что такое Специализированный Дом ребенка? Если исходить из определения, Дом ребенка это учреждение, в котором проживают дети сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, в т.ч. дети-инвалиды с рождения до 4х лет.

Слово Специализированный, означает, что в нем пребывают дети с какой либо патологией – например, слуха и речи, зрения, опорно-двигательного аппарата. Наш Дом ребенка Специализированный, т.к. у нас проживают дети, имеющие в той или иной степени выраженности психомоторные и психоречевые отклонения».

Как видим, перед нами абсолютно беззащитная категория людей – дети младенческого возраста, инвалиды, да еще и  лишенные родителей, которые могли бы о них позаботиться, защитить их интересы – например, приобрести за свой счет те лекарства, которых им почему-то не может предоставить государственная больница.

Из судебного постановления:

«Проверкой установлены случаи отказа… в оказании медицинской помощи детям-сиротам, детям, оставшимся без попечения родителей, и детям, находящимся в трудной жизненной ситуации, до достижения ими возраста четырех лет, содержащимся в Специализированном доме ребенка для детей с органическим поражением центральной нервной системы с  нарушением психики… в части осуществления лечения острых заболеваний, обострений хронических заболеваний по назначению врачей-специалистов». Сотрудникам прокуратуры на проверку были представлены 60 медицинских карт детей, воспитывающихся в Доме ребенка. Из них выборочно были проверены 20 карт. В 9 картах (то есть почти в  половине проверенных) были обнаружены факты неоказания должной медицинской помощи.

В опубликованном тексте постановления персональные данные выброшены, в том числе и диагнозы, но, судя по назначенным лекарствам и симптомам, речь идет речь идёт о заболеваниях нервной системы, сердечно-сосудистой системы  и  ЛОР-органов (отиты). 

По каждому случаю ситуация стандартная: согласно записи в карте, врач выставляет диагноз, назначает лекарства, однако ребенок лекарств не получает, поскольку – как сообщается в  графах исполнения -  «нет препарата». При этом существующая в «Нейроне» врачебная комиссия замену отсутствующих лекарственных препаратов на другие (имеющиеся в распоряжении) не производит.

 Вот описание ситуации только с одной маленькой пациенткой.

 1. Осмотрена врачом-неврологом 16.04.2015. Диагноз: РОП ЦНС. Назначено лечение: «Магне В6» внутрь 3 недели. Препарат не внесен в лист назначений за апрель 2015 года; от 08.05.2015 в графе «Магне В6» имеется отметка «Нет препарата», ребенок лечение не получал.

2. Осмотрена врачом-неврологом 13.05.2015. Диагноз: РОП ЦНС. Назначено лечение: «Актовегин» внутримышечно <НОМЕР>, пантогам внутрь. В лист назначений за май 2015 года указанные препараты не внесены, ребенок… лечение не получал. Замена назначенных лекарственных препаратов врачебной комиссией… не произведена.

Таким образом, в период апрель-май 2015 года ребенок… находился в Доме ребенка без проведения комплексной терапии неврологической патологии. Отсутствие лечения резидуально-органического поражения центральной нервной системы со спастическим синдромом может приводить к отставанию в  физическом и психическом развитии ребенка, эпилепсии.

3. Осмотрена гинекологом 20.05.2015. Диагноз: «Кандидоз слизистых». Назначено лечение: крем «клотримазол» местно в течении 7-10 дней.

Данное назначение не внесено в лист назначений и не выполнено. Ребенок не получил лечения острого воспалительного заболевания влагалища и вульвы, что может привести к хроническому воспалению влагалища и вульвы, синехиям, атрезии влагалища, формированию хронических язв влагалища, рубцов, распространению инфекции на внутренние половые органы: эндометриту, цервициту, сальпингоофориту, уретриту, циститу, бесплодию.

 Трудно представить, какой ад творится доме ребенка.  Вот описание процесса протекания отита на одном из интернет-сайтов:

 При тяжелой форме отита у детей грудного возраста могут возникнуть явления менингизма: рвота, запрокидывание головы, напряжение рук и  ног, выпячивание родничков. Иногда могут наблюдаться желудочно-кишечные расстройства в виде рвоты и поноса… Отит, вызванный инфекцией, развивается, как правило, вслед за поражением полости носа, то есть за насморком и  респираторными явлениями со стороны верхних и нижних дыхательных путей. Мама может отметить, что после ОРВИ у ребенка вновь резко повысилась температура, он  стал беспокойнее, отказывается от еды. У малыша появляется маятникообразное движение головой, а некоторые дети даже стараются смотреть глазками на больное ухо. Первые признаки отита чаще всего можно распознать в момент грудного вскармливания. Когда ребенок присасывается к груди, создается отрицательное давление в носоглотке, и это усиливает болевые ощущения. В результате попытка младенца поесть становится очень болезненной, и кроха разражается громким плачем. Он сучит ножками, кричит, а у матери складывается ощущение, что это кишечные колики. Если же малыш укладывается на свое больное ухо, он вдруг начинает лучше сосать. В этой позе, с прижатым больным ухом, ему легче, не так больно. А повернутый уже другой стороной, ребенок будет по-прежнему с криком отказываться от груди.

В этом описании фигурирует мама больного ребенка. Но не будем забывать, что в нашем случае у  этих детей нет мамы… Опекуном в юридическом смысле для них является бюджетное учреждение «Нейрон».

 В судебном постановлении приводятся объяснения главного врача «Нейрона» Ивониной И.И., что «закупка препаратов, необходимых для лечения находящихся на круглосуточном содержании в БУЗ УР «РДКПНБ «Нейрон» детей… не осуществляется». В отношении части препаратов, кроме того, уточняется, что они  «не входят в Территориальную программу государственных гарантий УР».

 

 

По словам  главврача Ивониной из-за того, что ряд лекарственных препаратов не входит в перечень жизненно-важных, их закупка за счет средств бюджета могла повлечь административную и уголовную ответственность на  должностное лицо за нарушение бюджетного кодекса.

 Видимо, уголовной ответственности за ситуацию с «никому не нужными детьми» по статье Уголовного кодекса 124 «Неоказание помощи больному» главврач «Нейрона» не боялась.

 7 сентября Постановлением мирового судьи главный врач Ивонина И.И. была привлечена к административной ответственности и оштрафована на 20 тысяч рублей.

 Вчера, 28 октября, министр здравоохранения УР Алексей Чуршин провел пресс-конференцию, на которой объяснил журналистам, что выявленные недавней проверкой Росздравнадзора «грубые нарушения в оказании медицинской помощи населению Удмуртии» — вовсе не такие грубые, а все у нас обстоит даже очень неплохо.

 Сегодня, 29 октября, Глава Удмуртии Александр Соловьев провел заседание по реализации «Региональной стратегии действий в  интересах детей в Удмуртской Республике в 2015 году». 

 Ни на пресс-конференции министра, ни на заседании главы региона, судя по всему, о лишенных лечения младенцах-инвалидах даже не упомянули. Но я не уверен, что это оттого, что стыдно.

 

Вчера, 7 октября, Тушинский районный суд г. Москвы отказал врачу женской консультации Екатерине Чацкой в отмене незаконных выговоров, вынесенных администрацией 180-й поликлиники. Это неправосудное, с нашей точки зрения, решение будет обжаловано в вышестоящей судебной инстанции. Как я уже отмечал, значение данного дела выходит за рамки индивидуальных трудовых отношений. Фактически речь идет о попытке узаконить через судебную практику неформально созданную систему рабского (принудительного, бесплатного и ненормированного) труда врачей, противоречащую интересам не только медработников, но и пациентов.

Разбиравшая дело федеральный судья Татьяна Андреева вчера зачитала лишь общее решение об отказе в иске, мотивировочная его часть будет изготовлена в 10-дневный срок. Предполагалось, что процесс будет закончен еще 6 октября, но после полутора часов разбирательства, на котором представители администрации поликлиники откровенно «плавали», завершение разбора дела было перенесено на следующий день. 7 октября, после окончания заседания при наличии в деле около 200 страниц, судья Андреева удалилась в совещательную комнату на 5 минут, после чего вынесла решение об отказе в иске в полном объеме.

Напомню суть дела.

Все три выговора одному из лидеров профсоюза «Действие» врачу Екатерине Чацкой были вынесены в разгар «итальянской забастовки» в московских поликлиниках в апреле 2015 г., в ходе которой врачи приняли решение работать строго в соответствии с нормами трудового законодательства и стандартами оказания помощи каждому пациенту. В частности, это предполагало отказ от переработок сверх времени установленного рабочего дня, а также отказ от форсирования скорости приема отдельного пациента. В поликлинике № 180 участие в акции принимали два медработника, которые письменно предупредили администрацию о необходимости принять дополнительные меры по обслуживанию всех записавшихся на прием пациентов.

В целом это условие было выполнено, однако в отношении Екатерины Чацкой были выдвинуты обвинения в нарушении трудовой дисциплины. Два выговора были вынесены за отказ принимать не нуждающихся в экстренной помощи пациентов в нерабочее время. Первый случай — после окончания рабочего дня (пациентка была принята другим врачом, рабочее время которого не закончилось, т.е. ей была оказана необходимая ПЛАНОВАЯ помощь). Причем администрация вопреки Трудовому кодексу РФ даже не пыталась оформить привлечение врача к сверхурочной работе, хотя это прямая обязанность работодателя — предложить работнику продлить время рабочего дня в случае производственной необходимости. Второй — во время обеденного перерыва (прием состоялся после окончания обеденного перерыва)


Только за 9 дней марта 2015 года объем неоплаченной переработки врача Екатерины Чацкой составил почти 11 часов. Видимо, по мнению «Тушинского судьи» Татьяны Андреевой, это нормальная практика.

Еще один выговор был вынесен якобы за неправильно оформление медицинской документации. В основание данного обвинения было положена клеветническое, опровергаемое документами и свидетельскими показаниями, утверждение бывшей заведующей женской консультацией Масловой об отсутствии одной из необходимых записей в карте, а также использование врачом в медкарте общепринятого в медицинской специальной, научной и учебной литературе сокращения — аббревиатуры НПО («наружные половые органы»). В суде было доказано, что экс-заведующая, в рапорте которой аббревиатура была расценена как нарушение, сама использует аббревиатуры при заполнении карт пациентов.

Наше мнение о неправосудности решения судьи Татьяны Андреевой базируется на следующем.
Во-первых, абсолютная слабость аргументации со стороны ответчика.
Представители администрации ссылались на нормативные акты, не подтверждающие их слова (например, на приказ Минздрава СССР № 1030 от 04.10.1980, где якобы прописан запрет на использование аббревиатур — на самом деле это не так).
Свидетелями со стороны ответчика в суде были заинтересованные лица — представители администрации поликлиники (сотрудник, ответственный за программу ЕМИАС, и два заместителя главного врача). При этом показания свидетелей ответчика были скорее в пользу истца. Так, например, свидетелем ответчика было подтверждено, что время приема одного пациента 15 минут, установленное системой электронной записи пациента ЕМИАС, — это усредненное время приема и врач не обязан принимать строго по этому времени.

Во-вторых, Екатериной Чацкой были предоставлены документы, доказывающие, что она принимала меры по рациональной организации медицинского процесса с тем, чтобы поликлиникой были приняты все записывающиеся на прием пациенты (докладные), были предоставлены распечатки ЕМИАС, подтверждающие, что непринятые пациенты не могли быть приняты в рабочее время. Были предоставлены локальные нормативные акты и письмо работодателя, что в 180-й поликлинике не установлено нормативов времени приема пациента, а также письмо Росздравнадзора о том, что ЕМИАС определяет только последовательность, но не время приема врачом.
Внимание судьи было обращено на тот факт, что шаг приема в системе ЕМИАС — 15 минут — противоречит стандартам оказания медицинской помощи (осмотр пациентки — 15 мин., наблюдение пациентки после введения препарата еще 20 минут).
Ответчиком был привлечен свидетель акушерка, находившаяся во время якобы имевших место «дисциплинарных проступков» в кабинете вместе с Екатериной Чацкой.
Тем не менее, судья Андреева приняла решение в пользу администрации поликлиники, развеяв иллюзии о независимости московских районных судов от столичных властей даже в такой сфере как социально-трудовые отношения.

«Считаю, что этим решением было признано право медицинских чиновников не считаться с Трудовым Кодексом и другими законами и приказами, — прокомментировала ситуацию Екатерина Чацкая сразу после заседания суда. — По сути, признано бесправие врачей перед произволом работодателей, неравенство медработников и представителей администрации перед законом. Последствием такого подхода может стать сохранение ущербной организации труда медиков в поликлиниках, наносящий ущерб не только врачам, но и качеству медицинской помощи и соответственно здоровью пациентов. Я намерена при юридической поддержке профсоюза «Действие» и Конфедерации труда России обжаловать данное решение».

Циничное решение судьи Андреевой, как представляется, наносит удар по авторитету отечественной судебной системы, выталкивает социально-трудовые конфликты в область политического. Независимым профсоюзам и вообще медработникам словно бы еще раз указали: вы не можете защитить интересы работников судебными методами, вам остается только уличный протест.
P.S. Оценочные высказывания в данном тексте выражают личное мнение автора.
Сегодня, 6 октября, в Тушинском районном суде г.Москвы состоится весьма резонансное заседание. От его исхода в известном смысле зависит ответ: признается ли за российскими медиками право наравне с другими гражданами работать в соответствии с Трудовым кодексом, или медицинские чиновники убедятся, что и далее могут использовать пациентов в качестве заложников, поддерживая сверхэксплуатацию врачей, чтобы покрывать собственные провалы в организации медицинской помощи. 


Екатерина Чацкая на пресс-конференции профсоюза «Действие».

Речь идет об очередном судебном заседании по иску одного из лидеров профсоюза «Действие», врача-акушера Екатерине Чацкой к администрации 180-й московской поликлиники. Предмет иска— отмена трех незаконных дисциплинарных взысканий. Все три выговора были вынесены в разгар «итальянской забастовки» в московских поликлиниках в апреле 2015 г., в ходе которой врачи приняли решение работать строго в соответствии с нормами трудового законодательства и стандартами оказания помощи каждому пациенту. В частности, это предполагало отказ от переработок сверх времени установленного рабочего дня, а также отказ от форсирования скорости приема отдельного пациента. В поликлинике №180 участие в акции принимали два медработника, которые письменно предупредили администрацию о необходимости принять дополнительные меры по обслуживанию всех записавшихся на прием пациентов.

В целом это условие было выполнено, однако в отношении Екатерины Чацкой были выдвинуты обвинения в нарушении трудовой дисциплины.

Два выговора были вынесены за отказ принимать не нуждающихся в экстренной помощи пациентов в нерабочее время (один случай — во время обеденного перерыва, другой — после окончания рабочего дня Екатерины Чацкой). Причем администрация вопреки ТК РФ даже не пыталась оформить привлечение работника к сверхурочной работе.

Еще один выговор был вынесен якобы за неправильно оформление медицинской документации. В основание данного обвинения было положена клеветническое, опровергаемое документами, утверждение заведующей женской консультацией Масловой об отсутствии одной из необходимых записей в карте, а также использование Е.Чацкой в медкарте общепринятого в медицинской специальной, научной и учебной литературе сокращения — аббревиатуры НПО («наружные половые органы»). В нормативной базе запрета на использование общепринятых в медицине аббревиатур не содержится.
Мне, например, хватило и 5 минут, чтобы найти в Интернете несколько учебных пособий, гдеиспользуется данное сокращение.
Например:
— Дзигуа. М.В. Медицинская помощь женщине с гинекологическими заболеваниями в различные периоды жизни: учебное пособие для медицинских училищ и колледжей : [по специальности 060102 «Акушерское дело»] ГЭОТАР-Медиа, 2012 — Всего страниц: 355
— Гинекология. Клинические лекции : учеб. пособие / под ред. О. В. Макарова. — М. : ГЭОТАР-Медиа, 2010. — 352 с. : ил.

Сегодня состоится уже четвертое заседание, которое, возможно,окажется заключительным. Первые два заседания были ознакомительные (после первого сменился судья), на третье — ответчик представил свои возражения против иска. В качестве основного свидетеля «обвинения» против профсоюзной активистки выступает бывшая заведующая Л.Б. Маслова, которая была вынуждена уволиться из 180-й поликлиники после того, как Екатерина Чацкая подала на нее докладную о грубых нарушениях в ведении медицинской документации, угрожающих здоровью пациентов.

Рассматривает дело заместитель председателя Тушинского районного суда г. Москвы по гражданским делам — федеральный судья Андреева Татьяна Евгеньевна.
Профсоюз «Действие и Конфедерация труда России, обеспечившие юридическую поддержку иска Екатерины Чацкой, внимательно наблюдают за развитием этого судебного дела.
Печально известный главврач детской поликлиники №9 Надежда Крснова снова в  центре скандала. На этот раз причиной стали финансовые нарушения в возглавляемом ею медучреждении. По оценкам участковых педиатров и медсестер, направивших коллективое обращение  министру здравоохранения Удмуртии, недооплата их труда по вине администрации может достигать сумм от 2 до 8 тыс. руб. При этом, зарплата самой Красновой выше зарплат главврачей других детских поликлиник Ижевска в полтора-раза. 


«Наш коллектив доведен до отчаяния такими условиями работы и ее оплаты, находится на грани социального взрыва», — говорится в обращении, полный текст которого размещен на официальном блоге  профсоюза медработников «Действие»  (см. - Заявление педиатров о финансовых нарушениях в ижевской детской поликлиники №9). Подписи под ним поставили 16 человек — это более половины врачей и медсестер филиала поликлиники, расположенного на ул. 30 лет Победы.  Часть сотрудников находится в отпусках, иначе подписавшихся было бы еще больше. По  поручению медработников обращение было отвезено мною в  республиканский  Минздрав в прошлую пятницу.
IMG_1203.jpg
«В отделениях №2 и №3 Детской городской поликлиники №9  сложилась практика систематического занижения размера оплаты труда участковых терапевтов и медсестер, — утверждают сотрудники. — Стимулирующие выплаты… производятся не в полном объеме. Размер начисления стимулирующих выплат участковым терапевтам и медсестрам в ДГП №9 существенно ниже, чем в других поликлиниках города, хотя стоимость данной выплаты устанавливается территориальной программой ОМС одинаково для всех медучреждений Удмуртской Республики».

Медики связывают это с тем, что реальное количество принятых пациентов. от которого зависит стимулирующая часть оплаты труда,  просто не учитывается  при начислении зарплаты.

«По нашим наблюдениям, в пик заболеваемости недоплата стимулирующих может составлять до 5 — 8 тыс. руб. (3-5 тыс. вместо 8-10 тыс. руб.). Но и в мае 2015 г. был случай, когда одному из участковых педиатров, работавшему на двух участков 2 недели, провели к оплате 83 посещения, «выбросив» более 300. При этом статистик уверяла, что ввела в компьютер полный объем. До сих пор эти статталоны не оплачены. Другой пример: на конец прошлого месяца у другого врача в электронной базе фигурировало одно число статталонов, неделей спустя — уже число на 100 посещений меньше».

сайт госсовета краснова 2.jpg
Фото с официального сайта Госсовета УР.

В апреле сотрудники поликлиники обращались по поводу «обрезанных» зарплат непосредственно  к главному врачу Надежде Красновой, однако безуспешно.  Как утверждаю врачи, администрация просто перевела стрелки на региональные власти, заявив, что средств,  выделяемых Удмуртским территориальным ФОМС, недостаточно, и что «медучреждению поступают средства  только в  плановом объеме, а все, что делается сверх плана,  «перекидывается» для оплаты на следующий  месяц».
«Однако, во-первых, такая практика противоречит законодательству; во-вторых объемы недоплаты  реально не компенсируются – ни по итогам квартала, ни по итогам года.», — возражают авторы обращения.

Удивительно, что недостаток финансирования не особо сказывается на зарплате самой Надежды Красновой, которая согласно официальным данным на сайте Минздрава, получила в 2014 году доход более 900 тыс. руб. Сюда  не входят доходы  от продажи недвижимости, и поскольку сумма в целом совпадает с доходом за 2013 год (почти 984 тыс. руб.), можно быть уверенным, что речь идет именно о зарплате. Для сравнения — зарплаты участковых терапевтов в 9-й ДГП на ставку составляют около 20-22 тыс. руб., медсестер —  значительно меньше. доход Красновой 2014.jpg

Следует отметить, что зарплата Красновой примерно в полтора, а то и почти два раза больше зарплаты главврачей других детских поликлиник Ижевска (большая их  часть получили в 2014 году доход около 500 тыс. руб.).
В обращении упоминается ряд других проблем в организации работы поликлиники.
«В  процедурном кабинете постоянно наблюдается дефицит лекарственных средств для купирования гипертермического синдрома, врачи выходят на оказание медицинской помощи детям неукомплектованными медицинскими препаратами в должном объеме. Физиокабинет уже несколько лет не проводит ингаляционные процедуры для снятия синдрома обструкции дыхательных путей, объясняя это тем, что нет лицензии и необходимых лекарств», — информируют медики министра Алексея Чуршина.

Еще один пример из обращения - недостоверность расписания врачей-специалистов: «Например, если сотрудник в отпуске, это нередко не отражается в системе электронной записи на прием, к врачу, принимающему на двух участках, записываются пациенты на одно и то же время». В результате еще более увиличиваются очереди на прием, которые и так имеют место при дефиците кадров. По словам сотрудников, этим направлением в поликлинике заведует племянник Красновой.

Врачи обвиняют   администрацию в отстутствии информационной работы по заполнению свободных вакансий. Сегодня в ДГП №9 пять участков остаются без участковых педиатров. Что это означает для прикрепленного к этим участкам населения, особенно маленьких детей,—  не надо объяснять.

IMG_1204.jpg
В своем обращении медики просят Минздрав Удмуртии провести срочную проверку по всем перечисленым фактам.

Главврач Надежда Краснова не первый раз оказывается в центре скандалов из-за неумения выстроить отношения с трудовым коллективом. В 2012 году, когда она возглавляла Республиканский детскую клиническую больницу, сотрудники дважды — летом и в декабре — массово писали заявления на увольнение по собственному желанию в знак протеста против низкой олпаты ночных дежурств. Подрбнее об этом см. - http://www.izh.kp.ru/daily/26003/2929834/

В апреле 2013 года Краснову перекинули в 9-ю детскую поликлинику, чтобы утихомирить участников «итальянской забастовки» — врачей, выступивших против недостаточного времени на прием детей и огромных неоплачиваемых сверхнагрузок. После этого «итальянская забастовка», проводившаяся профсоюзом «Действие»,  продлилась еще месяц и была прекращена лишь после вмешательства федерального  центра, инициировавшего реформу оплаты труда участковой службы в Удмуртии.
Позднее поликлиника еще два раза оказывалась в центре скандала. Один раз после попытки администрации  заставить врачей искусственно ограничить  прием детей, ссылаясь на приказ Минздрава УР ( см. - http://andrey-konoval.livejournal.com/239343.html). Второй — когда Краснова приказала установить в кабинетах педиатров видеокамеры, чем было грубо нарушено законодательство о врачебной тайне и персональных данных (см. - http://andrey-konoval.livejournal.com/266224.html ).

 Обе эти «новации» были отбиты совместными действиями активистов профсоюза «Действие» и родителями маленьких пациентов.
Сегодня более 60 сотрудников Детской стоматологической поликлиники №26 г.Москвы высказались за отставку главного врача Ольги Сагиной и ее заместителя Герасима Бостанджяна, участвовавших в групповом избиении и ограблении врача Ивана Степанова.

О том, что преступные действия со стороны Сагиной и Бостанджяна имели место, сегодня я могу уже утверждать с меньшими оговорками, поскольку в публичном поле появились прямые свидетельства незаинтересованных очевидцев, да и я лично окончательно убедился в твердости коллег Ивана, готовых говорить правду, невзирая на угрозу административного давления. (См. например: свидетельство отца девочки-пациентки Гафура Мустафина - здесь )

В правоте молодого врача, выступившего в своем письме к С.Собяинину в защиту интересов детей-пациентов, не сомнваются и его коллеги — врачи и медсестры поликлиники, с которыми он работает. Доказательством этому стали собранные сегодня подписи сотрудников под обращением к мэру Москвы и к главе департамента столичнго здравоохранения.

«Мы заявляем, что не можем более работать под руководством таких лиц как Сагина О.В. и Бостанджян Г.М. Мы считаем, что если этим людям все сойдет с рук, это укрепит их в своей безнаказанности, создаст абсолютно невозможную для работы в учреждении атмосферу страха, неуважения и произвола. Просим принять меры по замене этих лиц новыми людьми, способными конструктивно взаимодействовать с коллективом на основании взаимного уважения», — пишут медики.


img-150625171606-0001.jpg

Всего сегодня за несколько часов было собрано три двусторонних листа с подписями сотрудников, однако один лист (примерно 20 подписей) был перехвачен сотрудниками администрации. Сканы собранных подписей см. - здесь
Член профсоюза «Действие», врач Иван Степанов был избит в своем кабинете в 26-й детской стоматологической поликлинике. Нападали, по словам Ивана и  его коллег, точно заместитель главного врача Гарик Бостанджян и главврач Ольга Сагина, которая вырвала из рук Ивана телефон с видеозаписью происходящего и забрала с собой. Иван был увезен на скорой  с предварительным диагнозом «сотрясение головного мозга» и «ушибы мягких тканей» и госпитализирован, но  затем даже без осмотра невропатологом был выписан — видимо, по команде «сверху».
Несколько дней назад ко мне обратился  молодой московский врач-стоматолог Иван Степанов, который попросил совета, что делать  в связи с начавшимися против него гонениями в поликлинике.

«Здравствуйте!!! Очень нужна Ваша помощь! Я врач-стоматолог-хирург в детской стомат поликлинике Москвы. Ввели шаг записи по ЕМИАС 15 мин и 8-часовой рабочий день без перерыва. Обратился с письмом к мэру, это письмо спустили администрации поликлиники — началось гнобление: за сегодня писал 3 объяснительные по выходу в туалет! Помогите советом…»
Вот, письмо, которое Иван написал мэру Москвы Собянину:

Уважаемый Сергей Семенович!
Я, Степанов Иван Сергеевич, работаю врачом-стоматологом-хирургом в ГБУЗ ДСП26 ДЗМ. В поликлинике предусмотрено 7 ставок врачей-стоматологов-хирургов, а фактически работает только 2 стоматолога-хирурга. При этом администрация повысила норму приема населения с февраля этого года с 14 человек/день до 25 человек/день, а рабочий день был удлинен до 7,8 часа!
Оклад врача на данный момент составляет 20460 рублей.
Возможно ли при такой нагрузке повысить уровень заработной платы докторам за счёт средств от 5 ставок врачей-стоматологов-хирургов, которые являются вакантными?
Как можно, следуя данным нормативам (шаг ЕМИАС составляет 15 минут), оказать качественную высоквалифицированную помощь ребенку?!.


Чтобы было понятно тем, кто не знает, что такое ЕМИАС. Это система электронной записи пациентов на прием. Понятно, что 15 минут в среднем на одного ребенка стоматологом — это крайне мало,  это же ребенок, а зубы — это зубы! Если раньше рабочий день стоматолога в соответствии с праврвыми нормами составлял 6,5 часов, это позволяло  принять ребенка уже после окончания официального времени приема. А 8-часовой рабочий день в режиме конвейера, на котором вместо болванок, дети с больными зубами — можно представить себе что это такое.

Основным проводником «замечательных» нововведений Иван назвал заместителя главного врача  Гарика (Герасима) Марленовича Бостанджяна.

Я спросил Ивана, почему он не уходит в платную стоматологию, где и деньги больше и условия лучше. Иван ответил, что это его сознательный выбор — работать в общественном медучреждении и оказывать бесплатную помощь детям, — он считает это правильным.

Мы приняли Ивана в профсоюз и проконсультировали, как  правильно отвечать на объяснительные, как грамотно написать запрос на получение документов по нормированию труда…. Я сейчас жалею, что мы не поспешили уведомить администрацию, что Иван теперь член нашего профсоюза. Возможно, это бы слегка охладило пыл тех, кто решил расправиться с молодым врачом, осмелившимся вынести сор из избы и написать Собянину.

Вчера Иван подготовил объяснительную на очередное надуманное обвинение в нарушении трудовой дисциплины, а также докладную на имя  главного врача по возникшим производственными проблемам:

Из докладной Ивана Степанова:
Довожу до вашего сведения, что на сегодняшний день прием пациентов по записи ЕМИАС (шаг записи по 15 мин) сопряжен с одновременным приемом пациентов «на анестезию». Искажается вся суть записи пациентов на прием по системе ЕМИАС, так как временного шага в 15 мин зачастую недостаточно для оказания помощи ребенку, а одновременная очередь «на анестезию» усугубляет данную ситуацию!
Это ущемляет права всех пациентов на оказание качественной высококвалифицированной помощи!!!
Прошу администрацию учреждения разобраться в сложившейся ситуации, ущемляющей права пациентов на получение качественной и доступной медицинской помощи. Ответ в письменном виде предоставить мне по месту работы.


Сегодня утром Иван позвонил и сообщил, что как ему рассказали коллеги в его отсутствие представители администрации рылись в его личных вещах в ящике рабочего стола. 
Далее события развивались стремительно. Изложу сначала то, что мне рассказал по телефону (запись имеется) коллега Ивана, стоматолог Сергей.

В кабинете находились Иван, Сергей, медсестра и медбрат, мальчик (пциент) и его отец.
Неожиданно вошли  главврач Ольга Владимировна Сагина, ее заместитель Гарик (он же Герасим) Бостанджян, заведующий отделением. еще один зам главврача (по АХЧ) и начальница отдела кадров. Они стали «наседать» на Ивана, требовали, чтобы он отправился вместе с ними в кабинет к главному врачу. На это Иван ответил, что находится на своем рабочем месте, исполняет свои обязанности и попросил не отвлекать от работы. 
Затем пришедшие попросили свидетелей удалиться, вышли все, кто был в кабинете раньше, но почему-то остался медбрат Дмитрий.
Сергей рассказал, что в какой-то момент в кабинете послышался грохот, шум возни. Когда он попытался войти в кабинет, дверь не поддалась, ее кто-то держал изнутри.

Отец мальчика, видя, что происходит что-то странное, вызвал полицию.

Затем дверь раскрылась, выбежала главврач Сагина, затем остальные, появился  Иван со следами избиения на лице (шишка на лбу, ссадины), который сказал, что у него отобрали телефон.

Это подтвердил Сергею медбрат Дмитрий. По его словам (в передаче Сергея), в какой-то момент Бостанжян схватил сзади Ивана за руки, а главврач стала бить его по лицу. Иван инстинктивно стал защищаться от ударов. Потом они стали отбирать у него телефон. Иван успел записать на него начало нападения, видимо, такой компромат они не могли ему оставить. 
Теперь то, что мне рассказал Иван, — по телефону, уже лежа на койке в больнице.  Он включил видеозапись в телефоне, чтобы зафиксировать тот факт, что он не отказывается дать объяснительную, он готов ее дать объяснительную, но для ее подготовки нужно время (закон предусматривает два дня) и письменное требование, чтобы ответ был по существу. 
После этого Гарик Бостанджян схватил его сзади  и бросил на пол — так, что Иван сильно ударился головой. Пока он лежал на полу, по нему стали наносить удары, а потом главврач вырвала у него из рук мобильный телефон.
Нравы администрации московских поликлиник, конечно, поражают. Чем дальше — тем больше. К медикам относятся как к крепостным, — мало того, что на них  по мнению московских чиновников, похоже, не распространяются нормы трудового кодекса, так теперь, значит, их можно  среди бела дня шмонать, грабить,  избивать?

По словам коллег Ивана, главный врач Ольга Сагина тоже вызвала себе скорую — якобы  на вывих пальца (очень рьяно вырывала телефон из рук Ивана). Не исключена попытка сфальсифицировать ответное обвинение Ивана. Будем надеяться, что его коллеги-свидетели устоят перед административным давлением, дадут полную и объективную информацию следствию. 
Полиция, прибывшая на место, происшествия протокол не составляла, поэтому заявление подавать полицию поехала жена  Ивана — Анна, с маленьким ребенком на руках. По ее словам, там уже было целое дело от противоположной стороны. Успели состряпать. Пресс-служба департамента здравоохранения Москвы  уже выдала собственную версию происшествия, обвинив в нападении не администрацию, а Ивана, и ее сейчас со ссылкой на московский Интерфакс массово распространяют СМИ.
Более того, Ивана без должного осмотра выписали из больницы — видимо, по сигналу сверху. Сопредседатель МПРЗ «Действие» Екатерина Чацкая сообщила, что она лично наблюдала как проходил «осмотр».  Пришел травматолог, задал несколько общих вопросов, даже не предложил Ивану раздеться для осмотра. Невролог вообще не приходил, хотя для того,чтобы снять диагноз сотрясение головного мозга, его осмотр был обязателен. Выписку, которую дали Ивану, Екатерина считает фальсифицированным, по сути, документом. Иван терял сознание, его тошнило, имеет место тремор рук, сообщила руководитель московского горкома профсоюза Анна Землянухина. Наши московские профсоюзные лидеры и активисты,с разу после работы поехали навестить товарища.
 Сейчас обсуждаем тактику действий и необходимую поддержку. Кроме того,  о случившемся проинформирован президент Конфедерации труда России, члена Президиума Совета по правам человека Борис Кравченко.
В Москве усилилось давление на врачей участниц акции «работа по правилам» («итальянская забастовка»). Сегодня акушер-гинеколог Екатерина Чацкая (ГП № 180) вызвана в московское управление Росдравнадзора для составление протокола за привлечение ее к административной ответственности… по ее же собственной жалобе на недоступность бесплатного обследования УЗИ для ее пациенток (беременных женщин). Другой участнице акции, участковому терапевту Альбине Стрельченко (ГП № 4) работодатель таким образом организовал электронную запись пациентов на 17 июня, что непрерывный поток пациентов к ней на прием длится почти 8 часов подряд (по 12 минут на пациента) без обеда и технологических перерывов. Общее же время рабочего дня превысит установленную трудовым договором рабочую смену на 40 минут.

IMG_9414.JPG
Плакат, который Альбина Стрельченко подняла в мае в поддержку коллег из других поликлиник, оказался пророческим для нее самой.

В системе электронной записи на прием (ЕМИАС) Альбине Стрельченко, как и другим участковым терапевтам в ее поликлинике, установлено время приема на одного пациента, 12 минут. Это крайне жесткий норматив, который не позволяет ни на секунду оторваться от потока пациентов. Но для коллеги Альбины администрация предусмотрела два технологических перерыва по 12 минут и обед на 36 минут. Единственную участницу «итальянской забастовк«и в 107 поликлинике и члена профсоюза «Действие» Альбину Стрельченко этой возможности лишили. Мы не сомневаеммя, что речь идет о сознательной провокации со стороны должностных лиц с целью поставить активистку профсоюза перед выбором — допустить ущемление прав пациентов или согласиться на грубейшее нарушение своих трудовых прав.

Албиной Стрельченко вчера и сегодня направлены на имя главврача ГБУЗ «ГП № 107 ДЗМ» Елены Большаковой две докладные записки с требованиями устранить нарушения прав работника и пациентов. Дело в том, что 107-поликлинике начата с грубейшими нарушениями трудового законодательства с 16 июня реализация «пилотного проекта», который фактически уничтожает участковый принцип оказания помощи в амбулаторном звене. Подробности этого см. во вчерашней докладной записке Альбины Стрельченко здесь — http://andrey-konoval.livejournal.com/332775.html


В сегодняшней докладной Альбина Стрельченко пишет:

«Довожу до Вашего сведения , что мне незаконным образом открыли запись на 17.06.15 с 12.24 до 20.00, не уведомив меня об изменениях в рабочем графике (расписании) заранее, в установленные трудовым законодательством сроки, в связи с чем я намереваюсь работать в указанную дату по утвержденному графику (расписанию), а именно : с 11.42 до 20.00, включая амбулаторный прием с 16.00 до 20.00.
Также сообщаю, что за все время осуществленной записи на 18.06.15 посредством системы ЕМИАС не предусмотрены технологические перерывы и перерыв на обед, что грубо нарушает мои трудовые права.
Действия должностных лиц, установивших для меня подобный режим работы в ЕМИАС, незаконны.
В связи с вышесказанным прошу:
-оперативно принять меры ресурсно-организационного характера по приему пациентов, уже записавшихся в ЕМИАС на время в период сверх моего 4-часового приема.
В случае необеспечения вами как должностным лицом приема всего потока записавшихся пациентов, о нарушении прав пациентов будут немедленно проинформированы правоохранительные и надзорные органы, а также Департамент здравоохранения Москвы и средства массовой информации.
На 17 июня 2015 года ко мне на прием через систему электронной регистрации получили возможность записаться 37человек».


О реакции администрации поликлиники мы узнаем, таким образом, в 12.24 по московскому времени. По окончании рабочего дня Альбины, в 20.30 активисты профсоюза «Действие» намерены провести импровизированную пресс-конференцию непосредственно пере воротами в 107-ю поликлинику. На ней будет поднята и тема привлечения к административной ответственности Екатерины Чацкой.

Цинизм, с которым чиновники Росздравнадзора отреагировали на поданную Екатериной Чацкой жалобу, поражает. (Полный текст жалобы Екатерины Чацкой см. — http://andrey-konoval.livejournal.com/332876.html

Вместо того, чтобы привлечь к ответственности должностных лиц, по вине которых врач не имеет возможности своевременно записать беременную пациентку на бесплатное УЗИ, сотрудники надзорного органа, видимо, решили преподать наглядный урок тем врачам, которые пытаются изменить ситуацию.
Публикую фото полученного Екатериной Чацкой уведомления.

росздравнадзор.jpg

Ч. 2 ст.6.30 Кодекса об административных правонарушениях — это об ответственности медицинской организации за неинформирование пациента о их праве на бесплатное получение медицинской помощи. «Влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до пятнадцати тысяч рублей».

То есть врача Екатерину Чацкую, которая не просто информировала пациентку о ее праве на бесплатную помощь, но и приходила на 30 минут раньше на работу, чтобы попытаться записать ее на бесплатное УЗИ в условиях, когда по вине работодателя это сделать было практически невозможно, обвинили в прямо противоположном.

ОБратите внимание — в бумаге говорится, что расследование уже закончено, обстоятельства правонарушения уже установлены, и только после этого должностное лицо Росздравнадзора впервые приглашает врача для дачи объяснений, а пациентку, права которой якобы нарушены и которая под любой присягой подтвердит, что она была информирована Екатериной о праве на бесплатную помощь, даже не удосужились опросить.

Безусловно, весь этот бред будет оспорен профсоюзом «Действие» в судебном порядке. Но на повестку встал вопрос о начале следующего этапа общественно-информационной кампании в Москве — как против административного давления на активистов «работы по правилам», так и против грубейших нарушений трудового законодательства и прав пациентов в ходе начатой реформы амбулаторного звена Москвы.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире