18:57 , 13 сентября 2013

Необыкновенный фашизм или ликбез для хипстеров

Значит, слово «фашизм», если оно употреблено в связи с движением под названием «Навальный» – из лексикона советского детского сада. Так Шендерович сказал – и точка. Он же всё точно знает про фашизм.

Переходим к национализму. Ярлык «националист» действительно невнятен, но не вообще, а именно в том, как его употребляет Шендерович. Де Голль – националист? А маршал Петен, спрашиваю я – кто? Очевидно, что тоже – националист, и почему национализм Петена (с его идеологией «Труд, семья, родина») говорит нам меньше о национализме Навального чем национализм Де Голля? Одно сравнение Навального с Де Голлем чего стоит. То он – Манделла, то Гавел (почти?), а теперь уже и Де Голль и Черчилль.

Я тут недавно обнаружил, что одна российская – молодая, московская, модная – журналистка, направляющаяся освещать выборы в Германии для прогрессивного телеканала не знает что такое Веймарская республика. Таких коллег экскурсы в историю Виктора Шендеровича, видимо, впечатляют.

Меня – нет, сорри. Мне очевидно, что уместные исторические параллели – это не находка в жанре политической эстрады, а выстраданная интуиция. К счастью, у нас нашлось немало людей, которые её проявили. В том, что Навальный им и мне напоминает не Валенсу, а политика другого типа, возможно есть чисто субъективные причины, но о фашизме, не из детского сада, и не из википедии, считаю нужным сказать следующее.

Политическая и социальная ситуация в России, конечно же, напоминает гораздо больше начало 30х в Германии, чем 80х в Польше. Гитлер был уникальным деятелем, но он, конечно же, соответствовал духу времени и его личные качества и даже его воззрения – лишь катализатор назревшего процесса. То же касается и Муссолини. Этот сменил несколько политических масок, пока не обрёл своё исторически успешное лицо. Когда у нас красные грабили награбленное, расстреливали офицеров и священников (но и белые в долгу не оставались), итальянские «революционные фашисты», fascio di combattimento Муссолини, молодые люди из буржуазии, расправлялись с профсоюзами и социалистами. Дух времени был революционный. Наша революция была левой, итальянская – правой, потому что у нас был слишком слабый буржуазный класс, а там достаточно сильный.

По той же причине неуспешной была левая революция в Германии и Финляндии. И вот сейчас, как всё с запозданием, в Россию приходит фашизм. Именно потому, что готова важнейшая для него среда – мелкая и средняя буржуазия, тот самый средний класс, появление которого мы с таким нетерпением ждали.

Жестокость, которой была отмечена эпоха Путина (не будем, в этом контексте, обсуждать предыдущие) многие тоже назовут фашизмом, но это – в другом, разговорном (хоть и не детскосадовском) смысл этого слова. Путин пришёл к власти ещё в люмпенизированной стране, где большинство активного населения было дезориентировано советским прошлым и хаотично-рыночным настоящим. И жестокость путинизма – необходимое условие возникновения полнокровного фашизма, необходимое но недостаточное. К нему прибавляется полноценная буржуазность, свободная от совестко-социалистических предрассудков, включающих номинальную социальную справедливость и номинальный интернационализм.

Это и есть объяснение того факта, что активизация протеста, связанная с именем Навального, произошла прежде всего под материалистичекими лозунгами: плохая власть – это жулики и воры, а не убийцы, военные преступники, разжигатели войн и межэтнических конфликтов. Голосовать нельзя было только за ЕдРо, то есть, я так понимаю, можно было – за Лугового, подозреваемого в жестоком политическом убийстве.

Становится понятен и загадочный, казалось бы, альянс большой части интеллигенции и национализма в лице Навального. Разгадка – в идеологии, которую столь долго связывали у нас с борьбой против совкового прошлого: правизна (right wing). До того как у нас появился экономически полноценный средний класс, правизна была эдакой эстетической категорией (и примкнувшим к ней СПС). Сейчас она выходит из будуара Зинаиды Гиппиус и Дуни Смирновой. Совсем не по-детски она покажет на что способна. На вождизм, авторитаризм, пропаганду и насилие.

Уважаемый Гарри Каспаров, например, сделал свой каминг-аут в пользу Навального именно по причине правизны идеологии. Разумеется, он искренне надеется, что правый поворот России закончится где-то на углу Демократической и Республиканской. В этом, я считаю, он сильно ошибается: по той простой причине, что Россия не Америка.

У Шендеровича прозвучал аргумент в стиле Спинозы или Гегеля. России суждено поправеть, хотим мы этого или не хотим, так лучше это делать с таким симпатичным парнем как Навальный. Что ж, определённая логика в этом есть. Но не большая, чем в анекдоте про изнасиловние и получение удовольстия, который почему-то рассказывают в основном мужчины, и в основном в России. Я – против такого детерменизма изнасилования. Давайте оставим вопрос судьбы Гегелю или господу Богу, и сделаем всё зависящее от нас, чтобы фашизм не прошёл.

Шендерович считает, таких как я наивняками. Я считаю, что бесконечно наивен он – говоря: «Если имя Навального, вместо стремления к свободе и закону, вдруг начнет означать что-то другое — будет и другой разговор. Как минимум это в наших силах.» Это, г-н Шендерович, будет так же в Ваших силах как попытка поговорить с вождём из ревущей толпы фанатиков. Как минимум. А о том, что за такие разговорчики будут получать по максимуму лучше не думать.

У фашизма есть одна любопытная особенность. Он, как смерть у Бродского, всегда бывает с другими. И всегда в историческом прошлом. А его наступление в действительности, по многим свидетельствам, выглядит очень даже интересно. Эффектно. Для каждой соответствующей эпохи – современно. Где-то даже прикольно Это сначала. Но даже сначала, если вы – «чучмек», «извращенец» или «наркоман», мало не покажется. Но этих, понятное дело, не жалко. Вот только то «вдруг» во фразе Шендеровича, когда мы увидим «что-то другое» — будет означать, что всё уже произошло.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире