В марте вступают в силу поправки к Федеральному Закону «О банках и банковской деятельности», запрещающие банкам в одностороннем порядке изменять ставки и сроки по выданным кредитам.

Их принятие вызвано чередой резкого повышения ставок по кредитам со стороны банков во время кризиса.
Особенно возмутительны были отдельные случаи в отношении добросовестных заемщиков, когда экономической целью спора становились ипотечные квартиры и фактически перечеркивались многомесячные выплаты и первоначальный взнос. И хотя эти случаи были единичны, ведь большинство банков дорожат своим именем, репутацией и склонны находить компромисс даже с не всегда обязательными заемщиками, выглядело целесообразным законодательно защитить экономически более слабую сторону спора – заемщика.

Как это часто бывает, благие, в целом, устремления, могут приводить к негативным последствиям.
Разберем хронологию событий.

Практика наличия в стандартном кредитном договоре пункта, дающего банку право на одностороннее изменение ставки по кредиту с целью минимизации рисков в случае изменения рыночной ситуации, существует давно.
Однако активно применять это право банки стали только после начала кризиса. Действительно, если раньше в период экономического роста и общего снижения стоимости кредитования на рынке не было необходимости использовать такую возможность, то с осени 2008 г. в связи с резким ростом стоимости ресурсов, дефицитом ликвидности, ухудшением платежной дисциплины заемщиков и качества кредитных портфелей банки были вынуждены пересматривать ставки по ранее выданным займам.

Клиенты, многие из которых потеряли работу или часть дохода, со своей стороны, не могли расплачиваться по кредиту на новых условиях, и вынуждены были допускать просрочки и неплатежи.
Особенно остро проблема коснулась ипотечных кредитов, которые подразумевают значительные суммы ежемесячных платежей и длительные сроки выплат.

Росло взаимное недовольство между гражданами и банками, в результате в ситуацию вмешались Генеральная прокуратура, ФАС и Роспотребнадзор, естественно, заняв сторону заемщиков.
Тогда повышение ставок по договорам с фиксированной ставкой было запрещено директивно, далее появились упомянутые поправки к федеральному закону.

Авторы поправок предполагают, что запрет банкам в одностороннем порядке изменять ставки по кредитам защитит заемщиков и позволит им четко понимать конечную цену взятого кредита, что итоге положительно скажется на рынке кредитования, который сейчас практически замер.

Однако, при всех видимых плюсах, для потребителя здесь кроются и серьезные угрозы.
Дело в том, что банкам, так или иначе, необходимо учитывать риски возможного ухудшения экономической ситуации и повышения стоимости ресурсов, которые они привлекают на рынке. При выкручивании рук и невозможности варьировать условия кредитования в момент наступления негативной ситуации, потенциальные риски будут вынужденно закладываться в ставке изначально. Это значит, что стоимость кредитов для заемщиков повысится сразу, с прицелом на гипотетическую негативную ситуацию на рынке заемщики будут платить за себя и за того парня.

Прежде всего, повышение ставок коснется ипотеки, так как банку придется закладывать риски роста цены фондирования на длительный период.
И это, к сожалению, может привести ровно к тому результату, с которым намерены были бороться авторы поправок – к стагнации ипотечного кредитования в России на ближайшие годы.

Безусловно, закон оставляет возможность предлагать кредиты с плавающей ставкой, привязанной, например, к индексу Libor (ставка на лондонском межбанковском рынке), MosPrime (ставка московского межбанковского рынка) или к ставке рефинансирования ЦБ, и эта возможность единственная надежда на существование на рынке длинных кредитов.
Такие кредиты, обычно привязанные к ставке национального центрального банка, получили широкое распространение в развитых странах.

Однако развитие подобного типа займов подразумевает достаточно высокий уровень финансовой грамотности населения, чтобы человек мог самостоятельно понять механизм формирования плавающей ставки, а главное оценить свои возможности выполнять обязательства по кредиту в будущем.
Ведь если при фиксированной ставке кредита для клиента рассчитывается строго определенная сумма ежемесячного платежа, действующая на протяжении всего срока договора за исключением форс-мажорных ситуаций, то в случае с плавающей ставкой, суммы платежей динамично изменяются вместе с определяющим рыночным индикатором, и заранее их определить невозможно. Обладают ли наши заемщики необходимым уровнем финансовой грамотности, и что не менее важно, смелостью ее использовать при принятии решения о кредите, большой вопрос.

При этом – за исключением редких случаев недобросовестности, не свойственной серьезным и ответственным банкам, дорожащим своей репутацией и клиентами – основная причина повышения ставок в кризисных ситуациях, состоит не в желании дополнительно «нажиться» на заемщиках, а в сложнейшей, форс-мажорной внешней конъюнктуре.
Ведь банки несут ответственность не только перед заемщиками, но и перед вкладчиками, количество которых, как правило, гораздо больше, чем заемщиков, и перед своими кредиторами. Во время кризиса банки были вынуждены повышать ставки по депозитам, рассчитываться по возросшим в результате девальвации обязательствам перед иностранными кредиторами. А что такое повсеместное невыполнение банками своих обязательств, мы уже проходили в 1990-е годы и нам известен весь набор отрицательных последствий уже в масштабе всей экономики страны.

Принятие поправок к закону, запрещающих банкам в одностороннем порядке изменять ставки и сроки по выданным ранее кредитам, несомненно даст защиту от наиболее агрессивных банков, однако массово может иметь эффект бумеранга для заемщиков.
Вместо пользы и кажущейся защиты от «произвола» банков мы получим увеличение ставок по кредитам и умирание рыночной ипотеки. И снова нам всем придется вспоминать крылатую фразу «хотели как лучше, а получилось…».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире