08:39 , 17 апреля 2020

Идеальные паразиты: те, кто сосал кровь у государства, снова требуют от него помощи

С одной стороны – лютый цинизм, с другой – самая что ни на есть закономерная закономерность. Те, кто годами и десятилетиями сидел на шее государства и самозабвенно сосал из него деньги (нелишне уточнить: наши с вами деньги, рядовых налогоплательщиков) на личную красивую жизнь, теперь первые в очереди на спасение. Очередь эта длинная и разношерстная, всех просящих не перечислить, тем более что она ширится-растет быстрее заболевания. Но футбол здесь заметнее многих.

Бессмысленный и беспощадный русский футбол сейчас исполняет ту же мантру, что и в жирные времена, только в профиль. Популярная присказка обернулась былью, поэтому «если сегодня, когда на всех нас обрушилась беда, государство не спасет спорт номер один, завтра мы все умрем, и футбола в России просто не будет».

И ведь не поспоришь: не будет. Он высохнет и отвалится, как лишай. Потому что наш футбол – идеальный паразит. Он так давно привык получать (причем получать космически много), ничего не давая взамен, что нынешним поколениям «звезд» и их окружению уже и объяснять что-то бессмысленно. Они родились, выросли и существуют в параллельном мире, в котором используется совсем другая система ценностей, не совместимая с базовой общечеловеческой. И моральных ценностей, и материальных тоже.

Уверен, что и этот простейший посыл до них, по большому счету, не доходит: в условия экономической катастрофы (а мы именно к ней уверенно движемся) даже криво устроенное государство не захочет и не сможет принять на себя обязательства по спасению бессмысленного мыльного пузыря. Наши футболисты (в широком смысле, то есть все лица, причастные к разделу большого пирога) не готовы спускаться на грешную землю, по которой ходят простые люди с их бесконечными заморочками. Для условного форварда Смолова это просто немыслимо – лишиться контракта на несколько миллионов евро в год всего лишь потому, что у коровы иссякло вымя.
Но, оказывается, пересмотр приоритетов возможен, как бы ни удивлялся этому феномену наш ожиревший футбол.

3249256

Не исключено, начинает понимать государство, что в сложившейся ситуации важнее защищать людей, для которых спорт в целом и футбол в частности не является основной работой и источником получения прибыли. Оно, государство, встает перед выбором, кому в спортивной отрасли помогать, если помогать вообще: еле дышащим детско-юношеским школам, академиям, тренерам, спортивной науке, региональным федерациям – или привыкшим сытно кушать профессиональным клубам, которые не производят ничего (включая само зрелище под названием «игра в футбол») и ничем никому не обязаны…

***

Итак, государство (в данном случае – Минспорт) не собирается финансировать профессиональный спорт в том масштабе, в котором он несет убытки. Новый министр спорта господин Матыцин, нужно отдать ему должное, высказался по горячей теме вполне внятно. Получив, конечно, твердые установки с самого верха.

При этом футболу, честно говоря, гораздо проще, чем многим: он, надутый до несуразности, должен быть готов всего лишь умерить свои аппетиты, чтобы выжить в новых условиях и вернуться на арену жизни. Главная статья сокращения диких расходов очевидна: многомиллионные выплаты футболистам и тренерам, а также жесткий бан легионерам, которых сегодня в России пасется свыше 150 человек, а за последние лет 15 лет побывало несколько тысяч.

Перед вами – топ-15 самых высокооплачиваемых футболистов Российской премьер-лиги (данные из открытых источников). Ремарка для наглядности: самый нищий из этих 15, аргентинец Дриусси, получает примерно 7400 евро в день. Это почти 600 тысяч рублей, между нами говоря. В день, я подчеркиваю.

А бразильскому вратарю Маринато Гильерме, который не вошел в топ-15, в год положено денег примерно в 13 раз больше, чем среднестатистическому русскому работяге за 40 лет: 186 миллионов рублей против 14,5…

1. Малком («Зенит», Бразилия) – 8 миллионов евро в год
2. Ведран Чорлука («Локомотив», Хорватия) – 4,5 млн
3. Бранислав Иванович («Зенит», Сербия) – 4,1 млн
4. Максимилиан Филипп («Динамо», Германия) – 4 млн
5. Артем Дзюба («Зенит», Россия) – 3,6 млн
6. Андре Шюррле («Спартак», Германия) – 3,2 млн
7. Федор Смолов («Локомотив», Россия) – 3,1 млн
8-14. Дуглас Сантос («Зенит», Бразилия) – 3 млн
8-14. Гус Тиль («Спартак», Нидерланды) – 3 млн
8-14. Реми Кабелла («Краснодар», Франция) – 3 млн
8-14. Ярослав Ракицкий («Зенит», Украина) – 3 млн
8-14. Сердар Азмун («Зенит», Иран) – 3 млн
8-14. Жоау Мариу («Локомотив», Португалия) – 3 млн
8-14. Гжегож Крыховяк («Локомотив», Польша) – 3 млн
15. Себастьян Дриусси («Зенит», Аргентина) — 2,7 млн

Вот кого, оказывается, должно спасать в трудные времена наше государство. Иначе футбол умрет.
Но, блин, мне кажется, или разумно устроенное общество для начала должно сгенерировать совершенно другое решение? Оно на поверхности и не требует глубоких аналитических изысканий. Вот такое: сокращение количества легионеров в командах РПЛ и ФНЛ хотя бы вдвое. Плюс пересмотр действующих контрактов в сторону глобального уменьшения. Для этого не обязательно ждать решения РФС, в котором они зарегистрированы, их жирные контракты. РФС, в свою очередь, нельзя ориентироваться на ФИФА и УЕФА в ожидании мифических рекомендаций.

Нужно отстаивать собственные интересы. Разрешения на работу зарубежных специалистов всех видов, согласно законам РФ, выдают региональные правительства. А у нас, как известно, внутреннее законодательство превалирует над международным, разве нет? Они же, регионы, вправе прервать действии соглашений, учитывая неоспоримую ситуацию коронавирусного форс-мажора.

Сейчас не так важно закончить текущие соревнования (например, хоккей и баскетбол уже закрылись), как создавать платформу для будущего, то есть сохранить спорт высших достижений в целом. Чем раньше мы это поймем и чем раньше возобновим «оздоровленные» чемпионаты (пусть даже на каком-то этапе без зрителей) – тем проще будет дышать в дальнейшем. Принявшие новую реальность футболисты получат возможность тренироваться и игровую практику, граждане – следить за событиями посредством медиа, клубы – вести хоть какую-то деятельность.

3249258

В противном случае мы обречены смотреть чемпионаты Белоруссии и Таджикистана и следить за реакцией государства на просьбы о финансовой помощи «для сохранения футбольных клубов в России». А для клубов нет ничего хуже, чем состояние неведения и полного непонимания, что делать.
Однако вместо создания оперативной антикризисной рабочей группы руководство РФС раздает интервью о «подготовке ряда дополнительных мер поддержки – к тем, что уже действуют в стране и распространяются в том числе на клубы. Это предложение направлено в правительство».
Кто готовил эти предложения и в чем их суть, никто в футбольном сообществе не знает…

***

Руководители профессиональных российских клубов крутятся сейчас, как ужи на сковородке. И пытаются убедить своих футболистов в том, что им тоже стоит покрутиться, то есть подвинуться в запросах хотя бы на время. При этом понятно, что вопрос о сокращении зарплат футболистов носит не частный, а общественно значимый характер.

За обсуждением горячей темы вылезают из щелей недостатки системы в целом. Так, по идее переговоры игроков с клубами, как принято в цивилизованном мире, должны вестись с участием профсоюза. Но независимого сильного профсоюза в стране с авторитарной властью нет и быть не может: вертикали он вообще не нужен, один гимор от него. Поэтому толкования взаимоотношений между клубами и игроками основаны сейчас на рекомендациях РФС, которые точно не являются достаточной правовой базой.

На практике возможные споры футболистов с клубами, коль скоро не найдется консенсуса, будут решаться в CAS. Именно там и оценят все эти внутренние договоренности щедрых российских клубов со 150 легионерами. Если все делалось на уровне присланной «бумажки на русском языке», как в случае с перуанским форвардом «Локо» Джефферсоном Фарфаном, веселья мы получим предостаточно. Контракты, приложения к ним, зарплаты, оклады, премиальные, подъемные, фактические доходы и тэдэ и тэпэ – да профессора из CAS с ума сойдут в этой круговерти разбираться!

***

В чем главное отличие советской спортивной системы от современной, российской? Это очень интересный вопрос, и отвечать на него можно по-разному. Одно несомненно: в советское время спортсмены тоже относились к элите, их и холили, и лелеяли, и осыпали благами, но спорт не был объектом такой тотальной коррупции, как сегодня.

Истории с дикими контрактами Халка, Витселя, Чорлуки и далее по списку – очень показательные эпизоды истории «легомании» в России, в которую бесконтрольные и беспредельные хозяйчики наших топ-клубов погрузили отечественный футбол. При этом обществу внушают, что все эти сделки продуманы и обоюдовыгодны.

Однако лучший критерий истины – практика. За 30 лет «внушаловки» профессиональный футбол умер в 70 регионах нашей необъятной родины. В последние годы мы регулярно получаем еврокубковых люлей от болгар, венгров и прочих безнадежных середняков, которых раньше не замечали.

А сборная – это отдельная история, она чуть в стороне, через призму ее интересов происходящее в клубах рассматривать не стоит. Болельщикам клубов результаты сборной часто вообще по барабану. В сборной уже и играть-то некому, а без закулисных встреч с друзьями Инфантино и Чеферином мечтать не о чем.

Все, что остается простому российскому болельщику, — наблюдать за разборками (часто подковерными) пятерки-шестерки клубов на тему захода в еврокубки, где более или менее нормально платят. Тут есть интрига, тут можно кайфовать. А то, что десятками банкротятся и исчезают клубы в регионах, — это ерунда, мелочи жизни. Взаимосвязи между легоманией, ее финансовым обеспечением и банкротствами на местах дрессированная общественность, конечно же, не видит.

***

Кто сильно хочет, может успокаивать себя тем, что парализовавшая планету пандемия высветит не только наши трудности, о которых мы и без короны неплохо информированы.

В новых условиях можно как в лупу рассматривать системные проблемы, свойственные ФИФА, которые привычно лечились финансовыми припарками, — за счет средств от проведения чемпионатов мира. На самом деле разногласий между ФИФА и конфедерациями (в том числе УЕФА) более чем существенны. Никакая это, конечно, не семья, а в самом лучшем варианте – сожители.

Наше футбольное сообщество давно привыкло, что «высшие силы» так или иначе вмешиваются во все футбольные вопросы, а параллельно разучилось сопротивляться произволу, самостоятельно думать и принимать решения.

Во всех жизненных сферах наблюдается засилье некомпетентных чиновников, пришедших на свои места по знакомству или родству. Таким типичным представителям нынешнего высшего чиновничьего сословия, как Мутко, Фурсенко или Дюков (три последних президента РФС) не нужны строгие законы и порядок в делах. Им проще и удобней финансироваться «сбоку», что всегда могут обеспечить знакомые члены правительства, руководители дружественных госкомпаний и близкие губернаторы.
Вопрос о взаимоотношениях с государственной властью на основе внятных законов и договоров, на основе выработанных правовых механизмов финансирования государством футбола давно закрыт. Его «замылили» в незапамятные времена. Мы легко миримся с непрозрачностью финансовой деятельности клубов, лиг и РФС, нам неинтересны открытые бюджеты и четкая отчетность о расходовании выделенных средств. Никто не знает, как тратятся деньги федерации и клубов, во сколько обходятся гостиницы, аренды чартеров для клубов и сборной, сопоставима ли их цена с рыночными расценками на подобные услуги, платит ли федерация за подготовку сборных напрямую или через посредников…

3249260

Простой вопрос: а что если принципиально изменить ныне действующие формы финансирования футбольных клубов за счет средств таких компаний, как «Газпром», ВТБ, ВЭБ или РЖД? Если уж госчиновники так рьяно любят и поддерживают спорт, щедро выделяя деньги клубам, за которые болеют, — пусть платят из своих личных прибылей, из многомиллионных бонусов и «золотых парашютов»! Разве не справедливо? Это один из реальных рычагов, который может сработать и заставить коррумпированное чиновничество считать деньги (если кто-то вообще захочет считать свои, в чем есть огромные сомнения)…

***

Понятно, что за всем происходящим маячит тень Первого Лица, который вмешивается в дела футбольные (и спортивные, если взять шире) в крайних случаях, самолично решая, кого казнить, а кого миловать, кому дать обожраться, а кому – подохнуть. И пусть кто-то докажет, что в принятии такого рода решений нет политики. Что это, если не узурпация власти в руках небольшой группы? Что это, если не попрание всех принципов демократии в спортивной общественной организации?

Идем, как Шерлок Холмс, от частного к общему и понимаем, что выход один: президенты федераций и клубов, члены исполкомов и наблюдательных советов, меценаты и доноры должны в сложившейся ситуации изыскивать дополнительные источники дохода. Но, похоже, и здесь не обойтись без санкции Кремля.

В этом плане очень показательна биатлонная история. В СБР идет лютая грызня на всех уровнях. Здесь нашли отдушину и стрелочника: гоняют тухлыми тряпками президента Драчева, а он в ответ мычит что-то невразумительное, потому что рассказать о реальном финансовом и политическом положении вида спорта – не вправе. Ведь, по большому счету, проблема лыжников, стреляющих мимо, — не в его личных качествах, а в том, где и как им достать деньги!

Очевидно, что прохоровы, уcманоы и им подобные меценаты не желают более вкачивать свое бабло в биатлонные, баскетбольные, хоккейные и футбольные веселухи. Ясно также, что президенту Путину уже не с руки выдавать звонки с целевыми указаниями. У него, нужно признать, заботы нынче посерьезнее, чем сохранение аппетитов спортивной элиты.

И еще одна грань новой реальности.

Сколько лет после Сочи, вместо того, чтобы наказать афериста Мутко и принести миру формальные извинения, мы рьяно занимались агитационной войной с ВАДА и МОК! Не жалея при этом миллионов евро на немецких, швейцарских и канадских адвокатов в безнадежных, пустых по своей сути говорильнях в CAS, усугубляя и без того густо замешанное мошенничество с базами данных.
А ВАДА, пока Россия пыжилась, последовательно наращивала мощь, укрепляла влияние, подстраивала под себя параметры АДК (антидопинговый кодекс) другие правовые нормы, ужесточала финансовые санкции по всем направлениям.

Теперь у тех, кто пыжился, забрезжила надежда: а вдруг коронапандемия, чтоб ей пусто было, позволит пусть даже с голым задом, но выскочить из водоворота, в который нас засасывает? А там, глядишь, повезет попасть под «реструктуризацию» как по допингу, так и по финансовым санкциям?

С паршивой овцы – хоть шерсти клок.

Фото tarasov23, kokorin9

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире