aminovalisher

Алишер Аминов

27 апреля 2018

F

Народ России готовится к законным майским шашлыкам, но Департаменту дезинформации Министерства пропаганды в эти дни не до отдыха. Департамент вдруг (а на самом деле – совсем не вдруг) проснулся и начал яростно анализировать показания беглого профессора Родченкова, которые тот давал CAS еще зимой.

Напомню на всякий случай: именно показания Григория Родченкова, подтвержденные перепиской с высокими чинами Минспорта и Центра подготовки сборных команд, а также проверенные пробы, в которых чего только ни нашлось, были положены в основу дисквалификации Олимпийского комитета России и прямо повлияли на вердикты по индивидуальному допуску россиян на Игры-2018.

Свежий информационный повод, в связи с которым Родченков снова в топе, действительно хорош: публикация мотивировочной части решений CAS по некоторым из «российских дел». Российское информационное пространство опять забито Родченковым по самые гланды, но уровень «аналитики», как обычно, — за границами добра и зла. Да и методы ее всенародной презентации хорошо знакомы: выдергиваем из контекста нужные цитаты, ляпаем их в кучу в произвольном порядке – и раскручиваем изо всех сил в средствах массовой информации, подконтрольных и не очень.

Если не давать себе вообще никакого труда вникнуть в тему, впечатление от нового поворота однозначное: Родченков, представ перед судом и поклявшись говорить правду, только правду и ничего кроме правды, струхнул и дал заднюю. «Не видел, не знаю, не говорил» — вот к чему якобы свелись показания Родченкова (ну не будут же врать, например, по Первому каналу, правда?). И теперь всем и каждому понятно, что Россия чиста перед богом и МОК, никаких допинговых проблем у нас не было, нет и не предвидится, а враги пусть продолжают злобствовать…

Обыватель хлопает глазами и ушами. И он, конечно, возмущен. Ну а чего тут неясного: вот черное, вот белое, вот зло, а вот добро. На это у Минпропаганды и расчет.

***

Между тем любому юристу средней руки понятно, что существенной разницы в прежних и нынешних показаниях Родченкова при всем желании не обнаружить. Что в наших СМИ замешаны в одну кучу совершенно различные показания Родченкова по двум разным обвинениям:

1) Фальсификация проб, организованная в Сочи-2014 государственными структурами (в этой части сторона защиты признана виновной);

2) Личная ответственность российских спортсменов (доказательств недостаточно).

По теме фальсификаций со стороны государственных структур Родченков никогда не путался, излагая всю хронику событий достаточно четко и последовательно (линию Родченкова подтверждают и два других очень информированных сотрудника лаборатории, Соболевский и Митягин, но о них у нас традиционно помалкивают).
Зато, как теперь выясняется, мы должны всей страной удивляться тому факту, что Родченков, паразит, не присутствовал при употреблении допинга. Не видел, мерзавец, лично, как сотни наши спортсменов и спортсменок мочились в пробирки. Этим фактом широкая российская общественность должна быть возмущена. А как иначе? Раз уж выдвигаешь столь тяжкие обвинения – обязан не только своими руками разливать «Дюшес», но также и наблюдать, как именно, когда именно и у кого именно он вытекает, так сказать, обратно.

Родченков на суде подтверждает, что действительно осуществлял вскрытия и замены проб и обеспечил доступ к тысяче с лишним файлов, включая убийственную по содержанию переписку с руководством Минспорта и Центра подготовки сборных команд, а также аномальные данные биопаспортов. А ошибки и неточности… Ну с кем не бывает?

Войдите в положение, граждане судьи: Родченков, «сантехник из ФСБ» Блохин и еще два фигуранта трудились во время сочинской Олимпиады буквально на износ. Они, бедолаги, практически не спали. Стоит только представить себе объем и содержание этой работы – переливать туда-сюда содержимое сотен пробирок. О вдохновении, видимо, говорить не приходится. Отсюда и накладки (мужская моча в женских пробах, дикие групповые смеси и так далее)…

***

Цель создания допинговой системы очевидна: победа на домашней Олимпиаде буквально любой ценой позволяла кричать на всех углах о том, что мы – сильнейшие, что спорт в России развит лучше всех в мире. Таким образом, в создании системы фальсификации и достижения побед совпали три мейнстрима:

 — пожелания (назовем это так) президента Путина – это при нем свершаются «великие победы»;
 — тщеславие чиновников Минспорта и ОКР – это ведь они их организовали, эти самые «великие победы».
 — стремление элитных российских спортсменов к «великим победам», а также к гигантским премиальным (125 тысяч евро за золото по постановлению Правительства, плюс такие же региональные премии, плюс шикарные автомобили лично от Путина). В социально не самой благополучной стране за такие бонусы спортсмены готовы не только «Дюшес» глотать тоннами…

Результат налицо: все эти цели достигнуты. Но вот беда – слишком много людей было задействовано в схеме. А когда лабораторию ликвидировали, Мутко просто не сориентировался в ситуации. Всего-то и надо было, что пригреть Родченкова тепленьким местечком, засунуть в какой-нибудь там НИИ – пусть сидит себе тихо да изобретает дальше. Глядишь, со временем снова пригодится. Но вельможный речник откровенно дал маху, просто вышвырнув из системы того, кто так вдохновенно на него работал.

Индекс мстительности Родченкова оказался запредельно высоким. А миссия его еще не исчерпана. Не кажется ли вам, например, что тема зимних показаний беглого профессора вброшена в информационное пространство только по одной причине? А именно – по причине нарастающих претензий к президенту ФИФА Джанни Инфантино в связи с публикацией расследования «дела российских футболистов».

Те, кому положено, знают, какое давление выдерживает сейчас Инфантино. Вот уже месяца три он старательно «морозит» доклад, в котором фигурируют допинговые прегрешения 34 российских футболистов. Стоит только президенту ФИФА дать слабину, как откроется новый фронт, тем более что ВАДА уже преследует некоторые международные спортивные федерации «за покрывательство».

В случае обнародование итогов расследования комиссии ФИФА по допингу вступит в силу принцип коллективной ответственности. А это означает отстранение сборной России от участия в чемпионате мира-2018 и новый виток жестких санкций.

Оригинал

Спортивную Россию атакуют по многим фронтам сразу. Борцов не пустили на Кубок мира в США, биатлонистов намерены достать через дедушку Бессеберга, штангистам фактически урезали до унизительного минимума олимпийские квоты…
И это, как ни печально, только начало. В том, что страну хотят выдавить из мировой спортивной семьи, сомнений вообще никаких.

Не так давно вступили в силу изменения в кодекс ВАДА. Теперь ни одна международная федерация не может рассматривать российские заявки на проведение крупных турниров. На этом фоне радостный клич «Мы вернулись в олимпийскую семью!» выглядит издевательски.

Никуда мы не вернулись. Спортивная Россия по-прежнему обречена проходить через «санитарную обработку», высокие назначенцы по-прежнему отвечают только перед Царем, который по-прежнему своих не сдает, а российские СМИ по-прежнему игнорируют обсуждение самой сути вопроса, спекулируя на патриотизме и прикрывая шефа, которому страна обязана всем этим позором.
Россия при этом ведет себя, скажем так, странно. Странно в том смысле, что избранная линия поведения – абсолютный тупик.
Вот что, например, мешает высшему руководству не просто отстранить, а примерно наказать Виталия Мутко, организатора глобального допингового мошенничества? Куда испарились многие другие фигуранты дела – Нагорных, Желанова, Родионова, Великодный, Авалян?

Или еще конкретнее. Что мешает новому руководителю РУСАДА Юрию Ганусу инициировать процедуру внесения поправок в международные стандарты по терапевтическим исключениям (ТИ), а не трещать на всех углах о мировом антироссийском заговоре? Кто запретил нам строчить аргументированные жалобы в CAS по фактам незаконной выдачи этих самых ТИ? По каким таким причинам Россия не представлена в комиссиях по их выдаче?

Странно и стыдно, но каждые два их трех обращений российских спортсменов отклоняются по той простой причине, что тупо не соответствуют принятым стандартам. Убийственные цифры для руководства Министерства спорта, руководителей федераций, тренеров, центра подготовки сборных команд и его персонала. Что это, как не подтверждение полной некомпетентности российских спортивных чиновников, врачей и юристов?

Просто для сведения: заявка на терапевтическое исключение должна сопровождаться стандартным пакетом медицинских документов – амбулаторной картой, сведениями о заболеваниях, перечнем принимаемых препаратов и так далее. Но раз за разом выясняется, что готовить эту самую стандартную документацию мы, как и прежде, не умеем, хотя пресловутый жареный петух уже утомился клевать нашу задницу.

И кстати: что мешает публиковать отклоненные запросы, сделав достоянием гласности и предметом обсуждения реальные причины и следствия отказов?

Совершенно понятно, что система управления российским спортом глубоко порочна, а само спортивное сообщество давно превратилось в стадо, извините, баранов, помыкает которым энергичный назначенец, изгнанный с международной спортивной сцены, но по-прежнему раздающий команды из-за кулис.

****

Полторы недели тому назад в Австрии накрыли международную биатлонную штаб-квартиру и ее бессменного шефа Андерса Бессеберга. Накрыла, что характерно, полиция. Очень похоже, что налицо классический вариант коррупции в спорте: дело развивается сразу по нескольким направлениям, фактов и свидетелей, судя по всему, хватает.

Это – черная метка тем, кто нечист на руку, потому что сегодня расследованию допинговых дел мешает как раз двойственность, то есть разделение полномочий между федерациями и ВАДА. Это одна из главных системных проблем в борьбе с допингом.
Едва запахло жареным, как некоторые международные спортивные федерации начали прикрывать свои собственные «расследования». Внутри этих «междусобойчиков» избежать объективного расследования, как показала практика, несложно. Но ВАДА теперь не будет ввязываться в бессмысленные диалоги с федерациями. Она отныне работает с полицией (именно в рамках этого формата ВАДА передала в полицию «дело Бессеберга», в котором, кроме допинга, обнаруживаются еще и обвинения в получении взяток от россиян). Правоохранители же далеки от сантиментов. Они не обязаны придерживаться норм о неразглашении данных о здоровье спортсменов. Они не связаны ограничениями об умалчивании конкретных фамилий, фактов, переписок и так далее.
В общем, ВАДА требует единоначалия. Она хочет лишить коррумпированные федерации рычагов влияния. Если функции контроля за допингом и расследования по нему будут переданы ВАДА с правом обжалования в CAS, «работа» с руководством федераций, которая удавалась, например, руководству российского биатлона, утратит всякий смысл.

Федерации же делиться правами, связанными с расследованиями и вынесениями решений, не хотят – дело-то доходное, да и прошлое не без греха. Но эта позиция в последнее время не находит поддержки не только у МОК, но и у политического руководства многих стран.

Люди, реально радеющие за чистоту спорта, уверены: порядок будет наведен только тогда, когда спортсменам придется иметь дело только с ВАДА и CAS. Вот положа руку на сердце: у многих ли есть сомнения в том, что Россия действительно «вела работу» в международных федерациях с помощью подкупа должностных лиц (в том числе – в IBU)? А если показаний беглого профессора Родченкова, на которых в основном и строятся обвинения, недостаточно, то почему мы после «наездов» ни разу не обратились в CAS? Не по той ли самой причине, что «рука руку моет»? И можно ли после громких коррупционных скандалов (в ФИФА, в УЕФА, теперь вот в IBU, и нет сомнений, что продолжение следует) говорить о принципиальности, честности и неподкупности высшего руководства многих международных спортивных федераций?

Если мы не реализуем свое законное право на обжалование – значит, как минимум понимаем всю безнадежность затеи. При этом обвинять CAS в заведомой необъективности после принятых им решений о дефиците доказательств в отношении конкретных спортсменов стало затруднительно.

Взаимосвязь между решениями комиссий МОК, правом на разбирательство и его реализацией в CAS очевидна любому юристу…

***

А теперь, по традиции, о погоде. То есть о футболе, куда же без него?

Повторюсь: в том, что многие международные спортивные федерации превратились в рай для взяточников, — никаких сомнений. Подозрений хоть пруд пруди, однако никто, например, не предъявил весомых доказательств подкупа членов исполкома ФИФА и его бывшего президента в связи с выбором страны проведения ЧМ-2018. Не по зубам, видимо, западным спецслужбам кремлевские «прослушки».

Но как бы то ни было, само по себе решение о проведении чемпионата мира – наилучшее свидетельство полного отсутствия у российских властей стремления создавать правовое государство и пользоваться демократическими методами. Решение принималось не то что без всенародного, а даже без элементарного обсуждения в представительных органах – Государственной Думе, Совете Федерации, законодательных собраниях регионов, хотя в данном случае затронуты интересы абсолютно всех слове населения.
Совершенно не хочется злорадствовать, но полностью проваленная подготовка сборной России к важнейшему турниру – в определенном смысле «компенсация» за беспримерный властный волюнтаризм десятилетней давности. У главного тренера нашей команды Станислава Черчесова просто нет футболистов. Он реально не знает, кого ставить на ту или иную позицию и как будет играть его команда. Но Черчесов – тоже ведь своего рода жертва. Ему просто не повезло оказаться в ненужное время в ненужном месте: при столь неэффективной системе подготовки резерва и профессиональных соревнований любой тренер обречен на провал.

***

Российское профессиональное футбольное сообщество прекрасно понимает, что ни ближайшим летом, ни вообще в обозримом будущем результата от сборной России ждать не стоит. Но мало в этом сообществе найдется смельчаков, готовых прямо сказать, кто виноват и что делать. Обоснуют любую чушь, любую неудачу, сведя все к никчемным трепологическим дискуссиям вроде «футбольная мы страна или не очень». К сожалению, таких вот соглашателей и трусов в нашем футболе пруд пруди.

Недавно в Государственной Думе прошел так называемый «круглый стол», на который были приглашены известные российские тренеры, а также руководство РФС и РФПЛ. Тренеры на приглашение откликнулись, чиновники мероприятие дружно «забанили», но это просто к слову.

Организатор и идеолог собрания Валерий Газзаев поставил вопрос о временном приостановлении членства Виталия Мутко в РФС. Все правильно сделал, да только припозднился. Не сами ли тренеры в лице члена исполкома РФС Михаила Гершковича некоторое время назад, на декабрьском исполкоме РФС, одобрили противозаконное «приостановление полномочий» Мутко? Наши тренеры часто жалуются, что их знания, опыт, возможности сегодня не востребованы. Но ведь их, профессионалов, задвинула на обочину системы именно нынешняя власть. Чему как раз в большой степени и способствовала трусость наших элитных тренеров, которые даже не пытаются отстаивать свои интересы.

Пусть вспомнят, как все эти годы они подмахивали то Мутко, то Фурсенко. Как одобряли и поддакивали по любому вопросу – от легионеров до календаря. Защищать свои контракты на уровне клубных президентов наши тренеры могут, а вот отстаивать принципиальную позицию по развитию футбольной отрасли – не способны. Личные интересы для них выше общественных.
Тут уместно вспомнить, что во времена СССР при Управлении футбола функционировал тренерский совет, в компетенцию которого входило в числе прочего проведение семинаров, рекомендации по формированию штабов сборных команд, анализ планов подготовки, контроль за отношениями между клубами и сборными, оценка результатов. Совет имел колоссальную поддержку со стороны руководства и огромный авторитет в футболе вообще. В него входили люди принципиальные, жесткие в отстаивании интересов футбола, чего не скажешь о нынешних их коллегах.

Ну а раз так, рождается другой вопрос: а есть ли вообще в РФС люди, способные противостоять навязанной холуйской модели, готовые занять принципиальную позицию?

Думаю, ответ очевиден.

Оригинал

Бездарное поражение сборной России от сборной Бразилии, которая играла в футбол минут 10, а все остальное время ходила по полю пешком, повергло спортивное сообщество если не в шок, то в уныние.

А чего вы, собственно говоря, ждали – с учетом того, что российский футбол смертельно болен, а оно, это самое спортивное сообщество, давным-давно не определяет правил игры? Высоко над ним – политическая элита и олигархи, существующие в рамках «единственно верной» понятийной системы.

Это – норма нашей жизни. Ну вот и унывайте дальше.

Поощряемая властью идеология так называемого «спорта высших достижений» не может существовать в отрыве от жизненных ценностей общества. Личное больше общего, индивидуализм выше коллективизма, своих не сдаем – вот ее нравственная основа. Случаются, конечно, исключения, но в целом тенденция очевидна. Она – прямое отражение системы, ибо наш тотально убыточный спорт существует на государственные деньги. Навести порядок в нем, гнилом и коррумпированном, при таком подходе невозможно.

Футбол в данном случае – всего лишь один из примеров, актуальный по той простой причине, что летом страна как бы готовится к празднику. На самом же деле футбол становится все более безразличен подавляющему большинству россиян, эта тенденция все последние годы только усиливается. Кто хочет поспорить – добро пожаловать в увлекательный мир простых цифр.

Средняя посещаемость РФПЛ мало того что ничтожна, так еще и завышается. Клубы РФПЛ получают слезы от телевидения, потому что аудитории РФПЛ по барабану, результаты на международной арене не стоят и упоминания. Введение лимита на легионеров, как и следовало ожидать, не решило проблем подготовки российских игроков, а, наоборот, привело к снижению конкуренции и росту цен на некачественный «товар», главным преимуществом которого является российский паспорт.

Лиги не развиваются, клубы работают без четко сформулированных целей и задач, колоссальный разрыв между доходами и расходами – неубиваемая данность, которая «лечится» только одним способом: обращением за финансовой помощью к государству.

Ограниченный круг кандидатов в национальную сборную и ее убогая игра – прямое следствие сложившейся ситуации.

***
В нашем футболе не происходит ничего. В свое время где-то за кулисами был разработан финансовый регламент РФС, но он нашел свое место в мусорном ведре. Написали программу по подготовке менеджеров, однако вопрос даже не был вынесен на исполком РФС. Придумали проект закона «О мерах поддержки профессиональных спортивных команд за счет средств государственных компаний и бюджета субъекта Российской Федерации», а внести на рассмотрение в Думу «забыли»…

15 миллиардов евро народных средств – такова «стоимость» профессиональных футбольных соревнований в России за последние 15 лет. Сколько «отбили»? Примерно 2%. Внушительную долю от оставшихся 98% вывезли из страны 1200 иностранцев, футболистов и тренеров, руководители российских клубов в связке с криминальными агентами.

Средняя зарплата в стране – 260 тысяч рублей в год, средняя годовая зарплата футболиста РФПЛ – 55 миллионов. За эти деньги мы заняли третье (оно же четвертое) место на ЧЕ-2008 (подвиг!), не попали на ЧМ-2006 и ЧМ-2010, не вышли из группы на ЧЕ-2012 и ЧЕ-2016, провалили ЧМ-2014. Ну и да, конечно, — выиграли два второразрядных турнира УЕФА, причем последний из трофеев в мае 2018-го отмечает 10-летний юбилей. За это время около 600 тысяч российских детей не смогли получить качественное образование и не реализовались в профессиональном футболе.

И опять же – ничего удивительного. Стоит оценить профиль и качество образования большинства футбольных руководителей, чтобы убедиться в том, что футбол для них – просто один из рычагов, с помощью которого можно решать проблемы, не имеющие к великой игре вообще никакого отношения. В убыточной и неэффективной системе они чувствуют себя очень уверенно. Они стали уважаемыми и состоятельными людьми, научившись пилить государственные средства.

Вот просто задумайтесь: кто все это время руководил отечественным спортом в целом и федерациями-клубами в частности? Речник-моторист, он же организатор глобальной допинговый системы, последствия которой мы еще долго будем хлебать полной ложкой. Торговец оружием по кличке «Пушкин». Специалист по запускам «Бурана». Глава газового холдинга и хозяин железных дорог. Харьковский браток. Наглая тетка…

Шайка налетчиков давно орудует в стране дураков, и вот вам очередной промежуточный итог: национальная сборная без лица, в которую уговаривают вернуться стариков Березуцких и Игнашевича. В этой феерии идиотизма не хватает пока самой сладкой ягодки – провала сборной на ЧМ-2018. Но и она не за горами.

***
Беглый профессор Родченков скептически относится к решимости ФИФА выявить доказательства применения допинга в российском футболе. Создается впечатление, что президент ФИФА Инфантино намеренно скрывает деятельность специально созданной комиссии и «глушит» ее работу. А также работу Комитета по этике, который на протяжении 18 месяцев не рассматривает очевидный факт нарушения норм ФИФА и РФС со стороны Мутко на выборах президента РФС в 2016 году.

И снова ничего удивительного: «друг Джанни» — продукт системы, а эти явления – плоды его беспринципной политики, следствие применения двойных стандартов при соблюдении (точнее, при несоблюдении) норм ФИФА. Напряжение между тем растет, ФИФА паникует из-за призывов к бойкоту чемпионата мира. Но то ли еще будет!

Для нормального человека очевидно, что принцип «все жрут допинг» неприемлем. Но время показало, что такие спортивные функционеры, как Инфантино, Бах, Бессеберг, Мутко готовы похоронить любые проблемы – лишь бы давно давшая течь лодка шла по волнам дальше. Выход, думается мне, один: необходимо передать расследования и наказания всем международным федерациям, в том числе и ФИФА, в ВАДА. Самостоятельная и независимая от МОК и федераций ВАДА – наилучший вариант.

Здесь две темы. Одна очевидна – оправдание части спортсменов, но вторая, если говорить именно о России, куда важнее: признание организованной допинговой системы в масштабах страны. Весь российский спорт на несколько лет был царским указом отдан во владение мутному воеводе, который творил что хотел: расставлял кадры, направлял финансовые потоки, принимал ключевые решения – те, которые лично ему нравятся.

Но тонко настроенный спортивный «организм» не терпит ефрейторского управления. Речник руководить столь сложной системой не способен. Как итог, с 1 апреля вступит в силу фактический запрет на организацию и проведение спортивных международных соревнований в России. На этом фоне радостный клич «Мы вернулись в олимпийскую семью!» выглядит издевательски.

По факту же имеем дисквалификацию ОКР, чиновников Министерства спорта, блокирование РУСАДА и, как следствие, превращение российских спортсменов в изгоев, которые теперь должны получать индивидуальный допуск чуть ли не ко всем соревнованиям. А также угрозу чемпионату миру, которая вовсе не миновала.

То есть спортивная Россия по-прежнему обречена проходить через «санитарную обработку», высокие назначенцы по-прежнему отвечают только перед Царем, который по-прежнему своих не сдает, а СМИ по-прежнему игнорируют обсуждение самой сути вопроса, спекулируя на патриотизме и прикрывая «шефа», которому страна обязана всем этим позором.
***

По ходу пьесы возникла новая любопытная тема: наши «друзья» начали ошкуривать государственных чиновников, владеющих домами в Лондоне и российских олигархов — владельцев английских клубов. Британия вообще настроена по отношению к России максимально агрессивно и часто переходит границы дозволенного (я всего лишь про футбол), а Кремль в ответ заявляет, что политика не должна вмешиваться в дела спортивные. Согласимся, конечно же, отметив для себя, что сам Кремль на протяжении последних 15 лет открыто и противозаконно регулирует деятельность РФС.
Тут уместно вспомнить, как Россия выиграла борьбу за право проведения ЧМ-2018. Апофеозом пресс-конференции Путина в Цюрихе стал восторженный вопрос «Как же вам удается быть таким фартовым?» и снисходительный ответ: «Работать надо!».

На тот момент агитпроп национального лидера, очевидно, считал свою функцию на футбольной поляне выполненной. Но кто мог тогда подумать, что мы наглухо рассоримся с Западом, попадем под жесткие санкции, что рухнут цены нефть?
Одобрительное подпевание самой идее проведения ЧМ-2018 со стороны подавляющего российского большинства сослужило плохую службу для самого Путина. За последние годы из «общего котла» в связи с решением «фартового» президента изъято более 30 миллиардов евро. Власть полагала, что ЧМ-2018 – ее личная победа, но о том, что это всего лишь дополнительная опухоль, которая будет постоянно о себе напоминать, никто даже не задумался. Теперь воинственно настроенные страны Запада постоянно нам об этом напоминают.

Сама по себе методология принятия подобных решений демонстрирует в том числе и моральный облик высшей российской власти. Подчеркивает, что именно она считает приоритетом своей политики. Решение о проведении ЧМ-2018 в России свидетельствует о полном отсутствии стремления строить правовое государство на основе демократических методов: оно принималось кулуарно, «между нами, пацанами», без обсуждения в Государственной Думе, Совете Федерации, законодательных собраниях регионов.

В России можно все. Россия – страна неограниченных возможностей.

Но вот вам посыл, над которым стоит задуматься. 26 февраля в Братиславе состоялся Конгресс УЕФА. Он начал работу в 10 утра, закончил в 12. За два часа были, получается, решены все вопросы, обсуждены все проблемы европейского футбола. Никаких вам дискуссий, обмена мнений, споров, выражения позиций. Главное – вовремя поднять руку и проголосовать за все заранее подготовленные решения. И после этого вы ждете перемен в футболе России?

Параллельно старик Блаттер изо всех сил пытается словами и лозунгами убедить мир в том, что он чист и честен, что его оболгали, а на деле все было иначе. Тот самый Блаттер, который регулярно игнорировал нарушения избирательного регламента и других нормативных документов ФИФА не только в России, но и в других странах мира. Который предпочел служению делу дружбу с авторитарными политическими, отдав футбол на растерзание руководителям национальных ассоциаций.

Что в итоге? В итоге Блаттер в презренном забвении, снят с должности в УЕФА великий в прошлом футболист Платини, а также десяток функционеров из Африки, Латинской и Центральной Америки – и на этом все. При этом никто из них не обращался в суды общей юрисдикции с исками, а влиятельные европейские страны тихо протащили на место Блаттера другого швейцарского функционера.

Все вопросы решены кулуарно. Знакомая история, не правда ли? Поэтому вот совсем не удивлен, что Россия умеет находить с ФИФА общий язык. Руководство мирового футбола никогда не было таким слабым, а те, кто хочет, пользуются этой слабостью в личных интересах.

Россия в определенном смысле – активнее если не всех, то многих.

Оригинал

Позорный статус России на Олимпиаде в Пхенчхане – момент истины. Президент МОК Томас Бах не смог полностью вывести Россию из под удара: во-первых, он несвободен в своих действиях, а во-вторых, доказательств «против» более чем достаточно.
После того, как комиссия по допуску под управлением Валери Фурнейрон основательно почикала российскую олимпийскую делегацию, в родном Отечестве поднялась новая волна священного гнева поводу «отсутствия доказательств и преследований российских спортсменов по политическим мотивам».

Разумеется, политический наезд тоже имеет место, но чего стоит вся эта игра на публику без юридически обоснованных опровержений?

Эмоции в данном конкретном случае только вредят делу. Они, точнее, мешают докопаться до сути, но это – часть государственной политики, стратегический рычаг: докапываться до сути вам, оболваненные граждане России, совсем не нужно. Ваша задача – выкрикивать патриотические лозунги, махать флагами и костерить врагов.
Потому что если не заниматься этими важными делами, говорить придется совсем о другом. Не о жалости и сочувствию к нашим так называемым «элитным спортсменам», а о масштабной жульнической операции на государственном уровне под чутким руководством бывшего министра спорта, которого не менее чутко курировал Тот, Чье Имя Нельзя Называть.
Жульничество – было, и это абсолютный, железобетонный факт. Как и марионеточный статус Виталия Мутко. Ну в самом деле, простая же логика: если виновен только он – почему до сих пор не снят со всех должностей? Почему пребывает в статусе президента РФС, хоть и убывшего в бессрочный отпуск? Почему продолжает курировать спорт в статусе вице-премьера, а не валит кедр на Колыме?

Ответ очевиден: оберегают Виталия Леонтьевича старшие товарищи, не дают захворать душой и телом, подтверждая тем самым и без того очевидное: допинг-программа воплощалась им в жизнь по указанию высшего руководства страны.
По сути, в реализации мошеннической схемы сошлись интересы двух субъектов: чиновников, не способных создать эффективную систему подготовки, но мечтающих отхватить максимум, чтобы войти в историю, и самих спортсменов, которые за олимпийские медали получают невиданные доходы. К примеру, за золото на Олимпиаде в Сочи американцы получали по 25 тысяч долларов, а наши – по 125. Официально, по распоряжению правительства. Плюс региональные премиальные, плюс автомобили престижных марок стоимостью около 50 тысяч…

За такие блага спортсмены, так уж получается, готовы колоть себя всякой гадостью с утра до вечера.
***

После того, как профессор Макларен вывалил, лишь закодировав фамилии, тысячу с лишним единиц файлов из базы и жестких дисков Родченкова и пропустил их через криминалистическую экспертизу, оставалось ждать лишь одного: объяснений заместителя министра спорта Нагорных, Родионовой, Великодного, Желановой и других высоких чинов.
При этом ни комиссии МОК, ни тем более арбитры CAS были просто не в состоянии пользоваться тем инструментарием, который есть у правоохранительных органов России. Арбитры Лозаннского суда и члены комиссий Макларена, Освальда и Шмида не имели и не имеют возможности затащить ключевых свидетелей к следователям, вызвать всех этих Мутко и Нагорных на очные ставки. У них не было и нет никакой возможности изъять нужные улики. Профессор Макларен, скажем, неоднократно просил обеспечить ему доступ к базе данных российской лаборатории, но неизменно получал категорический отказ, ибо лаборатория якобы опечатана Следственным Комитетом.

Комиссия Освальда, принявшая эстафету у Макларена, совершенно четко показала, каким путем она идет: от общего к частному, ссылаясь при этом на МОК. МОК же определил, что ввиду серьезности и широты разоблачений, сделанных Маклареном, стоит предположить, что все российские спортсмены высшего уровня являлись составной частью допинговой системы, и только те спортсмены, которые действительно смогут опровергнуть презумпцию, будут допущены на Олимпийские игры.
Наличие следов вскрытия проб любой степени, превышения соли, чужого ДНК, свидетельств о создании банка чистой мочи и заблаговременных «боковых» сдачах анализов в лабораторию могут в отношении некоторых из дисквалифицированных спортсменов действительно отсутствовать. Но другим важным фактором вины является упоминание фамилии спортсмена в списке «Дюшес» и в переписке чиновников Минспорта с Московской антидопинговой лабораторией.

Такой спортсмен, по версии обвинения, являлся сознательным участником схемы, ибо базовое положение Антидопингового кодекса гласит: если факт не оспорен, он считается неопровержимым свидетельством. А факт (вернее, многочисленные факты) не оспорены. Так что в трактовке Макларена, Освальда, Шмида, а теперь и Фурнейрон спортсмен, принявший участие в «операции», пусть и опосредованно, ПРИЧАСТЕН к «процедуре фальсификации проб». Точка.
«Враги» оперируют положениями закона, а не лозунгами, именно в этом их сила. Ведь в рамках международной спортивной юрисдикции в случае, когда установлен факт организации допинг-схем с участием стороны государственных структур, совершенно не обязательно заниматься дополнительными расследованиями. Это для Мутко все доклады – «фуфло», а для ВАДА и МОК приведенной в них фактуры вполне достаточно.

Поэтому после публикации заключений комиссий Шмидта и Освальда наступила совершенно другая фаза юридических взаимоотношений в отношении спортсменов. Сдавал мочу неведомо для чего? Не интересовался, для чего именно? Не отразил эту сдачу в рамках обязанностей по отчету? Виновен. Еще одна точка.
Предвидеть такое толкование фактов российские юристы, конечно же, могли. Но тогда надо было вытаскивать на свет божий показания соавторов переписки – Нагорных, Родионовой, Желановой, Аваляна. Однако мы избрали другую стратегию: спрятали чиновников подальше от МОК, Лозаннского суда и прессы. Нет их ни для кого.
Так что беглый профессор Родченков, слив криминальную переписку между чиновниками Минспорта и Московской антидопинговой лабораторией, здорово облегчил работу комиссиям МОК. Они теперь решают спорные вопросы достаточно просто, трактуя сам факт переписки как вмешательство государственных структур в деятельность лаборатории. Упоминался тот или иной спортсмен в переписке между Министерством спорта и лабораторией – значит, виновен.
Тем более что, повторюсь, этот самый факт переписки российские официальные лица не опровергли, а товарищи, которые ее вели, исчезли в неизвестном направлении.

***

Родченков сдал «врагам» и электронную базу лаборатории, которую разработали его сотрудники Соболевский и Митягин. База еще раз все подтверждает, она хранит сотни фамилий спортсменов, то есть, по сути, соучастников проекта «Сочи-2014». Стало быть, в наличии у стороны обвинения как минимум три компетентных свидетеля и вагон переписки, которая во всем мире признана неоспоримым доказательством, поскольку фактура никем не опровергается.
Вот вам и логическая цепочка: наши «сочинцы», заблаговременно сдавая «чистую» мочу для хранения в лаборатории и создания «банка чистых проб», не отражали факт сдачи в порядке, установленном ВАДА. Эти действия, согласно Антидопинговому кодексу, и комиссии МОК, и CAS квалифицируют как «участие в фальсификации». Соответственно, спортсмены, упомянутые в переписке, подлежат дисквалификации.

Можно, конечно, допустить и такой сценарий: наглость, уверенность в собственной безнаказанности наших чиновников простирались так далеко, что сбор мочи в этот самый банк проходил в приказном порядке, по специальной инструкции, без права на отказ. А когда начались расследования, суды да комиссии, все эти «банковские работники» мигом испарились.
Но спортсмены так называемого «международного пула» повязаны обязанностями как удавкой на шее. По каждой принятой таблетке они обязаны писать отчет. Так что, выражая нашим несостоявшимся олимпийцам всяческое сочувствие, хочется все-таки спросить: «Сдавая чистую мочу заблаговременно, вы ведь понимали, что участвуете в фальсификации? Что, не отразив факт сдачи в системе АДАМС, становитесь подельниками в операции по незаконной добыче драгметаллов? Или считали, что прокатит, главное – премиальные получить?»…

***

Итак, главное в решении комиссии Освальда по нашим спортсменам: мы не признали наличие «схемы допинга» и указали, что эта схема «не могла работать без личной вовлеченности спортсменов» (пункт 317 раздела «Оценка доказательств»), тогда как в пункте 314 констатируется, что спортсмены были «основными бенефициарами схемы».

Сколько «весят» эти выводы, мы узнаем, когда 43 наших дисквалифицированных спортсмена окажутся в CAS. Вероятнее всего, проиграв дела, мы и чиновников CAS начнем называть лжецами, а их работу – фуфлом. Позиция тотального отрицания, в общем, вполне оправданна: признавать организованную подлость нам никак нельзя, а для убедительного отрицания вообще нет ресурсов.
Но она, эта позиция, содержит очевидные дефекты. Во-первых, хороша исключительно для внутреннего употребления. Во-вторых, «война против всех» превратила спортивную Россию в изгоя. Трудно даже представить, сколько времени понадобится для того, что избавиться от этого клейма.

Россия, говорят, подала иски в швейцарские гражданские суды, но еще вопрос, примут ли их к рассмотрению. Возможно, перспективы стали бы понятнее, если бы достоянием гласности стали сами тексты исковых заявлений. Но такие желания – из области неисполнимого, ведь неизвестно даже, кто конкретно является истцами.

Вообще же все эти судороги в виде найма адвокатов и объяснений в комиссиях и CAS – они для толпы, а любому юристу понятно: конец котенку. Хотя орать «Допинг жрут все!», «Пойдем до конца!», «Доказательств нет!», «Выбивают сильнейших!» можно еще долго.

***

Спортивное (точнее сказать, политическое) руководство России полностью согласилось с комиссией по допуску под руководством Валери Фурнейрон. Утвержденный ОКР и Минспортом список означает, что из сборной убраны все, кого комиссия подозревает. Это – белый флаг, признание поражения. Но с одной оговоркой: по содержанию. А по форме – все, кто только хочет и может, продолжают неистово защищать Шипулина, Устюгова, Кулижникова и других наших звезд. Продолжают кричать об отсутствии доказательств, хотя утверждением нового списка участников Олимпиады мы ЮРИДИЧЕСКИ признали законность дисквалификаций. При этом ни один чиновник и ни один обвиненный в употреблении допинга спортсмен не признан виновным и не наказан внутри страны.
Во всем, короче говоря, виноват этот мерзавец Родченков, клон профессора Мориарти, который много лет подряд лично мочился в тысячи пробирок, периодически их вскрывая, царапая и засыпая солью. А потом взял и оправил в нокаут Великую Спортивную Державу.

Абель с Зорге и Эймс с Матой Хари нервно курят в сторонке…

***

Сейчас на повестке вопрос не менее важный: чемпионат мира-2018 по футболу и более чем вероятные обвинения по использованию допинга нашими футболистами.

Адвокаты ВАДА фактически уже обвинили руководство ФИФА в умышленном бездействии, президент ФИФА Джанни Инфантино «запросил информацию» у РФС, а РФС, не будь дурак, тут же обратился в Следственный Комитет за помощью «в расследовании процедуры допинг-контроля в чемпионатах России». Следственный Комитет, в свою очередь, предлагает ФИФА «сотрудничество в исследовании информации» — и круг, по сути, замыкается: российская сторона опять идет старой дороге.
Может ли взрыв «олимпийской бомбы» отразиться на проведении в России чемпионата мира по футболу? Ведь нужно понимать, что ФИФА в принципах своей деятельности ровно ничем не отличается от федераций биатлона или, например, легкой атлетики: презумпция невиновности в международном праве (а тем более в спортивной юрисдикции) не является обязательной. Обвинения в системном употреблении допинга, которое поддерживается на государственном уровне, и есть соучастие в преступлении.
Значит, вступает в силу принцип коллективной ответственности. Значит, логичны санкции по отношению к РФС и всем сборным и клубным командам.

Отмена чемпионата мира в России, конечно, маловероятна, но зато вполне вероятно другое: ФИФА, находящаяся под прессингом мировой общественности, вполне может отстранить сборную России от участия в домашнем чемпионате мира.
Занавес.

Оригинал

Президент РФС Виталий Мутко, пожизненно лишенный олимпийского допуска в связи с допинговыми скандалами, будет отлучен и от футбола. 25 декабря состоится заседание исполкома РФС, по итогам работы которого Мутко с вероятностью 99,9% навсегда покинет Дом футбола на Таганке.

Вообще вся эта история с допингом – феерический провал Кремля, закономерный итог банальной политической агитки, сухой остаток борьбы с целым сонмищем «индейцев Джо», которую направлял и контролировал вице-премьер Мутко.

Итог ее очевиден: колоссальный урон, который понесла Россия в глазах мирового общественного мнения, и все более укрепляющийся статус изгоя. Так что придется монарху задвигать своего любимца в тень, никуда от этого не деться. Но важно понимать вот что: главная причина неизбежного ухода Мутко из РФС – вовсе не допинговый скандал, а то, что он серьезно нарушил правила ФИФА и РФС, когда избирался на пост президента РФС полтора года назад.

Напомню вкратце, что в сентябре 2016 года Мутко получил должность в Доме футбола, но не ушел при этом с поста министра спорта Российской Федерации, оставшись главой федерального органа исполнительной власти. Работая министром, Мутко определял, в частности, процедуру аккредитации региональных федераций футбола (75% голосов) на избирательной конференции. Таким образом, были нарушены нормы, изложенные в статье 15 Устава ФИФА, статье 2 Стандартного Избирательного кодекса ФИФА, статье 14 Кодекса этики ФИФА. То есть государство осуществляло прямое вмешательство в процедуру для извлечения собственной выгоды – получения должности президента РФС.

Однако Комитет по этике ФИФА в свое время не взялся расследовать очевидные нарушения. Тоже, видать, неспроста. Ровно 16 месяцев Джанни Инфантино прикрывал российские тылы, но едва только стало известно о моем намерении подать заявление в Лозаннский суд, как родились адресованные Мутко «рекомендации» все-таки покинуть РФС.

Знаю, что Инфантино, пытаясь избежать ответственности за несоблюдение Устава и норм ФИФА, лично позвонил своему «союзнику». Джанни – тертый калач. Он быстро сообразил, что спасти Мутко в лозаннском суде он просто не в состоянии, а международного скандала, гарантирующего очередной удар по репутации ФИФА и имиджу чемпионата мира, никак не избежать. И сыграл на опережение. Попытался, вернее, сыграть, потому что Инфантино, сдается мне, слишком поздно понял, что тесная связь с Россией и Мутко означает неизбежный конец его карьеры. Вопрос времени, только и всего.

***

Что Блаттер, что Инфантино – ментально российские ребята, чисто конкретные такие пацаны. Главное для них – не проблемы футбола, а «друг Владимир», «друг Виталий» и прочие многочисленные «друзья». Двойные стандарты – абсолютная норма жизни. Методы работы – до боли знакомые, родные.

Ну вот судите сами: вместо того чтобы признать очевидный факт нарушения устава, норм ФИФА и РФС, Инфантино инициирует отставку руководителей Комитета по этике и по надзору за выборами – португальца Мадуро, немца Эккерта и швейцарца Борбели. А параллельно, используя язык лозунгов, изо всех сил пытается убедить мир в том, что коррупции во вверенной ему организации пришел конец. На деле же все иначе, и действия «верхушки» лишь усугубляют проблемную ситуацию.

Вам вся эта схема ничего не напоминает? Как и итоги бурной подковерной деятельности: уровень профпригодности президента ФИФА теперь под большим вопросом, а немотивированные отставки руководителей важнейшего независимого юридического органа нанесли серьезный удар по репутации ФИФА?..

***

Между тем репутация стоит денег, причем в самом прямом смысле. В связи с более чем вероятной потерей крупных американских спонсоров финансовые проблемы приобретут для ФИФА и для ее президента критический характер. Уже приобрели. Тут есть смысл вспомнить, кстати, что для победы на президентских выборах Инфантино применил вульгарный трюк, пообещав ассоциациям целый миллиард долларов «призовых». Эти обещания – тяжкий крест, который с каждым днем становится все тяжелее и тяжелее, — особенно в связи с судебными издержками ФИФА по коррупционным делам.

Так что успех чемпионата-2018 года жизненно важен для самого Инфантино, если он не только хочет выиграть выборы-2019, но и вообще остаться в обойме. В общем, «другу Джанни» не позавидуешь – крутиться-вертеться, уклоняясь от одних ударов, упреждая вторые и терпя третьи, ему приходится без остановок.

А если смотреть в корень, очевидно: в основе главной проблемы ФИФА и РФС стоит структурный конфликт интересов. То есть выживание руководителей ФИФА и РФС зависит именно от тех, кого они должны реформировать сами, — самих членов ФИФА и РФС. По сути это не что иное, как бег по кругу, ибо сегодняшняя футбольная власть есть не профессиональное сообщество субъектов футбола, а политический картель. По всем основным признакам. В основе ее существования и выживания лежит принцип закрытости: ФИФА, как и РФС, не открыто ни для футбольной общественности, ни для какой-либо иной эффективной формы общественного контроля и подотчетности.

***
Но вернемся к нашим, извините, баранам.

В 2010 году, как все мы прекрасно помним, президент России Дмитрий Медведев запретил совмещение должностей в государственных структурах и общественных организациях. Но другой президент России – настоящий, не игрушечный – позже вернул привычные для чиновничьего истеблишмента порядки, санкционировав совмещение.

Хорошо, но тогда возникает резонный вопрос: если в допинговом скандале Мутко и высшее руководство страны – в одной лодке, то и грубое нарушение устава и норм ФИФА и РФС также носит все признаки консолидированной ответственности, разве не так? При этом, выпрашивая у президента России санкцию на совмещение несовместимых (с точки зрения Устава ФИФА) должностей, Мутко, в сущности, обманул Путина. Скрыл, получается, от шефа возможные последствия. Зачем он это сделал, какими такими соображениями руководствовался? Вопрос на засыпку, то есть без ответа. И еще один, попутный: зачем тогда президенту помощник по спорту транспортник Левитин? Чем он занимается? Почему не доложил о вопиющих нарушениях, не подготовил соответствующую аналитическую справку? Будь иначе, Путин наверняка запретил бы Мутко соваться в РФС.

История эта, кроме всего прочего, наглядно демонстрирует, насколько некомпетентны и беспринципны помощники Путина, в том числе и спортивные. А также подчеркивает «вторичность» для увлеченного геополитическими сражениями Кремля вопросов физкультуры и спорта. Кремль рассматривает их в качестве досадной нагрузки, сплавляя кураторство бывшим министрам транспорта и природных ресурсов, а не профессионалам.

Понять это, честно говоря, невозможно. Как невозможно и оценить эффективность работы чиновников, которые просто не способны подготовить ни одного внятного аналитического документа или сформулировать сколько-нибудь дельные предложения по модернизации спортивной отрасли.

Непрофессиональное отношение государства к важнейшей сфере жизни общества, отсутствие квалифицированного анализа, назначение некомпетентных лиц на ключевые должности, отсутствие эффективного механизма взаимодействия между государством и спортивными общественными организациями, бесконтрольный расход средств со стороны госкомпаний и бюджетов регионов на содержание клубов, отсутствие приоритетов в развитии игровых видов спорта, отсутствие обратной связи со спортивной общественностью – все это не позволяет самому президенту адекватно оценить причины хронических провалов российского спорта на международной арене…

***
Что касается перспектив честных выборов президента РФС, то я внятных перспектив не вижу. Дело в том, что Федеральный закон о спорте, написанный и принятый под контролем самого Мутко, просто не позволяет их организовать.

Почему? Да потому что те самые «не менее 75% процентов от общего количества голосов высшего органа управления РФС» должны принадлежать аккредитованным государством региональным общественным федерациям футбола, являющимся членами РФС. То есть влияние государственной власти на процесс выборов не только возможно, но и неизбежно. А это, как вы понимаете, приговор.
За последние 12 лет в РФС сменились шесть руководителей, и никто из них не отработал положенный по закону срок: всякий раз возникали «особые обстоятельства», требующие возведения на престол нового босса. На книжной полке у меня стоит биографическая книга Вячеслава Колоскова «В игре и вне игры». В одной из глав он, в частности, описывает, как его в ярко выраженной силовой манере меняли на Мутко. Противозаконный, но действенный административный ресурс был использован на выборах президента РФС в 2010 году, и его действие я испытал на себе. Ровно такие же механизмы имели место на выборах-2012, безальтернативные схемы воплотились в 2015-м.

И в 2018 году вся эта катавасия, конечно же, продолжится. Честным, профессиональным футбольным людям выходить на выборы, готовить программы развития, ездить по регионам и тратить свои средства нет никакого смысла. Итог все равно очевиден: власть обзвонит губернаторов, те вызовут на ковер министров спорта и руководителей региональных федераций и снабдят их установкой голосовать за согласованную с Кремлем кандидатуру.

Ну и пресса, как всегда, будет топить за этого фактически безальтернативного кандидата, давая месседж футбольному сообществу: не рыпайтесь, ребята, ни о чем не думайте, за вас все давно решили, никакие скандалы перед чемпионатом мира нам не нужны…

Оригинал

Через несколько дней, 5 декабря, исполком Международного олимпийского комитета вынесет решение об участии (точнее сказать, о неучастии) сборной России в зимних Играх-2018, и у нас начнется совсем новая жизнь. К которой, впрочем, страну заранее потихоньку готовят.

Перед Россией, очевидно, будет поставлено невыполнимое условие: признать наличие допинг-системы, контролируемой на государственном уровне. Невыполнимо оно хотя бы потому, что дискредитирует лично президента Путина, а это несравнимо важнее защиты чести и достоинства десятков выдающихся спортсменов.

Призрачные шансы остаются только на «спецобработку» членов исполкома МОК. Из семи европейцев лишь Самаранч-младший и Сергей Бубка теоретически могут проголосовать за некий приемлемый для нас вариант. Из неевропейцев можно, предположим, рассчитывать на Китай и, возможно, Турцию (все-таки с Эрдоганом у нас контакт на высшем политическом уровне есть, а Эрдоган контролирует все сферы жизни своей страны).

Вопрос на засыпку: можно ли до заседания исполкома успеть «обработать» членов МОК от таких стран, как, например, Гватемала, Сингапур, Фиджи, Аруба? Ответ: скорее всего, они находятся под таким пристальным надзором стран Запада, что просто доступа к ним нет.

***

В общем, скорее всего, МОК примет решение об индивидуальном допуске к Играм обезличенных российских спортсменов – то есть без гимна и флага. Власть адресует этому решению холодное презрение, а лижущая различные части ее тела спортивная элита такую позицию, конечно, одобрит. Ну и что с того, что наших спортсменов в очередной раз ткнут «face on the table». Что это меняет? Ничего. Граждане необъятной страны, включая спортсменов и тренеров, в любом случае и в любую минуту поддержат «курс партии и правительства». Будем сражаться с врагами вместе!

Авторитарная политическая система не просто влияет на социум – она его формирует. Это утверждение в самой полной мере относится и к спорту. Невидимый глазу процесс формирования начинается с семьи, продолжается в общеобразовательных и детско-юношеских школах, а заканчивается в Министерстве спорта, в ОКР, в федерациях по видам, в академиях. При этом методы, избранные системой, не подразумевают всестороннего и качественного образования – ей это просто не нужно и даже невыгодно.

Поэтому вся отечественная объективность – это призывы Тягачева расстрелять бедного Родченкова. Это «Фуркад – свинья!» от Губерниева. Это реплики Исинбаевой, Журовой, Валуева, Хоркиной, Газзаева и многих других делегатов от истеблишмента, которые состязаются между собой в деле «защиты Родины». А если называть вещи своими именами – в необъективности,

нежелании докопаться до истины, беспринципности, некомпетентности, хамстве, услужливости и желании плюнуть в оппонента как можно гуще.

Ничего удивительного: дефицит общей и специальной (в сфере экономики и спортивного права) эрудиции наиболее остро ощущается как раз после завершения карьеры, когда спортивная элита получает распределение в органы власти, — кто в Совет Федерации, кто в Думу, кто в Минспорт. Вот тогда и проявляется некомпетентность и беспринципность, заложенные в геном, а наиболее востребованным качеством становится умение вовремя тявкнуть на врага и лизнуть руку хозяина.

Безумная, лживая, абсолютно безграмотная с точки зрения правовых вопросов пропаганда не просто одобряется, а именно что направляется руководством страны. А курирует этот всеобъемлющий троллинг, манипулируя общественным мнением, главный «допингер» России, вице-премьер правительства РФ Виталий Леонтьевич Мутко.

Обоснования и трактовки Макларена, Освальда и CAS в целом понятны: они толкуют факт сдачи «чистой» мочи как бесспорное свидетельство соучастия российских спортсменов в фальсификации проб. Стенания же «без вины виноватых» спортсменов на тему «я просто сдал анализ, а дальнейшее меня не касается» — разговорчики на уровне детского сада, пригодные исключительно для внутреннего пользования. Но с точки зрения пропаганды они вполне соответствуют целям и задачам подходят. Они, как говорится, находят отклик в сердцах большинства россиян.

***

Между тем у МОК и ВАДА, по сути, не остается выбора. Они просто делают вывод о том, что Россия не реагирует на обвинения, и действуют соответственно – ужесточая требования. Результат очевиден: объединение против России не чиновников (это было бы еще полбеды), а коллег-олимпийцев из цивилизованных стран.

В докладе Макларена описана вся схема преступления. В самых общих чертах она выглядит так.

В помещениях сочинской лаборатории работали не только российские, но и западные специалисты. В одну из комнат доставлялись сотни проб, в присутствии допинг-офицеров спортсмены опечатывали свои пробы, после чего они делились на две группы – А и В. Затем баночки с мочой переносились в другую комнату, складировались и готовились к отправке в сопровождении транспортных документов.

Для манипуляций в распоряжении Родченкова была только ночь, в течение которой пробирки с «грязной» мочой предстояло перебазировать в российскую лабораторию, где и провести переливания из заранее сформированного «банка чистой мочи», располагавшегося в здании ФСБ. Далее пробы упаковывались, опечатывались – и возвращались в первое помещение, откуда отправлялись в Швейцарию.

О’кей, раз так, то ВАДА имеет полное юридическое право проводить расследование на основании доклада комиссии Макларена, а МОК –

расследование в рамках работы комиссий Шмидта и Освальда. У российской же стороны есть право обращения в Спортивный арбитражный суд (CAS). Официальные лица имели все возможности, чтобы через обращение в CAS полностью или частично оспорить выводы Макларена. Но эта «активность» требует тонких умений, глубоких знаний и веских доказательств. Поэтому, конечно же, ничего толком не сделано, если не считать делом предоставление МОК и ВАДА «справки» Следственного комитета, которая совершенно не затрагивает суть вопроса.

В принятой с подачи высшего руководства страны логике оспаривать расследования ВАДА и МОК – бесполезно. Обращаться в CAS с исками и жалобами – не интересно. Обжаловать «странные» факты выдачи терапевтических исключений – не будем. Предлагать поправки в антидопинговое законодательство – а зачем?

В общем, вести борьбу в правовом поле заведомо не стоит. На вооружении остается только тот самый проверенный временем кремлевский метод – индивидуальная вербовка руководителей МОК и федераций путем подкупа. Но с его помощью разогнать «хунту» мы никак не можем, поскольку находимся в полном одиночестве.

***

Цинично, но факт: все, что нужно было сделать Мутко для сокрытия преступлений, — придержать Родченкова на «коротком поводке», аккуратно его трудоустроить и спрятать на рублевских дачах, как это сделали с Нагорных, Желановой, Родионовой и Великодным. Но бывший министр спорта, а ныне действующий вице-премьер отчего-то не сориентировался во времени и пространстве: взял да и вышвырнул бывшего подельника на улицу как использованный презерватив (вполне обычная, кстати, для Мутко практика, удивляться тут особо нечему).

А теперь, увы, поздно пить «Боржоми» — печень уже развалилась. Поэтому и пытаемся хотя бы понять: обвиняет Россия комиссию Макларена в подлогах или нет? Признает она возможность вскрытия пробирок? Как объясняет факты наличия чужих ДНК в анализах спортсменов? Оспаривает ли данные с жестких дисков? И почему нам ровным счетом ничего не известно о показаниях уже упоминавшихся Нагорных, Родионовой, Желановой, Великодного и других чиновников, снятых с должностей и исчезнувших в «никуда»?

Конкурентам незаконно выдают терапевтические исключения? Так обжалуйте эти действия! АДК (Антидопинговый кодекс) и регламент CAS позволяет внести поправки в нормативные акты, а ведь только с помощью разумных, конструктивных поправок можно – и нужно! – менять не устраивающие российскую сторону правила выдачи терапевтических исключений. Но никто даже не попытался обжаловать факты, установленные в докладе Макларена, которые в силу наличия пункта 3.2.3. АДК являются бесспорным свидетельством против любого спортсмена. Элементарное юридическое знание…

Но мы только и делаем, что третий год подряд вопим о «подозрительных терапевтических исключениях», не предпринимая никаких юридических действий. Наш уровень – «у них крышки не закрывают, а мы тут при чем?». Да нет, не при

чем. Мы просто идем дружной толпой и сдаем анализы какой-то теневой лаборатории, и сотрудничаем с «банком чистой мочи», пока «водопроводчик» Блохин пробивает дырки в хранилище проб, Родченков вымогает, Нагорных крышует, спортсмены допингуют, а Мутко всем этим процессом руководит.

Так что не нужно строить иллюзий. Судьба будущих исков в CAS от дисквалифицированных российских спортсменов предрешена: их оставят виновными. Ибо спортсмены, сдавая чистую мочу, прекрасно понимали, что являются соучастниками фальсификации. Они не отражали факт сдачи по системе ADAMS, хотя обязаны это делать. Их главное желание – получить многотысячные олимпийские премиальные – очень органично совпало с желанием Путина, Мутко, руководителей федераций и тренеров кричать о «грандиозной победе в Сочи».

***

Обвинение опирается на правовые нормы о статусе ВАДА, регламент расследований, регламенты CAS – в этом смысле позиция наших оппонентов безупречна. Тем более что все эти документы принимались при активном участи России, и никогда прежде мы не возражали против установленных порядков.

Российские же официальные лица – Министерство спорта, Олимпийский комитет, федерации по видам спорта – нигде и никогда не утверждали о том, что повреждения были нанесены во время хранения. Ничего не говорил и Следственный комитет, который представил официальное заключение. Эту чушь несли и продолжают нести в российских СМИ исключительно некомпетентные спортсмены, государственные чиновники и депутаты.

Российским спортсменам, оказывается, неизвестны технические подробности тестирования, однако в CAS мы не идем. Но даже если всем дисквалифицированным миром и пойдем – у всех на руках должны быть заключение комиссии Макларена, опирающиеся на исследования экспертов по царапинам и отметинам и признание фирмы-производителя. Все остальное – лирика.

***

Главные аргументы из мотивировочной части решения комиссии Освальда для массового российского потребителя – тайна. Своих граждан руководство страны держит за дураков, замалчивая самые существенные моменты, а почерпнуть фактуру можно только из западной прессы.

Если же по сути – ну какие еще нужны доказательства, когда в наличии объемная переписка между «независимой» антидопинговой лабораторией, Центром подготовки сборных команд и руководством Минспорта? Когда есть царапины, свидетельствующие о вскрытии проб? Когда налицо превышение содержания соли и чужие ДНК в пробах? Когда в деле присутствуют прямые показания Родченкова и двух сотрудников его лаборатории, Соболевского и Мигачева?

Всего этого для формирования строго обвинительных заключений хватает с избытком. Тот факт, что спортсмены, руководители федераций, тренеры и врачи выполняли установки государственного деятеля Мутко, не вызывает никаких сомнений.

Пострадавшие спортсмены настаивают на манипуляциях в авторстве Макларена. Ну что ж, у каждого из них есть право обжаловать вердикт – оно возникает с момента предъявления обвинения, то есть тогда, когда спортсмена приглашают на «разборки» в Лозанну. Каждый имеет право присутствовать при изучении пробы «Б», что и делалось абсолютно по всем привлеченным: никто из наших спортсменов не заявлял, что в этой части его права были нарушены.

Именно там, в комиссиях и CAS, и нужно доказывать свою невиновность – там, а не в российских СМИ! И затем обязательно публиковать полный текст решений. Вместо этого спортсмены и их адвокаты предпочитают участие в агитационной трескотне…

***

И да, общественное мнение, само того не ведая, уже созрело: если Россию не пустят в Пхенчхан, «большие» телеканалы Олимпиаду показывать не станут. Власть за нас все давно решила, не стоит беспокоиться.

И то верно – на кого там смотреть, если не на наших? Опросы населения, мнения профессионалов? Какие еще опросы, какие мнения? Сказано же вам русским языком – массовому зрителю такая Олимпиада гипотетически неинтересна, несмотря на масштабы события и его значение для мирового спорта в целом.

А если мы, то есть массы, продемонстрируем свое возмущение, то власти на это возмущение искренне плевать, даже и не сомневайтесь.

Хороша логика. Ну тогда давайте применять ее универсально. Например, кому в России может быть интересен чемпионат РФПЛ, если все главные роли в этом спектакле расписаны между 150 легионерами? Какой смысл любоваться финнами, шведами, американцами и прочими сербами, которые делают погоду в хоккее и баскетболе?

А на закуску – вопрос без адреса: что, интересно, будут делать попрыгунья-стрекоза Исинбаева, всесторонне развитый активист шахматист Карякин, без меры инициативный футболист Газзаев и многие другие наши спортсмены из разряда «экс» – что все они будут делать, если власть вдруг поменяется?

Да ничего особенного. Избавятся от старой кожи и будут ползать в новой.

Оригинал

Спортивная Россия входит в жесткую конфронтацию с остальным миром. Приближается время неизбежных признаний. Признаний в том, что руководители российского спорта — обыкновенные мошенники, несущие прямую ответственность за жульничество с допинг-пробами. И этой истории гарантированы далеко идущие последствия.

Даже поверхностный анализ динамики развития событий позволяет сделать вывод о том, что «наш дорогой друг», президент МОК Томас Бах, все более дистанцируется от России, а российский спорт в период царствования бандитского принципа «своих не сдаем» получил нерешаемую проблему.

Да, многие знаковые фигуры, подозреваемые в организации допинговых схем — Нагорных, Желанова, Великодный, Родионова, Авалян, — были в срочном порядке уволены со своих должностей (и, таким образом, избавлены от необходимости объясняться в судебном порядке), зато бесконтрольный речник-воевода Мутко продолжает и дальше рулить российским спортом, причем с повышением статуса.

Еще большой вопрос — главным в идее победить любыми методами был Мутко или же спортивный воевода был лишь исполнителем задумок нашего хитроумного и непобедимого президента страны? Но ответственность за положение в спорте, со всеми его болезнями и коррумпированностью он, как президент, нести должен, не для кого не секрет, что в условиях властной вертикали абсолютно все важнейшие вопросы организации спорта решает и объявляет именно Владимир Владимирович.

Печально, но мы, похоже, в безвыходном положении. Ведь покаяние означает полную дискредитацию политической власти и наносит персональный удар по президенту России, который если не санкционировал, то проворонил мошенничество. Позиция же тотального отрицания, которая на данный момент преподносится как безальтернативная, равнозначна неучастию в Играх-2018 и отстранение от мирового спортивного движения.

История помнит случаи, когда американцы не приезжали на Олимпиаду в Москву, а мы не ездили в США. Но тогда в одной упряжке были все страны социалистического лагеря (плюс некоторые «сочувствующие»). Сегодня же мы в полном одиночестве, а судьба продолжающихся разбирательств фактически предрешена.

***

Российская пресса не дала себе труда разобраться в решениях комиссии МОК по лыжникам Легкову и Белову и не привела доводы, которыми глава комиссии Денис Освальд обосновал столь жесткое наказание (пожизненный олимпийский бан и лишение медалей). Обывателю навязывают «единственно верную» трактовку, согласно которой негодяй Родченков бегал по Олимпийской деревне, перетаскивая бочки мочи, скручивал крышки с запечатанных проб и менял пробирки с анализами ни в чем не повинных спортсменов.

Между тем тот факт, что целая бригада наших олимпийцев заблаговременно, до Олимпиады, вложилась в «банк чистой мочи», организованный Министерством спорта для замены сочинских проб, не вызывает никаких сомнений. Все они прекрасно понимали, что участвуют в махинациях. Делать вид, что никто ни о чем не догадывался, — вариант для дурачков и простачков, но не для МОК и арбитров CAS (Спортивный арбитражный суд в Лозанне).

Решение по Легкову спровоцировала, по большому счету, сдача «левой» мочи в Центр подготовки сборных команд. Именно этот факт обрел статус ключевого доказательства против олимпийского чемпиона. Спортсмен может сдавать анализы когда и куда угодно, но если он не отразил факт сдачи официально, в установленном порядке, то шансов оправдаться у него нет никаких.

Все заявления высокопоставленных российских «адвокатов» вроде вице-премьера Мутко и президента НОК Жукова годятся только для внутреннего пользования, и не более того. Если хотите быть услышанными мировой общественностью — действуйте прямо, честно, открыто, в соответствии с принятыми в этом сообществе нормами.

Не нравится вам, например, существующий порядок выдачи терапевтических исключений (ТИ)? Так вносите предложения о поправках в Антидопинговый кодекс и Регламент ВАДА по выдаче ТИ! Подавайте жалобы в ВАДА, а потом в CAS! Такое право, кстати, имеется как у национальных федераций, так и у заинтересованных спортсменов…

***

Полагаю, информации, полученной МОК от Родченкова и свидетельствующей об указаниях, которые давались руководством Минспорта «независимой» лаборатории и наличии созданного перед Сочи «банка чистой мочи», хватит на всех. А содержательная часть переписки между Родченковым и его «крышей» позволит сделать неоспоримый вывод о том, что и до Олимпиады, и во время нее руководство Министерства спорта полностью управляло лабораторией.

Какие еще нужны доказательства после обнародования этой самой переписки с руководством Министерства спорта и Центром подготовки сборных команд, которые в категоричной форме уклоняются от дачи показаний? После того, как стало известно, что были уничтожены 1400 проб? Что существовал неофициальный банк хранения анализов, о котором российская сторона не соизволила уведомить ВАДА?

При этом в CAS спортивные функционеры и государственные чиновники — не ходоки. Понятно, что куда как безопаснее отправлять в Лозанну самих спортсменов, прикрепив к ним российских или немецких юристов и вооружив их односторонней позицией: мы — всего лишь спортсмены, ответственности за действия государственных структур ответственность мы нести не должны.

***

Вообще сама по себе организация единой жульнической системы, стоит признать, — несусветная глупость. Ведь в этой системе так или иначе задействуются сотни, если не тысячи людей (только в лаборатории Родченкова работали 50 человек, в РУСАДА — примерно столько же). Здесь же, в этой схеме, — конкурирующие между собой спортсмены, их тренеры, врачи, а сотрудники Минспорта и Центра спортивной подготовки…

Можно ли такую ораву держать под абсолютным контролем, накрыв ее куполом секретности? Нет, конечно. Любой при определенных обстоятельствах может оказаться предателем, как это случилось с Родченковым. Тем более в условиях непростых, скажем так, отношений между Россией и Западом. Так что если система допинга действительно существовала, «дырок» в ней обнаружится еще предостаточно. А более чем вероятный недопуск сборной России к Олимпиаде, не исключено, обеспечит «вражескому лагерю» и новых перебежчиков, и новых анонимных информаторов.

***

Мой личный прогноз

Будут ли признаны наши спортсмены виновными — сначала комиссией Освальда, а затем и CAS?

Ответ: да. CAS просто продублирует выводы комиссии Освальда.

Будет ли отрицательным для России решение комиссии Шмидта, которая занимается изучением государственного участия в допинговых программах?

Ответ: вне всяких сомнений.

Будет ли сборная России решением исполкома МОК отстранена от участия в Олимпийских играх-2018?

Ответ: нет, но нам будут выдвинуты условия, которые подразумевают решение политического руководства России об отказе. Совершенно понятно, что МОК и ВАДА не отступят от своих требований официально признать сочинские махинации. И точно так же понятно, что этих признаний не последует. Общественное мнение в этом смысле уже подготовлено.

Как отнесутся к отказу от участия в Олимпиаде сами спортсмены?

Ответ: дружно подавят внутренний протест, будут молчать и рассчитывать на получение финансовой компенсации от государства. А размеры этой самой компенсации могут со временем стать источником новых скандалов.

Отразится ли отсутствие сборной РФ на посещаемости и доходах корейской Олимпиады?

Ответ: Нет, «отряд не заметит потери бойца». Пресса и телевидение обеспечат рекламу, туристов-болельщиков в любом случае будет с избытком, квалифицированных спортсменов — тоже.

Обесценит ли достижения нынешних олимпийцев вероятность лишения их медалей через несколько лет, как это происходит с «лондонцами» и «сочинцами»?

Ответ: Нет. Больше того, с точки зрения рядового болельщика все эти допинг-скандалы лишь добавляют перца в олимпийские блюда.

Может ли неизбежный взрыв «олимпийской бомбы» отразиться на проведении в России чемпионата мира по футболу?

Ответ: маловероятно, но все-таки не исключено

Оригинал

По итогам недавнего совместного заседания Совета при президенте по развитию физической культуры и спорта и наблюдательного совета оргкомитета ЧМ-2018 публике ловко скормили «пену». Все самое важное и главное осталось за кадром, зато легкий дружеский тычок президента под ребра бывшему главному по футболу в масштабах всей страны, а ныне главному по «Зениту» — Сергею Фурсенко – вызвал массовые восторги.

«Клубам надо учиться зарабатывать самим. Иначе мы станем бременем для федерального и регионального бюджетов. Рекламодатели стали активнее. Если российский футбол будет зрелищным, придет и реклама. И наш футбол станет конкурентоспособным. Более того – футбол станет истинно русской игрой», – вот такое супероткровение выдал Фурсенко. — «Молодец, Сергей. Восемь иностранцев бегают за «Зенит» в Лиге Европы. И два гражданина РФ, и вратарь – три. Вот молодец», – иронично отреагировал Путин. — «Владимир Владимирович, мы во всех играх соблюдаем лимит. Но мы реально готовим российских футболистов к чемпионату мира. Вот увидите»…

Кого и как готовит «Зенит», всем хорошо известно: за последние лет 10 в основе флагмана российского футбола собственных воспитанников днем с огнем не сыщешь. Но главное, что отложилось в массовом сознании по итогам высокого совещания: президент в курсе дела, он держит руку на пульсе, он не дает этим футболистам расслабиться.

И уже никто не вспоминает о том, что пять лет назад старшие товарищи по знаменитому кооперативу освободили блаженного Фурсенко от всякой моральной и материальной ответственности по итогам его короткого, но бурного царствования в РФС. После провала на Евро-2012 достаточно было недолгого разговора в Кремле для того, чтобы «марсианин» со всеми своими лозунгами тихо растворился где-то под Монако. Но пришло время, и он снова в деле. Вернее, в доле. Отсиделся в тени, зализал раны, а теперь выполз на свет божий и вновь присосался к золотому кранику – рулит изо всех сил «Зенитом».

На наших глазах снимается очередная серия блокбастера «Междусобойчик», в которой руководство «Зенита» привычно демонстрирует пример поразительного цинизма. Плевать, на самом-то деле, члены кооператива «Озеро» хотели на установки своего шефа по сокращению расходов государства на легионеров и зарплаты футболистам и тренерам! Да и шефу, если честно, по барабану. Они, эти установки, — для нашего с вами употребления. А «реально готовящий российских футболистов к чемпионату мира» Фурсенко между тем закупил для «Зенита» толпу аргентинцев и прочесал весь российский рынок, притащив в итоге в команду 16 готовых игроков, которых не надо ничему учить: просто плати им бабки, а уж они расстараются.

Деньги считать недосуг, да и смысл? Они же народные. Главное, что «Зенит» должен стать чемпионом, а тот факт, что индекс расслоения клубов на богатые и бедные достиг невиданных значений и убивает сам смысл проведения чемпионата России, давно никого не волнует. «Государственно-частные компании», одна из самых уродливых бизнес-форм российской действительности, абсолютно закрыты. Их невозможно проверить и призвать к ответу.

Неудивительно, что в этот формат чудесно вписались целые бригады проходимцев, новые члены большой «футбольной семьи». Все эти Гусы, Дики, Фабио и прочие Роберто до корней волос прониклись русским духом и напитались энергией великой державы. Так-то и ребенку понятно, что тут давно пахнет не одним десятком уголовных дел, но никакие прокуроры нашим главным «футболистам» не страшны.

Их сам ВВП уже пожурил, чего вам еще надо?

***

А вот еще одна гримаса российской футбольной реальности – народная команда по имени «Спартак». Чемпион России, самый популярный клуб страны. Это для публики. А для руководства «Лукойла» — чемодан без ручки: нести тяжело, а продать некому.
Приятно, конечно, повесить на шею золотые медали, но там же, на этой шее, давно висят и гири: завышенные расходы на трансферы и зарплаты, отсутствие эффективной экономической модели, бессмысленность работы с собственным резервом, убыточный стадион – об инвестиционном климате в российских реалиях можно и не вспоминать. Для того, чтобы строить модель клуба, ориентированную на успешную и эффективную работу, нужно в корне менять ситуацию, но ни владелец «Спартака» Леонид Федун, ни руководство «Лукойла» вообще никакого влияния на систему не имеют.

«Спартак» и Федун в данном случае – всего лишь фигура речи (вместо них можно говорить о Галицком и «Краснодаре», например, да и сотни других примеров под рукой – просто масштабы разные, сценарии в каких-то деталях отличаются, а суть одна), но факт есть факт: к процессам, происходящие в РФС, РФПЛ, ФНЛ и так далее, субъекты футбола отношения вообще не имеют. Они просто плывут по течению. И это бессмысленное движение в никуда многим давно в тягость. Российский бизнес достаточно наигрался в футбольную рулетку. Мало ли примеров того, как оберегаемая государственной властью система хоронила яркие инициативы (по крайней мере, имевшие шансы стать яркими)? Прохоров, Керимов, Федорычев… Продолжить?

В общем, что Галицкий, что Федун (читай – «Лукойл»), что многие другие инвесторы-энтузиасты – все они являются заложниками понятийной системой, созданной друзьями Путина. Именно рамки этой системы не позволяют частному бизнесу создать в своих клубах эффективную экономическую модель и иметь стабильные высокие спортивные результаты. Частный бизнес просто боится перейти дорогу питерским братанам и вынужден, чтобы хоть как-то вписаться в тренды, из года в год переплачивать, дружно соглашаясь со всеми решениями.

***

Оценка творчества, в какой бы форме оно ни выражалось, — категория всегда субъективная. Зато объективно другое: творческие люди в любом случае есть выразители национального духа. Для меня вот совсем неудивительно, что Островский со своим Павкой Корчагиным или Болконский Льва Толстого сегодня далеко не так востребованы, как герои Ильф и Петрова. Знаменитые сатирики детально прописали образ своего главного персонажа почти 100 лет назад, а расцвел Остап Ибрагимович именно в сегодняшней России.

Гибкие и подвижные Бендеры нашей с вами действительности увлечены процессом выманивания денег у доверчивого населения, и для этого у них есть тысяча способов. В управлении Россией рьяно участвуют директора мебельных магазинов и речники-мотористы, и помешать их служебному рвению фактически невозможно. Население гигантских Васюков восхищенно смотрит им в рот. А тем, кто не хочет, помогает пресса.

Система и тут грамотно расставила новые приоритеты, причем это и принципов подачи информации касается, и оценки чисто спортивных аспектов. Главная проблема, на мой взгляд, состоит в том, что наши любимые агитаторы-пропагандисты сознательно отбивают у болельщика полезную привычку размышлять о вещах действительно серьезных и глубоких. И даже, если взять шире, у общества. Как следствие, футбол постепенно становится для массовой аудитории дурацким развлекательным шоу под названием «ногомяч», причем качество этого зрелища само по себе весьма сомнительно. Погружаться в изучение проблем подготовки резерва и специалистов, интересоваться принципами и источниками финансирования футбола, вникать в хитрые выборные схемы, принимать посильное участие в борьбе с коррупцией (хотя бы уровне сочувствия) – все эти скучные материи болельщику недоступны. Он от них отрезан и они ему, соответственно, неинтересны.

Ну а чему тут удивляться, если современная спортивная журналистика знает свой предмет на твердую «двойку»? Кого и чему она научит? Ей важны тиражи, рейтинги, клики и, самое главное, одобрительный кивок хозяина. Систематические же глубокие знания не имеют к этому перечню вообще никакого отношения.

В последние годы в обиход вошло модное словечко «имитация»: имитация благополучия, имитация демократии, имитация выборов. Сдается мне, что вполне органично вписывается в этот ряд и имитация журналистики. Она изо всех сил молчит о повальном пришествии в футбол случайных людей, именуемых «питерскими менеджерами». Она голосует за иностранных тренеров и футболистов.

Она никого не задевает, не ищет правых и виноватых. Она всего-навсего является составной частью гнилой системы, поработившей в том числе и российский футбол. На то она и имитация. Причем имитация для дураков, за которых укоренившиеся во власти братаны всю публику, в сущности, и держат.

Оригинал

Допинг скандал в разгаре, по вопросам организации и управления российским футболом огромные системные проблемы. Можно констатировать, что Россия атакуется по всем направлениям, связанным со спортом и немаловажно понять, кто виноват и кто является субъектами принятия решений в отношении России.
Хамский тон задал именно главный подозреваемый-вице-премьер Мутко, к нему подключились депутаты Госдумы, многие элитные спортсмены и ветераны. Создается впечатление, что Мутко и лежачий под ним новый министр спорта умышленно делают все для срыва участия российских спортсменов в международных соревнованиях.
В период допингового скандала представители спортивной России сначала полностью игнорировали международные спортивные инстанции со статусом которых изначально соглашались, подписывая Хартию и Конвенцию о их правах.
Теперь Мутко клянется, что соблюдаем все требования WADA, но одновременно в российских СМИ он продолжает обвинять руководство WADA в провокациях и нарушении законов и не умолкает ни на секунду с бравурными речами, а руководитель WADA одновременно предлагает Мутко покаяться с признанием своей вины.
Из факта награждения приказом министра спорта Логинова и Старых следует только одно, что Мутко и Колобков говорят о начале эффективного взаимодействия с МОК и WADA, а на деле посылают куда подальше эти международные спортивные инстанции.
Ориентация Путина на прекращение конфронтации в области спорта и достижение договоренностей путем консенсуса уже не получится и возможная опасность — атака сохраняется и на главное детище власти – ЧМ 2018.
Но важно понять, что все проблемы в спорте создала сама политическая власть и ее представители, своей наглостью и дуростью власть дает возможность использовать странам Запада все наши недостатки через чистилища международных комиссий, федераций, МОК и WADA.

Мечты Мутко взыскать миллионы с Макларена просто утопия, хотя бы потому, что Макларен в своем опубликованном докладе не называет никаких фамилий. Здесь, надо признать, канадский юрист действует в полном соответствии с антидопинговым законодательством, которое требует жесткого соблюдения принципов конфиденциальности, закрепленных в международных стандартах частной жизни.
Охрана прав спортсменов в виде неразглашения их фамилий в этих случаях гарантируется до вынесения вердикта федераций. Значительно вероятнее здесь возможные требования и получение исков от тех зарубежных спортсменов, которые по вине победивших с помощью допинга, оказались лишенными медалей и премиальных на Олимпиадах. Ведь нормативная база, на основе которой действует CAS, крайне специфична и имеет мало общего с нашими представлениями о рассмотрении дел в судах.
Теперь уже все уяснили, что в антидопинговом законодательстве не закреплен принцип презумпции невиновности, а в практике CAS неоднократно имело место применение принципа коллективной ответственности. Осталось только твердо осознать, что требования по стандартам доказывания у WADA неизмеримо ниже, и прекратить сопоставлять их с нормами российских УК и УПК.

К примеру, для того, чтобы констатировать «фальсификацию допингового процесса в России», может оказаться вполне достаточным к действительно имевшему место уничтожению проб в московской лаборатории, установить несколько косвенных фактов, подкрепленных немногочисленными свидетелями или даже не называемыми «информаторами» и признать истиной переписку, полученную с жестких дисков этой лаборатории.
А для признания виновности конкретного спортсмена добавить к этим фактам заключения экспертиз о пресловутых «царапинах», свидетельствующих о вскрытии проб спортсмена и показания заинтересованного лица, того же Родченкова об организованном Министерством спорта хранилище чистой мочи, которая использовалась для замены грязной. Ну и конечно общий довод о возможном извлечении выгоды спортсменами от манипуляций с пробами и их заинтересованности в получении медалей и самых высоких в мире премий.

Меньше всего, мне хотелось бы посеять семена уныния по изложенному вопросу. Тем более, что в настоящее время в России сложилось несколько групп юристов, которые пытаются изучить практику рассмотрения дел по допингу в международных федерациях, CAS, определить общие и особенные элементы в оценке доказательств. Это очень положительный фактор, поскольку намного важнее, вместо общих проклятий, выявить существующие правовые реальности и с их учетом искать пути выхода из того нокдауна в котором оказалась спортивная Россия. Ведь совершенные нарушения и преступления со стороны руководства Министерства спорта стали теперь проблемами всей страны и всего спортивного сообщества.

Виталий Смирнов заявляет, что: «одна страна имеет 500 атлетов с терапевтическими исключениями, мы же около 30 и это ненормально». Но Смирнов ничего не сообщает, за какой период и сколько по всем федерациям было подано заявок со стороны российских спортсменов на терапевтические исключения, сколько конкретно заявок было удовлетворено, а сколько отклонено.
Ни Мутко, ни Жуков, ни Смирнов, ни тем более Колобков ничего не говорят, сколько было жалоб на отказы в выдаче терапевтических исключений, сколько конкретно было подано заявлений российскими спортсменами по линии WADA и в CAS.
При отсутствии ответов на вышеперечисленные вопросы невозможно иметь никакого представления о реальной картине пристрастия по отношению к российским спортсменам.
Пока не было ни одного факта, когда Россия попыталась бы оспорить терапевтические исключения в установленном порядке и необходимо также иметь в виду, что ни Мутко, ни руководство Министерства спорта, ни руководители федераций при составлении заявлений не оказали никакой правовой поддержки неграмотным в юридических вопросах российским спортсменам.

В свое время Мутко жестко отреагировал на доклад Макларена: «Мы наняли лучших адвокатов, тех, кто занимается международным правом. Их заключение: доклад сфальсифицирован… мы обратимся в суд». Однако, обращения в суд не последовало, а для WADA и МОК, после этого заявления о фальсификации, Мутко, естественно, превратился в фигуру, нежелательную для переговоров.

Он не был аккредитован в Рио, а в докладе Макларена изображен как вершина допингового айсберга России. При таких обстоятельствах, как бы Путин не любил Виталия Леонтьевича, но очевидно, что на внешней спортивной и футбольной арене он реально действовать не может. В то же время не секрет, что в России вряд ли кто-то сомневается, что он является фигурой, через которую реализуется вся политика в спорте.

Руководство страны и спорта сами создали системную проблему и опозорили страну и всех спортсменов на весь мир, не умеют и не хотят помогать российским спортсменам даже на получение разрешения терапевтических исключений.
Что мешало Мутко, Министерству спорта и всем нашим федерациям закупить для всех членов сборных команд России качественную фармакологию, не запрещенную WADA, зачем заполонили склады мильдронатом…
Почему не внесли юридические предложения в законодательство о допинге и полномочиях органов системы WADA, которые смогли бы повысить степень ее открытости и позволили выявить нарушения по выдаче терапевтических исключений, вместо этого общественность получает по всем СМИ воинственный агитпроп.
Что сделала спортивная Россия для избежания изоляции, власть отстранила и спрятала по дачам Нагорных и еще пять чиновников министерства спорта, создали две никчемные комиссии, к сожалению, появилась и история с Исинбаевой.
Казалось, совершенно не сложно было найти в отношении Елены соответствующее кадровое решение, но ее выдвинули и избрали на должность Председателя Наблюдательного Совета РУСАДА. С учетом истории ее взаимоотношений с руководителями WADA их реакция была вполне предсказуема – последовало отрицательное заявление по кандидатуре Елены и сообщение, что этой проблемой будет заниматься специальная комиссия. Зачем было создавать дополнительный очаг конфронтации – непонятно.
Не очень ясна также секретность с разработкой антидопинговой программы. Сообщается, что она представлена президенту страны, но что мешало опубликовать и обсудить этот проект — разве это не общее дело всего спортивного сообщества?

Главной проблемой на международной арене у нас остаются два требования WADA, одно из которых процессуальное, другое – сущностное. Во-первых, дать мотивированные объяснения по докладу Макларена – согласиться или отвергнуть его. Во-вторых, признать участие, теперь уже «институциональных» структур в имевшей место организации допинга в России.
Здесь наша позиция известна. Объяснения по докладу Макларена на уровне официальных структур мы пока не давали, но обещаем это сделать. Что касается вины в организации допинга — ответ наших руководителей любого уровня стандартен – краткое отрицание, а затем рассказ о том, как все будет идеально в будущем.
Это чем-то напоминает позицию «ни мира – ни войны», которую демонстрировали большевики перед заключением Брестского мира. Хотя возможно, что она вполне разумна, ведь истина, что время – лучший лекарь, много раз себя подтверждала. Если расчет на эту стратегию себя оправдает – можно будет только порадоваться мудрости тех, кто ее разработал. Но если она ошибочна — какими могут быть последствия?
До конца этого года МОК собирается принять два существенных решения – по допинговым нарушениям в России и изменению всей мировой системы борьбы с допингом. В первом случае очевидна значимость итогов деятельности комиссий Шмидта и Освальда, которые работают по России.
Лучший вариант для России – если выводы этих комиссий будут достаточно умеренными и тогда можно рассчитывать на то, что будут приняты во внимание наши заверения об устранении недостатков и все ограничится формальными замечаниями. В худшем случае – возможна самая разнообразная палитра.
По некоторым международным федерациям пока продолжаем держаться, но по итогам двух комиссий МОК станет ясно, будут ли российские спортсмены изгоями на несколько лет.
Что будет в итоге — ноябрьское вскрытие покажет, но ясно одно — благодаря Мутко и руководству министерства спорта, офицерам ФСБ российские спортсмены уже стали изгоями без флага и гимна и это вещь позорная.

Оригинал

4 июля ушел из жизни великий писатель, великий гражданин и патриот России Даниил Гранин. Это был мудрый человек, проживший большую, трудную, полную скрытых противоречий жизнь.

Его патриотизм был сшит не из лозунгов, его любовь к Родине не имела ничего общего со слепым поклонением власти. Он пришел к своему личному финишу с убеждением в том, что мы теперь живем по лжи.

«Все подделывают, — говорил Гранин. — Мы живем в мире, где все меньше остается честного, натурального. Нам уже трудно отличать среди лживых слов, лживой продукции, лживой обстановки, что натурально, а что подделано. Испакостили и загрязнили почти все. Обман и подделка стали неотъемлемой частью нашей жизни».

И дальше: «Читать обо всем, что сегодня творится, — противно. А человек, нормальный человек, не может все время потреблять противное. Тошнит. Разнообразие говна — это не выбор. А СМИ преимущественно питают Россию дерьмом. Это ужасно. Но люди читают, потому что им хочется хоть что-то узнать. Пусть — гадости. Людям ведь и гадости, и несправедливости, и жестокости, и тупость узнать интересно, чтобы поверить: ты сам живешь и проживаешь не самую страшную гадость… На этом все живут».

Есть желающие поспорить? Есть сомневающиеся в том, что те, кто пытается удержать страну на плаву за наш счет, прекрасно понимают: Россия тонет? Что они готовы при первой же возможности удрать отсюда поближе к своим виллам и оффшорам?

***

Мысли Гранина можно спроецировать на все сферы нашей с вами жизни. На все без исключения. Включая несчастный футбол, о положении дел в котором Даниил Александрович, скорее всего, и представления не имел, — не его масштаб. Но это и неважно: экономическая, внешняя и внутренняя политика страны в любом случае есть прямая проекция на систему организации и управления российским спортом.

Все то же самое, что и в обществе в целом, происходило и продолжает происходить в российском футболе. В тучные годы, когда надо было развивать инфраструктурные проекты во всех отраслях экономики, создавать и внедрять новые технологии, не позволяя верховной власти жить только на четырех сырьевых крюках, футбольная Россия не создала фундамента для эффективной системы подготовки собственного резерва. Мы позволили загнать в руководство РФС, лиг и клубов всякую коррупционную и криминальную шваль, подарили легионерам-хапугам десятки миллиардов евро, которые предназначались учителям, врачам, военным, студентам, детям.

Так что у российского футбольного воеводы есть образец для подражания. Найдется с кого брать пример.

***

Сегодня место России в рейтинге ФИФА — 62-е, а нам год за годом впаривают тезисы о том, что это временные трудности. Искажение сознания населения стало государственной политикой на всех уровнях. Делается это настойчиво и системно: власти, в том числе и футбольной, выгодна (а точнее, необходима) деградация населения, потому что в сознательном обществе такие вот Бендеры и дня у власти не удержатся. А мы терпим их десятилетия напролет — всех этих бояр вроде Виталия нашего Леонтьевича Мутко, который рулит спортом как ему вздумается, потому что делянку, отписанную Верховным Правителем, нужно, пока есть возможности, выработать досуха.

Нет никаких сомнений в том, что настанет день, когда этот высокий моралист предстанет перед судом и ответит за все свои преступления. За государственные миллиарды, которые потрачены на массовые закупки легионеров, на безумные зарплаты игроков, тренеров и агентов. За бессистемную, под мотив «освоения средств», укладку искусственных полей. За ликвидацию спортивной науки и будущего 400 тысяч детей, которые не смогли получить качественное футбольное образование и реализоваться в профессионально футболе. За унижение футбольного сообщества, превратившегося в рабское стадо.

***

Вся это коррупционная система создана верховной властью и ее руководством. Проблемы начинаются с «выборов» президентов федераций, а заканчиваются провалом сборных и клубных команд на международном уровне. И так по кругу.

Госбюджет трещит по всем швам, денег на социалку, образование и здравоохранение днем с огнем не сыщешь, глава Счетной палаты Голикова печалится о том, что 20 миллионов несчастных россиян живут за чертой бедности — а в соседней аудитории тем временем радостно обсуждают строительство за наш с вами счет очередного футбольного флагмана. Какие красавцы Миллер с Фурсенко! Каких они классных игроков в Россию завезли! А потом, чуть позже, разные там арустамяны с орловыми другие байки травить начнут — о том, как умело их, звезд, продали, и какую огромную «Зенит» (а значит, и вся Россия — «Зенит» ведь, как и «Газпром», — народное достояние, правда?) получил прибыль.

Российская спортивная журналистика, обеспечивающая прикрытие банды Мутко, стала символом халтуры и беспринципности. Чтобы получить доступ к рупору, не требуются знания и квалификации — достаточно связей. Наглядный пример — центральный спортивный канал. Что представляет из себя девушка Тина и какова ее роль в разрушении российского футбола, давно понятно. Тина — типичный продукт нашего подлого времени. Она вполне сознательно двигает на первые роли беспринципных лицедеев, разбавляя их для баланса экспертами типа Карпина. Которому, в свою очередь, явно не хватает ни общей эрудиции, ни образования, ни понимания в системных вопросов, критически важных для развития отечественного футбола…

***

Для того чтобы иметь выбор, необходима хотя бы минимальная мера ответственности. А когда выбора нет, общество приобретает все черты маргинального несознательного, смиренно принимая правящую элиту как единственно возможную данность. Ну а раз принимает, то и на результаты российских сборных и клубов команд на международном уровне обижаться ему не стоит.

Что мы имеем в итоге? Имеем редкий по своему цинизму симбиоз глупости и наглости, которые продвигают в нужном направлении Мутко и хозяева особо привилегированных клубов. Вроде все того же «Зенита», который являет собой пример поразительного цинизма. Да плевать, на самом-то деле, члены кооператива «Озеро» хотели на установки своего шефа по сокращению расходов государства на легионеров и зарплаты футболистам и тренерам! Они, эти установки, — для нашего с вами употребления. Они скармливаются послушному стаду.

А те, кто имеет доступ к Большому Кошельку, решают свои вопросы.

***

Два второсортных Кубка УЕФА и выход в полуфинал чемпионата Европы за 20 лет — ради них стоило тратить 15 миллиардов евро государственных средств на тысячи легионеров, на дикие зарплаты игрокам и тренерам, на трансферы с семью нулями? Ну не позорище ли? Даже в цветущем Китае лед в этом смысле тронулся. Футбольный Китай опомнился и начал борьбу с засильем иностранцев, которые приезжают в страны третьего футбольного мира (а Китай, как и Россия, именно в этой категории) для того, чтобы сосать разбухшее государственное вымя, а не делиться с наивными аборигенами секретами мастерства.

Лимит по формуле «три легионера в составе и 100-процентный налог на импорт» вернет китайский футбол с небес на землю. Отныне китайский «золотой кран» для легионеров прикручен. И тут же, кстати, стало понятно, отчего это вдруг снова заговорил о любви к России и желании вернуться в «Зенит» сбежавший в Поднебесную звездный Халк. Понятно отчего: мы остались единственной Страной Дураков, в которой можно без особых проблем набивать карманы…

***

Прикрывая свои дела и делишки, власть использует разные приемы. Маргинальному обществу нетрудно пустить пыль в глаза. Один из фокусов — эксплуатация селебрити. Вот позвали, например, в Россию Диего Марадону, провезли по городам и весям, он наговорил нам приятного — все и счастливы.

Марадона — талант особого рода. Он всегда был независим в суждениях и сугубо индивидуальном понимании жизни. Но, как и многие другие футбольные звезды мирового масштаба, не смог получить квалифицированного образования в области экономики и права. И, соответственно, в полной мере реализоваться ни на тренерском поприще, ни как футбольный функционер, — оставаясь при этом одним из самых популярных людей в мире.

Марадона просто не понимает, что из себя представляет сегодня Россия и ее президент. Чем он отличается, к примеру, от кумира Марадоны, бывшего кубинского лидера Фиделя Кастро. Марадона просто не в состоянии дать объективную оценку реальному состоянию дел в российском обществе в целом и в футболе в частности.

Да это и не его задача, боже упаси. У него другая роль, связанная с рекламными трюками, работающими на дешевую популяризацию тех, кто дергает за ниточки. В том числе «большого друга» наших главных кукловодов — президента ФИФА Джанни Инфантино, который призван обезопасить Россию от многих бед, в числе которых — угроза срыва чемпионата мира.

Марадоне нет никакого дела до того, что ФИФА погрязли в коррупции. Какой резон ему об этом думать? О том, скажем, что раз используешь в личных целях самолеты сторонних лиц — значит, нарушаешь этический кодекс ФИФА и, соответственно, обязан покрывать в том числе и Мутко, который исторически плевать хотел на все и всяческие регламенты. Значит, не соблюдаешь демократические принципы разделения властей, прозрачности и гласности избирательных процедур ассоциаций-членов ФИФА. Значит, игнорируешь нейтралитет в вопросах политики и религии. Значит, не избегаешь любых форм политического вмешательства и конфликта интересов в процессе принятия решений. Значит, применяешь двойные стандарты по отношению к национальным ассоциациям…

А в конечном итоге — продолжаешь идти по стопам своего предшественника и подрывать авторитет и репутацию мирового футбола.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире