21:16 , 22 сентября 2015

Свердловские власти отказали в помощи погорельцам. Село Фоминское спустя четыре месяца после пожара

С Валентиной Матвеевной я познакомился на пепелище. Как подошел, она без лишних вопросов начала рассказывать о своем горе. Жестикулировала, вспоминая бывшее хозяйство. Перечисляла скороговоркой потерянное имущество.

Третьего мая в махневском селе Фоминское (Свердловская область) пожар уничтожил 10 домов, в том числе пять нежилых. С напастьем спасатели боролись долгие восемь часов, тушили даже с вертолетов. 

«Наш дом сгорел за 25 минут. Пламя накатило с холма, мы с сыном пытались таскать воду из скважины. Сами не справились, соседей в тот день рядом не оказалось», – вспоминает Валентина Нехорошкова.

Из райцентра Махнево до Фоминского ехать какие-то 30 километров. Но по грунтовому бездорожью. Уворачиваясь от ям, колеи. Оттого время в пути растягивается до часа. Не потому ли помощь подзадержалась.

Надо сказать, ЧП в Фоминском быстро исчезло из новостийных лент. Про героическое противостояние огню – десятки заметок, если не сотни, включая перепосты. О дальнейшей судьбе жителей СМИ интересовались только пару раз.
Теплый сентябрьский день. Остатки сгоревших строений уже затянуло бурьяном. Остов машины «погружен» в «зеленку». Груды кирпичей. Отобранные листы железа. О происшествии на Центральной улице (так называется) не позволяют забыть печные трубы – символ беды. Контрастно выделяются несколько новеньких столбов линии электропередач.

Памятуя, что власти каждый раз старательно забывают погорельцев (свежи примеры Сарьянки и Вижая), летом я несколько раз тормошил областное правительство и прокуратуру. Увы, на просьбу помочь пострадавшим глава кабмина Денис Паслер отреагировал отказом, спрятавшись за бюрократическими формулировками. 
В письме от Дениса Владимировича цинично подмечается, если начнут спасать одних, то другие намеренно станут поджигать свои жилые помещения. Второй человек в регионе подзабыл про презумпцию невиновности. Согласитесь, работать для населения, это не акции аэропорта «Кольцово» продавать.
После пожара Валентина Матвеевна осталась только в том, в чем выбежала на улицу. В Фоминском она руководит музеем семьи российской. С тех пор живет среди экспонатов. 
Одно плохо, коллекция находится в частной избе. Изначально хозяйка заставляла пожилую женщину с сыном съезжать до 15 сентября. Без разговоров. Выручили выборы, которые состоялись в Махневском округе неделю назад. Кто-то, добрый человек, связался с принципиальной собственницей и уговорил не выгонять Нехорошковых хотя бы до лета. 
Ощущение временности, когда в любой момент могут попросить на улицу, – хуже всего. Потому Нехорошковы подумывают восстанавливать старый родительский дом, заброшенный, с проваленными полами. На всякий случай. Хоть что-то.

«Здесь жили козы, выдворила их, будем жить сами. Закрывайте дверь, чтобы не зашли». 

А животные тут как тут…
Спросил, где ютятся другие погорельцы. 
«Мужчина без дома остался. Его пустил к себе дачник. Потом сказал съезжать. А тот после операции был, плакал, кричал «Я задавлюсь». Соседи поселили к себе до весны».
Как написала мне прокуратура Свердловской области, ссылаясь на администрацию Махневского округа, все пострадавшие обеспечены жильем. 
Чистая правда, правда, далекая от действительности. 


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире