На проблему нарушений в сфере образования в последнее время вновь и вновь обращается внимание в связи с последними событиями, получившими серьезный резонанс. В частности, недавний громкий случай – подозрение в хищении в отношении проректора МГТУ имени Баумана Евгения Старожука. Подобные дела говорят о проблемах – не только в сфере образования, но и в других институтах российского общества.

Во-первых, низкий объем финансирования системы образования на всех уровнях со стороны государственного бюджета. Это приводит к тому, что в условиях недостатка средств руководителям организаций приходится принимать решения, содержащие признаки состава преступления, но фактически направленные на решение реальных проблем учреждения. Например, директор школы при плачевном состоянии ее здания иногда принимает решение об организации финансирования процесса ее ремонта за счет средств, полученных незаконным путем, так как другого выхода у него в такой ситуации может не быть.

Стоит отметить и крайне низкий объем получаемых денежных компенсаций учителями, преподавателями и должностными лицами в сфере дошкольного, школьного, среднего специального и высшего профессионального образования, что создает вполне понятные соблазны и коррупционноемкую нишу для данной категории лиц. Это не только проблема сферы образования – аналогичную ситуацию можно наблюдать в системе здравоохранения. Части учителей повысили зарплаты за счет президентских указов и реализуемых на их основе федеральных программ, но общее состояние финансового положения учителей остается неудовлетворительным, особенно на фоне падения реальных доходов населения. Такое положение дел создает благоприятные условия для разного рода нарушений.

Конечно, далеко не все преступления в сфере образования связаны с недостатком финансирования и вызваны благими намерениями. Встречаются и вполне стандартные хищения бюджетных средств. Но и здесь можно выделить условия, которые делают совершение этих преступлений возможным. Так, расходование средств в сфере образования носит недостаточно прозрачный характер. В связи со слиянием многих образовательных учреждений отследить траты стало еще сложнее, так как в теории это делалось для совершенствования системы, а на практике породило большую путаницу в бухгалтерии и документации организаций.

Также можно говорить и о непрозрачности вступительных испытаний. В настоящий момент в России низкая техническая проработка экзаменов и тестирований, что создает условия для коррупционных нарушений. В ситуации, когда результат слишком сложно предугадать, многие предпочитают «купить» место в ВУЗе. Другой момент – «помощь» на экзаменах. Опять же, при хорошем техническом уровне испытаний это было бы, если не невозможно, то хотя бы крайне затруднительно. Сейчас «обмануть систему» довольно просто, особенно, если заплатить правильному человеку.

В качестве благодатной почвы для коррупционных преступлений в сфере образования можно отметить и общий низкий уровень подготовки поступающих в то или иное образовательное учреждение. Недостаточно подготовленные выпускники школ и их родители всегда потенциально готовы стимулировать соответствующее должностное лицо для поступления в престижный ВУЗ. С этим тесно связана и другая проблема, но более общего характера – высокий уровень толерантности российского общества к коррупции как явлению.

Среднестатистический россиянин готов по общему правилу сделать подарок/ «дать на лапу» любому имеющему соответствующие полномочия человеку за разрешение того или иного вопроса в свою пользу. Поэтому и решение проблемы нарушений в образовании должно быть комплексным – надо не только повышать прозрачность расходования бюджетных средств в этой сфере и совершенствовать сдачу испытаний в техническом плане, но и повышать неприятие коррупции обществом.

Я уже подключен к некоторым профильным процессам в данной сфере, направленных на борьбу с коррупцией, в частности, в рамках работы с Комитетом Государственной Думы ФС РФ по безопасности и противодействию коррупции.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире