Как писал в посте от 13 ноября, недавно я побывал в Израиле, где встретился с сотрудниками силовых ведомств занимающихся безопасностью, которые рассказали о мерах противодействия терроризму. И вот какими соображениями в связи с этим я бы хотел поделиться со своими читателями.

Для начала несколько цифр, которые не нуждаются в комментариях.

2001 г. – 55 терактов (868 раненых, 119 погибших);

2002 г. – 63 теракта (1700 раненых, 334 погибших);

2009 г. – 8 терактов (10 ранено, 5 погибло);

2010 г. – 5 терактов (5 ранено, 5 погибло).

Как видим, именно сухая статистика наиболее красноречиво говорит сама за себя.

Достаточно перечислить лишь некоторые принципы противодействия террору ближневосточного государства, чтобы понять, что и России есть чему поучиться у этой страны, накопившей за долгие годы борьбы по-своему уникальный опыт. Ранее мы пренебрегали им из идеологических соображений. Теперь таких препятствий нет.

Вывод первый. Борьба с рассадниками терроризма, должна проводиться без каких— либо ограничений по месту и времени. Российской Федерации еще предстоит научиться защищать жизни своих граждан в любом уголке земного шара, где они подверглись опасности. Повторю, в любой точке мира. Классический пример адекватного ответа Израиля – ликвидация всех участников группировки «Черный сентябрь» (которых последовательно уничтожали на территории других государств, несмотря на многочисленные протесты).

Наши спецслужбы проводят мероприятия в этом направлении, но выходит пока куцо. Например, ликвидация в Катаре (где он чувствовал себя в полной безопасности) одиозного идеолога чеченского сепаратизма Зелимхана Яндарбиева, где президенту пришлось просить об освобождении осужденных сотрудников российских спецслужб. Да, не все выходит гладко, но мировая общественность в целом с пониманием относится к таким решительным действиям.

Можно долго и скорее всего, безуспешно, спорить о пределах допустимых мер в отношении подозреваемых в терроризме (именно подозреваемых, поскольку установить истину может только суд с участием защиты). Пытаться взять живыми, чтобы довести дело до гласного процесса? Перевербовать, и тем самым попытаться проникнуть в глубину бандподполья, действительно глубоко и серьезно законспирированного? Серьезно снижать сроки и даже освобождать от наказания за реальную информацию, которая поможет обезвредить главарей? Или просто уничтожать на месте при малейшем намеке на сопротивление? Однозначных рецептов нет.

Еще более остро стоит вопрос ответственности (моральной, материальной, юридической) родных и близких террористов.

Представляю, сколько гневных откликов может вызвать предложение о том, чтобы за действия террористов отвечали и те, кто поил их, кормил, покрывал, жил с ними под одной крышей (по сути, речь об обычных пособниках). Оправданна ли такая мера, как, например, снос их домов (то есть воздействие через семью и клан)? Ответьте на этот вопрос сами.

Израиль идет на такой шаг.

А что у нас? Да, родственники террористов граждане Российской Федерации (это заставляет придерживаться правового поля). Однако ситуации, согласитесь, абсурдна: «шахидка» подрывается в столичном метрополитене, убивая и калеча невинных людей, а ее отец, сидя у себя дома, спокойно принимает поздравление односельчан. Такого не должно быть в принципе! Близкие убийц обязаны разделять ответственность за действия тех, кого воспитали. Особенно это касается кавказского менталитета. Ведь патриархальность и почитание старших там никто еще не отменял.

Не секрет, что в Израиле прибегают и к еще одному неоднозначному приему – трупы террористов исповедующих ислам хоронят, зашивая предварительно в свиные шкуры, тем самым ставя под сомнение главную мотивационную составляющую поведения смертников – «скорую встречу с Аллахом». Потенциальные террористы и их семьи хорошо осведомлены о подобной практике, что наверняка удерживает от крайних шагов немалое число тех, кто готов совершить акт самопожертвования «Во имя… » Во имя чего убивают беззащитных женщин и детей в школах и больницах? Считаю, что Россия вполне может перенять такой опыт, ведь мы уже перестали выдавать трупы преступников родным. Места их захоронений содержатся в тайне. Снова «нарушаем права человека»? Как не считать возгласы пособников терроризма, раздающиеся в подобной ситуации аморальными и кощунственными?

Если сравнивать с Израилем, то работа по борьбе с пропагандой терроризма в целом на Северном Кавказе (Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария) ведется у нас пока значительно менее эффективно (чему есть свои причины, но о них как-нибудь в следующий раз). Исключением является Чеченская Республика, что сделало ее самой «спокойной» страной в регионе.

Что касается непосредственно действий спецслужб, то израильтяне дадут фору любому государству в использовании новейших достижений науки и техники. В ход идет все – взрывающиеся в руках у террористов сотовые телефоны, «умные» ракеты «воздух-земля», слежение за боевиками с военно-разведывательных космических спутников. Также не так давно там сконструировано устройство, способное на расстоянии определять взрывчатку.

В этом плане мы тоже кое-чему научились в последнее время. На слуху уничтожение спецслужбами Шамиля Басаева, нейтрализованного при помощи грамотно заминированного грузовика, перевозившего оружие для незаконных формирований, и ликвидация во многом знаковой фигуры – иорданца Хаттаба (известен под кличкой Черный араб) посредством письма, обработанного специальным ядом.

Важный психологический фактор борьбы с террором – полная поддержка израильским общественным мнением действий спецслужб и спецподразделений. Понимание бескомпромиссности и нужности этой борьбы. Отсутствия ее альтернативы. То, что себе позволяют в России некоторые «умники», в Израиле невозможно в принципе. Ведь подобная работа действительно не делается в «белых перчатках». Спецназ окружен заслуженным героическим ореолом.

У нас, в России, как выяснилось, некоторые путают Группу «А» и ОМОН! А уровень доверия к спецслужбам, мягко говоря, низкий. Хотя общество должно понимать одну простую вещь: чтобы бороться с терроризмом эффективно, с ним должны бороться все, а не только те, кто призван к этому по долгу службы.

Но продолжу повествование.

В Израиле сформирована разветвленная система охраны объектов. Отличительная особенность – тотальный досмотр людей, личных вещей и сумок при входе во все государственные учреждения, больницы, торговые центры, вокзалы.

Каждый шофер автобуса вооружен пистолетом и осматривает салон в конце маршрута. У водителя есть право не пустить внутрь подозрительно ведущего себя человека. По вагонам поездов постоянно циркулируют проверяющие. Такова цена безопасности. Но это того стоит.

Довелось наблюдать тщательный контроль входящих и несколько рубежей проверок в аэропорту «Бен-Гурион». Еще более строгая фильтрация – перед посадкой на рейсы израильской авиакомпании El Al не только в Израиле, но и во всех городах мира, откуда совершаются рейсы. Эффект поразителен.

С 1968 г. террористам ни разу не удалось угнать самолет El Al или причинит вред пассажирам. Заслуженно считается, что это самая безопасная авиакомпания в мире. Даже 11 сентября 2001 г., когда США и многие другие страны мира запретили посадку самолетов в своих аэропортах из-за страха перед террористами, для El Al было сделано исключение.

Но каково отношение простых людей в Израиле к постоянным досмотрам и прочим неудобствам, связанным в первую очередь с обеспечением их безопасности? Совершенно адекватное и уважительное: израильтяне понимают, что государству на них не наплевать, оно думает, как сохранить жизни граждан, идет на значительные расходы. И что удивительно, каждый гражданин уверен в том, что все что происходит в Израиле находится под контролем спецслужб, и они этим довольны. Все знают, что в Израиле действует колоссальная агентурная сеть. Все это вселяет в людей уверенность.

А теперь стоит вспомнить, сколько непонимания и конфликтов происходит в России, например, на массовых мероприятиях, в аэропортах – когда возникает необходимость в усилении мер безопасности. Для эффективной борьбы с терроризмом проверки должны быть очень тщательными и для всех, даже если это доставляет кому-то неудобства. Никаких компромиссов допускать нельзя. Мы знаем, что две террористки смогли уничтожить два самолета только потому, что им помогли некие «сердобольные» люди.

Срабатывает стереотип – пока гром не грянет, не перекрестимся. Начинаем ставить домофоны и посменно охранять подъезды только после взрывов домов. Затем благодушие побеждает и все возвращается на круги своя. Усиливаем патрули в метро после драматических событий… Но также на очень небольшой период времени.

Аксиома – разрабатывать серьезные системы и методы безопасности нужно «чтобы не было», а не «потому что уже было».

Положение Израиля внутри плотного кольца не очень дружественно настроенных арабских стран настолько закалило его народ и силовые ведомства, что он занимает первые места по уровню обеспечения безопасности и разработке методов борьбы с террором.

Готовы ли россияне к повышенным мерам безопасности – тем, которые «сделают жизнь менее комфортной»?

Но в любом случае, люди должны быть убеждены, что ситуация находится под контролем властей и не остается ничего, как относиться к этому с соответствующим терпением и пониманием.

Судя по всему, борьба предстоит долгая и жестокая. Мир полон противоречий и нестабильности. Нам не остается ничего другого, как перенимать чужой опыт, адаптировать к нашим национальным условиям, чтобы учится не на своих ошибках, а на чужих.

Наверное, назрело время не только для полноценного обмена между нашими спецслужбами, но и проведения совместных операций. Тем более что враг у нас один – международный терроризм.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире