Что-то странное происходит в отечественной экономике. Только на прошлой неделе было объявлено о том, что российская экономика растет уже 13 кварталов подряд (то есть более трех лет). А на этой неделе аналитическое агентство IHS Markit огласило результаты исследований, согласно которым оптимизм бизнеса в России снизился до минимума за три года.


Если исходить из этих ножниц, то получается, что чем ниже оптимизм бизнеса, тем стабильнее рост экономики. А если серьезно, то тот факт, что и компании сферы промышленности, и компании сферы услуг предвидят ухудшение ситуации из-за низкого спроса и ухудшения делового климата является крайне тревожным сигналом опасности.


То, что спрос не просто низок, а еще и продолжает снижаться подтверждают данные ежеквартального опроса Сбербанка «Потребительский индекс Иванова», согласно которому траты россиян на продукты питания во втором квартале 2019 года составили почти 39%. Вот тут уж реальные ножницы — в первом полугодии текущего года продовольственная инфляция составила 5,9%, а реальные доходы населения только в первом квартале сократились на 2,3%. Если к затратам на продукты добавить расходы 15,5% — на коммуналку, 10% — одежду, 7,1% — медицину и 6,6% — погашение кредитов (а это все постоянные расходы), то остается примерно пятая часть средств, которые тоже расходятся у населения быстро. И очевидно, что в условиях обеднения населения и вымывания среднего класса производить и сбывать продукцию просто некому. Россияне и так в долгах как в шелках — средний объем задолженности по оценкам Сбербанка составляет  — 260 тысяч рублей на человека.


Отсюда и микроскопические ожидания роста деловой активности российских компаний в июне 2019 года — 15%. В переводе на русский это означает, что 85% отечественных компаний не верят в рост деловой активности. При этом 31% российских компаний ожидают низкую деловую активность в долгосрочной перспективе, в то время как в странах с развивающейся экономикой среднее значений ожиданий того, что «все будет плохо» есть только у 18% компаний.


Число российских компаний, которые планируют расширить штат сотрудников в ближайший год, снизилось до 6% (что является самым низким показателем с февраля 2016 года). И это совсем не значит, что оставшиеся 94% компаний не планируют в ближайший год сократить свой штат. Это к вопросу о новых рабочих местах.


Что же делать в этих условиях? Шаги должны быть реальными, а не формально-затратными. Вот давайте возьмем для примера план мероприятий «Трансформация делового климата», направление «Развитие человеческого капитала», раздел «Ожидаемые результаты». Читаем: «повышена вариативность форм занятости граждан, в том числе законодательно закреплен механизм предоставления персонала для организаций, не являющихся частными агентствами занятости». Краткий перевод – деньги просто распилят, ибо ничего конкретного никто не обещал.

Можно конечно раздавать бюджетные миллиарды «Синергиям» на пропаганду бизнеса среди школьников. Но вы зайдите в любую школу, в любой старший класс – они там уже как таблицу умножения выучили, что кроме как чиновником в стране не выжить – столько десятилетий их рекламируют в реальной жизни.


А если действительно исходить из тех угроз для роста бизнеса, по мнению российских компаний-респондентов, включая сложные условия для малого и среднего бизнеса, и рост налоговой нагрузки на фоне нехватки капитала и менее стабильной прибыли, то надо эти условия упростить, и параллельно снизить налоговую нагрузку, наполняя бюджет с роста оборота. Сделать хоть что-то, чтобы бизнесу стало легче.


А критерий истины очень простой, как в пирамиде МММ, – сколько компаний за истекший период открылось, а сколько закрылось. Вот и вся вариативность.

 

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире