Вокруг самих пенсий и реформы пенсионной системы в России уже сломано столько копий, что становится ясно: разрубить этот Гордиев узел нужно как можно скорее.Собственно, это и было сделано сегодня президентом на совещании в Ново-Огареве, когда он однозначно поддержал законопроект о пенсионной системе, предложив, при этом, отложить его введение до 1 января 2014г. Решение заслуживает уважение как волевое и однозначное, перенос же срока вступления закона в силу воспринимается как вынужденный: ведь еще в сентябре нынешнего года правительству Дмитрия Медведева президент Путин дал поручение, вернее, четкое указание — продумать варианты сокращения накопительной части пенсий с 6 до 2% уже в этом году, для того, чтобы новая система начала действовать со следующего года.

Однако, по всей видимости, «тусовочно-дискуссионный режим» работы правительства не позволил его членам ни принять единую точку зрения,ни выработать соответствующие рекомендации, которые могли бы удовлетворить, как президента, так и пенсионеров: воз, что называется, и ныне там, несмотря на вышедшие сроки исполнения поручения.

Вице-премьер Ольга Голодец и подведомственное ей Минтруда уже разработали соответствующие нормативы, а правительство – все ждет «у моря погоды», причем, или не объясняя причин вообще, или ссылаясь на какую-то дискуссию, которая ведется между заинтересованными ведомствами.

У стороннего наблюдателя вообще, в этой связи, складывается впечатление, что ведомства заинтересованы больше как раз вести эту дискуссию, чем решать сам вопрос.

Но не будет думать о плохом: скорее всего, речь действительно идет о непопулярности предлагаемых мер (снижения уровня накопительной части пенсии), что может отразиться на рейтинге первых лиц исполнительной вертикали, в последнее время и так часто находящемся в «красной зоне».

Такую нерешительность Медведева («Ведомости» приводят слова источника в аппарате правительства, что «сначала планировалось, что письмо уйдет за подписью премьера, но он почему-то передумал») можно объяснить вполне прозаически: глава правительства планирует перенести всю полноту ответственности за принимаемое решение на президента РФ, сознательно или нет провоцируя его на резкие понуждающие действия в адрес исполнительной вертикали.Причем, в этом, с позволения сказать, проекте оказались задействованы и информационные ресурсы либерального толка, нагнетающие атмосферу форс-мажора и подчеркивающие субъективность принимаемого решения.

Ну, если в правительстве некому брать на себя ответственность, то ее, понятно, возьмет президент. Просто не стоит потом удивляться, что, когда в очередной раз будет подниматься  проблема эффективности управления, могут возникнуть и вполне определенные вопросы к такому «безответственному» кабинету министров.

Это, как красивая, но не всегда работающая зажигалка, она – не только аксессуар, но и вещь, необходимая в быту. Пару раз подведет – заменят.

Скорее всего, президент Путин ожидает от своего правительства не столько лояльности (кого сейчас ею удивишь?), сколько компетентности и профессионализма. Последний как раз и состоит в том, чтобы в указанные сроки предложить варианты решения поставленных задач и взять на себя ответственность за возможные последствия от предложенных решений.

В нашем случае, похоже, что решение о сокращении накопительной части пенсии, действительно непопулярное, но необходимое для оздоровления социально-экономических отношений  между государством и пенсионерами, в частности. В нынешнем виде Пенсионный фонд, при его дефиците, эффективно не действует (финансовая конъюнктура не та, расплывчата, недолговечна – а кому хочется рисковать «социальными деньгами»?), а большинство россиян своими сбережениями распорядиться не могут, складируя их под 2-3% годовых в ВЭБе. При этом, нагрузка на бизнес, особенно малый и средний, в виде значительных пенсионных отчислений велика, и лежат они, напомним, без движения.

Вот и получается, что, с течением времени сбережения граждан технически просто обесцениваются, так как ВЭБ хранит их в ликвидных пока бумагах — евро и долларах.

Однако все ведь понимают, что война евро и доллара, дефицит бюджета США и другие пресловутые факторы, в конце концов, неизбежно приведут к глобальной финансовой катастрофе, так что «лежащие» в банках деньги это – «мертвые» деньги.

Кстати,  в экспертном сообществе полагают, что такая нерешительность и, в некотором смысле даже инфантильность, правительства Медведева была нехарактерна для  кабинета Путина и, в результате, страна неплохо справилась с последствиями кризиса 2008 года. Пока же первое серьезное испытание продемонстрировало то, что «медведевцы» пока явно уступают «путинцам» в эффективности.

Подход к пенсионной системе, оптимизация ее параметров в данном случае важен, так сказать, в принципе: разговоры на заседаниях правительства можно разговаривать бесконечно долго, денег у пенсионеров от этого не прибавится, скорее – наоборот. Сейчас речь идет об эффективности работы управленческого аппарата, в нашем случае – правительства РФ и о его нежелании брать ответственность за принятие решения на себя, не знаю из каких уж соображений.

Такой подход к делу не был простителен даже в так называемые «тучные» годы бездефицитного бюджета, когда, как кажется, было достаточно времени для неторопливого обдумывания, просчета все возможных рисков и так далее.

В годы, когда нестабильная финансовая ситуация может обрушить не только стены, даже фундамент пенсионного здания в России, действовать необходимо оперативно и выбирать лучший вариант из, возможно, худших на сегодняшний день.

Однако глобальная экономическая неопределенность, похоже, перекинувшаяся на умы членов исполнительной вертикали, затягивает их малочувствительной в социальном смысле пленкой: хорошо просматривается склонность к бездействию из соображений «Авось само все рассосется!».

Это состояние умов членов нынешнего кабинета министров вполне может спровоцировать более решительное вмешательство верховной власти в процесс. Время, вероятно, еще не настало, но, вполне возможно, скоро настанет.

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире