Борьба с COVID-19 в городе продолжается, её никто не отменял. Да, ослабление режима оправданно, но готовность #1 сохранилась.
Городские власти зафиксировали плато, но «сходить» по нему мы будем, судя по всему, так сказать, рывками.
Повышение показателей смертности в мае, которое, кстати, никто не скрывает, технически связано с всплеском заболевших в апреле (тогда был пик, напомню). 92% из превышений были вызваны ковидом, что не является экстраординарными и соответствуют статусу угрозы.
Мэрия, кстати, публикует эти данные в открытом доступе, но тему, тем не менее, усиленно педалируют оппоненты, на мой взгляд, искусственно подогревая к ней интерес.
Аргументы, что «Москва неправильно считает», не могут быть приняты — используются методики ВОЗ и, к примеру, за май вообще все пневмонии в столице посчитали, так сказать, «ковидными».
Так что вопрос с транспарентностью учёта можно считать закрытым. Даже если всё превышение смертности посчитать «за ковид», то летальность за весь период преодоления угрозы составляет всего 4,2%, что в разы ниже, чем в других крупных городах.
Так, в Нью-Йорке она составила 12,4%, в Лондоне — 33,5%, Стокгольме – 16,7%, Мадриде – 16,7%.
Специфика ситуации диктует необходимость для медиа разогревать ситуацию, говоря о смертности и выстраивая разнообразные конструкции, ведь это влияет на рейтинги, это интересует читателей. А вот говорить и писать о количестве выздоровевших, видимо, не так интересно. Это публику не заводит.
Между тем, в Москве к сегодняшнему дню было вылечено уже порядка 65 тысяч тяжело больных пациентов. И в некоторых (западных) СМИ уже задаются вопросом — почему показатели смертности в России в частности, в Москве, ниже, чем в других странах и городах?
Дело в том, что в столице не прекращали оказывать разные виды медицинской помощи во время всего хода эмидемиологических процессов. И тем, кто в ней действительно нуждался и тем, кто поддался панической атаке…
Несмотря на рост нагрузки на московскую систему здравоохранения, у скорой были четкие критерии отбора больных. И для направления в больницу при подозрении на серьезное течение ковида эти критерии тоже были. В результате, удалось избежать перезагрузки системы, как это произошло в других странах.
В той же Германии, в Италии и в США госпитализировали только в тяжёлых и в крайне тяжёлых состояниях. В итоге — высокая летальность, так сказать, «на дому» — в Италии 50%, в Штатах — 25%.
В Москве весь период держали резерв и запас коек, в результате, реанимационные койки вообще были задействованы на две трети только. Город готовился к ухудшению ситуации, но этого, слава Богу, не произошло.
Перепрофилированные дополнительно больницы сейчас возвращаются к нормальному функционалу, а новые госпитали также готовы принимать больных. Ак что, судя по статистике смертности, все действия были оправданны и, что называется, сработали.
Теперь же мы ждём от городских властей эффективного использования нового фонда с целью улучшить ординарное неэпидемиологическое медобслуживание.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире