14:16 , 08 декабря 2012

Кого лечить? (по следам выступления Мищенко)

Волна споров и возмущения поднялась после интервью члена Общественной палаты Максима Мищенко — http://www.city-n.ru/view/316598.html. Много разного интересного было в этом интервью, но наибольшее возмущение общественности вызвало заявление Мищенко о том, что лучше не тратить большие государственные деньги на лечение очень тяжёлых и бесперспективных больных, а направить их на  лечение людей, «которых быстро можно вернуть в строй».

Не буду сейчас обсуждать сам факт этого заявления и его морально-этическую составляющую, тем более, что Мищенко и «Известия» спорят о правдивости сказанного. Меня интересует немного другое. Сам того не желая Максим Мищенко затронул очень важную медицинскую тему: то, о чём он говорил как о проектах на будущее, существует и сейчас и «цветёт буйным цветом».

Что я имею в виду? Нынешняя российская медицина уже давно отвернулась от тяжёлых больных. Уже давно вольно или не вольно врачи предпочитают видеть своими пациентами «молодых и здоровых», а не стариков с набором разных болезней. Примеров тому масса — почти все жители Московской области знают, что «Скорая» там порой даже выезжать не будет, если её вызывают к человеку старше 65 лет.

Есть и совершенно доказанные факты, напимер, в близкой мне кардиологии. Проведённое несколько лет назад мной и моими коллегами исследование «Регистр острого коронарного синдрома РЕКОРД» (www.acs-registry.ru) показало, что в России есть явная тенденция к тому, чтобы более адекватно, правильно и полноценно лечить лёгких и молодых больных. А тяжёлые и старики гораздо реже получают адекватное лечение. При этом, было доказано, что полноценное лечение именно у тяжёлых больных приводит к наиболее хорошим результатам, к большему уменьшению летальности.

Споткнулись об эту российскую действительность и в Минздраве. Проводящаяся с 2008 года «Сосудистая программа», целью которой было снижение смертности от сердечно-сосудистых болезней путём насыщения больниц дорогостоящим оборудованием и выполнением у больных с инфарктом жизнеспасающих процедур. Программа выполняется, несметные деньги выделяются, процедуры проводятся. А эффект, мягко скажем, совсем не такой, каким должен был бы быть. Почему? Да всё потому же. Для проведения этих процедур предпочтительно отбираются больные помоложе, без осложнений, полегче. Чтобы, упаси Господь, не ухудшить результаты (в глазах вышестоящего начальства). Поэтому-то на официальных докладах врачи из разных городов торжественно докладывают о 100% проведении этих процедур, а в устных беседах сознаются, что «не всем», «не всегда», что есть отбор более лёгких больных. Но если лечить таким образом только молодых, то летальность снизится на не более, чем на 3-5%, а если всех, и особенно стариков — на 15-20% (http://www.athero.ru/record_page.htm).

Так что же, Мищенко оказывается прав? Оказывается, что отчасти, да. Сам того не ведая, он оказался прав в в том, что не в будущем, не потом, а уже сейчас, в современной России происходит разделение пациентов на бесперспективных и «хороших», на тех, кого не лечат, потому что тяжело и затратно, и тех, на кого тратить деньги легко и приятно.

Мищенко поднял волну. Может быть, воспользоваться этим для того, чтобы всем внимательно взглянуть на проблему. Уже сейчас.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире