alexeyerlikh

Алексей Эрлих

19 ноября 2018

F
В новостях написали, что «Минздрав подержал предложение экспертного совета при Правительстве ввести налог на продукты переработки красного мяса, к которым относятся колбасы и сосиски

Как у любой новости, у этой тоже есть две стороны. Давайте посмотрим на каждую. Светлая сторона. О том, что продукты из приготовленного красного мяса не полезны, говорят уже давно. Два года назад ВОЗ издало специальное предупреждение о том, что употребление колбас, сосисок и проч. связано с бОльшим риском развития злокачественных опухолей. Руководства, которые издают кардиологические научные сообщества, также рекомендуют ограничивать продукты из приготовленного мяса из-за их высокой жирности, содержания в них большой доли транс-жиров и связи с развитием сердечно-сосудистых заболеваний.  В этом контексте, решение Минздрава поддержать повышение цен на «колбасу-сосиски», конечно, правильное и прогрессивное. И министр даже может снова покрасоваться перед журналистами или президентом, рассуждая о тысячах сохранённых жизней. Однако, у это истории есть и…

...Тёмная сторона. Мне кажется, что поддерживая повышение цен на вредные продукты ради заботы о здоровье россиян, Миндрав должен быть очень последовательным, и должен ратовать за снижение цен на полезные продукты. Те, которые рекомендованы для ежедневного и/или частого употребления. Но что-то я не припомню ни одной инициативы Минздрава о снижении цен на нежирные молочные продукты, о снижении цен на рыбу, о снижении цен на продукты, не содержащие транс-жиров, о снижении цен на овощи и фрукты, на снижение цен на зерновые продукты, на хлеб из муки грубого помола. Вот было бы здорово, если… Но нет! Минздрав охотно поддержал пакетное предложение, в рамках которого цены на «колбасу-сосиски» могут быть подняты на 15%, а цены на красное мясо — на 130%! Но ведь люди покупают относительно дешёвые и так-себе-качественные сосиски именно потому, что цена на их более-менее безопасную альтернативу — красное мясо — порой невыносима для кошелька.

Да, кстати, уж если говорить о повышении цен на вредное… Минздрав как-то вяло и неохотно действует в отношении повышения цен на сигареты, например. Тут замминистра Олег Салагай недавно предложил повысить цену пачки на 10 копеек, сказав, что это станет важным ударом по карману подростков, стремящихся покупать сигареты. То есть, где это выгодно и безболезненно, чиновники Минздрава тут как тут с поддержкой, а где надо бороться с ведомственными интересами, тут же «под кусток и молчок».

Мне видится, что решение Минздрава поддержать предложение о повышении цен на «колбасу-сосиски» — это не борьба за здоровье граждан, это лишь часть корпоративной этики. И очень обидно и очень горько, что борьбой за здоровье чиновники прикрывают свои молопопулярные и недальновидные решения. И очень обидно, что последнее время у нас «Минздрав, что дышло» — готов любую мерзость обосновать борьбой за здоровье граждан. Тёмная сторона побеждает, кажется…

Во дни сомнений и тягостных раздумий о медицине и здравоохранении я часто ловлю себя на мысли о том, что порой для улучшения здоровья не только одного человека, но и здоровья населения города/страны, достаточно сделать совсем немного. И самый точный пример — борьба с артериальной гипертонией (гипертонической болезнью, повышенным артериальном давлением — называйте как хотите). Уже давно медики знают, что снижение верхнего (систолического) артериального давления (АД) в популяции на 2 мм рт.ст. связано со снижением смертности от инсульта на 10%, и смертности от инфаркта миокарда на 7%. И это очень и очень важно знать не только медикам, а всем нам. Особенно всем, живущим в России, которая среди европейских стран по распространённости гипертонии занимает 8-е место, а по смертности от сердечно-сосудистых заболеваний находится, к сожалению, в первой тройке. По данным российского исследования ЭССЕ-РФ у каждого третьего россиянина (33,8%) трудоспособного возраста (24-65 лет) есть гипертония. А по нашим собственным данным среди тех, кто её лечит медикаментами, 45% делают это недостаточно эффективно.

При этом, хорошо известно, что высокое АД — это самый мощный фактор, сокращающий жизнь! Что же нам надо знать про гипертонию и как с ней бороться?  Первое, АД на приёме у врача должно быть определено каждому человеку, начиная с 18 лет, и при нормальном его значении (менее 12080 мм рт.ст.) повторное измерение можно провести через 5 лет, а при значении до 130/85 мм рт.ст. — через 3 года. Второе, гипертонией считается значение АД выше 14090 мм рт.ст., и это требует обязательного врачебного контроля и лечения. Третье, лечение лёгкой гипертонии у людей с низким риском (этот риск определяет врач) не всегда требует приёма медикаментов.

При этом лечением называется изменение образа жизни — нормализация массы тела, прекращение курения, регулярная физическая активность, правильное питание. Четвёртое, большинству людей для нормализации АД и уменьшения риска инфаркта, инсульта, сердечной и почечной недостаточности требуется медикаментозное лечение. Оно должно быть постоянным и должно продолжаться даже тогда, когда давление нормализовалось. А что значит нормализовалось? Это значит, что при измерении АД в кабинете врача, оно у большинства людей должно быть меньше 13080 мм рт.ст. Ну и пятое, для контроля за цифрами АД порой требуется одновременный приём двух, трёх или четырёх препаратов. Я очень понимаю, что это неприятно и не удобно. Но ведь на другой чаше весов продление полноценной, активной и здоровой жизни.

И уверяю вас, оно того стоит!  Очень важно, что знания о том, что жить с высоким АД нельзя, что его нужно снижать, что нужно изменять образ жизни и принимать лекарства, эти знания каждый из нас должен доносить до своих близких и знакомых. Кстати, польза такого «сарафанного радио» или «бабушек у подъезда» имеет доказательную базу. В одном исследовании было показано, что в тех районах, где работники американских парикмахерских (барбершопов) не только стригла/брили своих клиентов с высоким АД, но и рассказывали им о необходимости приёма лекарств от гипертонии, о здоровом образе жизни, о том, что надо посещать врача, АД у клиентов было на 21 мм рт.ст. меньше, чем в тех районах, где парикмахеры просто стригли.

А ещё одно совсем свежее исследование (опубликовано 2 дня назад) показало, что с такой же силой на степень снижения АД влияет слово священника: у тех людей, которым священники давали советы по правильному образу жизни, было обнаружено дополнительное снижение АД по сравнению с теми людьми, которые говорили со священником только о душе.

Актуально ли всё это для России? Я считаю, что очень. У нас сила общественного слова огромна, и порой мнение соседей, старших по подъезду, общественных деятелей, да тех же священников, имеет гораздо большее значение, чем мнение участкового врача в поликлинике. Так надо этим воспользоваться. В этом отношении, как мне кажется, совсем не зазорно «совать свой нос в дела других», и убеждать соседей, знакомых и своих близких стремиться к тщательному контролю за артериальным давлением. Мы все должны жить дольше и лучше!

Меня всё время удивляют вот эти знаменательные Дни Чего-Нибудь. Как напоминание о чём-то важном нам, так легко всё забывающим. И вот сегодня — Всемирный день сердца! О чём же таком нам надо помнить в этот день? Какие такие пометки в нашей памяти этот день должен оставить до следующего Дня сердца?  Мне, как врачу-кардиологу, то есть, человеку с явным профессиональным смещением жизненных взглядов, хочется, чтобы каждый человек, начиная с сегодняшнего Дня сердца, смог бы дожить до следующего. Путь это не покажется циничным, но это действительно очень важно! Сегодня в России болезни сердца являются причиной почти половины всех смертей. И хотя доля их, по данным Росстата, немного снизилась за последние годы, эта динамика почти не коснулась людей трудоспособного возраста. Давайте посчитаем. Если не учитывать детей, то средний возраст взрослых россиян — около 55 лет. Среди 100 таких «средних» почти у 40 человек ожирение, 30 курят, у почти 50 — повышено артериальное давление, у 70 — повышен уровень холестерина в крови, а у 15 — диабет. Если оценить риск смерти от сердечно-сосудистых причин у «среднего россиянина» по стандартной шкале SCORE (https://medsoftpro.ru/kalkulyatory/kalkulyator-score.html), он окажется 5% за 10 лет. Это очень много! Это значит, что 1 из 200 «средних россиян», читающих этот текст, уже не прочитает текст про следующий День сердца!

Каждый человек должен сам стремиться быть здоровым! Сам знать об опасностях и рисках, связанных с болезнями сердца и сосудов! К сожалению, за долгие годы советского патернализма, мы так привыкли беззаботно греться под тёплым крылышком государства, что до сих пор не стремимся быть здоровее и жить дольше, часто думаем, что государство за нас позаботится о нас. Да оно так и делает. Но как часто бывает, делается это лишь затем, чтобы мы об этом знали. Государство довольно, что мы думаем, что оно о нас заботиться. И правда! Что ещё можно сказать о формальных и бессмысленных актах тотальной диспансеризации, когда людям по фиг, лишь бы их не дербанили, а государству тоже по фиг, лишь бы собрать статистику пришедших. А уж о том, что у половины этих пришедших надо активно вмешиваться в их здоровье, активно бороться с факторами риска инфаркта и инсульта, уже почти никто и не думает. 

Или борьба с курением! Государство приняло «антитабачный» закон и успокоилось. И его уже не очень беспокоит, что ни одно полезное дело не делается только лишь запретами, что число курящих почти не сокращается, что настоящих противотабачных мер в России так и не появилось. Мы спокойно смотрим, как крутят по ТВ рекламу аспирина, этого «защитника для сердца». Хотя всему медицинскому миру давно известно, что людям без инфаркта миокарда, инсульта, стенокардии и некоторых других болезней, аспирин принимать не надо. Польза от него сомнительная, а риск кровотечений, связанных с ним, очевидный. При этом 4 из 5 человек, принимающих аспирин, делают это без каких-либо показаний. Зато многие люди, которым нужны медикаменты для контроля за артериальным давлением, их непринимают. Хотя именно высокое АД — важнейший фактор для повреждения сердца и сосудов.

Я очень хочу, чтобы сегодняшний День сердца стал бы для вас важным днём, с которого бы вы начали важные изменения в своём здоровье! В помощи своему сердцу прожить до 120 лет. Бросьте курить (совсем, ведь даже 1 сигарета в день связана с высоким риском смерти)! Узнайте своё АД (оно должно быть менее 13080 мм рт.ст.) и свои уровни общего холестерина (<5,0 ммоль/л), липопротеидов низкой плотности (<2,5-3,0 ммоль/л) и глюкозы (<5,9 ммоль/л). Если ваши показатели выше этих значений, отправьтесь к врачу, чтобы спросить, что надо делать. Давайте себе дополнительную физическую активность (по 30 минут в день умеренных нагрузок) — это не напряжно, но очень важно. Старайтесь не досаливать вашу пищу (избыток соли способствует повышению АД), редко употребляйте в пищу т.н. «приготовленное» мясо (колбасы, сосиски, ветчину, замороженные полуфабрикаты и проч.), и чаще ешьте овощи, фрукты, рыбу, нежирные молочные продукты. Следите за весом и не давайте ему повышаться.

Всё это довольно просто. Всё это хорошо известно.  Но я готов писать и говорить об этом каждый день, потому что даже тогда, когда нет Всемирного дня сердца, мы должны быть защищены! Мы должны беречь себя, своих родителей, своих детей! Мы не должны ждать, когда кто-то о нас позаботится! С Днем сердца! С Днём здоровья!

Довольно интересная новость мелькнула сегодня в лентах и осталась почти незамеченной. Хочу обратить на неё ваше внимание и рассмотреть вообще немедицинскую новость глазами врача. Сегодня «Министр труда Максим Топилин пообещал в ближайшее время подписать приказ о пересмотре перечня запрещенных для женщин работ... В частности, снимаются ограничения на работы...на воздушном, морском, речном и железнодорожном транспорте, работы в качестве водителей большегрузных автомобилей и машинистов специальной техники»."Какое это отношение имеет к медицине?" — спросите вы наверняка. «А самое прямое» — отвечу я.  По моему глубокому убеждению, женщины должны составлять подавляющее большинство водителей автобусов, поездов, метрополитена,  трамваев (впрочем, трамваи и так часто водят женщины). Для работы на всех видах общественного транспорта (когда от водителя зависит жизнь многих десятков людей) женщины должны приниматься с явным предпочтением. И негативное понятие «женщина за рулём» здесь абсолютно не работает, так как женщина-профессионал — это во многом гарантия нашей с вами безопасности. Удивлены? Объясняю. Вы наверняка регулярно, читая/слушая разные новости нередко (а я бы сказал, что даже часто) наталкиваетесь на вот такое: «водитель автобуса с детьми умер за рулём», «машинист метро умер, управляя поездом», «смерть машиниста электрички чуть не привела к крушению поезда»... По моим прикидкам такие новости попадаются примерно раз в два месяца. И это очень часто! И вот именно это — внезапная смерть — является серьёзнейшей медицинской проблемой. Точнее и правильнее её называть термином «внезапная сердечная смерть» (sudden cardiac death), потому что основная причина таких несчастий — сердечная аритмия (обычно, желудочковая тахикардия и фибрилляция желудочков), приводящая к быстрой остановке сердца и смерти. Причиной такой аритмии иногда бывает острый инфаркт миокарда, а иногда она возникает и без инфаркта, но всегда — внезапно. Почти всегда — именно моментальная потеря сознания и остановка сердца становятся первыми проявлениями болезни. По данным учёных в России вот так внезапно умирает около 300тыс человек в год. Это, конечно, не только водители общественного транспорта. Это люди любых специальностей, любого возраста. Но самая большая частота таких внезвапых сердечных смертей приходится на вполне благополучных людей среднего, трудоспособного возраста — от 45 до 65 лет. И вот что важно, среди жертв — гораздо больше мужчин. Да и вообще заболевания сердца и сосудов у женщин в этом возрасте возникают куда реже, чем у мужчин. Внезапная сердечная смерть у здоровых трудоспособных мужчин 45-65 лет случается по разным данным от 2 до 7 раз чаще, чем у женщин того же возраста. В Москве на 100тыс жителей возникает 80 таких случаев у мужчин и 35 — у женщин. И вот именно к этим мужчинам среднего возраста, нередко имеющих дополнительные факторы риска (ожирение, курение, малая физическая активность, гипертония), мы спокойно садимся в автобусы, в метро, электрички, поезда дальнего следования. Мы садимся и не думаем о здоровье наших водителей и машинистов, об их рисках внезапных сердечно-сосудистых катастроф. Мы иногда вспоминаем, что водителей перед рейсом осматривают медики (а точнее, просто измеряют давление, да и то не всегда, да и не влияет это ни на что). И мы уж точно даже не догадываемся, что женщина-водитель и женщина машинист — это некая гарантия безопасности, это во много раз меньший риск аварии по причине внезапной потери сознания или смерти у водителя. И раньше для нас женщина за рулём автобуса была экзотикой, женщина-машинист абсолютной экзотикой, то я очень надеюсь, что решение Минтруда значительно повысит нашу с вами безопасность и вероятность не стать жертвами аварии из-за внезапной смерти водителя.

Сегодня довелось мне поучаствовать в  Круглом столе с кандидатом в мэры Москвы Сергеем Собяниным, на котором обсуждалось настоящее и будущее московского здравоохранения и медицины.

Это было, хотя и несколько формальное, но довольно интересное мероприятие, по которому, которое, как мне показалось, можно предположить, как будет развиваться здравоохранение города после сентября 2018 года.

В ходе беседы я попробовал тезисно записывать, основные идеи, которые высказывал С.С., и думаю, что могу рассказать о них и прокомментировать.

Начнём, пожалуй.

1)      Поликлиники. В работе поликлиник, как мне показалось не нужно ждать коренных изменений. Уже хорошо известно, что нынешнее московское руководство не поддерживает идею переноса нагрузки лечения в крупные клиники (агломерации стационар+поликлиника). Поэтому будут продолжены закупки нового оборудования в поликлиники города. С одной стороны, новое оборудование – это всегда хорошо, но с другой, надо вспомнить сколько было критики к прежним массовым закупкам, и к неэффективному использованию этого оборудования, когда дорогущие диагностические установки простаивали и из-за нехватки специалистов, и из-за режима работы поликлиник. И вот теперь то  закупленное оборудование будут менять. Надеюсь, что меняться будет и подход к  его использованию. Опять же, мне кажется, что концентрация медицинских возможностей в клинических агломератах более эффективна, чем «распыление» по  разным частям города, тем более, что понятие «в одной поликлинике» сейчас в  Москве очень размыто из-за того, что в одном административном подчинении находится несколько офисов и зданий.

Другое, о чём говорил С.С., касалось внедрению систем по контролю за работой в  поликлиниках «узких специалистов». Ну тот логично, раз система электронного контроля за участковыми терапевтами помогла сократить сроки ожидания приёма, то  это должно сработать и с этой части. Не берусь прогнозировать, как оно получится, но кажется, что гораздо более важно делать так, чтобы вся система оказания помощи была эффективной. И эффективность эта измеряется не столько временем ожидания, сколько чисто медицинскими аспектами работы врачей, которые в рамках существующей системы поликлиник работать эффективно могут не в полной мере.

Лично я абсолютно уверен, что нынешняя система амбулаторной помощи городу абсолютно не нужна, она высасывает деньги из бюджета и распыляет их в воздухе. Эта система должна быть коренным образом изменена – здания новых поликлиник должны строиться рядом с больницами, там же должны работать врачи (это уже не будут только  лишь врачи больницы или врачи поликлиники, это будут специалисты, которые комплексно и последовательно ведут пациента на всех этапах его лечения). Это и  для людей удобно – они будут точно знать адрес, куда идти лечиться, а не мотаться по филиалам поликлиник, курсируя от одного специалиста к другому. Надеюсь, что будущий мэр города всё-таки прислушается к этим советам.

2)      Диспансеризация. Это была очень важная тема разговора. И это не удивительно, ведь диспансеризация, как метод профилактики различных заболеваний до сих пор распространён и приветствуется и  в Москве, и в России. Также важно и интересно, что С.С. признал, что существовавшая в городе система диспансеризации привела к появлению массовых приписок и  обманных обследований. Будет ли в будущем эта система реформирована? Кажется, что есть надежда, что да. Это будет зависеть от того, что услышал кандидат в мэры на сегодняшней встрече, так как на ней были высказаны два (и во многом противоположные) мнения о том, какими должны быть диагностические обследования. Попытаюсь изложить это так, как я сам понял. Первое, это система чек-апов, то  есть, быстрых (за один день) профилактических обследований по разным направлениям, например, кардиологический чек-ап, онкологический чек-ап и проч. Сразу скажу, что мне кажется, что это та же диспансеризация (со всеми её  минусами – сейчас не будем об этом подробно), но только названная иначе, и под которую будут выделено больше денег, в первую очередь на информатизационную часть. При этом, как кажется, большой пользы не будет, так как нововведение может повысить удобство обследования, но не его глобальную эффективность. По-прежнему, большинство людей не очень заинтересованы в том, чтобы быть здоровее. И даже предложения повысить ответственность работодателей за здоровье работников ни к чему не приведут.

Я считаю более правильным для профилактики заболеваний прозвучавшее на круглом столе предложение по созданию системы простого отбора для проведения того или иного профилактического обследования. Такая система позволит, во-первых, быстро направить каждого человека на нужное ему профилактическое обследование исходя из его личных особенностей (в отличие от сегодняшней диспансеризации, которая почти  всех без разбора обследует по всем направлениям). Во-вторых, такая система будет экономить силы и время людей, а в-третьих, будет гораздо-гораздо более эффективна, так как позволит выявлять скрытые заболевания более прицельно, и станет значительно меньшей нагрузкой для городского бюджета. Проще говоря, если диспансеризация (или чек-ап) выявит одно заболевание, обследовав 1000 человек, а система целевого отбора – это же одно заболевание после обследование 100 человек.

3)      В ходе круглого стола С.С. сказал, как мне показалось, очень важную вещь о том, что в городе должна работать единая система медицинской информации, когда нажатием кнопки на компе врач в любой больнице или поликлинике увидит всю историю болезни пациента, все его обследования и эпикризы. Речь также идёт об электронных больничных листах и  электронных рецептах. Вот тут у меня нет никаких вопросов и замечаний – это обязательно должно быть. Всё-таки, 21-й век на дворе…

4)      Лично мою профессиональную заинтересованность высказали в ходе беседы главные врачи двух московских больниц – Д.Н.Проценко (больница Юдина) и С.С.Петриков (Склиф). Они (и я) говорили о необходимости обеспечения современными лекарствами пациентов с высоким риском развития инсульта из-за нарушения сердечного ритм (мерцательная аритмия), пациентов, перенёсших инфаркт миокарда и вмешательство на сосудах сердца. Многие эти препараты относительно дорогие, но у пациентов, которые их принимают, реже случаются смертельные осложнения. К  сожалению, несмотря на то, что все эти лекарства входят в «льготные списки», пациенты не могут их в полной мере получать за счёт города, и вынуждены либо покупать, либо принимать заведомо более опасные и менее эффективные препараты. Мы очень надеемся, что город в будущем найдёт возможности обеспечения своих жителей этими крайне важными лекарствами.

5)      Обо многом ещё говорилось на встрече с С.Собяниным – и об организации паллиативной помощи (кажется, благодаря Анне Федермессер, с этим становится лучше), о новшествах в московских роддомах (это тоже уже есть – знаю не понаслышке, так как сам работаю бок о бок с лучшим московским роддомом), о системе переквалификации врачей и об их  профессиональном уровне (на этот раз я абсолютно согласен с Л.М.Рошалем, который считает, что образовывать врачей должен не город и не мэр, а профессиональные сообщества, и хотя мэр не во всём согласился с мэтром, я очень надеюсь, что врачи будут объединяться и сами станут центром изменений качества лечения).

6)      О чём не удалось поговорить… Мне очень хотелось бы, чтобы врачей перестали преследовать уголовно за их работу, за врачебные ошибки и за неудачи в лечении. Я сожалею, что не сказал это сегодня, но уверен, что будет ещё возможность.


В целом, мне кажется, что с властью надо стремиться разговаривать. Надо убеждать. Надо доказывать. Нормальные руководители слышат, анализируют, обсуждают. А другие нам не нужны.



Бурные дебаты вокруг повышения пенсионного возраста, продолжительности жизни и проч. вызывают желание поговорить о системе здравоохранения в целом. Тема эта всегда жива, и если беседа выходит за рамки «развалили систему, всё плохо» или «мы растём, всё круто», то всегда становится провокационной.

Ну и я отчасти не избегу провокации, а сразу заявлю, что абсолютно уверен в том, что медицина для россиян должна быть платной. 

Ой, не спешите ругаться, и не спешите забивать камнями (всегда успеете)! Ясно же, что и сейчас медицина платная. Во-первых потому, что ничего-ничего не бывает бесплатным (даже за сыр в мышеловке кто-то заплатил), а во-вторых, каждый из нас в настоящее время и так оплачивает своё медицинское обслуживание (ну только не сам лично, а через работодателей, отчисляющих в фонды ОМС часть наших зарплат).

Государство, проявляя отцовскую заботу (можно сказать скучно-научно, патерналистски), взяло на себя заботу решать за нас, детей своих неразумных, куда и на какие расходы, связанные с охраной здоровья, тратить наши деньги. «Только бы не сами, только бы не сами», — испугано шептало государство, «сами они, идиоты, всё пропьют, и потратят на ерунду всякую, а потом будут требовать от нас бесплатной медицины по 41-й статье Конституции. Так что лучше им этих денег не давать!» Так рассуждало государство, а само тем временем, построило одноканальную эрзац-страховую систему здравоохранения, в которой, как в трясине, уже более 20 лет увязает наша медицина. 

Идеальной системы здравоохранения, как известно, не существует. У каждой есть плюсы и минусы. Но у любой нормальной системы здравоохранения есть два главных правила: 1) возможность граждан самим выбирать, как и сколько тратить на своё здоровье, и 2) финансовая защита государством своих граждан, не имеющих возможности платить — детей, пенсионеров и прочих (например, людей с редкими заболеваниями).

Увы, в нашей стране такого нет, и наша тотальная инфантильность в вопросах, касающихся собственного здоровья, заставляет нас до сих пор желать «бесплатного здравоохранения». Мы считаем нормальным необходимость платить за ЖКХ, за всякие госуслуги, за проезд в общественном транспорте, например, но не за своё здоровье. 

При этом, система платы за медицинские услуги концептуально мало чем должна отличаться от платы за общественный транспорт. Обратите внимание, каждый может выбирать наиболее удобные способы оплаты метро/трамвая/автобуса, а за «уязвимых» граждан платит государство. Можно выбрать один из множества типов проездных, комбинированных билетов, их сочетаний. Так, как во многих странах можно выбрать один из типов медицинских страховок, наиболее подходящий и наиболее удобный. Не купил проездной, оплати проезд у водителя. Нет страховки, плати наличными. 

Главное, чтобы у людей была возможность, самим принимать решения о плате за своё здоровье. Только тогда появится кровная карманная заинтересованность быть здоровым. И это может стать первым шагом к тому, чтобы российская система здравоохранения пойдёт по правильному пути, что вытянет себя из трясины.

Почему же государство отнимает у нас эту естественную потребность — быть ответственными за своё здоровье? За трамвай платить самим разрешает, а за медицину запрещает?

Наверное, потому что государству не нужны самостоятельные граждане.  Здоровые, кажется, тоже не очень…

Вчера на прямой линии с президентом в очередной раз возникла проблема очередной закрытой больницы в очередном маленьком российском городе. В прошлом году это был город Апатиты, в котором, как потом выяснилось, общая больница с соседним городом Кировском. В это году с подобной жалобой обратились жители Струнино Владимирской области.

В Струнино, то ли на ремонт, то ли насовсем закрыли больницу, закрыли детское отделение, и жителям городка (население 14 тыс), и жителям соседних населённых пунктов (ещё около 16 тыс) приходится ездить на неудобной электричке в больницу в город Александров.  Ужас? Бардак? Давайте разбираться.

Погуглим и узнаем, что путь от Струнино до Александрова на автомобиле нужно ехать около 20 минут и расстояние между городами 14 км. В Александрове живёт почти 50 тысяч человек, более того, вокруг него создана особая административная единица — Александровская агломерация.

А в Александрове есть довольно крупная ЦРБ — Александровская районная больница, есть также детская районная больница с поликлиникой и стационаром. И вся медицина г. Александрова, как кажется, заточена на то, чтобы оказывать помощь жителям соседних городов, в том числе и Струнино (менее 100 тыс. человек).

Так нужна ли больница в каждом маленьком городе, типа Струнино? Давайте прикинем. В полноценной многопрофильной больнице должно быть не менее 500 коек, и соответственно, более 500 сотрудников. Эти койки должны быть заполнены (иначе средства от ОМС не окупят работу больницы), или быть платными. Сотрудники должны где-то жить (есть в Струнино жильё для 500+ человек?) и получать хорошую (по прежним майским указам) зарплату (которую должна выплачивать местная администрация из местного бюджета, то есть из средств самих жителей).

Абсолютно ясно, что содержание полноценной больницы — это непосильная ноша для любой администрации любого маленького города. Непосильная, да и ненужная. Если соседняя полноценная (будем так считать) больница есть в 20 км, и людям неудобно ездить на электричках, то областная администрация должна сделать две простые вещи:

1) Говорить с людьми и объяснять им все свои действия, убеждать в их правоте, и 
2) Организовать нормальное движение автобусов, маршруток между городами, чтобы «далёкая больница в другом городе» оказалась в минутной доступности.

Наладить движение между городами гораздо дешевле и удобнее, чем содержать полноценную больницу! И людям будет это удобно. 

Кстати, в Москве, для жителя Северного округа ехать в больницу в Южном округе, куда дальше и дольше, чем жителю Струнино в Александров.  

Много неразумного и странного есть в нашем российском здравоохранении. Но кое-что одно в последнее время кажется мне совсем безумным идиотизмом, от которого надо как можно скорее избавляться. Это — специальные допуски к назначению наркотических препаратов. Они, как впрочем, как и многое полицейско-тюремное, что «накручено» вокруг медицинского использования наркотиков являются невероятным атавизмом отечественного здравоохранения. 

Допуск врача или медсестры к наркотикам — это особая процедура, повторяющаяся раз в пять лет, когда медиков осматривают психиатр и нарколог, после чего окончательное решение выносят аж в МВД (раньше, ФСКН). То есть, все эти странные и сложные инстанции нужны лишь для того, чтобы разрешить врачу в полной мере быть врачом. То есть, какой-то милиционер (ой, какой-то полицейский) решает, могу ли я помогать своим пациентам, или не могу.  При этом, огромная бюрократическая машина, призванная «регулировать» «оборот» наркотиков, на деле оказывается совершенно бесполезной. Во-первых, потому что хорошо известно, что медицинские наркотики почти никак не участвуют в привычном для понимания преступном наркотрафике (даже в странах, где нет таких полицейских мер), а во-вторых, существующие «строгие» правила соблюдаются обычно...как бы мягче сказать, более, чем формально.

И вот ещё интересно, почему такие строгости вокруг наркотиков? Что это за жупел такой? Почему, чтобы назначить пациенту наркотик, врач должен проходить сто контролей, а чтобы назначить, антибиотик, например, не должен? И почему за моим назначением морфия следит какой-то неграмотный дядя в погонах, а на мои назначения, например, антикоагулянта, или аспирина, или мельдония (чур меня!), всем в МВД по фигу? И это при том, что свободным назначением морфия врач может нанести гораздо меньше вреда, чем неправильным использованием многих других медикаментов.

Наркотики вызывают привыкание? У пациентов не вызывают. А не пациентам их не получить. И чтобы это работало, не нужны существующие у нас меры. Всё работает гораздо проще. Я абсолютно уверен, что дополнительный усиленный полицейский контроль за медицинским назначением наркотиков является абсолютным вредом! Что он бьёт по мозгам и рукам врачей, а в результате, по жизням пациентов. Уверен, что новый министр здравоохранения должен будет начать процесс тотального ослабления, а в результате, снятия избыточного контроля за назначением наркотиков, уравняв их в правах с большинством других препаратов! И от допусков или недопусков врачей к назначению наркотиков тоже надо избавиться.

Я никогда не писал открытых писем, но думаю, что именно  здесь и сейчас надо обратиться к депутатам Госдумы. Дорогие депутаты! 15 мая вы будете рассматривать в первом чтении законопроект об «американских антисанкциях» (уж простите за такое неофициально, но вполне понятное название). В этом документе, как всем хорошо известно, есть пункт, касающийся запрета на ввоз лекарственных препаратов и медикаментов, произведённых в США. Я, российский врач и гражданин, призываю вас убрать из этого законопроекта пункт о лекарствах!

Я понимаю, что текст документа предусматривает только запрет на те препараты, у которых есть в России аналоги, но и вам надо понимать, эта оговорка не позволит защитить тех пациентов, которые в силу разных обстоятельств вынуждены пользоваться только определенными препаратами, и не могут заменить их на другие. Важно, что это люди с тяжёлыми и редкими заболеваниями! Важно, что они могут погибнуть без своих лекарств, и даже те 90 наименований, которые не попадут под «антисанкции», могут не охватить весь спектр необходимых лекарств.

Ещё более важно, что «антисанкции», хотя и являются «антиамериканскими», ударят по нам, по гражданам России, по моим пациентам, по мне! Кроме того, в случае расширения «антисанкции» на другие страны (а законопроект это предусматривает) российская медицина может оказаться за той катастрофической чертой, к которой вы собираетесь её подвести. 

Ситуация с запретом на лекарства напоминает мне падающий воздушный шар, когда его пассажиры сбрасывают балласт, чтобы не упасть. Но вы, в случае принятия законопроекта, можете начать сбрасывать пассажиров. Я даже не хочу сейчас писать о том, что вводить любой запрет на любые лекарства — это бесчеловечно, и никакие государственные интересы не могут быть обоснованием для того, что ради них ставить под удар (даже пытаться это делать) больных людей. Так не поступали воины в честных битвах, но это позиция варваров, пиратов, людоедов!

Я ещё раз призываю вас, дорогие депутаты, не принимать законопроект об «антиамериканских антисанкциях», пока в нём есть пункт о лекарствах!

Я также призываю своих коллег, врачей, а также всех, кому небезразлична судьба российской медицины, присоединиться к моему призыву!

Будьте благоразумны и человеколюбивы!

Ну вот мы и дождались, что в Госдуме придумали включить в перечень ответных антиамериканских антисанкций лекарственные препараты, производимые в США. Тем самым депутаты предлагают закрыть для россиян доступ к американским препаратам, аналоги которых есть в России. Как и у любой истории, у этой есть эта сторона и другая. И давайте посмотрим на неё сначала с той, с другой стороны. Посмотрим и увидим, что идея депутатов проста и понятна: «мы запретим лишь то американское, что и так у нас есть, а значит граждане не пострадают».  Но такое «прикрытие» и такая «забота» о согражданах — это лишь улыбка дьявола, слабо скрывающая его звериный оскал. Дело в том, что текст этого законопроекта (https://echo.msk.ru/blog/echomsk/2183652-echo/) написан очень расплывчато, и совершенно не даёт возможности чётко сформулировать, что имеется в виду под формулировкой «лекарственные средства или лекарственные препараты, аналоги которых не производятся в РФ или других странах». Вот это вот «аналоги», уважаемые депутаты, это что? Те же химические формулы, но под другими торговыми названиями (дженерики) или просто похожие по действию препараты с другой химической формулой? Если это дженерики, то ещё есть шанс, что пациенты смогут получать более-менее приличное лечение. А если имеются в виду схожие по действию препараты, то в качественном лечении может быть сделан существенный шаг назад. Ведь современная фармацевтическая индустрия, это вовсе не штамповка витамино-пилюль, это сложнейшая технологиная наукоёмкая промышленность. И лидеры её (а американские компании — во многих сферах лидеры) делают лечение лучше, помогают врачам продлевать жизнь своих пациентов. В это отношении переход на препараты нелидеров — несомненный шаг назад. Теперь всё-таки, давайте поглядим на то, от чего предлагает отказаться россиянам Госдума. Посмотрите на список самых крупных американских фармкомпаний: Мерк, Abott, Eli Lilly, Jonson, Pfizer, Amgen… Это противоопухолевые препараты, антибиотики, антикоагулянты, гормоны, препараты от редких аутоиммунных заболеваний, средства для диагностики, медицинское оборудование. Многие из них уникальны и являются незаменимыми. Мы сегодня можем только гадать, как будет в будущем законе истолкован поиск «аналогов» этих препаратов, которые могут исчезнуть с российского рынка. И я уверен, что в этой истории для пациентов выпадет самая худшая карта. Вообще, смотря на всю эту ситуацию широко, я хочу сказать, что нет ничего удивительного в этом решении депутатов. Даже если в своих антисанкциях они «защитили» людей, просто факт, что этим людям приходит в голову ограничить для своих избирателей выбор возможных лекарств, говорит об их абсолютной моральной неполноценности и непорядочности. Принятие этого закона будет ударом по пациентам, по врачам, очередным ударом по простым людям.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире