alexeyerlikh

Алексей Эрлих

07 июля 2018

F


Бурные дебаты вокруг повышения пенсионного возраста, продолжительности жизни и проч. вызывают желание поговорить о системе здравоохранения в целом. Тема эта всегда жива, и если беседа выходит за рамки «развалили систему, всё плохо» или «мы растём, всё круто», то всегда становится провокационной.

Ну и я отчасти не избегу провокации, а сразу заявлю, что абсолютно уверен в том, что медицина для россиян должна быть платной. 

Ой, не спешите ругаться, и не спешите забивать камнями (всегда успеете)! Ясно же, что и сейчас медицина платная. Во-первых потому, что ничего-ничего не бывает бесплатным (даже за сыр в мышеловке кто-то заплатил), а во-вторых, каждый из нас в настоящее время и так оплачивает своё медицинское обслуживание (ну только не сам лично, а через работодателей, отчисляющих в фонды ОМС часть наших зарплат).

Государство, проявляя отцовскую заботу (можно сказать скучно-научно, патерналистски), взяло на себя заботу решать за нас, детей своих неразумных, куда и на какие расходы, связанные с охраной здоровья, тратить наши деньги. «Только бы не сами, только бы не сами», — испугано шептало государство, «сами они, идиоты, всё пропьют, и потратят на ерунду всякую, а потом будут требовать от нас бесплатной медицины по 41-й статье Конституции. Так что лучше им этих денег не давать!» Так рассуждало государство, а само тем временем, построило одноканальную эрзац-страховую систему здравоохранения, в которой, как в трясине, уже более 20 лет увязает наша медицина. 

Идеальной системы здравоохранения, как известно, не существует. У каждой есть плюсы и минусы. Но у любой нормальной системы здравоохранения есть два главных правила: 1) возможность граждан самим выбирать, как и сколько тратить на своё здоровье, и 2) финансовая защита государством своих граждан, не имеющих возможности платить — детей, пенсионеров и прочих (например, людей с редкими заболеваниями).

Увы, в нашей стране такого нет, и наша тотальная инфантильность в вопросах, касающихся собственного здоровья, заставляет нас до сих пор желать «бесплатного здравоохранения». Мы считаем нормальным необходимость платить за ЖКХ, за всякие госуслуги, за проезд в общественном транспорте, например, но не за своё здоровье. 

При этом, система платы за медицинские услуги концептуально мало чем должна отличаться от платы за общественный транспорт. Обратите внимание, каждый может выбирать наиболее удобные способы оплаты метро/трамвая/автобуса, а за «уязвимых» граждан платит государство. Можно выбрать один из множества типов проездных, комбинированных билетов, их сочетаний. Так, как во многих странах можно выбрать один из типов медицинских страховок, наиболее подходящий и наиболее удобный. Не купил проездной, оплати проезд у водителя. Нет страховки, плати наличными. 

Главное, чтобы у людей была возможность, самим принимать решения о плате за своё здоровье. Только тогда появится кровная карманная заинтересованность быть здоровым. И это может стать первым шагом к тому, чтобы российская система здравоохранения пойдёт по правильному пути, что вытянет себя из трясины.

Почему же государство отнимает у нас эту естественную потребность — быть ответственными за своё здоровье? За трамвай платить самим разрешает, а за медицину запрещает?

Наверное, потому что государству не нужны самостоятельные граждане.  Здоровые, кажется, тоже не очень…

Вчера на прямой линии с президентом в очередной раз возникла проблема очередной закрытой больницы в очередном маленьком российском городе. В прошлом году это был город Апатиты, в котором, как потом выяснилось, общая больница с соседним городом Кировском. В это году с подобной жалобой обратились жители Струнино Владимирской области.

В Струнино, то ли на ремонт, то ли насовсем закрыли больницу, закрыли детское отделение, и жителям городка (население 14 тыс), и жителям соседних населённых пунктов (ещё около 16 тыс) приходится ездить на неудобной электричке в больницу в город Александров.  Ужас? Бардак? Давайте разбираться.

Погуглим и узнаем, что путь от Струнино до Александрова на автомобиле нужно ехать около 20 минут и расстояние между городами 14 км. В Александрове живёт почти 50 тысяч человек, более того, вокруг него создана особая административная единица — Александровская агломерация.

А в Александрове есть довольно крупная ЦРБ — Александровская районная больница, есть также детская районная больница с поликлиникой и стационаром. И вся медицина г. Александрова, как кажется, заточена на то, чтобы оказывать помощь жителям соседних городов, в том числе и Струнино (менее 100 тыс. человек).

Так нужна ли больница в каждом маленьком городе, типа Струнино? Давайте прикинем. В полноценной многопрофильной больнице должно быть не менее 500 коек, и соответственно, более 500 сотрудников. Эти койки должны быть заполнены (иначе средства от ОМС не окупят работу больницы), или быть платными. Сотрудники должны где-то жить (есть в Струнино жильё для 500+ человек?) и получать хорошую (по прежним майским указам) зарплату (которую должна выплачивать местная администрация из местного бюджета, то есть из средств самих жителей).

Абсолютно ясно, что содержание полноценной больницы — это непосильная ноша для любой администрации любого маленького города. Непосильная, да и ненужная. Если соседняя полноценная (будем так считать) больница есть в 20 км, и людям неудобно ездить на электричках, то областная администрация должна сделать две простые вещи:

1) Говорить с людьми и объяснять им все свои действия, убеждать в их правоте, и 
2) Организовать нормальное движение автобусов, маршруток между городами, чтобы «далёкая больница в другом городе» оказалась в минутной доступности.

Наладить движение между городами гораздо дешевле и удобнее, чем содержать полноценную больницу! И людям будет это удобно. 

Кстати, в Москве, для жителя Северного округа ехать в больницу в Южном округе, куда дальше и дольше, чем жителю Струнино в Александров.  

Много неразумного и странного есть в нашем российском здравоохранении. Но кое-что одно в последнее время кажется мне совсем безумным идиотизмом, от которого надо как можно скорее избавляться. Это — специальные допуски к назначению наркотических препаратов. Они, как впрочем, как и многое полицейско-тюремное, что «накручено» вокруг медицинского использования наркотиков являются невероятным атавизмом отечественного здравоохранения. 

Допуск врача или медсестры к наркотикам — это особая процедура, повторяющаяся раз в пять лет, когда медиков осматривают психиатр и нарколог, после чего окончательное решение выносят аж в МВД (раньше, ФСКН). То есть, все эти странные и сложные инстанции нужны лишь для того, чтобы разрешить врачу в полной мере быть врачом. То есть, какой-то милиционер (ой, какой-то полицейский) решает, могу ли я помогать своим пациентам, или не могу.  При этом, огромная бюрократическая машина, призванная «регулировать» «оборот» наркотиков, на деле оказывается совершенно бесполезной. Во-первых, потому что хорошо известно, что медицинские наркотики почти никак не участвуют в привычном для понимания преступном наркотрафике (даже в странах, где нет таких полицейских мер), а во-вторых, существующие «строгие» правила соблюдаются обычно...как бы мягче сказать, более, чем формально.

И вот ещё интересно, почему такие строгости вокруг наркотиков? Что это за жупел такой? Почему, чтобы назначить пациенту наркотик, врач должен проходить сто контролей, а чтобы назначить, антибиотик, например, не должен? И почему за моим назначением морфия следит какой-то неграмотный дядя в погонах, а на мои назначения, например, антикоагулянта, или аспирина, или мельдония (чур меня!), всем в МВД по фигу? И это при том, что свободным назначением морфия врач может нанести гораздо меньше вреда, чем неправильным использованием многих других медикаментов.

Наркотики вызывают привыкание? У пациентов не вызывают. А не пациентам их не получить. И чтобы это работало, не нужны существующие у нас меры. Всё работает гораздо проще. Я абсолютно уверен, что дополнительный усиленный полицейский контроль за медицинским назначением наркотиков является абсолютным вредом! Что он бьёт по мозгам и рукам врачей, а в результате, по жизням пациентов. Уверен, что новый министр здравоохранения должен будет начать процесс тотального ослабления, а в результате, снятия избыточного контроля за назначением наркотиков, уравняв их в правах с большинством других препаратов! И от допусков или недопусков врачей к назначению наркотиков тоже надо избавиться.

Я никогда не писал открытых писем, но думаю, что именно  здесь и сейчас надо обратиться к депутатам Госдумы. Дорогие депутаты! 15 мая вы будете рассматривать в первом чтении законопроект об «американских антисанкциях» (уж простите за такое неофициально, но вполне понятное название). В этом документе, как всем хорошо известно, есть пункт, касающийся запрета на ввоз лекарственных препаратов и медикаментов, произведённых в США. Я, российский врач и гражданин, призываю вас убрать из этого законопроекта пункт о лекарствах!

Я понимаю, что текст документа предусматривает только запрет на те препараты, у которых есть в России аналоги, но и вам надо понимать, эта оговорка не позволит защитить тех пациентов, которые в силу разных обстоятельств вынуждены пользоваться только определенными препаратами, и не могут заменить их на другие. Важно, что это люди с тяжёлыми и редкими заболеваниями! Важно, что они могут погибнуть без своих лекарств, и даже те 90 наименований, которые не попадут под «антисанкции», могут не охватить весь спектр необходимых лекарств.

Ещё более важно, что «антисанкции», хотя и являются «антиамериканскими», ударят по нам, по гражданам России, по моим пациентам, по мне! Кроме того, в случае расширения «антисанкции» на другие страны (а законопроект это предусматривает) российская медицина может оказаться за той катастрофической чертой, к которой вы собираетесь её подвести. 

Ситуация с запретом на лекарства напоминает мне падающий воздушный шар, когда его пассажиры сбрасывают балласт, чтобы не упасть. Но вы, в случае принятия законопроекта, можете начать сбрасывать пассажиров. Я даже не хочу сейчас писать о том, что вводить любой запрет на любые лекарства — это бесчеловечно, и никакие государственные интересы не могут быть обоснованием для того, что ради них ставить под удар (даже пытаться это делать) больных людей. Так не поступали воины в честных битвах, но это позиция варваров, пиратов, людоедов!

Я ещё раз призываю вас, дорогие депутаты, не принимать законопроект об «антиамериканских антисанкциях», пока в нём есть пункт о лекарствах!

Я также призываю своих коллег, врачей, а также всех, кому небезразлична судьба российской медицины, присоединиться к моему призыву!

Будьте благоразумны и человеколюбивы!

Ну вот мы и дождались, что в Госдуме придумали включить в перечень ответных антиамериканских антисанкций лекарственные препараты, производимые в США. Тем самым депутаты предлагают закрыть для россиян доступ к американским препаратам, аналоги которых есть в России. Как и у любой истории, у этой есть эта сторона и другая. И давайте посмотрим на неё сначала с той, с другой стороны. Посмотрим и увидим, что идея депутатов проста и понятна: «мы запретим лишь то американское, что и так у нас есть, а значит граждане не пострадают».  Но такое «прикрытие» и такая «забота» о согражданах — это лишь улыбка дьявола, слабо скрывающая его звериный оскал. Дело в том, что текст этого законопроекта (https://echo.msk.ru/blog/echomsk/2183652-echo/) написан очень расплывчато, и совершенно не даёт возможности чётко сформулировать, что имеется в виду под формулировкой «лекарственные средства или лекарственные препараты, аналоги которых не производятся в РФ или других странах». Вот это вот «аналоги», уважаемые депутаты, это что? Те же химические формулы, но под другими торговыми названиями (дженерики) или просто похожие по действию препараты с другой химической формулой? Если это дженерики, то ещё есть шанс, что пациенты смогут получать более-менее приличное лечение. А если имеются в виду схожие по действию препараты, то в качественном лечении может быть сделан существенный шаг назад. Ведь современная фармацевтическая индустрия, это вовсе не штамповка витамино-пилюль, это сложнейшая технологиная наукоёмкая промышленность. И лидеры её (а американские компании — во многих сферах лидеры) делают лечение лучше, помогают врачам продлевать жизнь своих пациентов. В это отношении переход на препараты нелидеров — несомненный шаг назад. Теперь всё-таки, давайте поглядим на то, от чего предлагает отказаться россиянам Госдума. Посмотрите на список самых крупных американских фармкомпаний: Мерк, Abott, Eli Lilly, Jonson, Pfizer, Amgen… Это противоопухолевые препараты, антибиотики, антикоагулянты, гормоны, препараты от редких аутоиммунных заболеваний, средства для диагностики, медицинское оборудование. Многие из них уникальны и являются незаменимыми. Мы сегодня можем только гадать, как будет в будущем законе истолкован поиск «аналогов» этих препаратов, которые могут исчезнуть с российского рынка. И я уверен, что в этой истории для пациентов выпадет самая худшая карта. Вообще, смотря на всю эту ситуацию широко, я хочу сказать, что нет ничего удивительного в этом решении депутатов. Даже если в своих антисанкциях они «защитили» людей, просто факт, что этим людям приходит в голову ограничить для своих избирателей выбор возможных лекарств, говорит об их абсолютной моральной неполноценности и непорядочности. Принятие этого закона будет ударом по пациентам, по врачам, очередным ударом по простым людям.

Прошедшая неделя была богата на события, но в области медицины и здравоохранения самые большие споры вызвало заявление Московского вице-мэра Леонида Печатникова. Вкратце суть сказанного сводилась к тому, что он согласен с практикой, когда люди, которые не проходили «диспансеризацию» («чекап», «скрининг», называй как хочешь), и у которых затем был выявлен запущенный рак, лечат его за свой счёт. И вот про это я и хотел поговорить, хотя кажется, что после блестящего текста доктора Артемия Охотина (https://www.facebook.com/artemy.okhotin/posts/10211261075350297) уже и говорить-то не о чем. Но, всё-таки…
Мысль вице-мэра, как кажется, кристально ясна: каждый человек должен сам отвечать за своё здоровье, а безответственные должны за это платить. И глобально с этим нельзя не согласиться. Государству должно быть выгодно, чтобы граждане были здоровы, и гражданам тоже должно быть выгодно быть здоровыми. Несомненная задача государства — стимулировать в гражданах стремление быть здоровее. Эту идею и озвучил Леонид Михайлович. И видимо, для большей показательности и доступности выразил её на примере онкологических больных. Хотя, если государство (а Л.М. говорил, как его представитель) начинает процесс стимулирования граждан быть здоровыми, то начинать надо, конечно, не с больных раком.
К сожалению, мне кажется, что при всём понимании стратегии тактика опять будет ошибочной. Опять начнут не с того, и телегу поставят впереди лошади. Как было уже с реформой Московского здравоохранения, которая стратегически, идейно была правильной, но оказалась вывернутой с ног на голову. В результате стационарная помощь в городе стала заметно сильнее, а амбулаторная (на которую должна приходиться львиная доля медицинских забот) практически умерла совсем. Поликлиники в большинстве своём стали офисами по выдаче справок и написанию отчётов, а люди снова ложатся в больницу «чтобы обследоваться».
Кстати, на поликлиники в городе возложена ещё одна важная задача: проводить диспансеризацию. Не буду сейчас писать о бессмысленности этого парамедицинского шаманства. Оно никак не стимулирует людей быть здоровее, проводится либо безобразно формально, либо под нажимом. У каждого второго моего пациента, которому на диспансеризации сказали о «хорошем» уровне холестерина, на деле он оказался повышенным и требовал коррекции. И давно не секрет, что диспансеризация нужна лишь самим поликлиникам (за неё хорошо платят из фондов ОМС), а также чиновникам, чтобы отчитываться 100% осмотренных граждан.
Поэтому-то так грустно становится от слов Леонида Печатникова. Не поможет страхом разорения загнать людей на медосмотры. И страхом ужасов смерти не поможет. Тем более, говоря об онкологических пациентах, которые и при полной сознательности зачастую лишены возможности адекватно лечиться (в Москве, может, ещё куда ни шло, а за МКАДом начинается другая жизнь).
Но правда ещё и в том, что проблема несознательности граждан есть, и очень большая. Годы советской власти и годы нынешней власти тоже вырастили несколько поколений инфантильных россиян, которым вообще не выгодно быть здоровыми: на пенсию можно уйти в самом расцвете сил, заболев даже несильной простудой, получишь полную компенсацию по больничному листу, и так далее. Более того, мы до сих пор наивно полагаем, что здравоохранение и медицина для нас бесплатные, и не имеем даже желания задуматься, кто и как за это всё платит (кстати, платим-то как раз мы сами руками наших работодателей, но только вот инфантильное наше сознание закрывает на это глаза, не порождая желания платить самостоятельно за своё здоровье).
Озвученное Леонидом Печатниковым мнение, найди оно воплощение сейчас, будет лишь поддерживать этот инфантилизм. Не с этого надо начинать.
С чего же надо? Много вариантов. Например, с программ поощрения здоровья, поощрения не курящих, прекращение «плана по валу» на медосмотрах, создание системы «разумного скрининга» (не для всех, а только для лиц с высоким риском болезни). Много чего полезного можно сделать. Не надо только пугать мучительной смертью от рака в нищете и беспомощности. Ладно?

Для широкой общественности это не заметно, но медицинское сообщество сегодня испытывает очень сложные чувства. В тюрьму посадили доктора, осудив её по сомнительному обвинению в сфере её профессиональной деятельности — руководителя гематологической службы московской больницы № 52 Елену Мисюрину.  Уже примерно от десятка врачей (врачей с большой буквы, настоящих врачей) я сегодня услышал, что «надо завязывать с профессией». И сказано это было по случаю жутчайшего и вопиющего приговора доктору Мисюриной. Я не хочу сейчас здесь разбирать детали этой безобразной истории, в результате которой человек оказался за решёткой в результате надуманных, и кажется, лживых обвинений.

Хорошо об этом сегодня написал в своём блоге доктор Будянский. Я хочу написать (ещё раз написать) о том, что сажать в тюрьму врача за его ежедневную профессиональную деятельность — это практика отвратительная, безобразная и по сути разрушающая российское здравоохранение. Я, например, работая в отделении кардиореанимации ежедневно лечу не менее 15-20 пациентов и ежедневно в отношении своих пациентов принимаю сотню разных решений, каждое из которых может быть для них благом, а может привести к осложнениям.

Я готов отвечать за свои ошибки (и каждый из нас, врачей, готов), но за профессиональные неточности я готов отвечать не перед прокурором и не перед судом. Такого нет ни в одной приличной стране. Более того, доктора Мисюрину осудили за якобы осложнение во время манипуляции. А знают ли судьи, прокуроры и люди из следственного комитета, что каждая медицинская манипуляция может сопровождаться некими осложнениями, даже самая невинная имеет долю и вероятность серьёзных осложнений. И они могут развиться на ровном месте, и чем чаще врач выполняет свою лечебную манипуляцию, тем вероятнее, что столкнётся с таким осложнением. И единственный способ их полностью (совсем! навсегда!) избежать — это полностью (совсем! навсегда!) прекратить заниматься медициной.  И в условиях, которые нас сейчас ставит государство, медициной будет заниматься всё меньше и меньше людей. Кому захочется сесть в тюрьму только за то, что есть некая статистическая вероятность осложнений от его работы. 

Случай с Еленой Мисюриной невероятно ужасный, и надо, чтобы больше и больше людей узнали об этом скандале! В её действиях не было халатности, небрежности, нарушения правил. Если и было осложнение от манипуляции (что вообще сомнительно), то это не повод судебного наказания! И надо, чтобы её выпустили на свободу! Надо прекратить практику судебного преследования врачей за их ежедневную деятельность.  Никому же в голову не придёт посадить пожарного за сгоревший дом, полицейского — за непойманного убийцу, чиновника — за профуканные средства, учителя — за плохо сданный учеником ЕГЭ. И врачи, всегда имеющие дело с вопросом жизни и смерти, тоже не должны подвергаться судебному наказанию, если в их работе не было халатности! Надо это прекратить немедленно!

С зватрашнего дня буду носить на работу смену белья, тёплые носки и пакетик с сухарями… Мало ли что…

Прекрасно понимая, что сайт «Эха Москвы» — это не место для научных дискуссий, я не могу пройти мимо текста биолога Антона Тихонова. Очень мудрый, осторожный и вдумчивый автор в своём блоге достаточно корректно описал связь использования аспирина с меньшей частотой онкологических заболеваний. Но зная, что аудитория «Эха» (отчасти в силу паранаучной медицинской рекламе на радиостанции) достаточно падка на всё новое, я хочу несколько подробно коснуться особенностей использования ацетилсалициловой кислоты (аспирина, и прочих его торговых наименований). И прежде всего, хочу всех предостеречь: аспирин, это не конфетка или витаминка. Это серьёзный медицинский препарат с особыми показаниями и противопоказаниями.  Я не буду говорить о людях, имеющих атеросклеротическое сердечно-сосудистое заболевание или перенёсших инсульт (их лечением занимаются врачи и большинству из них аспирин показан). Речь будет идти об остальных. Все мировые медицинские эксперты (в том числе и российские) считают, нельзя принимать аспирин всем подряд людям для того, чтобы защитить себя от инфаркта миокарда или инсульта. То есть, для первичной профилактики (если у вас ранее ещё не было инфаркта, инсульта, стенокардии, тяжёлого симптомного атеросклероза артерий) аспирин не показан всем подряд. Почему? Потому что помимо пользы, аспирин может нанести тяжёлый вред. Так в объединённом анализе 6 крупных исследований (95 тысяч человек) было показано, что аспирин, который принимался для первичной профилактики на 12% снижал риск несмертельного инфаркта миокарда, но на 37% повышал риск развития внутримозгового кровотечения, и на 54% повышал риск развития внечерепного кровотечения (опубликовано в журнале Lancet 2009; 373:
1849–60). Существует отдельная категория лиц, у которых ещё нет сердечно-сосудистого заболевания или инсульта, но риск их развития очень высок (>10% за 10 лет). Современные рекомендации полагают возможным начать приём аспирина у этих людей высокого риска, если им уже есть 50 лет, но ещё нет 70 лет. Кстати, для этой же категории людей аспирин рекомендован, как средство профилактики рака прямой кишки. Важно, что никому другому аспирин не нужен, так скорее принесёт вред. Это касается пожилых (тем кому говорят «в вашем возрасте надо чем-то защищать своё сердце»), это касается людей с гипертонической болезнью (гипертония, как единственное болезненное состояние скорее явное противопоказание к аспирину), людей без болезней («по телеку показали, что это помогает от инфаркта»). Кстати, реклама аспирина по телевидению — это, наверное, даже хуже, чем любая другая промывка мозгов. Реклама такого безрецептурного препарата, у которого есть очень ограниченные показания, это абсолютное бесстыдство и рекламодателей и вещателей.  И ещё один совет. Если вы уже принимаете аспирин, спросите врача, нужно ли это вам делать дальше. Если ещё не принимаете, но решили попробовать, спросите врача, надо ли вам это. А что касается блога Антона Тихонова, то информация изложенная там, носит сугубо научных характер и никоим образом не должна использоваться как руководство к действию. Возможно, многоуважаемый автор блога сочтёт возможным добавить в свой текст это дополнение.

Прочитал я тут сегодня в новостях о том, что учёные из Сибирского медицинского университета рекомендуют россиянам отказаться от колбасы, огурцов и майонеза в новогоднем салате Оливье (http://www.newsru.com/russia/18dec2017/new_year.html). То есть, от всего, что по мнению специалистов, невероятно вредно для здоровья наших сограждан. Ну ясно, майонез ужасно жирный и от него растут жир на талии и  бляшки атеросклероза в сосудах, колбаса варёная в этом отношении тоже не  подарок – насыщенная транс-жирами она гонит нас к инфаркту и инсульту скорее, чем жокей на скачках гонит взмыленную лошадь к финишу («финиш» — какая аллегория!). Да и солёные огурцы не лучше. Избыток соли – это плодородная почва для артериальной гипертонии и всех «прелестей», связанных с высоким давлением (опять же, инфаркт и инсульт). И тут, как врач-кардиолог я не могу не согласиться с сибирскими коллегами: салат Оливье ужасно вредная штука. Впрочем, как многие другие лакомства праздничного стола типа холодца, селёдки под шубой, нарезки из буженины и прочей ветчины, жареного поросёнка, гуся в яблоках, или чем там ещё вы  собираетесь портить здоровье под разрывы петард.

Но с одним я точно и  полностью не согласен с коллегами, предлагающие сделать Оливье, да и весь новогодний стол, более полезными. И не согласен именно как врач-кардиолог. Сейчас объясню.

Правильное питание, которое связано с меньшим риском развития сердечно-сосудистых заболеваний – это обязательный компонент здоровья. Я как врач, призываю своих пациентов правильно питаться, есть меньше животных жиров, продуктов с транс-жирами, продуктов с  избытком соли, сахара, калорий. Я очень хочу, чтобы мои пациенты (и все люди) и  в оставшиеся дни этого года, и в новом году были здоровее и подальше от  серьёзных болезней. И хочу, чтобы они знали, какие продукты более полезны, а от каких лучше воздерживаться, какие нужно выбирать в магазинах каждый день, а  какие – значительно реже.

И вот теперь о  главном. Праздники – Новый год, дни рождения, и другие – это прекрасный повод порадовать себя и близких чем-нибудь особенным – добрыми улыбками, смешными подарками и  прекрасным угощением. И пусть в Новый год на столе будет традиционный и очень вредный Оливье! И пусть всё то, что вы хотите, хоть и жирное-солёное радует вас в Праздник. Пусть это будет тот случай, когда МОЖНО! Потому что праздник — это исключение из всех правил! Впрочем, только при условии, что правила соблюдаются…

А потом, наступят не  менее приятные будни, в которые мы продолжим питаться более здоровыми продуктами. Забудем надолго о майонезе! Не станем покупать колбасу и сосиски (лучше просто кусок нежирного мяса или птицы), вместо солёных огурцов сделаем себе вкуснейший салат из свежих овощей, а селёдку под шубой заменит на нашем столе другая рыба. Потому что, нет важнее фактора для долгой жизни без болезней, чем правильное питание! А если ещё и будем больше двигаться и бросим курить…

И станем здоровее! Но в следующий Новый год опять себе позволим…

Выходные — это лучшее время поговорить о вечном. О еде. Пришла тут новость от Минздрава о том, что здравоохранительное ведомство планирует маркировать «вредные» продукты с повышенным содержанием соли, сахара и жиров о содержании этих самых вредностей (http://tass.ru/obschestvo/4797494). То есть, идёте вы в магазин, а там на вашей любимой докторской колбасе наклеена этикетка «Внимание! Продукт повышенной вредности: в 100г содержится 14 суточной нормы жира и 1/2 суточной нормы соли!». А на бутылке со сладкой газировкой написано: «Каждый десятый глоток — чистый сахар! Опасно для здоровья!». Или на продуктах фаст-фуда будет написано: «Минздрав предупреждает: избыточное употребление опасно для здоровья!». Но ведь это только кажется шуткой. На самом деле, при всех странностях нашего Минздрава, это предложение чиновников и главного диетолога выглядит очень разумным.  Дело в том, что, если вы заметили, в той или иной степени у нас уже давным-давно маркируются практически все продукт питания. Мы почти всегда можем узнать всё о калорийности продукта, о содержании белков/жиров/углеводов, иногда о витаминах, иногда о микроэлементах. И это хорошо.Другое дело, хотим ли мы сами узнавать эту информацию. Часто ли читаем то. что написано на баночках. пакетиках, коробочках? Попробуйте-ка угадать, где больше калорий: в тарелке макарон, бутерброде с сыром или говядине? Отвечу в конце… А пока скажу, что Минздрав в этом своём предложении идёт по пути цивилизованных стран, где указываются на этикетках продуктов указывается содержание веществ, с частым употреблением которых связано развитие социально значимых — прежде всего, сердечно-сосудистых — заболеваний. Это соль, это холестерин, это транс-жиры, и отчасти сахар. Американский «роспотребнадзор» (Food and Drug Administration) выпускает не только руководство о том, как маркировать продукты, но и том, как потребителям читать эту маркировку, и на что обращать внимание (,a href=https://www.fda.gov/Food/IngredientsPackagingLabeling/LabelingNutrition/ucm274593.htm>https://www.fda.gov/Food/IngredientsPackagingLabeling/LabelingNutrition/ucm274593.htm). Можно сколько угодно смеяться над предложением Минздрава, но если узнать, что Россия находится на втором с конца месте в Европе по сердечно-сосудистой смертности, то станет не до шуток. И огромный вклад в эту смертность вносит то, что мы не знаем, что содержат продукт на магазинных полках. Следуя первобытному страху, мы порой ищем этикетку «без ГМО» (даже не зная, что это такое), но спокойно покупаем продукты с запредельным содержанием соли. Многие до сих пор продолжают наивно думать, что в питании надо ограничивать «жирное/жареное/острое», но понятия не имеют, что такое транс-жиры, почему они вредны, и в каких продуктах они содержатся (кстати, в США скоро совсем не будут продаваться танс-жиры, и это станет огромным вкладом в снижением смертности от болезней сердца и сосудов). Минздрав хочет нам помочь. И надо сказать ведомству за это спасибо. И ещё хочу предложить, что не надо маркировать «вредные» продукты. Надо маркировать все-все-все продукты питания, обязав производителей указывать содержание в них соли и транс-жиров. А ещё можно наклеивать лейблы на «хорошие» и «полезные» продукты. А ещё можно стимулировать покупателей, поощряя их любым способом (участие в бонусных программах, например, или скидках на посещение спортзалов) за покупку полезных товаров (без транс-жиров, без холестерина, без избытка соли, фруктов, овощей и проч.). Много чего полезного может сделать государство для своих граждан. И я думаю, что предложение Минздрава ввести маркировку продуктов будет сделано и продумано не только вместе с диетологами, но и при участии кардиологов, онкологов и других специалистов. И ещё очень надеюсь, что опасения скептиков о том. что в этом предложении «заложена огромная коррупционная составляющая» окажутся необоснованными.  Главное, чтобы мы сами, задумываясь о своём здоровье и здоровье наших близких, не ленились читать, что написано на продуктах, знали истинную информацию об их потенциальной опасности и пользе. И это тоже важная задача Минздрава и медиков — всеми силами образовывать людей, информируя их о реальных опасностях, и развеивая мифы и бредни, которых пока ещё слишком много несётся из ТВ, радио, газет и интернета. Да. И ответ: бутерброд с сыром калорийнее говядины и макарон. Угадали?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире