alexeyerlikh

Алексей Эрлих

18 октября 2017

F

Хочу вернуться к новости о том, то президент Путин предложил россиянам участвовать в софинансировании медицинской помощи в рамках ОМС. При этом президент использует такую вот мотивацию: мол, граждане должны заботиться о своём здоровье и должны «понимать свою ответственность за собственное здоровье». Я, конечно, не эксперт-экономист, но занимаясь ежедневной медицинской практикой, главное, что я хочу сказать, что к нынешнее предложение софинансирования не имеет ничего общего с повышением ответственности граждан за их здоровье. Объясню, почему я в этом уверен.

В нынешней системе здравоохранения подавляющее большинство граждан вообще никак самостоятельно не участвуют в оплате своего здоровья — за них это делают работодатели, отдавая в фонды ОМС, пенсионные фонды до 1/3 наших доходов. Из этих денег складывается система медицинской помощи. То, что она не совершенная и во многом не эффективна — это секрет полишинеля. То, что бюджетных денег на медицину не хватает — это тоже очевидно. И именно этим обусловлено предложение Путина организовать софинансирование (а то, что эту идею теперь озвучил именно президент говорит о том, что она очень близка к воплощению и готовится общественное мнение для её реализации).

Софинансирование в рамках нынешней системы ОМС приведёт к тому, что неэффективная медицинская помощь станет ещё и менее доступной, что некоторые виды диагностики и лечения потребуют дополнительных наших взносов (это помимо тех, что нам не доплачивают, отдавая наши деньги в пасть всепожирающему молоху ОМС). И это, конечно, будет тяжёлое бремя для нас и тяжёлое наследство для преемников нынешнего президента через 6 лет. И это не сделает здравоохранение более удобным и доступным. Но при этом, софинансирование, как один из инструменов организации системы здравоохранения действительно хорош.

Если гражданам будет дано право самостоятельно распоряжаться своими деньгами, отдавая ту или иную сумму в медицинские страховые компании (в нормальные, а не эрзац-страховые, как сейчас), если каждый из нас будет принимать самостоятельное решение о том кому, когда и сколько отдать денег на заботу о своём здоровье, то это и будет то самое софинансирование, которое повысит ответственность за здоровье. Это случится только тогда, когда каждому из нас будет выгоднее дольше быть здоровым, понимая, что здоровье сэкономит его деньги. А то, что предлагается сейчас, породит лишь страх перед системой здравоохранения, когда люди будут бояться, что, например, заболев, они пройдут диагностику бесплатно, а за лечение с них потребуют денег.

Нормальное софинансирование в нашей стране обязательно нужно! Но только для такого, нормального софинансирования президенту (и его помощникам) надо менять в корне всю систему оплаты здравоохранения. А он на такое никогда не пойдёт. И запустит очередной пылесос по высасыванию денег из карманов граждан, пытаясь залатать старые дыры, с грустью глядя на то, как появляются новые.

Министр образования обнародовала ужасающие, на мой взгляд, данные о том, что за последний год в России на уроках физкультуры погибло 211 школьников.

Это надо ещё раз прочесть, чтобы осознать!

Только вдуматься — в школах, на уроках… Почти 2 ребёнка за 3 учебных дня… Умирают… Не под бомбами в Сирии, не в автоавариях… А просто в школе на уроке!! Надо разбираться, почему школьная физкультура убивает? Обязательно надо! 

Почти все эти смерти являются «сердечно-сосудистыми» и почти все происходят от того, что о здоровье хорошо выглядящего ребёнка мало что известно. В маленьких городах и сёлах мало возможностей обследовать детей. В больших городах (да и в малых тоже) родители зачастую гонят в школу даже чуть прихворнувшего ребёнка (не с кем оставить, пропустит-не нагонит), а не полностью залеченные инфекции крайне опасны для сердечной мышцы.  

Ещё одна причина гибели детей — неумение учителей проводить сердечно-лёгочную реанимацию и оказывать другую экстренную помощь тогда, когда для этого есть считанные минуты. 

И ещё… Важный фактор, который делает физкультуру потенциально опасной — оценки, которые ставят детям на предмете, который, как и многие другие, может быть необязательным и факультативным. Не удивлюсь, если на этих уроках «загоняют» всех детей без разбора за хорошие оценки и красивые отчёты. 

И конечно, медицинская составляющая этой проблемы… Министр пеняет врачам, что, мол, обещали разделить всех детей по группам здоровья. Но это лишь частичное решение проблемы. Даже группы здоровья мало что решат. Правильным, скорее всего, должен быть индивидуальный подход к каждому ребёнку с учётом его возможностей и желания его самого и его родителей.

 Возможно, и в образовательном ведомстве надо что-то поменять: может, нормативы на уроках сделать другими или саму физкультуру сделать факультативной. Наверняка есть много вариантов.

 Но я точно знаю, что надо делать прямо сейчас! Прямо сейчас надо наложить мораторий на все уроки физкультуры в школах страны, и временно приостановить их проведение. Хотя бы до конца учебного года. Это не только сбережёт жизни 100-150 детей, но и даст время чиновникам от медицины и образования скоординировать действия с врачами и учителями. Самое очевидное — в освободившиеся часы проводить дополнительное медицинское обследование детей, учить физруков (да и остальных педагогов) правилам сердечно-лёгочной реанимации. Крупные школы можно оборудовать дефибрилляторами.  

Так поступают с различными медикаментами. Когда в клиническом исследовании или на практике выясняется, что препарат проявляет ещё не известные вредные свойства, использование этого препарата прекращают до выяснения обстоятельств. Так и с физкультурой надо поступить. До выяснения причин и до их решения проведение уроков физкультуры в школах надо приостановить! Уже сейчас!

Сегодня очень важный день!

И я очень хочу, чтобы о важности Всемирного дня сердца узнало как можно больше людей. Поэтому и пишу… Хотя, казалось бы, что мы все ещё не знаем о сердце и о болезнях сердца? Да всё уже известно! А что известно? Представления о болезнях сердца в народе можно уместить в несколько ключевых слов «инфаркт, холестерин, аспирин, вредно, нельзя». И отчасти этот «vox populi» справедлив. Но уж очень далёк от действительности. Давайте в этот WHD-2017 поговорим о важном. Ведь в России доля людей, имеющих сердечно-сосудистые заболевания одна из самых высоких в мире. Более того, каждый третий умерший в России от болезни сердца — это человек трудоспособного возраста. Вдумайтесь — это значит ему нет ещё 60!

А главное, защититься от болезней сердца — защитить себя и своих близких — не просто достаточно просто, но и вполне доступно. Можно сколько угодно сетовать на недоступность врачей и ущербность поликлиник, но это как раз то, что каждый может сделать сам! И вот уже слышу знакомое: «А я уже пью аспирин. По телевизору говорят и «малышева» тоже, что всем после 40 нужен».

Ужасное заблуждение! Не надо пить аспирин всем подряд! Друзья, не надо! Только в том случае, если у вас очень высокий риск сердечно-сосудистых болезней (а его определит врач). В исследованиях, где всем подряд здоровым людям давали низкую дозу аспирина, росло число мозговых кровоизлияний! Аспирин — это не витаминка…

Кстати, витамины (поливитамины, капсулы, таблетки) тоже никак не защищают от болезней сердца и тратить на них деньги — напрасные хлопоты!

И опять слышу: «Ну вот, сейчас заведёт свою шарманку про то что надо в спортзал холить, мясо не есть, питаться травой пять раз в день…». Не так! Друзья мои, всё не так! Хотя, действительно, лучшей защитой для «сердца и сосудов» является то, что доктора называют «модификацией образа жизни». И тут есть всего два пункта: физическая активность и правильное питание. И в каждом из них нет ничего, что заставило бы вас загрустить, поглубже укутавшись в одеяло. Физическая активность, это не изнурительный бег промозглым утром, это не пот и станки в спортзале (хотя, кому нравится, можно и так — тоже хорошо). Надо всего лишь несколько раз в неделю давать себе дополнительную умеренную физическую нагрузку — в принципе любую (хотя бы, чтобы немного одышка появилась), эксперты говорят, что примерно 150 минут в неделю. Ил просто пешком вверх по лестнице. Или просто 3-4 км в день быстрым шагом. Или попрыгать-побегать-порезвиться с детьми. Или без детей. Вы давно прыгали через скакалку? Попробуйте! Очень полезное для сердечной профилактики упражнение. Про питание… И тут тоже не надо делать ничего сверхъестественного. Больше овощей и фруктов? Да! Три-четыре раза в день вполне достаточно (пара перекусов яблоком, например, овощной салат, овощной гарнир). И совсем отказываться от жирных продуктов не надо. Совсем без жиров тоже нельзя. Но их просто не должно быть слишком много — умеете читать, рассчитайте — около 30% от общей калорийности. Ешьте больше рыбы и выбирайте нежирное мясо. Отказывайтесь от продуктов, которые содержат транс-жиры (не буду сейчас об этом долго — сами прочитаете). Есть ключевые позиции, которых нужно достичь, чтобы уменьшить риск болезней сердца. Надо, чтобы не было лишнего веса (индекс массы тела 25 и ниже, а обхват талии менее 94 см у мужчин и менее 80 см у женщин), надо стремиться, чтобы уровень общего холестерина был менее 5 ммоль/л, а уровень «плохого» холестерина (ЛПНП) был менее 3 ммоль/л, чтобы ваше артериальное давление было менее 140/90 мм рт.ст.

И ещё… надо бросить курить! Это чрезвычайно и очень-очень важно! И для вашего будущего и для будущего ваших детей, внуков. Можно много и долго пенять государству, что оно мало сил и средств тратит на заботу о нашем здоровье (и мы пеняем регулярно, ибо и правда мало, очень мало), но заботиться об этом надо самим. Здесь и сейчас!

И для всех вас, а особенно для тех, кто уже имеет заболевание сердца и сосудов или для их близких — пара коротких оптимистичных видеороликов от Всемирной федерации сердца: 1 и 2

Президент подал ещё один пример управления страной в ручном режиме. Теперь его взор упал на работу врачей. Давая открытый урок школьникам, он сказал: «У нас задача в ближайшие 5-6 лет сделать так, чтобы количество времени, проведенное пациентами в очередях, сократилось в три раза, а количество времени, которое врач уделяет пациенту, увеличилось тоже в около трех раз» (http://tass.ru/obschestvo/4524863). Не буду обсуждать саму суть этой фразы, ибо она абсолютно бессмысленна: во-первых, цифры «в три раза» никем не рассчитаны и взяты с потолка — просто, первое, что пришло в голову; во-вторых, логически, если увеличится время приёма врача, то время ожидания не уменьшится, а наоборот, увеличится. Но это и не важно. Чего не скажешь в шутейном разговоре… Плохо другое. Плохо то, что президент опять решил указывать врачам то, сколько они должны принимать пациента. Владимир Владимирович, вы разве что-то понимаете в лечении? В медицине? В приёме пациентов? Зачем Вы лезете в то, что не понимаете и не должны понимать? Почему я, врач, и мои коллеги, должны принимать пациентов столько, сколько хочет Путин (Скворцова, Иванов, Навальный… не важно)? Я сам могу решить, сколько и кого мне принимать. Я для этого 11 лет учился медицине. Кого надо, буду принимать дольше, кого надо меньше. Это моё профессиональное решение. Моё, моих коллег, а не Ваше и не других чиновников! И эти аспекты своей работы я буду обсуждать с коллегами и с профессиональным сообществом, которое вырабатывает правила. Но точно не с президентом и не с другими чиновниками!  И Вам, Владимир Владимирович, и Вашим помощникам уже пора понять, что не всё можно и нужно регламентировать и регулировать. У Вас есть свои задачи (создать нормальную систему здравоохранения, обеспечить помощью и лекарствами малоимущих и беспомощных, платить врачам такую зарплату, чтобы нам не пришлось пахать на 1,5-2 ставки, чтобы выполнить Ваши «майские указы» — причём, в идеале, хорошим врачам платить больше, а плохим — меньше). Вы этим и занимайтесь. А у врачей свои дела — лечить. И не слушать Ваши советы, кого, сколько и чем лечить. Не лезьте, пожалуйста в то, что не понимаете! Дайте нам спокойно делать свою работу! И есть ещё очень плохое в том, что сказал президент. Сейчас чуткие к его порывам чиновники бросятся выполнять его идеи всеми правдами и неправдами (скорее всего, неправдами) и «натягивать» нужные показатели, чтобы президент был доволен. И он будет доволен.А люди по телевизору снова узнают, что у них тоже всё хорошо.

Вот эта страшная история о смерти девочки от ВИЧ и о том, что её родители отказались её лечить… История сама по себе ужасна, но главное, что ужас этого события усугубляется реакцией на него чиновников Минздрава, которые по горячим следам предложили изымать больных ВИЧ детей из семьи, если родители отказываются их лечить. Проблема «лечить/не лечить» возникает регулярно. Сколько мы слышим об отказе родителей переливать детям кровь, вводить инсулин, делать прививки. Каждый врач расскажет о какой-нибудь подобной истории в своей практике. В большинстве случаев причиной такого отказа является «изменяемый человеческий фактор» — либо непонимание и недоверие врачам со стороны родителей (или взрослых пациентов), либо неумение врачей объяснить необходимость лечения. Эти проблемы решаемы. Иногда нелегко, но они оставляют надежду. Другой случай, когда из крайнего убеждения (религиозного или ещё какого) родители отказываются от помощи их детям. Эти ситуации редкие, но каждый раз они вызывают огромные проблемы. Впрочем, и на этот случай есть решение. И оно не просто есть, оно оформлено законодательно в Федеральном законе «Об охране здоровья граждан». Читаем статью 20 этого документа: «При отказе одного из родителей или иного законного представителя (несовершеннолетнего лица)... от медицинского вмешательства, необходимого для спасения его жизни, медицинская организация имеет право обратиться в суд для защиты интересов такого лица.» А вот теперь у меня несколько вопросов: 1) руководство больницы в Петербурге, где погибла девочка обращалось в суд? А если да, то какого было решение суда? А если нет, то почему? 2) зачем Минздрав придумывает «новый порядок» по изъятию детей из семьи, если уже есть прописанные в законе механизмы? 3) если эти механизмы не работают, то откуда уверенность, что будет работать «изъятие из семьи». Вообще, конечно, изымать детей из семьи — это радикальный способ решения любых проблем, где органы управления не правляются. Или вообще, изымать сразу после рождения — государство ведь думает, что оно уж точно лучше справится. А вообще, эта рефлексия Минздрава говорит о полной неспособности его чиновников заниматься управлением  решать проблемы в долгосрочной перспективе. А жаль…

На днях были распределены президентские гранты для НКО, и почти 9 млн рублей получила Национальная медицинская палата (НМП).

Столько денег, выданных крупнейшей в России медицинской НКО, это, может быть, очень приятная новость. Удивляет одно. Формулировка, с которой эти деньги были предоставлены: на правовую защиту медработников и существующего информационного давления со стороны СМИ. Оставим в стороне «правовую защиту», это очень важное и нужное дело. Правда, я совершенно не представляю, какая правовая защита будет поступать медикам от НМП. От организации, структурно так сплетённой с Минздравом, что порой их уже трудно отличить. От масштабной организации, которая, по сути ничего путного до сих пор не сделала, и существует пока как балласт при Минздраве, поражая нас масштабностью своих проектов, сопоставимых с их абсолютной пустотой. Но теперь другое дело. НМП получила деньги на защиту медиков от СМИ. Это значит, что в администрации президента и правда согласны с тем, что существует ужасное давление СМИ на медиков. Что своими статьями и репортажами журналисты мешают нам работать, что очерняют и сеют неразумное, недоброе в людях по отношению к медикам.

Они что, и правда так думают? Да, журналисты порой несправедливы, поверхностны, иногда преувеличивают, а иногда не вникают в суть медицинских проблем и вопросов здравоохранения. Но это не их злокозненность к медикам. Журналист может ошибиться, говоря о любой сфере жизни. И да, некоторые гонятся за жареными новостями, несмотря ни на что. И это тоже общая беда. И разве не сами медики во многом виноваты в таком отношении к ним? Нам надо не закрываться от журналистов, а наоборот, быть с ними максимально честными, открытыми и правдивыми (насколько им это позволяют медицинские правила, конечно). А это разве не бесстыжие медики сливают информацию бесстыжим СМИ о пациентах? А это разве не медики порой ведут себя, как хулиганы в подворотне? А разве не медики сами участвуют в подготовке «заказных» материалов о том как «всё хорошо, прекрасная маркиза»? Так что это не только «журналюги накручивают». Это мы вместе.

Выделены деньги на защиту медиков от СМИ. Не на сотрудничество. Ни на взаимодействие. Не на понимание. НМП боится «информационного давления». Нашли чего бояться! Запуганные врачи уже не дыхнут лишний раз, чтобы на очередной штраф от начальства не нарваться И это при их-то зарплатах (а в Кремле продолжают думать, что зарплаты большие). Защитите уже, наконец, медиков от дураков-чиновников, защитите от их собственных страхов, защитите от нападений и физических расправ, защитите от морального унижения! Привлеките в помощь СМИ, чтобы помочь воспитать нормальных врачей.

Но нет. Будут осваивать наши деньги на борьбу со СМИ. Тоже мне, нашли проблему…

Позвольте вернуться к истории с Дарьей Стариковой — несчастной 24-х летней женщине из Апатит, пожаловавшейся Путину на отсутствие больницы в её родном городе (https://www.youtube.com/watch?v=8-5eywso7Xk).

Давайте не будем касаться вопросов медицины, тем более, что сама пациентка сейчас попала в руки лучших онкологов страны, и я надеюсь, они смогут облегчить её страдания.

Предлагаю поговорить об организации здравоохранения. Итак, что мы знаем: в Апатитах многопрофильной больницы нет, а узких специалистов перевели в некий Кировск, и жителям Апатит теперь приходится ездить туда. И эта ситуация жителям Апатит кажется ужасной? И всем нам показалась ужасной?

Что ж, давайте посмотрим на это по-другому. Кировск — это город, который располагается в 18 (прописью, в восемнадцати!) километрах от Апатит. К слову, это расстояние меньше, чем, например, от Троицка, что в Новой Москве до ближайшей больнице в пределах МКАДа. Трудно добраться? Смотрим. Между Апатитами и Троицком ходит аж три автобуса, каждый по 20 раз в день (http://www.25chorr.ru/?p=avtobusydokukis). Ехать 30 минут. Это вдвое меньше, чем средний москвич тратит, чтобы ежедневно добраться до работы. Более того, больница в Кировске — это такое медицинское объединение, часть специалистов которого работает в Апатитах, а часть в Кировске. Она так и называется, «Апатитско-Кировская центральная городская больница» (http://web.a.kcgb.ru/). А ещё в Апатитах есть вот такое медицинское учреждение: Научно-Исследовательский центр медико-биологических проблем адаптации человека в Арктике Кольского НЦ РАН (http://medknc.ru/). Это довольно хорошо оснащённое медучреждение, которое оказывает помощь ограниченному контингенту лиц + платные медуслуги.  Что же получается? Оказывается, жители города Апатиты вовсе не лишены медицинской помощи, вовсе не оставлены и не брошены, и «перевод врачей в Кировск» это всего в 18 км, и помощь эта вполне доступна, и заброшенная «новая» больница в Апатитах вовсе и не нужна! Ведь жители Апатит могут спокойно совсем рядом ездить в Кировск, где находится общая для двух соседних городов больница. Зачем же им своя отдельная больница? Привычка? Наш общий инфантилизм и государственный патернализм? Не знаю… Но кажется, знаю, что местные медицинские чиновники и организаторы здравоохранения поступили абсолютно верно, что не стали возрождать больницу в Апатитах, здание которой стало, видимо, аварийным. Тем более, что одной больницы на на общие 80 тысяч населения обоих городов вполне достаточно. А если ещё им удастся и специализированный центр РАН привлечь для оказания помощи населению в рамках ОМС, то это можно считать полным административным успехом.

И этот подход кажется очень правильным в России, где есть множество мелких городов и поселений, где совершенно невозможно, нерационально, да и не нужно организовывать полноценное «покрытие» всеми возможными специалистами. Для всех не будет единого уникального рецепта, но то, как всё организовано в Апатитах и Кировске выглядит очень рациональным. Другое дело, почему случилась беда с Дарьей Стариковой. Но кажется совершенно ясным, что произошло это не по вине организаторов здравоохранения. 

Вот только теперь мало кто будет разбираться, и волна, поднятая «эффектом Дарьи Стариковой», приведёт к тому, что по всей стране в маленьких городах будут строиться больницы, будет закупаться оборудование, будут искаться врачи. Но эти лишние затраты всё равно ни к чему не приведут, потому что объём загрузки оборудования и врачей в маленьких городах будет недостаточным, зарплаты будут требоваться огромные («майские указы» ещё никто не отменял), а качество врачей останется прежним.

А больше всего я хочу, чтобы самой Дарье Стариковой московские медики хоть как-то помогли!

Проблемы здравоохранения на вчерашней прямой линии президента возникали трижды. Один раз как репортаж из роддома («только что родился»), что дало президенту возможность ещё раз сказать о достижениях: снижении младенческой и материнской смертности и росте продолжительности жизни. Две других истории повода для радости не дали: женщина, которая не может получить льготные лекарства и девушка, которой не выявили рак, и которая просила возродить больницу в её городе. То, что я хочу написать по этому поводу может показаться банальным, но всё равно напишу. Частные ли это случаи или система? Это, к сожалению, система.

Люди, которым положены льготные препараты, бьются за них порой с большим ожесточением, чем сторонники Навального с коррупционерами. И в Москве бьются и в маленьких городках. Биться приходится потому, что на лекарства у региональных властей денег не всегда есть. На покраску газонов, на разгон облаков есть. А на лекарства нет. Может ли изменить эту ситуацию президент? Может — хлёстко и показательно уволить десяток чиновников. Поможет ли это? Не поможет. На их место в этой системе власти придут другие «разгонятели облаков». Другое дело — подойти системно и ещё раз подумать о том, какие лекарства надо оставить в списке жизненно важных, а какие нет, ещё раз подумать о политике в отношении «льготников» — она ох как не совершенна…

История про девушку из Апатит совсем другая. Она глубже, ибо вопрос «кто виноват, чиновники или врачи» останется без ответа. Врачи — несомненно. Но вот только мне кажется, врачи будут единственными, кого накажут (а СК уже возбудил дело). И это будет очень печально. Во-первых, врача нельзя наказывать за профессиональную ошибку уголовно, только если ошибка не стала результатом халатности или разгильдяйства. Врача надо учить, повышать его образованность. Во-вторых, местные и региональные чиновники, по вине которых разбежались все врачи больше виноваты в этой истории, так как их ошибки отдалённо приведут к потерям десятков жизней. И в-третьих. Президент уверен, что главное — это повысить доступность медицины. Владимир Владимирович, доступность, это ерунда. По значимости доступность сильно уступает качеству врачей и качеству системы в целом.

Ну судите сами, на кой нужна доступность, если человек с раком доступно приходит к терапевту, а тот ссылаясь на приказы Ваших чиновников не выписывает наркотик. Если пациент доступно приходит к терапевту, а тот не может решить банальную медицинскую проблему, отправляя к узким специалистам. Если доступные врачи откладывают срочную госпитализацию, потому что их за это начальство поругает.

Система здравоохранения в России нуждается в коренных изменениях! Жаль, что президент этого так и не понял и продолжает хвалиться продолжительностью жизни (показателем, который скоро может заметно снизиться).

Самая обсуждаемая сегодня новость: «Путин сообщил, что Медведев заболел». Случилось это на заседании президента с членами правительства (http://echo.msk.ru/blog/day_video/1944256-echo/). Не буду подробно пересказывать слова Путина, который вначале заседания сказал, что «эпидемическая ситуация идет на убыль, тем не менее, она серьёзная» и что Дмитрий Анатольевич приболел. Всё это вместе на фоне весёлой улыбки Владимира Владимировича уже почти выглядело шуткой, и осталось бы весёлой шуткой. если бы… Да! Если бы дальше он на полном серьёзе не попросил бы министра здравоохранения отчитаться о том, что происходит в стране с гриппом. И вот мы опять удивляемся. Вроде бы за 17 лет уже привыкли, что важные проблемы в жизни страны беспокоят президента либо совсем вскользь, либо в зависимости от контекста, либо совсем не беспокоят (типа «зачем вам машина, если дорог нет»). Вроде бы уже привыкли, но опять приходится удивляться. Ведь эпидемиологическая ситуация с гриппом во время эпидемии Путина не интересовала — никаких новостных сообщений о его интересе к этой проблеме мы не видели. Даже когда Росстат опубликовал данные о том, что в ноябре 2016 года заболеваемость гриппом в 4,8 раза превысила таковую за ноябрь 2015, в а декабре 2016 — превысила декабрьскую 2015 года в 20,6 раз, президенту было, скажем так, фиолетово. Он не созвал никаких экстренных заседаний, не было с его стороны никакой реакции. Но вот случился казус — заболел председатель правительства. И тема сразу стала крайне актуальной. И уже министр должна отчитываться о вакцинации, заболеваемости (https://www.rosminzdrav.ru/news/2017/03/14/5189-ministr-veronika-skvortsova-prinyala-uchastie-v-soveschanii-prezidenta-rossiyskoy-federatsii-vladimira-putina-s-chlenami-pravitelstva). И министр опять говорила только о достижениях. Например, о том, что в целом в 2016 году смертность от гриппа снизилась по сравнению ко всему 2015 году. Но вот в декабре 2016 (самом эпидопасном для ОРВИ) смертность от гриппа и ОРВИ увеличилась на 4,7% по сравнению с декабрём 2015. Да и говоря о целом 2016 годе не всё так гладко. По оперативным данным Росстата («без учёта окончательных свидетельств о смерти») смертность от гриппа за весь 2016 год по сравнению с 2015 выросла на 233% (http://www.gks.ru/free_doc/2017/demo/edn01-17.htm), то есть почти в 2,5 раза (с 0,3 до 0,7 на 100 тысяч населения). То есть, это означает, что профилактика гриппа провалилась, что вакцинация, по-видимому, была проведена лишь на бумаге (или то, что российская вакцина туфтовая), что лечение гриппа и его осложнений запаздывало и было не адекватным. Ну то есть, не всё хорошо. Точнее, совсем всё очень не хорошо! Но министр знает, что президента это не интересует, президента это и правда интересует лишь из-за болезни премьер-министра, и ему обязательно понравится, всё что скажет министр, потому что министр скажет только то, что должно понравиться президенту. А потом они посмотрят первый канал и окончательно уверятся в своей правоте. И продолжат жить в этом своём параллельном мире. А мы будем жить в другом, настоящем. И будем продолжать вместе с Путиным улыбаться и хохмить на тему «не уберегли Дмитрия Анатольевича». Кажется, уже не уберегли здравоохранения. Кажется, что уже систему управления не уберегли. 

Российская академия наук выпустила меморандум, утверждающий, что гомеопатия является лженаукой! Как говорится: «Ура, товарищи!» И даже так говорится: «гомеопатия официально (!!!) признана лженаукой».  Конечно, новость это в целом, позитивная, и нет необходимости спорить о том, что гомеопатия абсолютно ненаучна. Да! Она — порождение давно минувших лет, должна остаться в этом далёком прошлом, как забытая игрушка под кроваткой давно выросшего ребёнка. Вот только нет радости и нет ощущения победы сил добра над силами тьмы. Во-первых, радоваться не дают результаты опроса на Эхе, во время которого в эфире 34 слушателей не согласились считать гомеопатию лженаукой. Да и многие голосовавшие в сети с ними согласны. А я вот думаю, что пока в России нет более-менее приличной традиционной системной медицинской науки, гомеопатия будет процветать. А науки приличной нет (ну то есть, где-то, наверное, есть, но как системы всё равно нет), потому что в борьбе за накручиванием индекса Хирша учёные порой забывают, что надо ещё и дело делать. А науки нет, потому что в отчётах и рапортах она очень даже есть. А науки нет, потому что вместо научных открытий мы только и обсуждаем, то имущество РАН, то детей академиков, ставших член-корами «по наследству». А вообще зря они «запретили» гомеопатию. Это был очень удобный, слабый и беззлобный враг (тем более, как мы понимаем, никакой запрет не помешает населению ходить к гомеопатам, как к альтернативе рушащемуся амбулаторному здравоохранению). Зря. С гомеопатией надо было бороться долго и планомерно, получая на это сочное бюджетное финансирование. А теперь, когда слабого врага нет, РАН придётся бороться с сильным — с религиозностью (а ведь большой разницы между религиозностью и гомеопатией, кажется, нет). Вот я и хочу посмотреть, когда РАН объявит лженаукой теологию, например.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире