Я не видел городского пейзажа – да и вообще никакого – три года и два месяца.
В последний раз – в июле 2008 года, когда опера из МВД везли меня на новенькой Инфинити, с еще транзитными номерами, в здание СК МВД на Газетный переулок из моего офиса на Киевской.

Уже несколько недель я на свободе.
И нахожу, что изменился не только я, но и мир вокруг меня.

Начну с изменений внутри меня.
Попадая в тюрьму, понимаешь, насколько скоротечна наша жизнь. Размениваться на мелочи попросту нет времени. Ценность денег отходит на второй план. Первое, что начинаешь ценить – простое человеческое общение. Хочется узнавать новое, общаться с людьми неординарными и исключительно порядочными.
До ареста, к примеру, мне нравилась компания Леонида Реймана. Сейчас же я испытываю удовольствие от общения с Михаилом Горбачевым, Владимиром Мирзоевым, Дмитрием Муратовым. А об общении с людьми, о репутацию которых можно запачкаться, не может идти и речи.
А главное – что с такими людьми обсуждать? Они серые, неинтересные. Времени жалко. Такой же подход и к бизнесу – заниматься только тем, что реально увлекает, что интересно.

До ареста у меня был четкий план – к 40 годам должен был заработать 100 млн. долларов, а к 50 – ярд.
Сейчас мне кажется это ужасно скучным. Цель не может выражаться в денежном эквиваленте. Если заниматься тем, что нравится, делать это качественно и профессионально, то с денежным эквивалентом потраченных усилий проблем не будет.
Вопрос, с кем иметь дело. Вот тут компромиссы невозможны, хотя мы бизнесмены склонны к ним. Очевидно, что с людьми нерукопожатными, с неоднозначной репутацией, пусть богатыми и влиятельными, гулять на одной поляне – уже риски, не то что иметь с ними дело. Раньше в этих вопросах я был склонен к компромиссам.

В личном плане – хочется много путешествовать и исследовать.
И если раньше я стремился купить побольше собственности (и здесь, и там), сейчас я понимаю, что собственность привязывает. Не дает свободы. Покупая собственность где-то в одном или двух местах, ты вынуждаешь себя ездить именно туда. А не хотелось бы. Мир так разнообразен.

Окружающий мир тоже изменился.
Если начало-середина 2000-х были временем быстрого роста, на котором мог заработать кто угодно, то сейчас ситуация изменилась. Это здорово. Это шанс доказать, чего ты реально стоишь.
Понятно, что это не относится к госкорпорациям и их сателлитам. Да они все известны, так что из расчета их можно убрать.

Моя жена собирала в компьютере файлы с интересными записями, которые я пропустил, будучи в неволе.
Особенно порадовал Мутко с «Лец ми спик фром май харт ин инглиш». Я был уверен, что это какой-то капустник, и Мутко озвучивает пародист. Ольга долго меня убеждала, что это не так.

В Москве удивили люди.
Сидя в зоне и читая прессу, все равно не представляешь, насколько мы интеллектуально богаты. Достаточно было сходить на лекцию Е.Г. Ясина в ВШЭ, послушать вопросы, дискуссию, увидеть переполненные залы, что бы в этом убедиться. В зоне все казалось совсем в черном свете. А после таких лекций – а за неделю я был на трех – появляется надежда. Надежда на то, что распил не является единственной основой нашей экономической политики. Что либеральные идеи все равно пробьют себе дорогу. Жаль только проект либеральной партии умер, по сути не родившись.

Вообще в тех регионах, где я сидел, люди собираются делать выбор между КПРФ и ЛДПР, о чем со мной советовались.
А в кабинете одного из начальников вообще висел флаг «Справедливой России». На мой вопрос, а почему не ЕР – начальник ответил «Мы здесь увольняем сотрудников, если у осужденного пачку сигарет возьмет, а у вас в Москве берут миллионами, дворцы себе строят. У власти ведь ЕР, пробиться наверх без взятки невозможно, на хрен нам такая партия нужна?». За последний год я встретил лишь одного человека, который честно признался, что будет голосовать за ЕР – это начальник оперотдела моей зоны. Это как-то неприлично.

В Москве непривычен бешеный ритм.
Отвыкаешь. Возвращаешься – будто из летаргического сна. Но есть хороший рецепт быстро в этот ритм войти – метро. Умные и успешные пересаживаются в будни на метро – у них корона с головы не падает. А офисный планктон давится в пробках – понты.
Мир изменился: главный восходящий тренд – удобство и разумность, главный нисходящий – пафос и воровство.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире