Несколько дней назад новостные ленты информагенств вынесли на поверхность благую весть: обязательный ЕГЭ по иностранному языку, предполагавшийся к введению с 2022 года, — отменяется.

«При этом по итогам широких обсуждений с общественниками и экспертным сообществом… Минпросвещения России подготовило проект приказа, согласно которому иностранный язык не входит в число обязательных предметов государственной итоговой аттестации обучающихся. Позиция основана на многочисленных оценках экспертов о нецелесообразности введения обязательной сдачи экзамена по иностранному языку», — говорится в сообщении.

При этом в высшей степени здравую точку зрения высказали представители правящей – кгхм, да! – партии: «Мы провели сотни площадок в каждом из 85 регионов страны. Приглашали родителей, педагогов, экспертов сферы образования, представителей учащихся. Все они сошлись во мнении, что система образования пока не готова к такому шагу, — рассказала член президиума Генсовета «Единой России», член комитета Госдумы по образованию и науке Алена Аршинова. — В учебных заведениях нет возможности обеспечить образовательный процесс в предлагаемые сроки. Отсутствуют учителя. А если они и есть, то как правило, это совместители. Нет необходимого оборудования и средств на его закупку. За счет каких денег должен проходить ЕГЭ? Они не предусмотрены бюджетом».

Автору данного блога как родителю, в недавнем прошлом – педагогу (в том числе преподававшему и иностранный язык) и в какой-то степени эксперту в области образования подобный финал инициативы, насчитывающей около 10 лет (в 2011 году о третьем обязательном ЕГЭ уже как о решенном деле говорилось устами министра Андрея Фурсенко, руководителя группы по разработке стандартов Александра Кондакова и ректора НИУ ВШЭ Ярослава Кузьминова) всегда казался абсолютно предсказуемым. Преподавание иностранных языков в советской школе было в целом провальным (не будем всерьез рассматривать опыт нескольких сотен языковых спецшкол, представлявших скорее исключение, чем правило) по причине очевидной ненужности подавляющему числу советских граждан, из «заграниц» могущих мечтать разве что о Болгарии. Позже спрос на иностранный язык несколько возрос, но предложение радикально в силу разных причин не улучшилось. Было очевидно, что без серьезных изменений обязательный экзамен продемонстрирует провальный уровень владения предметом у большинства школьников. Планы минобра, перешедшие в планы минпроса, добиться качественного прорыва на этом направлении можно было бы считать похвальными, если бы за ними что-то стояло. Какая-то полезная работа, например. Подготовка учителей. Обеспечение школ необходимым оборудованием. Еще что-то.

Сегодня мы видим, что за ними не стояло ни-че-го. Три министра на протяжении десяти лет (и четвертый, нынешний – в своем прежнем качестве руководителя Рособрнадзора) уверенно ориентировали подчиненных на то, что теперь взяло и растаяло «как сон, как утренний туман». Безусловно, вместе с этим «нечто» растаяли и государственные средства, потраченные на различного рода бюрократические нужды. В результате было признано полное и безоговорочное поражение. При этом, что особенно важно, – при полном отсутствии противника.

И вряд ли за это кто-либо ответит. Ведь успехи на профессиональном поприще критерием оценки заслуг государственных служащих – не являются. «У ней – особенная стать».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире