Несколько лет назад в книжке об истории российской дореволюционной адвокатуры я, излагая обстоятельства знаменитого «дела Засулич», написал:


«Чрезвычайно важное с точки зрения понимания позиции присяжных в этом процессе событие произошло накануне его открытия, вечером 30 марта. Присяжные через судебного пристава спросили председательствующего А.Ф.Кони, «не следует ли им ввиду важности заседания надеть фраки, у кого есть, и белые галстуки», то есть одеться наиболее торжественным образом. По нашему мнению, этот вопрос недвусмысленно свидетельствует о том, что еще до начала процесса присяжные прониклись осознанием исключительности события, в котором им предстояло участвовать. Вероятно, они уже предчувствовали, что им предстоит войти в историю, и это самым непосредственным образом скажется на их решении; иными словами, вынося вердикт, каждый из них мог вослед толстовскому князю Андрею думать: «Вот он, мой Тулон!»


Не знаю, верна ли моя догадка, сейчас уже никто не подтвердит. Но, в любом случае, шесть мелких и средних чиновников 7-14 классов , помощник смотрителя духовного училища, ювелир, выпускник университета, мелкопоместный дворянин и два купца 140 с небольшим лет назад вошли в Историю. Мы знаем их имена. Мы знаем имя старшины — чиновника Министерства финансов Анатолия Ильича Лохова. Кто бы помнил это имя, если бы не «дело Засулич»?..

Вот они:
купец Петров, надворный советник Алексеев, свободный художник Верховцев, надворный советник Сергеев, помощник смотрителя Спб. Александро-Невского духовного училища Мысловский, дворянин Шульц-Торно, коллежский perистратор Джамусов, надворный советник Лохов, действительный студент Холщев, надворный советник Кунинский, купец Якимов; запасные: г.г. Сит­ников и Любавин.

Можно осуждать или оправдывать их вердикт — и для того, и для другого есть весомые аргументы — но они распорядились своими полномочиями не так, как от них ожидали власть предержащие, а в соответствии с законом и личными убеждениями.
Честь им и хвала!

Сегодня судьи Конституционного суда такую возможность упустили. Сытые, «давно сытые» (из речи Плевако по другому делу), защищенные законом со всех сторон, они согнулись в холуйском поклоне.
Хула им и бесчестие.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире