После скандала с поддельными диссертациями уволен зав.кафедрой истории Московского педагогического госуниверситета Александр Данилов. В этой истории, дай Бог не последней, самое интересное — не то, что целый ряд «ученых» не постеснялись представить в Ученый совет созданные методом копипаста труды, и не то, что их вдруг — пусть с некоторой задержкой — настигла кара (да и не настигла пока, только подбирается), а неожиданная по нынешним небрезгливым временам закономерность финала. Ибо вся научно-педагогическая деятельность главного «героя» этих событий к тому вела.

А.А.Данилов начинал как историк КПСС. Тема его кандидатской диссертации: «Комсомол— активный помощник КПСС в воспитании рабочей молодежи в ходе социалистического соревнования. 1966–1980 гг.» (1985 год), докторской (1990 год)— «Партийное руководство развитием творческой активности работающей молодежи. 1960–1980-е гг.» От себя замечу, что в 1990-м тема звучит уже несколько… хм… архаично; но по-человечески можно понять — диссертация написана, труд проделан. Опять-таки, вряд ли кто возьмется спорить с тем, что определенное партийное руководство развитием творческой активности работающей молодежи в 1960–1980-е гг. имело место, а как же?

Дальше у профессора Данилова наступает, по-видимому, период переоценки ценностей. В 1996-м выходит учебник «История России. ХХ век» (совместно с Л.Г.Косулиной). Этот учебник в то время был самым либеральным (либеральнее него был разве что учебник И.Долуцкого), и я с удовольствием по нему работал (удовольствие касалось содержания, ибо методически он был вполне ужасен). Ниже я буду его обильно цитировать.

Все вышеописанное, в общем, не трагедия; подобный путь в те поры проделали многие, не мне их судить. Разве что, уж больно ортодоксален был наш герой в перестроечный период, а потом за удивительно короткое время стал весьма и весьма либерален. Однако, бывает; не без этого.

Но случилось быть и еще одному периоду переоценки, тому самому, который мы наблюдали совсем недавно, когда Александр Анатольевич сыграл большую, если не решающую роль в подготовке скандального двухтомника «История России. ХХ — начало ХХI века», написанного совместно с А.Филипповым, в котором, по словам самого автора, главная задача состояла в том, чтобы «объяснить логику действий власти» (после знакомства именно с этим текстом у одной одиннадцатиклассницы родилось эпохальное определение Сталина – «эффективный менеджер»).

Дальше я почти ничего говорить не буду, разве что в конце. Насладитесь сами степенью очередной «переоценки». Простым курсивом — учебник 1996-го, полужирным — концепция учебника нынешнего (самого под рукой нет).
О ГОЛОДЕ:
«Истребление скота, разорение деревни непрекращающимся раскулачиванием, полная дезорганизация работы колхозов привели в 1932-33 гг. к невиданному голоду, охватившему примерно 25-30 млн. человек. В значительной степени он был спровоцирован политикой властей. Руководство страны, пытаясь скрыть масштабы трагедии, запретило упоминать о нем в любых средствах массовой информации. Несмотря на масштабы голода, за границу было вывезено 18 млн. центнеров зерна на нужды индустриализации»
«В этом разделе следует особо отметить тезис о том, что организованного голода на селе в СССР не было. Тем более, он не был «спровоцирован» властью в отношении тех или иных народов или социальных групп. Голод был связан, как с погодными условиями, так и с незавершенностью процессов коллективизации (колхозы еще не могли обеспечить необходимый уровень производства товарного хлеба, в то время, как кулачество уже было «ликвидировано как класс» и в производственной деятельности уже не участвовало).

Следовало бы привести здесь и цифры жертв от голода.  По уточненным данным, они достигали на Украине не 10 млн., как об этом пишут сегодня украинские историки, а не более 1-2 млн., в то время, как по всему СССР 2-3 млн. (по данным ЗАГСов)».
О РЕПРЕССИЯХ
:

«По официальным данным, в 1930-1953 гг. по обвинению в контрреволюционной, антигосударственной деятельности были вынесены осуждающие приговоры в отношении 3 778 234 человек, в том числе 786 098 — смертных. По другим данным, только в 1930-1941 гг было репрессировано до 20 млн. «врагов народа»

«В учебнике следует, безусловно, оценить масштаб репрессий в годы «большого террора». Однако для этого следует четко определить, кого мы имеем в виду, говоря о репрессированных. Думается, было бы правильно, если бы здесь появилась формула, в которую будут включены лишь осужденные к смертной казни и расстрелянные лица. Это позволит уйти от  спекуляции на этой теме, когда в число жертв репрессий приплюсовывались все, причем не по одному разу (включая тех, кто лишился работы по политическим мотивам, был исключен из комсомола и из партии и т.п.). А опираясь уже на эту большую цифру, люди, не понимающие о чем идет речь, говорят уже о таком количестве погибших». В учебник, насколько мне известно, данный пассаж не вошел, однако ход мысли, как ни крути, никуда не денешь.

ОБ «ОСВОБОДИТЕЛЬНОМ ПОХОДЕ»
«1 сентября 1939 г. началось вторжение немецких войск в Польшу. Советское руководство в условиях начавшейся войны в Европе приступило к реализации подписанных с Германией секретных протоколов. 17 сентября 1939 г. войска Красной армии перешли польскую границу и взяли под контроль Западную Белоруссию и Западную Украину. В ноябре этого года они были законодательно включены в состав Белорусской и Украинской СССР».
«Относительно похода Красной Армии в сентябре 1939 г. следовало бы подчеркнуть, что речь шла о реальном освобождении тех территорий, которые отошли к Польше по Рижскому мирному договору 1920 г., т.е. было ничем иным, как освобождением части Отечества. При этом важно напомнить историю вопроса. Накануне второй мировой войны в Европе, пожалуй, не было другого государства так открыто враждебно относящегося к СССР. Поляки заявляли, что не видят Советы в европейской политике. Польша сама принимала активное участие в захвате чехословацкой территории  в 1938 году, а польские лидеры даже говорили о братстве немецкого и польского оружия в этой связи».

И так далее, и тому подобное, можно продолжать и продолжать. Впрочем, и это – не рекорд. Между цитируемыми книгами – хотя бы 10 лет разницы. А вот в начале двухтысячных одновременно вышли два учебника нашего автора, причем учебник издательства «Дрофа» рассказывал о том, что Сталин «не исключал возможность превентивного удара по Германии», а учебник «Просвещения» утверждал, что «совершенно необоснованными являются утверждения о том, что СССР готовился первым напасть на Германию и что Гитлер лишь начал превентивную войну, чтобы сорвать это нападение».

Взгляды, в том числе и научные, имеют свойство меняться, это абсолютно нормально. Однако, когда человек за 20 лет меняет их трижды (да как меняет!), трудно отделаться от впечатления, что этих взглядов вовсе не было и нет.

Кроме одного, мировоззренческого: следует угождать.

Что же удивляться тому, что под руководством именно Александра Анатольевича процветала фабрика по производству наукообразного черт-знает-чего? Кому, как не ему, знать, что это сегодня — полная ерунда, а завтра — бесценный труд; так что Александр Анатольевич, можно сказать, просто работал на перспектиыву. Но вот что удивительно: казалось бы, — золотой по нынешнему времени для власти человек, бесценный просто… Так и хочется спросить — ЗА ЧТО??



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире