alexey68

Алексей Кузнецов, историк

16 августа 2017

F
16 августа 2017

Маленькая ложь


Давеча в своем блоге здесь же, на сайте «Эха» протодиакон Андрей Кураев процитировал известную Декларацию митрополита Сергия (Старгородского) от 29 июля 1927 года («Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное варшавскому, сознается нами, как удар, направленный в нас») и дал историческую справку: «Варшавское убийство — это убийство Пинхуса Лазаревича Вайнера (псевдоним — Пётр Ла́заревич Во́йков), убийцы Царской Семьи».

Воспитанные на «Семнадцати мгновениях весны», мы помним фразу Шелленберга: «Маленькая ложь рождает большое недоверие, Штирлиц».

Версия о еврейском происхождении одного из участников событий лета 1918 года в Екатеринбурге (именно такая формулировка представляется на сегодня корректной, ибо участие Войкова в этом деле до сих пор не вполне прояснено; при этом автор этих строк сам склоняется к тому, что Петр Лазаревич поучаствовал весьма активно) – штука довольно давняя. Трудно со  всей определенностью сказать, кто запустил ее первым; похоже, это был генерал-лейтенант Дитерихс, один из руководителей белого движения в Сибири и на Дальнем Востоке в годы гражданской войны. В свое время Колчак поручил ему руководство комиссией по расследованию убийства царской семьи. В 1922 году были опубликованы его записки по этому вопросу («Убийство царской семьи и членов дома Романовых на Урале», с которыми желающие могут без труда ознакомиться в  интернете. Там он вполне однозначно относит Войкова к евреям: «Войков,  еврей, лет 28 — 30; высокого роста, тощий; лицо длинное, веснушчатое, бороду и  усы брил; глаза голубые, нос большой и не тонкий; уши торчащие; волосы светлые, волнистые. По-русски называл себя Петром Лазаревичем. Отец его был фельдшером на Надеждинском заводе, но сынка еще мальчишкой отправил в Женеву, где тот и  получил образование. В Швейцарии, подобно еврею Сафарову, еврей Войков вошел в  круг Бронштейна, Нахамкеса и прочих, и с ними же прибыл в Россию в  запломбированном вагоне. В Екатеринбурге Войков занимал должность областного комиссара снабжения и члена президиума».

Трудно сказать, откуда черпал генерал сведения биографического характера. Возвращение Троцкого (Бронштейна) и Стеклова (Нахамкиса) в запломбированном вагоне, равно как и их пребывание в швейцарской эмиграции (первый жил в основном в Вене, а во время войны перебрался в Париж; второй до войны жил в Париже, а с ее началом вернулся в Россию) – свежее слово в историческом исследовании, но не будем придираться к заслуженному воину. Впрочем, и фельдшером Лазарь Петрович Войков никогда не был: недоучившийся горный инженер и доучившийся учитель математики, он всю жизнь работал то педагогом, то  мастером на заводах. Сынка он в Женеву не отправлял, тот туда сам благополучно перебрался в срочном порядке по причинам революционно-террористического свойства, и не вполне уже мальчишкой, в 19 лет. В одном Дитерихс точен: Войков-младший по-русски действительно называл себя Петром Лазаревичем. А в Женеве, надо полагать, Пьером. Но вот Пинхусом, на что намекает Дитерихс, он  себя не называл ни на каковском языке, ибо был сыном украинца (и внуком крепостного крестьянина, что тоже как-то плохо сочетается с версией о еврейских корнях) и русской, о чем имеются документальные свидетельства, в том числе и  полицейские справки.

Понять причину, подтолкнувшую Дитерихса к выводу о  национальности Войкова поможет прочтение его книги: после фразы: «В 1917 году Лейба Бронштейн, свергнув власть Аарона Керенского…» всё встает на свои места. Полководец был не только монархистом до мозга костей (случай среди белых генералов нечастый), но и зоологическим антисемитом, глубоко убежденным в еврейской природе русской революции, о чем он пространно и откровенно пишет в своем труде.

Какое нам, казалось бы, дело до откровений Дитерихса и ему подобных? Да, и сейчас есть люди, которые с пеной (иногда буквально) у рта отстаивают версию ритуального убийства Романовых. Ну и что? Некоторые, как справедливо заметил Шарик Матроскину, мышей едят…

Так вот, вернемся к первому абзацу. Возможно ли, чтобы Андрей Вячеславович Кураев не знал о том, что еврейское происхождение Войкова – старый добрый фейк, восходящий к… эээ… человеку совершенно определенных убеждений? Не думаю. Всё-таки перечень его ученых званий и научных интересов (Википедия: «российский религиозный и общественный деятель, писатель, богослов, философ, специалист в области христианской философии, публицист, церковный учёный, проповедник и миссионер, автор официального учебника по Основам православной культуры, один из  авторов книги «Человек. Философско-энциклопедический словарь»... В 2004—2013 годах — профессор Московской духовной академии. Старший научный сотрудник кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ») выдает в нем человека образованного.

Так что же? А то, что человеку, обосновавшему иудейский характер праздника 8 марта, будь он хоть восемь раз профессор и научный сотрудник, трудно расстаться с версией о том, что православного царя умучили… ну, вы сами понимаете. Это, ежели угодно, вопрос веры, а веру документами опровергнуть невозможно. Более того, документами можно только оскорбить чувства верующих, чего нам Уголовный кодекс делать не велит.

Так что не будем придираться.

Будем просто иметь в виду, да?

Дамы и господа присяжные заседатели (к суду не обращаюсь, ему заведомо наплевать)!

За время, прошедшее с очередного эпохального заявления премьер-министра Медведева, сделанного на заседании форума с говорящим названием «Территория смыслов», прошло некоторое время. Блогосфера уже успела предсказуемо отреагировать на очередное чиновное хамство всеми привычными способами: от петиции за отставку на Change.org до радостного хора граждан, считающих себя гражданами, с  ораторией «Это вам, убогие, от ваших хозяев за фальсификацию выборов и прославление Путина».

Обращаться к подписантом первого — мол, не по адресу, равно как и к исполнителям второго — дескать, не по уму, я не буду. Время расставит, эпоха управит, «переменит Бог орду» — тогда и поговорим. Если будет о чем разговаривать. Но одно мнение, стоящее особняком, хочется прокомментировать. Речь идет о точке зрения статс-секретаря Федеральной палаты адвокатов Константина Добрынина, изложенной здесь, на сайте «Эха Москвы». Дело в том, что — так уж получилось — я знаю Константина Эдуардовича как человека умного и неравнодушного. Почему, собственно, и зацепило.

Начну с конца. С «нам все должны, особенно государство, а мы ничего никогда и никому». Федеральная палата адвокатов, равно как и региональные палаты, постоянно ставят вопрос об увеличении расценок за юридические услуги, оказываемые по закону бесплатно (так называемая «защита по назначению»). Вот, например, калининградские защитники жалуются, что «из-за низкой оплаты их труда адвокаты с неохотой становятся участниками государственной системы бесплатной юридической помощи». А вот, например, Совет самой Федеральной палаты адвокатов обращается в правительство: «Государство делегировало адвокатуре исполнение обязанности по обеспечению конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе право бесплатного ее получения в установленных законом случаях, приняв в свою очередь на себя обязательство по оплате труда адвокатов за исполнение возложенной на них государственной функции. Однако ставки оплаты труда адвоката в делах по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда являются дискриминационными — они несравнимо более низкие, чем установлены государством для оплаты труда других участников уголовного процесса: если ставка для переводчика (гораздо менее значимой процессуальной фигуры) составляет 700–1500 рублей в час, то базовая ставка адвоката — только 550 рублей в день. Не сопоставима такая оплата и с заработной платой других участников судопроизводства, выполняющих публичные функции: средний ежемесячный доход сотрудников прокуратуры или мировых судей, наименее обеспеченных членов судейского сообщества, составляет более 60 тысяч рублей в месяц, а размер ежемесячного дохода судьи суда общей юрисдикции в 2015 году в 21 раз превысил ежемесячный доход адвоката за участие в делах по назначению (9095 рублей)».

Что же это, Константин Эдуардович? Клянчим? А разве Вас и других членов Совета не учили «адвокатура — это не про деньги»? Разве защищать людей — не миссия с Большой Буквы, вполне сопоставимая с миссией учить детей? Мыли бы полы, как Вы советуете, в свободное от защиты по назначению время, тем бы и кормились. И уже при чистых полах — немножечко защищали по договору, как Медведев советует… (кстати, правильно не учили: любая работа — про деньги, а бесплатно — только по личным соображениям, а не потому, что у барина большие расходы на другое).

Теперь пойдем к началу. Там есть удивительные слова: «...Учительство это не про деньги...Это про вашу жизнь и вашу личную ответственность за нее. Вашу — не государства. Оно никогда не озолотит учителей, и дело здесь не в России». А почему? Почему исполнение важнейшей государственной задачи — не про деньги? Жаль, что Вы не расписали это поподробнее… А то странно как-то… Детей учить надо, но  априори за гроши; да еще Вы говорите, что это и есть по-европейски… Очень странно. Назовите нам европейскую страну, где учительство — настолько «не про деньги», пожалуйста.

Совсем убийственен пример про то, как мама-учительница после уроков убирает ДЕЗ (ЖЭК), а сын ей, отвлекаясь от выполнения домашнего задания, помогает тряпку отжимать. То есть не пример убийственен, конечно же, а  возведение его в степень нормы, если не подвига. Это не про маму с сыном, разумеется, это про государство. Вы бы хотели, чтобы Ваши дети Вам помогали, скажем, опять-таки полы мыть в суде по окончании процесса?

Великий Федор Никифорович Плевако был очень богатым человеком. Очень. И не стеснялся этого, поскольку состояние свое заработал в полном соответствии с существующим законом. Но вот чего он явно стеснялся и никогда не делал — так это учить бедных, что это правильно, что они бедные, и что ими помыкают. Вы, конечно, знаете его речь в защиту крестьян села Люторич Епифанского уезда Тульской губернии, восставших против измывательств помещичьего управляющего. Он тогда выиграл это дело, причем не с присяжными, а в коронном суде… Так вот, разобрав по косточкам все аргументы обвинения, Плевако сказал: «Но если слово защиты вас не трогает, если я, сытый, давно сытый человек, не умею понять и выразить муки голодного и отча­янного бесправия, пусть они сами говорят за себя и представи­тельствуют перед вами».

Так и Вам — не надо бы учить голодных и бесправных.

«Люди они, человеки!.. Судите же по-человечески!..» Это опять Плевако. 135 лет тому назад.

Читателям постарше памятно из школьного курса истории, что означенной фразой в зиму 1877\78 начальство отчитывалось перед общественным мнением; на Шипкинском перевале меж тем было совсем неспокойно. Фраза стала синонимом начальственного безразличия и самоуспокоенности, а также пренебрежения тем самым мнением. Это была преамбула.

Теперь амбула, сильно посвежее.

Все-таки приятно, что в ситуации сдачи ЕГЭ, который многие поругивают за ежегодное изменение каких-то параметров, форматов и правил, есть островки стабильности. Неприступной скалой среди них высится нехватка дополнительных бланков на каком-нибудь экзамене. Года не было, чтоб всем всего хватило. В этом году дежурными предметами оказались литература и география

Приятно также, что руководитель Рособрнадзора г-н Кравцов проблемы не видит: «По словам Кравцова, все работы детей будут отсканированы, каждый получит результаты. Если их результаты не устроят, они смогут пересдать экзамен в  резервный день. «Я беру ситуацию под свой контроль, никаких проблем с  поступлением не будет», – заключил руководитель ведомства». Конечно, не будет, раз уж теперь сам глава Рособрнадзора взял ситуацию под контроль. Хочется только спросить: а раньше она под чьим контролем была? И кто будет отвечать за  то, что выпускникам придется еще раз что-то сдавать в резервный день? Хоть бы  извинился, что ли…

Объяснение причин произошедшего тоже радует: «…связано с  тем, что ученики стали лучше учиться и писать ответы более развернуто». Иными словами, дети поумнели, а мы и не заметили. Я даже догадываюсь, почему не  заметили… И главное, как со снегом в декабре – ну ничего ведь не предвещало!

Ну, это ладно. На этой неделе организаторы ЕГЭ учинили событие поярче: все 60 выпускников московской школы №323 (пр-т Вернадского, 57) сдавали ЕГЭ по русскому… где? А вот и не угадаете. В школе 323 по этому же  адресу. И часть учителей, дежуривших там, тоже были из той же школы. Причем это не «случилось», а месяцы назад именно так и было запланировано, если верить Базе данных ЕГЭ, в которую недоумевающие дежурные из других школ потом решили заглянуть. Причем всякий, кто сталкивается со сдачей данных для этой самой упомянутой Базы, хорошо знает, как все нервы вымотают из-за одной ошибочной буквы. Все учителя, водящие школьников на ЕГЭ и ГИА, знают, как стало строго с  проверкой документов и недопущением гаджетов. Ежели ты (как я), скажем, учитель истории, то ты на ЕГЭ по истории даже сопровождать детей не имеешь права (почему – я так и не понял, но строгость оценил давно). А тут эдакий кавардак на 60 персон. И тишина кругом…

У меня вопрос не к Рособрнадзору (к нему у меня будут вопросы, если реакции не последует; я ведь представляю себе, как они тщательно мониторят всякие публикации о себе). У меня вопрос к коллегам из 323-ей: а вы что же молчали? Вы же не накануне узнали, что в своей школе дежурите, а ваши дети в ней сдают… Или решили, что повезло? Или не молчали, а на вас цыкнули?

Тогда почему сейчас молчите?

 

09 марта 2016

К дате

В связи с данным заявлением МИДа хотелось бы  дать небольшую актуальную историческую справку:
Ровно 55 лет назад, 9 марта 1961 года «состоялся первый выход человека в  космос. Первым «человеком» в космосе стал антропометрический манекен «Иван Иванович». Для полного сходства с человеком под скафандр на него надели обычный костюм и рубашку, только на «лицо» положили лист бумаги с надписью «макет» — чтобы не испугать тех, кто мог обнаружить его раньше спасателей. Для проверки голосовой связи в манекен вмонтировали магнитофон с записью песни в исполнении хора им. Пятницкого, а в контейнере вместо пищи была… собачка Чернушка» (с сайта http://www.1-day.ru/).
С тех пор мало что изменилось. Выход в космос (читай — в открытый мир) моя страна по-прежнему осуществляет посредством одетого по-человечески антропометрического манекена. В него по-прежнему вмонтирован магнитофон. В  контейнере для пищи — по-прежнему живое существо. Разве что надпись «макет» на лицо не кладут, так как задача «не испугать» сменилась на  противоположную…

Вполне возможно, что кто-то из уважаемых читателей любит, когда его пророчества сбываются, однако автор этих строк – категорически нет. То  ли потому, что пророчества его – по большей части мрачного характера, то ли еще по какой причине. А они, заразы, всё норовят сбыться. Вот и опять…

Три года тому назад автору довелось написать: «После того, как сегодня пришла новость о предложении г-на Рогозина и г-на Журавлева восстановить в школах начальную военную подготовку (НВП), логическим развитием этого процесса может быть только возрождение Всесоюзной пионерской организации имени… э-э… ну, это надо подумать, имени кого. Но это – частности, новый министр культуры моментально придумает (надо только ему подсказать, в каком направлении думать)». Прошло три года, и министр уже не новый (хотя и прежний), и были с тех инициативы на ниве воспитания патриотизма, и не одна: и ГТО, и единый учебник истории, и всякое прочее, по мелочи. Тянули, одним словом, жевали резину, то ли не решались (с чего бы?), то ли сомневались (а чего тут сомневаться?), но, наконец, подгадав к  дате, памятной сердцу каждого комсомольца, выпалили из ружья, повешенного на  сцену в первом акте, причем совершенно другой пьесы.

Вчера президент Путин подписал Указ «О создании общероссийской общественно-государственной детско-юношеской организации «Российское движение школьников». Из  документа явственно следует, что движение школьников у нас будет общественно-государственным, государственно-финансируемым и Росмолодежью со всех сторон бережно опекаемым. Дальше про имущество, создание нового ФГБУ, строку в бюджете и прочие тихие чиновные радости.

Спонтанная реакция публики (да в том же эфире «Эха Москвы») немедленно обнаружила две крайности, вполне объяснимой этиологии: одни слушатели и смс-комментаторы выражали широкую гамму негативных эмоций по поводу продолжающегося марша «Назад в СССР», другие с ностальгическим придыханием вспоминали печеную в пионерском костре картошку, драмкружок в районном Доме пионеров и  прочие коленки старшей пионервожатой.

У автора нет ни малейшего желания встревать в этот «спор славян между собою», ибо по его мнению «правы обе». И назад мы движемся, и  драмкружок был замечательный. Только всё это, по нашему разумению, малосущественно. Никакого возрождения пионерской организации у власти не получится, и вот  почему.

Советская пионерия проделала большой и сложный путь от  скаутских отрядов 1920-х к предельно заформализованной структуре 1980-х, но у нее были, как бы к этому не относиться, реальные объединяющие вещи: идеология и  практика. Все понимали, что именно символизируют галстук, горн, барабан и  красное знамя, а также знали, что наша цель – коммунизм, кто такие пионеры-герои и за что они погибли. А что нынешнему подростку может предложить нынешнее российское государство? Идеологию «просвещенного консерватизма»? Распятого по версии Первого канала в Славянске мальчика? Полуофициальный лозунг «Обама – чмо?» Ничего оно не  может. И, помяните моё слово, предстоящий Первый съезд организации примет программный документ из серии «За всё хорошее и против всего плохого» под девизом «Наша цель – патриотизм». Вот только патриотизм целью быть не может. Коммунизм – может (другой вопрос – зачем, но об этом как-нибудь в другой раз), а патриотизм – нет.

Что касается практики, тот тут все еще безнадежнее. С  пионерами работали взрослые, и среди них, особенно на низовом уровне, было немало неравнодушных, талантливых людей: пионервожатых, руководителей кружков, школьных организаторов. Так вот, господа Президент, Росмолодежь и иже с ними, вы  их больше не найдете в мало-мальски приемлемом количестве. Вы сделали ставку на  других, наглых, пробивных и беззастенчивых, они гадость какую-нибудь массовую на Поклонной горе или травлю кого-нибудь в Интернете еще с грехом пополам организовать могут, а вот тонкую повседневную работу с мальчишками и девчонками, требующую немалых душевных и физических сил, – никогда. И хвала Создателю.

Так что, готов поспорить, никаких эпохальных перемен ждать не приходится. Бюджет и имущество освоят, съезд под фанфары с трансляцией по  телевидению проведут, создадут Координационный совет из дяденек и тётенек, точно знающих, что на призыв «Будь готов!» нынче положено отвечать «Чего изволите?», и спустят вниз по чиновной лестнице Большую Разнарядку. Внизу начнется её Выполнение и Перевыполнение, очень кстати объединившиеся в  многотысячные монстры школы со специально обученными директорами во главе наперебой отчитаются о стопроцентном поголовном вступлении, кружкам, клубам и  секциям объявят, что они состоят теперь при ДЮО «РДШ» и вывеску с печатями надо сменить в течение недели. После чего Известно Кому – доложат. В смысле, рапортуют. И даже во время очередной встречи Известно Кого с народом кто-то вихрастый лет тринадцати, случайно оказавшийся у микрофона, от чистого сердца поблагодарит за сбычу мечт и попросит подарить их поселковой организации две гитары и усилок.

Автора, признаться, несколько напрягает комментарий главы той самой Росмолодежи г-на Поспелова: ««Государство должно воспитывать детей так, как это нужно государству, и не надо этого стесняться». В принципе, с этим мог бы горячо согласиться г-н Артур Аксман, тоже в свое время крупный организатор общественно-государственного молодежного движения. Но напрягает только в том смысле, что автору хотелось бы видеть руководителем молодежной политики государства человека с иными профессиональными принципами. Но автор и  сам понимает, сколь он не по сезону разборчив…

Так что – не волнуйтесь. Все в порядке. Главное, занимайтесь своими детьми и тогда вашему воспитанию никто конкуренции составить не сможет.

Эти – в особенности не смогут.

Сегодня издательство «Просвещение» разослало по московским школам приглашение учителям истории посетить мероприятие под названием «Реализуем историко-культурный стандарт. Структурно-содержательные и методические преимущества УМК по истории России под ред. А. В. Торкунова». Ну, разослало и  разослало, дело хорошее, возможность встретиться с авторами учебников для учителя – всегда не лишняя.

Однако при чтении релиза, сопровождающего приглашение, обратил на себя внимание следующий отрывок:

«Работа над созданием этой линии учебников стала первым опытом достижения общественной консолидации вокруг исторического прошлого России. В современном российском обществе единая концепция исторического образования и созданные на ее основе учебники выступают в качестве общественного договора, призванного на основе научного анализа, новейших достижений исторической науки обеспечить согласованную позицию и поддержанный обществом взгляд на отечественную историю» — отмечает руководитель Центра гуманитарного образования Издательства и один из авторов новой «линейки» учебников Александр Данилов.

В этом тексте, по нашему скромному мнению, хорошо буквально всё. Во-первых, благая весть о том, что линейку писал А.А.Данилов (при всем уважении к академику Торкунову, ректору МГИМО, вряд ли он всерьез занимался этим проектом; хорошо, если с текстом ознакомился). Полтора года назад мы уже имели возможность ознакомить читателя с причудливыми извивами как научной биографии Александра Анатольевича, так и особенно — направленности написанных им  учебников. Неленивые пройдут по ссылке, а ленивым напомним лишь вывод, который с  неизбежностью последовал из написанного:

«Взгляды, в том числе и научные, имеют свойство меняться, это абсолютно нормально. Однако, когда человек за 20 лет меняет их трижды (да как меняет!), трудно отделаться от впечатления, что этих взглядов вовсе не было и нет.
Кроме одного, мировоззренческого:
следует угождать»

Рискнем предположить, что именно это соображение было ключевым при принятии «Просвещением» решения пригласить в коллектив совсем недавно и достаточно крупно скомпрометировавшего себя автора.

Теперь вчитаемся. «Первый опыт общественной консолидации вокруг исторического прошлого России»… Гм… Первый? Нам припоминаются по меньшей мере еще два. Во-первых, приснопамятная «уваровская троица» (Самодержавие, Православие, Народность), во-вторых, «История КПСС. Краткий курс». И консолидация была процентов за 80 (особенно во втором случае), и отдельные несогласные если и  вякали, то всё больше из Лондона или Койокана.

Или вот еще: «…единая концепция исторического образования и  созданные на ее основе учебники выступают в качестве общественного договора, призванного на основе научного анализа, новейших достижений исторической науки обеспечить согласованную позицию и поддержанный обществом взгляд…». Знаете, вот  что-нибудь одно: либо научный анализ вкупе с достижениями науки, либо общественный договор и поддержанный обществом взгляд. Этот взгляд у нас хорошо известен благодаря разным источникам, от конкурса «Имя России» до регулярных опросов «Левада-центра», и если он и имеет какое-то отношение к достижениям науки, то уж никак не исторической.

Так что можно на встречу и не ходить. И так понятно, что история у нас, несмотря на отдельные недостатки мелким шрифтом в примечаниях, славная и героическая.

Подождем, пожалуй,  новых учебников, например, астрономии, написанных «в качестве общественного договора». Ох, подозреваем, там тоже много удивительного будет…

Заместитель директора Департамента информации и печати МИД РФ Мария Захарова разразилась гневной филиппикой в адрес Саманты Пауэр. «Цинизм — это когда 5 мая 2015 года Постоянный Представитель США при ООН Саманта Пауэр с трибуны Генеральной Ассамблеи цитирует дневник Тани Савичевой, рассказывая, как девочка мучилась во время блокады Ленинграда».

Природная любознательность и профессиональная привычка совать нос в документы буквально-таки вынудили вашего покорного слугу поинтересоваться как текстом, так и контекстом выступления американского дипломата, ибо ее российская коллега не стала утруждать этими обстоятельствами ни себя, ни читателей. Собственно, вот текст. А  для ленивых и не читающих по-английски кратко отреферирую.

Поводом для небольшого заявления г-жи Пауэр явилось 70-летие освобождения американскими войсками концентрационного лагеря Маутхаузен. Того самого, где был замучен генерал Карбышев, а также десятки тысяч других людей, из них — более 32 тыс. советских военнопленных и гражданских лиц. После чего г-жа Пауэр упомянула о том, что страдания людей на войне не исчерпывались концлагерями; именно в этой части и был процитирован дневник Тани. Затем было подчеркнуто, что война велась за те самые принципы, которыми сейчас живет цивилизованный мир. Прозвучали слова уважения к памяти погибших.

В чем, собственно, дело? Что спровоцировало столь откровенную агрессию более чем официального лица? Ну, не упоминание же в конце в нелестном контексте не вполне чужого нам Асада? Или, не к ночи будь помянут, северокорейского режима?..

Объяснения самой г-жи Захаровой для меня звучат неубедительно; для кандидата исторических наук, коим она является, — убийственно, по моему скромному мнению. «Что же 2,5 года мешало США и Великобритании начать помогать нашей стране спасать Таню?.. Ведь что-то мешало, да?». Удивлю г-жу Захарову: что-то мешало, да. Многое мешало. В том числе и вполне однозначные действия СССР в течение почти 2-х лет перед гитлеровским нападением, которые трудно расценить иначе, чем соучастие людоедскому режиму в разделе Европы (какие бы свои задачи при этом не решал Советский Союз, пусть даже оборонительные — во что мне лично верится с трудом, — объективно это было именно соучастием). Мешало Великобритании и то, что в течение года она одна противостояла Германии и ее сателлитам, и силы ее этим противостоянием были весьма истощены. А США мешало отсутствие уверенности в том, что это — их война (весьма значительная часть американского народа до поры до времени полагала, что не их, а в Америке это обстоятельство — вот смешные люди! — имело значение).

И, несмотря на эти (и многие-многие другие!) обстоятельства, США и Великобритания помощь начали оказывать. Вероятно, для г-жи Захаровой объем поставок по ленд-лизу исчезающее мал, да вот только маршалы Сталин И.В. и Жуков Г.К., как выяснилось из их приватных разговоров, так не считали. И простые советские люди, пережившие войну, неплохо помнят и консервы, и «студебеккеры». И будущий маршал авиации Покрышкин летал на «Аэрокобре»; поругивал ее, но немецкие самолеты сбивал исправно.

Однако, по  мнению г-жи Захаровой, спасти Таню Савичеву мог только второй фронт. Вот это вряд ли. Гитлер, обладая в 1940-м сильнейшей армией мира, не решился на десантную операцию на британские острова. И правильно, судя по всему, — уж слишком велики были риски. Тем не менее, первая пробная операция, своего рода разведка боем, была предпринята уже в августе 1942-го (и предсказуемо провалилась с большими потерями). А в 1943-м, на год раньше, чем предполагает российский МИД, второй фронт в Европе был-таки  открыт. Ну да, ну да, не там, где нам хотелось бы, не тот масштаб… Вот если бы действиями союзников напрямую руководил Генштаб РККА — вот тогда бы ух! Жила бы Таня до ста лет, прости, Господи…

Совсем другое дело — действия советского руководства и командования. Вопроса о том, почему при условиях многолетней выматывающей все силы народа подготовки к войне, немецкие войска прошли дорогу от границы до Ленинграда за два с половиной месяца, почему в войне на стороне Германии (и, соответственно, в  блокаде) приняла участие тихая Финляндия, у г-жи Захаровой не возникает. Американцы с англичанами виноваты, надо думать…

Меня очень печалит то, как ведет себя в лице своих официальных лиц моя страна. Дипломатическая истерика при полном отсутствии повода к ней (разве что случившийся аккурат в этот день праздник советской печати, которая, как помнят люди постарше, «не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также и коллективный организатор») — продукт для внутреннего употребления; то, что подобные продукты в последнее время с особенным восторгом внутреннее потребляются — печалит меня еще больше.

Впрочем, чего ждать от мидовцев, если сейчас их главная задача — сопровождение «ночных волков». Представляю, как они устали, бедные.



С удивлением прочитал сегодняшнюю запись в блоге известного
гражданского журналиста и активиста района «Хорошево-Мневники» Анны Николаевой «Возвращение
точечной застройки: поле битвы – московские дворы» (http://echo.msk.ru/blog/anna_nikolaeva/1476392-echo/)



(То есть я прочел эту запись по ряду причин без малейшего
удивления, но так принято начинать сочинения в стиле «отповедь», а именно этим
и приходится заниматься. А раз принято, то – принято, не нам жанры
реформировать).



Текст состоит из двух четко отделяемых
друг от друга частей примерно равного объема. Внимательному читателю нетрудно
заметить, что в первой части дается обзор борьбы активных граждан за сохранение
зеленых зон в их районах. Ни один из этих случаев не является новым для
читателей «эховских» блогов, о чем свидетельствуют добросовестно прикрепленные
ссылки на блог самой Анны Николаевой общим числом 6 штук. Что это, «закрепление
пройденного», выражаясь учительским языком? Не сочтите за труд, пробегите
глазами ее предыдущие посты (а то и прочитайте – хорошие, на мой несовершенный
взгляд, тексты, внятные и по делу) – для автора нехарактерно самоцитирование;
ссылок на интернет-ресурсы много, но все они – на другие источники.



Нет, это – выражаясь языком уже теле— и 
радиожурналистики – «подводка» к основному сюжету, ради которого всё и писалось,
к истории разворачивающейся борьбы за небольшой пустырь напротив магазина «Польская
мода». И вот тут почему-то меняется и стиль, и уровень аргументации. С одной
стороны, видно стремление журналиста к объективности: всё состоит  практически из одних цитат местных
жителей-активистов, автора не видно за ними.



Правильно, автора тут и нет. Есть
предоставленная автором площадка – блог на сайте популярнейшей радиостанции,
есть имя автора блога – известного журналиста, а дальше «по словам жителей», «как
пишет жительница».



Если эта статья предполагалась бы для всестороннего
освещения конкретной конфликтной ситуации, то в ней нашлось бы место упоминанию
о том, что «школа №1543» — не одна из многочисленных школ с большими номерами,
а одна из старейших и лучших московских гимназий, все годы существования
московского рейтинга школ не опускавшаяся ниже 6-го места, а по предметам
гуманитарно-лингвистического цикла признанная в прошедшем учебном году лучшей
школой России. Что в этой школе (типовое здание-«самолетик» 1975 года
постройки) все рекреации застроены учебными кабинетами, что ни спортивный, ни 
актовый залы не справляются с нагрузкой. Автор могла бы не ограничиваться
цитированием активистов — «без ордера», «неизвестной организацией», «без
информирования жителей» — а без малейшего труда установить, что ордер имеется,
что организация – вполне себе известная и что с представителями активистов
директор школы беседовал еще в начале июля прошлого года.



Автор могла бы не копипастить про «единственную
рекреационную зону», а открыть хотя бы googlemaps и без труда установить, что с трех сторон квартал окружен шаговой
доступности лесопарками, что его пересекает широкий зеленый бульвар, а 
озелененность дворов и количество детских площадок способно вызвать приступ
зависти у девяти из десяти москвичей. Автор могла бы задаться вопросом, почему
идея превратить поляну в благоустроенный парк, разбить клумбы и высадить молодые
деревца не посещала местных активистов несколько десятилетий, и потому «зеленых
насаждений, за счет которых» якобы собираются решить проблемы гимназии, просто
нет. Физически.



Автор без труда могла бы установить, что
далеко не все жители района протестуют против стройки. Что обращение к Мэру с 
просьбой довести наконец до логического завершения два (!) десятка лет
вынашивавшийся проект подписало более девятисот жителей Тропарево-Никулино, а соответствующую
петицию
на change.org –
более пяти тысяч россиян.



Автор многое могла бы. И, как видно по 
другим записям в ее же блоге, у нее есть для этого все журналистские данные. Но,
судя по всему, в этот раз такая задача не ставилась.



Очень удобно существовать в плоской
парадигме. Парадигма «строительный монстр мэрии против интересов москвичей»  весьма привлекательна для многих по целому
ряду причин; не в последнюю очередь потому, что московские власти регулярно
дают для этого основания. И, тем не менее, презумпция  «местные активисты – Добро, а строители и 
команда с Тверской – Зло» плоха уже тем, что во множестве частных случаев
мешает разобраться в истинных причинах той или иной ситуации. А ведь в районном
активизме, как в любом виде человеческой деятельности, даже самом светлом на 
первый взгляд – благотворительности, например! – есть место и для непомерных
личных амбиций, и для корыстного расчета, и для прочих малоприятных вещей.



О чем автор – специалист по этому самому
активизму – не может не знать.



Не знаю, как вы, дорогие читатели, а я каждый раз,  когда Президент принимается за историю, пребываю в предвкушении «открытий чýдных». И случая не было, чтобы мои ожидания не оправдались. Вот и на этот раз…

На встрече с молодыми историками 5 ноября Владимир Владимирович обозрел практически все двенадцать веков более-менее внятной отечественной истории, от Рюрика до наших дней; и на каждом рубеже чем-то да обогатил историческую науку (при этом постоянно оговариваясь, что неспециалист; да кто ж ему поверит!).  Например, вывел в разряд магистральных маргинальную до того версию о татарском происхождении Козьмы Минина. Ну, это ладно – род Мининых пресекся еще в 17 в., так что особо переживать некому. А вот изыскание насчет преемственности командования во Второй мировой будет повесомее: «…те, кто принимал участие в Первой мировой войне, по сути, и руководили основными боевыми действиями, фронтами и генеральным штабом. Кто руководил-то? Военспецы, которые в Первую мировую воевали». Жалко, что из зала не поинтересовались подробностями… Военспецами Первой мировой еще можно считать полковника царской армии Б.М.Шапошникова, который, правда, в Великую Отечественную Генштабом руководил недолго, и – с очень большой натяжкой – штабс-капитана В.М.Василевского, но вот какие «военспецы» из старшего унтера Буденного, унтера Жукова и рядового Тимошенко – Бог весть (кстати, у гитлеровского командования с этим показателем дело обстояло не в пример солиднее; получается, они войну должны были выиграть? Ну что же, есть и такая точка зрения…). Некоторая неосведомленность присутствует и в рассуждениях о «единицах» Т-34 накануне 22 июня (хотя, конечно, и число 1066 складывается из единиц), равно как и о том, что их «нужны были тысячи»; оно конечно, если так ими распоряжаться, как в первые месяцы войны, то и тысяч не хватит…


Но не будем мелочны: самое интересное, конечно же, не в пробелах исторического образования Президента (он, в конце концов, по специальности – известно кто), а в вещах концептуальных, имеющих прямой выход на день сегодняшний. А таких по тексту раскидано немало.


Вот, например, чрезвычайно (это чувствуется даже в проступающих через бесстрастные буквы печатного текста эмоциях) важный для Президента пассаж: «Откуда он <трагический результат Первой мировой – А.К.> взялся, ведь нас никто на фронте не победил? Нас развалили изнутри – вот что произошло. Россия объявила себя проигравшей. Кому? Стране, которая сама проиграла войну. Вообще, бред какой-то». Ага, конечно. «Нас развалили изнутри». Не было ни «снарядного голода», ни «министерской чехарды», ни — с конца 1915-го — бездарного Верховного главнокомандующего, способного рубить дрова и стрелять ворон, но не уважаемого ни одним их командующих фронтами. Не было катастрофы («нас никто не победил!») 1915-го. Не было отчаяния Ленина в эмиграции, который даже представить себе не мог в 1914-м, какие подарки в последующие годы будет подносить ему власть. Она неприкосновенна, и точка. Майдан за иностранные деньги – вот причина всех несчастий.


И, конечно же, о жесткости власти: «Просто трудно сказать, мы смогли бы выиграть войну, если бы власть не была такой жёсткой, а она была бы такой, как при Николае II?». И невдомек ему, любителю безальтернативности, что «такая, как при Николае», вполне возможно, и не заигралась бы, как «та, при Иосифе», не подписывала бы пакт с нацистами; а там, глядишь, и войны бы не было.


Немаловажен и тезис о многовековой борьбе православного русского народа за Крым как место крещения князя Владимира («По сути, русский народ много веков борется за то, чтобы твёрдой ногой встать у своей исторической духовной купели»). Его развитие сулит нам, подозреваю, много открытий чудных. И не только нам. Потому как второй ногой мы можем захотеть привстать на исторической прародине восточных славян, где-нибудь на Эльбе. Откуда уже рукой подать до тех мест, где королевствовала в свое время любимая дочь Ярослава Мудрого. А твердых ног у нас, сами понимаете, что у той сороконожки…


Кстати, о Ярославе, князе, прости Господи, Киевском: «он мудрый, конечно, человек, он много сделал для развития страны, но престолонаследие он не определил так, как это было в некоторых западных странах. Формула, по которой наследовался престол в России, была очень сложной и запутанной и привела к раздробленности». Лихость, с которой гарант однозначности исторических знаний разобрался с довольно запутанным вопросом о «лествичной системе» не может не восхищать. Вот историки от покойного Соловьева до ныне здравствующего Данилевского оценивали ее (в том числе и в вопросе влияния на единство страны) по-разному, а тут – бац! – и всё встало на свои места. Правда, очень похожая система существует уже второе столетие в Саудовской Аравии, и ничего, вроде… Может, в другом дело? Но я сейчас даже не об этом. Вот это «как в некоторых западных странах» в положительном контексте меня беспокоит… Далеко, ох далеко нас это может завести! Чего доброго, лет через сто наш тогдашний Президент еще скажет на встрече с молодыми историками про нынешнее время: «Много сделал для развития страны, но не обеспечил, как это было в некоторых западных странах, демократической преемственности, что и привело…» Тьфу. Даже продолжать не хочется.


А не то придется вспоминать, к чему это привело.

У меня в школе были сложные отношения с математикой. Гуманитарно устроенные мозги напрочь отказывались понимать, почему в квадрате, скажем, суммы помимо квадрата a и квадрата b  присутствует еще какое-то «плюсдваабэ», хотя с эстетической точки зрения ему там явное «не место». Иными словами, таблицы Брадиса не были моим любимым чтением.

К слову сказать, и сейчас не являются.

Вместе с тем, инициативу московских думцев по отмене ЕГЭ по математике я воспринимаю отрицательно. «Свою точку зрения депутат обосновал тем, что необходимым условием для поступления математика является лишь в части вузов, тогда как единственным универсальным критерием является русский язык». Депутат ошибся. Универсального критерия не существует. Именно учитель немецкого языка (для депутата – в Германии это аналог нашего русского) одной мюнхенской гимназии в свое время напутствовал ученика выпускного класса словами: «Эйнштейн, из вас никогда ничего путного не выйдет». В принципе, можно отменить и обязательный русский. Многие уже действующие избиратели будут счастливы, а о тех, которые на подходе, и говорить не приходится.

Однако учебник одного из преподаваемых мной предметов утверждает, что одним из существенных отличий человека от животного является способность к абстрактному мышлению. И я – не такой уж частый случай! – с ним согласен. Знание математики проверяет наличие этой самой способности, как ни крути. Можно не понимать ее красоты, можно не видеть в ней для себя дальнейшей практической пользы (в конце концов, и география  — наука явно «не дворянская»), но трудно отрицать, что это тоже язык. Причем гораздо более универсальный, чем русский. По определению Лобачевского, это «язык, на котором говорят все точные науки». От себя дополню классика – сегодня, по прошествии двухсот лет – и многие неточные.

С момента введения обязательного ЕГЭ именно экзамен по математике подвергся наибольшей корректировке. Причем, если в других предметах, вроде моей любимой истории, корректировка предполагала выбраковку некорректных заданий, то здесь речь шла явно о снижении планки. Ведь год за годом ЕГЭ по математике со свойственной этой науке негибкостью и отсутствием понимания социальных задач свидетельствовал – среднее образование, ставшее для школы обязательным (в смысле – поди не дай аттестат балбесу, который двух цифр не может связать), у нас находится в жестоком кризисе.

Депутатскую инициативу можно принять за заботу о детях. С перепугу и в силу общей неинформированности. Ибо настоящая забота не состоит в том, чтобы  упростить человеку жизнь; она в том, чтобы подготовить его к настоящей жизни. Той самой, в которой в самой неожиданной ситуации могут вдруг понадобиться мозги. Так что депутаты заботятся не о детях, их волнует статистика.

Так что у меня к ним просьба: когда будете голосовать за отмену математики – не забудьте заодно отменить никому, кроме незначительного числа любящих писать и читать, не нужный русский, обязать магазины снизить цену на пиво, а кинотеатры – на попкорн.

Будьте, наконец, последовательны.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире