Сначала я не предал должного значения описанию приемной Федеральной службы исполнения наказания по России, которое вчера в посте Москва. Приемная ФСИН. опубликовал член ОНК по Свердловской области Василий Рыбаков ribakov (орфография и пунктуация сохранены):

«Приемная  ФСИН меня  поразила.
Прием ввелся в  комнате  перегороженной по середине полупрозрачной  перегородкой. В перегородке имелось небольшое окошечко прямоуголькой формы. К окошечку  с одной стороны примыкал простенький стол и рядом с ним стоял  деревянный стул. По другую сторону окошечка стоял тоже стол, но лакированный и во главе стола восседал представитель ФСИН за  стулом обитым бархатом. Рядом  с представителем ФСИН  села  те представительница, которая ранее не пустила А.Соколова. Рядом со мной , по  ту сторону, перегородки, которая предназначена для  посетителей, встал охранник.»


Оборудование помещений для приема граждан в государственных и административных учреждениях и ведомствах регламентируется СНиП 31-05-2003. ОБЩЕСТВЕННЫЕ ЗДАНИЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО НАЗНАЧЕНИЯ (http://www.0-1.ru/law/showdoc.asp?dp=snip31-05-03&chp=pe), а также СНиП 31-06-2009 «Общественные здания и сооружения» (http://base.garant.ru/6180507/).

Ни один из указанных СНиПов не предусматривает:
— четкое зонирование помещения и разделение его на зону посетителя и принимающего с возведением перегородки-окна,
— наличие, дополнительно к системе видеонаблюдения, поста инспектора (охраника).

Изучение СНиПов привело меня к выводу о наличие внутреннего регламентирующего документа, определяющего не только порядок работы с гражданами, желающими попасть на прием в руководству ФСИН России, но и дополнительные внутренние требования к оборудованию помещения для приема граждан. Так как СНиПы такого, как увидели правозащитники из Екатеринбурга, не предусматривают.

О наличие специально оборудованных помещений для приема граждан упоминают два доступные для общего пользования документа — Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений (утв. приказом Минюста РФ от 3 ноября 2005 г. N 205) (http://base.garant.ru/1354625/#ixzz35Lf7UsLY) и Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы (утв. приказом Минюста РФ от 14 октября 2005 г. N 189) (http://base.garant.ru/12142931/#ixzz35LfSgPLc). Из практики посещения СИЗО и ИК Свердловской области в качестве члена ОНК по Свердловской области, могу утверждать, что описание Василия Рыбакова полностью подпадает под оборудование комнат передач, где родственники задержанных и осужденных представляют к досмотру вещевые, медицинские и продуктовые передачи. Единственное отличие — в СИЗО и ИК наличие охраны в самой комнате передач и у окна нет. Но это же не СИЗО и ИК, а Управление целой Федеральной службы, не Ивдель, какой-нибудь, а Москва!

Помещая посетителей в описанные условия, перенесенные из зон (исправительных учреждений) руководство ФСИН сразу ставит все на свои места. Не зря сотрудники колоний часто говорят, что они не один срок «отсидели», только осужденные меняются, а они в зонах вынуждены «сидеть» до пенсии… Во ФСИН России, видимо, уже «пересидки» (жаргонное обозначение тех, кто находится в заключении долгое время и теряет реальное представление о происходящем на свободе)... Еще бы решетки оборудовали…

О нарушениях в системе исправления наказания мне ходится писать часто. Много проблем еще в этой сфере, я о них рассказывал в постах:

ГУФСИН: будут ли мусульманские священники встречаться с осужденными?

ГУФСИН по Свердловской области: кто будет наказан за противодействие общественному контролю?

Свердловская область. Прокуратура на службе законов или ГУФСИН?

В России смерть — это пытка? К вопросу о гуманизме и реальности…

Рыба, если и гниет, то с головы…

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире